Гендиректор «Нефтяника» Джамиль Насретдинов
Фото: business-gazeta.ru, официальный сайт ХК "Нефтяник"
Текст: Айрат Нигматуллин

Насретдинов: мы не фарм-клуб "Ак Барса"

"Скажите нашим болельщикам, что "Нефтяник" — фарм-клуб "Ак Барса", и они перестанут ходить на хоккей", — утверждает Джамиль Насретдинов.
14 января 2013, понедельник. 04:00. Хоккей

Альметьевский «Нефтяник», третий в иерархии хоккейных клубов Татарстана, идёт в группе лидеров регулярного сезона ВХЛ и рассчитывает на удачное выступление в плей-офф Кубка «Братина». Но в нефтяной столице Татарстана думают не только о профессиональном спорте. В городе и в целом на юго-востоке республики «Татнефтью» создана внушительная хоккейная пирамида, включающая в себя тысячи людей, занятых в массовом спорте. Об этом и не только рассказал генеральный директор «Нефтяника» Джамиль Насретдинов.

ИГРОКАМ ИЗ КХЛ ЭТО НЕ ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО

— Правда, что в дни матчей «Нефтяника» к вам лучше не заходить в кабинет, как говорят работники клуба?
— Бывает и такое. Но не тогда, когда «Нефтяник» идёт на первом месте (смеётся).

— Как вы считаете, состав команды в своём нынешнем варианте готов бороться за «Братину»?
— Я считаю, что надо добавить. У нас слишком большой разброс в возрасте хоккеистов. Есть очень опытные хоккеисты, есть молодые. А вот самого играющего возраста недостаточно. Хотя не могу с уверенностью сказать, что нам удастся усилить состав до конца периода дозаявок.

— То есть ориентируетесь на игроков среднего возраста?
— Да. Их у нас недостаточно. Вернее, они у нас есть, но далеко не все показывают тот хоккей, который мы от них ждём.

— А есть варианты с игроками из КХЛ?
— У нас, как известно, партнёрский договор с «Ак Барсом» на этот счёт. По регламенту мы можем таким образом взаимодействовать только с одним клубом.

— А варианты с хоккеистами, к примеру, из команд-аутсайдеров КХЛ?
— Дозаявочный период у нас продолжается до 15 января, и пока таких вариантов нет. Тем более что игрокам из КХЛ это не очень интересно. Они стараются заключать односторонние контракты, чтобы в ВХЛ не приезжать в любом случае, а сидеть у себя в команде на лавке и получать деньги. Хотя здесь могли бы получать хорошую игровую практику.

НАША ХОККЕЙНАЯ СТРУКТУРА – ЕДИНСТВЕННАЯ В РОССИИ

— Расскажите о той системе работы, которая выстроена сейчас в «Нефтянике».
— Без преувеличения можно сказать, что наша хоккейная структура – единственная в России. Это начинается с массового, дворового хоккея, продолжается в профессиональном и заканчивается ветеранским. Поэтому на сегодняшний

Джамиль Насретдинов и Алина Кабаева

Джамиль Насретдинов и Алина Кабаева

день у нас имеются фактически все звенья хоккея и к ним только добавляются ещё и новые структуры.

Мы курируем практически 100 хоккейных коробок, построенных на юго-востоке Татарстана. Кроме того, все ледовые дворцы, которые построила «Татнефть», где есть и свои ДЮСШ, и развивается массовый хоккей. Более 700 ребят занимаются непосредственно в ДЮСШ «Нефтяник». Далее идут наш фарм-клуб «Спутник» и непосредственно сама профессиональная команда, выступающая в Высшей хоккейной лиге. Есть и команда ветеранов. С прошлого года мы ввели в нашу структуру и женский хоккей, набрали девочек в ДЮСШ.

А теперь ещё специально создали РХЛ – рабочую хоккейную лигу. Этот проект уже можно признать удачным. Много интересных матчей. Иногда болельщиков собирается даже больше, чем на игры нашей главной команды. Трудовые коллективы приходят и поддерживают свои команды. Это очень здорово. Сейчас к нам влился и студенческий хоккей. Наша команда из Альметьевского государственного нефтяного института с подачи федерации хоккея Татарстана участвовала в первом чемпионате РТ среди студентов и заняла четвёртое место среди 11 команд.

