Тренер «Алмаза» - о молодёжном хоккее
Фото: Пресс-служба ХК "Северсталь" (Череповец)
Текст: Пресс-служба ХК "Северсталь"

Матыцын: перемены нам просто необходимы

Тренер Андрей Матыцын рассказал, почему он связал свою жизнь с хоккеем, и оценил перспективы "Алмаза".
4 февраля 2013, понедельник. 21:00. Хоккей
— Расскажите немного о себе, о своей карьере игрока, почему вы решили стать тренером и как попали в "Алмаз"?
— Довольно долгая история (улыбается). Я родился в Череповце. Занимался хоккеем в нашем городе. Выступал за молодёжную команду "Металлург". Когда мне исполнилось 16 лет, меня и ещё одного нападающего нашей команды Германа Волгина пригласили в рижское "Динамо". Этот клуб в то время выступал в высшей лиге Советского Союза. Естественно, что разница между тогдашней второй лигой и высшей лигой была огромной. В плане дальнейшего роста и перспектив развития этот переход был неоспоримым плюсом. Поэтому я принял решение ехать. Для меня сложилось всё более или менее удачно. Сначала выступал за молодёжную команду. Ну а в 1981 году попал уже в первую команду и 10 лет я отыграл за рижан в чемпионатах страны.
В 1991 году Советский Союз развалился и в моей карьере наступил новый этап. Я перебрался в Финляндию, где и провёл два года. Затем я переехал в Швецию и 12 лет играл в хоккей там. В 2005 году моя карьера как действующего игрока закончилась. Тренером я стал, можно сказать, по воле случая. Вскоре я принял команду "Рига-2000", с которой мы одержали победу в чемпионате Латвии. Многие хоккеисты из этой команды и в настоящее время выступают за рижское "Динамо" в КХЛ. Потом в моей карьере был этап, связанный с молодёжной сборной Латвии. В сборной я отработал три года. За это время нам удалось вывести эту команду в группу А и задержаться там на год. Я считаю, что для такой небольшой республики с ограниченным числом молодых хоккеистов это большое достижение. Ну а в настоящее время я являюсь тренером молодёжной команды "Алмаз". Круг замкнулся, я возвратился в родной город, откуда и началась моя карьера (улыбается). Надеюсь, что новый этап принесёт мне больше позитива, нежели негатива (улыбается).

— Вы сказали, что родились в Череповце. Родители до сих пор живут в этом городе?
— Да, здесь до сих пор живёт моя мама. Мой отец, к сожалению, уже умер. Он был довольно известным в городе футбольным тренером. Работая здесь, я часто встречаю ребят, которые у него занимались. Все без исключения вспоминают его добрыми словами, что очень приятно. Папа и мне привил любовь к спорту, без футбола и хоккея я не представлял себе жизнь. За это я очень благодарен своему отцу. Ну а мама и сейчас в добром здравии. Недавно ей исполнилось 75 лет. Она ещё очень энергичная, и дай ей бог ещё многих лет.

— Если продолжить разговор о семье, то расскажите немного о супруге, о ваших детях.
— У меня трое детей. Старший сын живёт в Швеции, играет в хоккей во второй лиге, в Хальмстаде. На мой взгляд, парень не без таланта. Выигрывал чемпионат Швеции. Я считаю, что он мог бы, наверное, неплохо играть и в России, но он, будем говорить так, испугался ехать сюда (смеётся). Возможно, я в чём-то ошибся и не настоял на том, чтобы он всё же поехал в Россию, может быть, ему не хватило характера, в любом случае как оно сложилось, так оно и сложилось. В итоге он остался в Швеции, и жалеть здесь не о чем. Младший сын и моя бывшая супруга живут в Линчёпинге, примерно в 100 километрах от Стокгольма. Младшему сейчас 14 лет, и в своё время я пробовал поставить его на коньки. Но, после того как он три раза упал и четыре раза заплакал, я понял, что это не для него (улыбается). В итоге сын выбрал занятия музыкой, он играет на пианино, ему это нравится, и слава богу. Самая младшая в моей семье – это дочка. Ей сейчас шесть лет. Они с мамой, моей супругой, живут в Риге. Как только появляется свободное время, обязательно стараюсь к ним вырваться, а недавно они и сами гостили у меня. Конечно, развод — это не самое правильное в жизни. Но, к сожалению, не всё удаётся предусмотреть. Я очень люблю своих детей, и как только сезон закончиться обязательно всех навещу.

— Вы готовили "Алмаз" на "предсезонке", в сезоне команда провела уже достаточно большое количество игр. Есть у команды какой-то прогресс? Можете ли отметить кого-то из игроков?
— Хороший вопрос (вздыхает). Нельзя сказать однозначно, что у команды есть заметный прогресс. Безусловно,
Андрей Матыцын

Андрей Матыцын

какие-то определённые моменты в игре присутствуют, но целостной картины пока нет. К сожалению, большая группа игроков не может пока поддерживать стабильный уровень даже в течение двух игр. Сегодня они хорошо выступили, а завтра может быть провал. Поэтому сложно сейчас кого-то выделить, хотя есть несколько ребят, не буду называть их фамилии, которые понемногу добавляют. Для того чтобы находиться в лидирующей группе, нам приходится прилагать максимум усилий, и пока эту ситуацию мы с тренерским штабом изменить не можем. Однако останавливаться мы, естественно, не намерены и будем работать дальше.

— Какой потенциал у этой команды?
— Я считаю, что любой команде, даже той, которая идёт на последнем месте, по силам многое. Нужно всегда ставить перед игроками только максимальные задачи. Я сам максималист по натуре и требую этого же от своих хоккеистов. Ребята должны постоянно расти, набираться опыта, становиться мастерами. Если не ставить перед ними серьёзных задач, то они никогда не станут хорошими хоккеистами. Оценить потенциал "Алмаза" мне трудно. На данный момент мы хотим немного большего, и где-то это всё рядом, но из-за того что команде не хватает стабильности, мы не можем пока сделать шаг вперёд. Получается, что мы одной ногой шагнём, а второй недотягиваем и опять отступаем назад. Вот, наверное, основная причина, которая пока не даёт нам возможности реализовать потенциал команды и более уверенно смотреть в будущее.

— Вы уже строите какие-то планы Кубок Харламова, заглядываете немного вперёд?
— Если честно, нет. Меня приучили жить сегодняшним днём. Есть следующая игра — о ней все наши мысли. Сейчас в турнирной таблице сложилась такая ситуация, что каждый матч – решающий. На это и нужно настраивать ребят. Плей-офф – это фактически новый чемпионат. Команды все начинают с нуля, бьются с удвоенной энергией, поэтому как сложатся эти поединки, предсказать невозможно. Я сам за свою карьеру сыграл немало матчей на вылет. Там совершенно другие эмоции. И смешивать в этом плане "регулярку" и борьбу за кубок просто нет смысла.

— Поговорим о завершившемся недавно молодёжном чемпионате мира. Как вы оцениваете игру сборной России?
— Знаете, я слышал от многих и специалистов хоккея, и болельщиков призывы играть нашей сборной в советский хоккей. И я только за. Я сам играл в советский хоккей, и мы в своё время добивались больших успехов. Но, сейчас, многое изменилось. Во главу угла ставится организация игры в целом и игра в обороне в частности. И защитники, и нападающие в современном хоккее должны отрабатывать в обороне все вместе. Может быть, индивидуально наши игроки были сильнее, хотя я этого и не заметил. Но сама организация игры нашей сборной на чемпионате хромала. В быстроте принятия решений на площадке мы, к сожалению, отстаём. Эта проблема и нашего чемпионата, и системы подготовки игроков в хоккейных школах. Поэтому моё мнение заключается в том, что нам необходимо менять систему подготовки хоккеистов начиная с детских команд. Нужно брать пример со шведов и американцев. Они это делают уже несколько лет и как следствие успешно выступают на молодёжном уровне. То, что сборная России завоевала бронзовые медали, я считаю, это большой успех и большая удача.
Тренерский штаб "Алмаза"

Тренерский штаб "Алмаза"