Открывается у нас и сельская хоккейная лига. В деревнях были образованы команды, которые будут между собой бороться. Финальная часть этих соревнований пройдёт в феврале в нашем альметьевском дворце спорта с видеотабло и группой поддержки — всё как в профессиональном хоккее. Ребятам из наших деревень это будет очень интересно, и они уже очень ответственно к этому подходят. Мы игроков этих команд экипировали, тренеры получают зарплату как работники нашей клубной системы «Нефтяника». Проводим семинары для судей. Так что хоккейная жизнь в нашем регионе только развивается с каждым годом.

— А подрастающее поколение в этом задействовано?
— Да, самый популярный из наших проектов в массовом хоккее — Кубок «Татнефти». Идёт уже 12-й его сезон, сейчас для детей 1998-1999 годов рождения. В этом году в нём участвуют 56 команд, которые играют с разъездами. Клубы поделены на дивизионы и конференции, названные именами Героев социалистического труда, прославленных нефтяников. То есть мы решаем и просветительскую задачу. Спорт и труд идут рука об руку. Да и рабочая хоккейная лига – это тоже во многом детище Кубка «Татнефти». Ребята, которых мы воспитали за эти 12 лет, выросли, пополнили трудовые коллективы и вышли с инициативой проведения такого турнира. А Шафагат Фахразович (Тахаутдинов. — Прим. ред.) нас поддержал. Комитет по проведению этих соревнований – ХК «Нефтяник».

— Как удаётся со всем этим богатейшим хозяйством справляться? Ведь наверняка основная команда «Нефтяник» отнимает львиную долю времени.
— Я считаю, если нам доверили, мы должны это делать, и делать максимально честно и ответственно. А что касается времени, то при желании всё можно успевать делать. И для этого нет необходимости раздувать штаты. У нас достаточно квалифицированных сотрудников. Скажем, за массовый хоккей у нас в штате отвечает один человек. Но в одиночку, конечно, не справиться. Поэтому для решения каких-то текущих задач подключаются все сотрудники клуба. Более того, у нас есть ещё резерв, можем взять на себя и новые задачи, если возникнет такая необходимость.

Ночная лига Альметьевска

Ночная лига Альметьевска

НЕКОТОРЫЕ РЕГИОНЫ ПРОСТО МОЛЯТСЯ НА СВОИ КЛУБЫ ВХЛ

— У нас часто говорят, что «Нефтяник» — это фарм-клуб «Ак Барса». Но ведь это не так?
— Между прочим, эта неправильная постановка вопроса идёт из Москвы, будем так говорить. Потому что КХЛ пытается показать, что Высшая хоккейная лига — это прежде всего фарм-клубы команд из Континентальной хоккейной лиги. А на самом деле, и я об этом постоянно говорю, в том числе и на совещаниях в Москве, мы никакого отношения к понятию «фарм-клуб» не имеем.

ВХЛ – это не Молодёжная хоккейная лига. В нашей лиге играют и хоккеисты, которые выступали в КХЛ, и есть даже те, кто попробовал себя в Национальной хоккейной лиге. А посмотрите на географию ВХЛ, сколько городов и областных центров в ней представлено! Для болельщиков некоторых из этих областных центров клуб ВХЛ – единственная возможность поболеть за свою профессиональную команду. Это у нас в Татарстане так здорово обстоит дело со спортом, и много команд в различных видах спорта являются лучшими в стране. А многие регионы просто молятся на свои клубы ВХЛ. Например, Саратов, Ижевск, Красноярск, Пермь, Курган. Это я ещё не всех назвал. Так что клубы ВХЛ представляют интересы целых регионов, болельщиков этого региона и даже своих губернаторов. Поэтому называть их чьими-то фарм-клубами ни в коем случае нельзя.

Конечно, есть в ВХЛ и фарм-клубы. Например, «Динамо» из Балашихи. Этот клуб полностью финансируется московским «Динамо», и там совсем другая структура. Но сегодня попробуйте сказать нашим альметьевским болельщикам, что «Нефтяник» — это фарм-клуб «Ак Барса». Они просто перестанут ходить на хоккей. Это правильное, на мой взгляд, самолюбие. Хотя у нас единый спонсор, у нас абсолютно правильная политика ведётся в этом направлении. «Ак Барс» — это «Ак Барс», «Нефтяник» — это «Нефтяник». И у нас прекрасные взаимоотношения с флагманом татарстанского клубного хоккея. В принципе мы друг друга понимаем. И знаем, что «Ак Барсу» нужен «Нефтяник», а нам нужен и «Барс», и «Ак Барс». Потому что мы в рабочем порядке обмениваемся игроками.

ПРИНЦИП КОМПЛЕКТОВАНИЯ «НЕФТЯНИКА» ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ КЛАССИЧЕСКОГО СПОСОБА

— И если плавно переходить уже к заботам нашей профессиональной команды, хочу сказать, что принцип комплектования «Нефтяника» отличается от классического способа, когда скупаются лучшие игроки отовсюду с целью достижения результата в кратчайшие сроки. Есть в ВХЛ тюменский «Рубин», а теперь ещё и казахстанская «Сарыарка», которые обладают серьёзными финансовыми возможностями и могут проводить селекционную работу не хуже иного клуба КХЛ, приглашая любого игрока, которого захотят. Но у нас другая система.

Шафагат Тахаутдинов правильно поставил перед нами задачи, разделив между «Ак Барсом» и «Нефтяником», что называется, полномочия. «Ак Барс» — это элитарный хоккейный клуб республики, который представляет Татарстан на мировом уровне. А мы — команда несколько иного уровня, и для нас важно, чтобы в команде было максимальное число местных, татарстанских воспитанников, чтобы болельщики ходили смотреть на своих игроков. Другого такого

Джамиль Насретдинов

Джамиль Насретдинов

клуба, где было бы так много своих воспитанников, в ВХЛ просто нет. И школа наша по зоне «Поволжье» занимает третье место. Хотя в ней, помимо «Ак Барса» и нижнекамского «Нефтехимика», играют и нижегородское «Торпедо», и тольяттинская «Лада», то есть клубы с большими традициями. А у нас даже тренеры все местные, поигравшие в татарстанских клубах. И мы считаем этот подход, принятый федерацией хоккея Татарстана, которую также возглавляет Тахаутдинов, единственно верным.

А ЗАЧЕМ МЕНЯТЬ ТРЕНЕРСКИЙ ШТАБ?

— В качестве главного тренера Ришат Гимаев возглавляет «Нефтяник» с 2003 года. Он рекордсмен, наверное, не только ВХЛ по этому показателю.
— Да и другие тренеры — Алексей Пучков и Айрат Мухитов — работают уже давно. А зачем менять тренерский штаб? Мы даём им шансы исправлять ошибки, когда таковые случаются. И они оправдывают наши ожидания. Конечно, проще было бы тренерскому штабу, если бы они собрали отовсюду игроков, чтобы сделать результат. Но у нас, помимо турнирных задач, стоят и задачи работы с молодёжью, а эти задачи даже более важны. Этих ребят нужно «за уши тащить», нужно их научить, чтобы они безболезненно влились во взрослый, профессиональный хоккей. А это не так просто. Это огромная, кропотливая и порой неблагодарная работа. И тренеры с этим справляются, поэтому для чего их менять?

Конечно, бывают и неудачи. В нынешнем сезоне у нас уже была серия из восьми побед подряд, но затем она сменилась чередой поражений. Может, для какого-то руководителя это был бы повод «шашкой помахать», но я категорический противник этого. Пусть тренерский штаб и игроки спокойно работают. Сейчас к нам приезжали из «Барса» Файзуллин, Байкеев, Архипов, старались себя показать, видели, какое к ним здесь, в Альметьевске, отношение.