— На страницах спортивной прессы говорится, что совсем мало внимания уделяется молодёжному и детскому хоккею.
— Конечно, перекос существует. И пока он есть в том виде, как сейчас, нам будет сложно добиться массовости в хоккее и как следствие стабильных результатов в молодёжном хоккее. Ещё раз вернусь к шведам. Чем они берут? Массовостью. У них проживает в стране 8 миллионов, у нас – 150. Но у них занимается хоккеем большое число детей. Они имеют возможность проводить отбор лучших игроков, так как деньги вкладываются в первую очередь в детский хоккей.
У них были большие проблемы в хоккее. На рубеже XX-XXI веков они попали в яму, даже не могли попасть в плей-офф на молодёжных форумах. Тогда они пересмотрели все программы подготовки начиная с детских команд и заканчивая молодёжными командами. Они пригласили канадских тренеров, добавили методики советской хоккейной школы. В итоге смесь нашего комбинационного хоккея с силовым канадским хоккеем дала свои результаты. Последние 5-6 лет они постоянно находятся в тройке призёров на молодёжном и юниорском уровнях.
Я считаю, перемены нам не просто нужны, они уже просто необходимы. В последнее время мы добиваемся успеха не благодаря системной организации игры в сборной, а стечению обстоятельств, запредельным эмоциям и настрою. Это тоже хорошие составляющие, но к ним нужно добавить ещё чёткую организацию, вытекающую из системной подготовки в детских хоккейных школах. Мне кажется, было бы неплохо обязать клубы выделять определённую часть бюджета на содержание молодёжных команд и ДЮСШ. Они должны быть на балансе первой команды. Понятно, что команды КХЛ – это самые главные команды, но, к сожалению, много денег расходуется неэффективно. Пока люди будут вынуждены платить деньги за ребёнка, который пришёл заниматься хоккеем, платить за участие в турнирах, платить за организацию турниров будет тяжело вырастить большое число качественных игроков.

— Как вы оцениваете решение лиги об ужесточении возрастного лимита игроков? Не обедняет ли это решение зрелищность матчей и интерес к ним?
— Я считаю, что та возрастная вилка, которая есть сегодня МХЛ, очень большая. Моё мнение – вилка должна быть максимум три года. Это я ещё как-то могу понять. Это даже вытекает из физиологии молодых ребят. Если хоккеист доиграл до 20 лет и из него ничего не получилось, то незачем его тянуть дальше. 20-летним парням нужно пробиваться в ВХЛ. Если игрок туда не проходит, то значит всё, вопрос закрыт. На это место уже претендуют ребята, которым 16-17 лет. Да, возможно не сегодня, но завтра они будут готовы выступать на другом уровне. Сегодня мы связаны контрактами и не знаем, куда их пристроить. Мы вынуждены им платить зарплату, а те ребята, которых мы могли бы на короткое время задействовать в играх МХЛ не могут попасть к нам. Так как у нас в заявке игроки 1991, 1992 года рождения.
Я также против всяких искусственных лимитов. Это полный абсурд. Если Кузнецов может выступать в КХЛ на должном уровне, то пусть он там и играет. Зачем всё это делать искусственно? Мне это абсолютно не понятно. В Советском Союзе не было никаких лимитов, а конкуренция была в разы выше. В 18 лет ты либо мог играть на высшем уровне, либо нет. Третьего просто не дано. Когда 18-летний парень приходил
Андрей Матыцын

Андрей Матыцын

в команду мастеров, он уже умел всё. Умел бежать, бросать, пилить, строгать (смеётся). У него был очень высокий уровень. Тренеру оставалось только ещё больше раскрыть этого хоккеиста, дать ему игровое время и направить в нужное русло. Если он не показывал результатов в течение двух лет, то его из команды отпускали, а за его спиной стояли ещё 10 человек готовых играть. Это была конкуренция, а сейчас её фактически нет. Поэтому уровень игроков низкий. Думаю, Молодёжной лиге стоить обратить на это внимание.

— Какие ещё, на ваш взгляд, есть проблемы, которые Молодёжной лиге нужно начинать решать уже сейчас?
— Во-первых, календарь. То расписание, которое есть в этом сезоне, не пожелаешь и врагу. Я понимаю, что всё делается для сборной. Но, когда мы в первые два месяца сыграли 30 игр, а потом за два месяца лишь 8, это никуда не годится. Да, все находились в равных условиях. Поэтому сейчас лихорадит не только нас, всех лихорадит. В декабре-январе у нас образовался громадный перерыв длительностью в пять недель. Эта пауза поставила перед нами массу вопросов. Что делать с тренировочным процессом? Опять играть тренировочные матчи с теми же соперниками, с которыми мы проводим встречи в чемпионате? Положительного эффекта это не даёт. Знаю по собственному опыту, что контрольный матч никогда полноценно не заменит игру регулярного чемпионата. Команду нужно вновь куда-то вывозить на сборы, а это дополнительные затраты. Где взять деньги? "Регулярка" длится с сентября по март. В сборные из клубов уезжают два-три человека. Я думаю, все бы это пережили, и можно было бы равномерно распределить все игры в течение пяти с половиной месяцев.
Во-вторых, я уже говорил выше. Нужно пересматривать возрастной ценз. Конечно, это будет нелегко, но это нужно делать. Возможно, нужно иначе выстраивать взаимодействие с Высшей лигой. Ребятам старшего возраста надо давать шанс проявить себя на новом уровне. Другой вопрос, если игрок не подходит для ВХЛ. Искусственно держать его в МХЛ тоже нет смысла. Значит, есть смысл подумать, как максимально облегчить процедуру прекращения контракта. Всё равно для парней 1991-1992 годов рождения нахождение в молодёжном хоккее, на мой взгляд, шаг назад. Всем нужно развиваться. Старшим ребятам в ВХЛ или КХЛ, а мальчишкам 1995-1996 годов рождения в МХЛ. Только в этом случае получит своё развитие и российский хоккей, и молодёжная лига.