— На фоне того, о чём вы говорите, в КХЛ увольняют тренера Ржигу в момент, когда команда идёт на первом месте. Или, например, в ЦСКА «отставили» Брагина, хотя армейцы уверенно находятся в зоне плей-офф. Как вы к подобным отставкам относитесь?
— Я считаю, что если мы нацелены на серьёзное развитие, а не на сиюминутный, временный результат, такие передвижения бессмысленны. Конечно, мы не знаем, что конкретно было в этих клубах, не знаем нюансов. А бывает всякое. Возможно, они просто не нашли пока именно того тренера, на которого можно было сделать ставку на долгие годы.

В СВОЁ ВРЕМЯ ПРИНИМАЛИ ВСЕХ КОГО НЕ ЛЕНЬ

— Как вы в целом оцениваете развитие ВХЛ на данном этапе?
— Вы знаете, до момента создания ВХЛ клубы, которые ставили перед собой задачи выхода тогда ещё в Суперлигу российского хоккея, ради достижения этой цели шли на всё. Не обходилось даже, я бы сказал, без криминальных моментов. Сейчас уже можно об этом говорить. Если бы мы, к примеру, были сильнее какой-то команды-фаворита, то нас бы просто «прибили» при помощи судейства.

— Сейчас проблема судейства снята?
— Сейчас таких проблем нет. Единственная проблема в том, что в нашей лиге недостаточно квалифицированных арбитров. А вот проблемы их предвзятости нет.

— То есть подковёрной борьбы с появлением ВХЛ стало меньше?
— Да. Можно сказать, что она вообще сведена к нулю. Раньше предлагали и игры «распилить»: ты – мне, я – тебе. Сейчас никто ничего не предлагает, хоккей в ВХЛ на отличном уровне, и качество организации тоже несравнимо выше того, что было. Я в своё время не был сторонником перехода на эту систему, поскольку она требует значительно большего количества затрат на главную команду. А для нас приоритетом всегда были массовый и детский хоккей. Но когда затрат было меньше, и организация хоккейного процесса была не на должном уровне. СМИ для наших команд были практически закрыты. Мы варились в собственном соку, что не давало клубам развиваться. Сейчас же ВХЛ стала так привлекательна, что многие команды и регионы стремятся попасть в нашу систему. Хотя это и стало уже довольно дорогим удовольствием. «Нефтяник» в своё время заплатил два миллиона рублей, чтобы войти в эту лигу, а сейчас потенциальные новички должны уже раскошелиться на 15 миллионов.

А в своё время принимали всех кого не лень. И у кого есть деньги, и у кого их нет. А сейчас вообще нет проходных матчей и проходных команд. А почему? Потому что все команды относительно стабильны, в том числе и в финансовом плане. Ну, может быть, есть одна-две проблемные команды. Но одна-две проблемные команды есть и в КХЛ, не только у нас.

ИГРОК СТАРАЕТСЯ ПОДПИСАТЬ КОНТРАКТ — И МОЖЕТ «КУРИТЬ БАМБУК»

— А если говорить о бюджете всего «Нефтяника», всех его подразделений, то о каком порядке цифр идёт речь?
— Для того чтобы содержать всю структуру нашего клуба, нужно денег меньше, чем годовая зарплата Александра Радулова в ЦСКА.

— Не ставится в Альметьевске вопрос о строительстве новой ледовой арены?
— Лично мы поднимали этот вопрос, глядя на то, какие сейчас строятся арены и какие к ним предъявляются требования. Но учитывая, что у нас, в нашем небольшом городе, и так есть два крытых катка, руководство пока не посчитало это целесообразным. Решили пока доводить до ума, немного осовременить наш нынешний дворец спорта. Мы устанавливаем здесь систему «видеогол», а когда уже займёмся всерьёз реконструкцией, то и освещение улучшим в интересах телевидения, и условия для зрителей.

— Но руководство ВХЛ планирует, что в течение 5-10 лет все клубы лиги должны построить пятитысячные дворцы спорта в городах, где живут более 150 тысяч человек.
— А нас пока меньше, чем 150 тысяч (смеётся).

— Но для таких городов планируется, чтобы арены были минимум на три с половиной тысячи зрителей.
— Мы не против, чтобы у нас появилась третья крытая арена. Потому что льда всё равно не хватает для всех желающих.

— В общем, с ВХЛ у вас отличные отношения, они вас поддерживают. А претензии какие-то у клубов к руководству лиги есть?
— Да, поддерживают, потому что у нас стабильное финансовое положение. Что касается претензий — есть определённые нюансы, не всё идеально. Например, драфт. Я не понимаю, зачем он нам? А в Москве говорят, что это так здорово, так классно! Или по поводу оплаты труда. Например, мы не можем по ходу сезона просто уволить игрока, а в случае принятия подобного решения должны будем выплатить ему две трети годовой зарплаты. Ну что это такое! Я всё время пытаюсь доказать в Москве, что ни один руководитель или главный тренер не будет просто так увольнять своего игрока, если он добросовестно относится к делу. А сейчас, видите ли, появились профсоюзы хоккеистов. Я не против такого профсоюза, наверное, он нужен. Но это ненормально, когда игрок всеми правдами и неправдами старается подписать контракт с клубом и всё, доволен, может «курить бамбук». Это вредит развитию хоккея.

КИРИЛЛ ПЕТРОВ ТАЛАНТЛИВЕЕ МНОГИХ НАПАДАЮЩИХ СБОРНОЙ РОССИИ

— Давайте тогда о хороших хоккеистах. Можно сказать, что Артём Лукоянов и Василий Токранов – это гордость альметьевского хоккея?
— Они играют за «Ак Барс» и являются нашими воспитанниками. Конечно, это здорово! Раньше даже родители молодых хоккеистов говорили нам: всё равно же не дадите сыграть нашим детям за команду мастеров, «варягов» пригласите. А сейчас, смотрите, Токранов и Лукоянов уже в «Ак Барсе». У нас местные ребята 1992 года рождения Барабанов и Мансуров стали основными игроками. Талантливые нападающие, отдающиеся хоккею, и с характером. Сейчас ведь много игроков, неплохо оснащённых технически, но ведь нужен ещё и характер. Это отличные примеры для наших альметьевских ребятишек.

Вообще, помимо Токранова и Лукоянова, через нас и Кирилл Петров прошёл. Он здесь играл просто здорово, я даже удивляюсь, что он не играет так результативно в КХЛ. Мне кажется, он талантливее многих из нынешних нападающих сборной России. Он в Альметьевске такой хоккей показывал потрясающий! Как рванёт с места — такой мощный, настоящая глыба — и соперники в растерянности, ничего не могут с ним сделать.

Я СЧИТАЮ ТАХАУТДИНОВА ГЕНИАЛЬНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ

— Насколько тесный у вас контакт непосредственно с руководством «Ак Барса»?
— У нас хороший контакт. Перед началом сезона был долгий разговор с Валерием Беловым. Постоянно на связи главный тренер «Ак Барса» с наставником нашего клуба Ришатом Гимаевым. Конечно, надо эти связи делать ещё более тесными. Но мы стараемся особо не беспокоить казанцев по ходу чемпионата, понимая, какие серьёзные задачи перед ними стоят. Только уж если видим, что кто-то сидит у них на лавке, тогда пытаемся прощупать почву. Хотя в этом сезоне никого из основного состава «Ак Барса» мы не брали, только Эмиль Гарипов сыграл несколько матчей.

— А какова роль во всех последних достижениях альметьевского хоккея генерального директора «Татнефти» и президента «Ак Барса» Шафагата Тахаутдинова?
— Наша система выстроена только благодаря ему. Я считаю Тахаутдинова гениальным человеком. Несмотря на свою занятость, он знает всех моих игроков, знает, каких новых хоккеистов мы подключили. Приехал к нам Файзуллин из «Барса», а он уже звонит: «Ну как Файзуллин сыграл?» И это после первой же игры!

— То есть он за «Нефтяником» даже пристальнее следит, чем за «Ак Барсом»?
— Нет, он и игроков «Ак Барса» всех знает. Я просто удивляюсь, как он, управляя такой компанией, успевает влезать во все эти детали. Его не обманешь.

Джамиль Насретдинов

Джамиль Насретдинов

Источник: БИЗНЕС Online Сообщить об ошибке
Всего голосов: 6
26 мая 2017, пятница
25 мая 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Согласны ли вы с решением КХЛ исключить новокузнецкий «Металлург» из лиги?
Архив →