— Расскажите, в чём заключается работа второго тренера в команде?
— Знаете, я считаю, что тренерский штаб – это единая команда. Я бы не стал делить на главного, второго и третьего. Даже сам термин "второй тренер" звучит как-то не очень (улыбается). Неслучайно в Канаде нет разделения на первых и вторых наставников. Есть тренер по защитникам, тренер по вратарям. Есть главный тренер. Это, конечно, основная фигура, а остальные занимаются сбором информации, подмечают какие-то детали. В общем, это целая команда.
Мы в "Алмазе" тоже единый коллектив. Безусловно, главный тренер несёт полную ответственность за результат. Но, скажу откровенно, все решения мы принимаем коллективно. В свою очередь главный тренер доносит эти решения до игроков. Одному руководить командой крайне тяжело, многие нюансы игры ускользают от внимания главного тренера, особенно во время матча. Я в этом убедился, когда сам играл в хоккей.
Будучи ещё действующим игроком, старался перенимать опыт работы таких великих тренеров, как Борис Кулагин, Владимир Юрзинов, Пётр Воробьёв. Я видел, как они строят свою работу, как анализируют, как следят и подмечают какие-то нюансы и стараются воплотить в жизнь свои наработки. Я считаю, то, что "Алмаз" в настоящее время находится в лидирующей группе на Западе, является заслугой всего нашего коллектива, включая и тренерский штаб, и администратора, и доктора команды, массажиста, технического специалиста. Мы все нацелены на одну идею. Конечно, у нас в работе есть какие-то огрехи, есть минусы, но, судя по турнирной таблице, всё же большинство команд за нами гонятся и пытаются нас достать (улыбается). Значит, в основном, мы делаем всё правильно. Времени останавливаться и размышлять у кого-то одного из нас, Евгения Михалкевича, или Евгения Ставровского, или меня – просто нет. Нужно принимать решения очень быстро, чтобы где-то и что-то не упустить.

— Что самое сложное в работе тренера?
— Одним словом ответить на этот вопрос тяжело. Мне кажется, что это психология. Если попытаться расшифровать это понятие, то получается, что ты должен быть постоянно готов к различным сложным моментам, которые возникают в игре. Например, ты надеялся на кого-то, а он попал в "провал". Чтобы не загонять себя в этой ситуации в угол, ты должен психологически быть готов быстро перестроиться и решить эту проблему. Это, на мой взгляд, основной момент в работе тренера. Как вести себя с игроками, на кого надавить, кого отпустить? Эти вопросы всегда стоят перед тренером, и он обязан находить на них ответы. Великие слова сказал Владимир Владимирович Юрзинов, которые, по-моему, очень хорошо характеризуют именно психологическую составляющую работы тренера. Он сказал: "Тренер должен принять решение. Правильное оно или не правильное покажет только время". Как только ты покажешь слабость, покажешь, что ты не контролируешь ситуацию, начнёшь гадать "да" или "нет" и в чём-то сомневаться. Всё, ты проиграл. Команда мгновенно это почувствует и сразу отреагирует. Поэтому тренер должен принять решение. И, настоять на нём. Если все доказывают, что это кружка чёрная, ты должен сказать нет, она белая. Но, таким голосом, что все бы поверили – кружка белая. Хотя она чёрная. Я считаю, что это основное качество, которое должно быть у тренера.

— Хоккей вам снится?
— Иногда. Раньше снился чаще. Сейчас я стараюсь больше следовать канадской манере (улыбается). Игра закончилась, проанализировал ошибки, сделал выводы и выкинул этот матч из головы. Нужно думать о следующем сопернике, о другом поединке, готовиться к новой встрече. В современных условиях делать это нужно быстрее. Поэтому не могу сказать, что хоккей мне снится очень часто (смеётся).
Андрей Матыцын и его команда

Андрей Матыцын и его команда

Источник: пресс-служба МХК "Алмаз" (Череповец).
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →