Андрей Тарасенко
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Дмитрий Ерыкалов

А. Тарасенко: будешь искать причины – проиграешь

Тренер "Сибири" Андрей Тарасенко подвёл итоги регулярного сезона для "Сибири”, выделил его героев и вспомнил молодых Брызгалова и Гелашвили.
27 февраля 2013, среда. 10:00. Хоккей
— Вы стояли у руля команды, которая вышла в плей-офф два года назад и проиграла в первом раунде "Салавату Юлаеву”, будущему чемпиону. Можете сравнить ту команду и сегодняшнюю "Сибирь”?
— Плей-офф – это другой мир. Сказать, что эта команда лучше или та, нельзя, это покажет только время. Тут ведь не столь важно, 0-4 проиграть или будущему чемпиону. Лакмусовая бумажка – это пройден первый круг или не пройден. Всё остальное неважно. Все смотрят на конечный результат и его анализируют. Сравнивать команды – неблагодарное дело. И там, и там собраны отличные ребята, все пашут. Разницы в требованиях практически нет. Нюансы в тактике, в силе отдельных позиций, выручили или не выручили вратари. Однако всё это – для скрупулёзного анализа, а по факту – и та, и другая команда выполнила задачу. Как всё сложится сейчас – покажет время.

Два года назад мы, к слову, в регулярном чемпионате неплохо играли с Уфой, но в плей-офф команда, которая обладает большим мастерством, имеет преимущество. Однако команда, которая хорошо организована, действует дисциплинированно, а игроки отдаются игре, может пройти, по крайней мере, первый раунд. Дальше? Это уже психология. Наша задача как тренерского штаба подвести команду к плей-офф в оптимальной форме. Да, "Сибирь” молодая команда, и многие из этого состава не знают, что такое плей-офф, а наличие подобного опыта – это очень важно. Но, с другой стороны, ребята, которые никогда не играли в плей-офф, очень хотят проверить себя, понять, что это такое — плей-офф. Почему другие могут там играть и выигрывать, а я не могу? Это уже мужицкое начало, характер.

— Система игры, которую вы привили "Сибири”, будет корректироваться в плей-офф или она подходит для кубкового хоккея?
— Я убеждён, что эта система подходит не только для плей-офф, но и в принципе команде. Команда приняла эту систему, поняла её, и результат пришёл. Другое дело, что есть нюансы и корректировки, которые нужно сделать как в целом для игры в плей-офф, так и под определённую команду. И эту работу мы начали проводить ещё по ходу регулярного сезона.
В плей-офф, разумеется, должны быть какие-то новшества, задумки. Пробиться в плей-офф и ничего не придумать – это глупо. Все друг друга изучают, как мы соперника, так и соперник нас. Я считаю, что мы в этом сезоне наработали достаточно серьёзный имидж и зарекомендовали себя неуступчивой командой, плотно играющей в обороне.

— Доставлял ли проблемы в изучении соперника тот факт, что до последнего дня была неизвестна команда, которая станет соперником "Сибири” по первому раунду?
— Дело в том, что любая команда, которая находится наверху таблицы – не подарок. Разве Казань подарок или Магнитогорск слабая команда? Наработки есть, мы неоднократно разбирали эти команды в сезоне, когда играли с ними. Надо понимать, что и они будут изобретать против нас противоядие. Кто кого переиграет и перехитрит – в этом и есть хоккей.

— В начале сезона и во время предсезонной подготовки "Сибирь” проповедовала более атакующий и агрессивный хоккей. Команда по ходу сезона перестроилась или количество заброшенных шайб вопрос класса нападающих?
— Я могу по пальцам пересчитать игры в этом сезоне, когда мы создали действительно мало моментов. Сразу был сделан акцент на то, что нужно больше бросать, проявлять активность возле ворот. Чтобы добиться этого, использовались специальные упражнения, игрокам показывали видео. Да, начиная с предсезонной подготовки "Сибирь” агрессивно играла в атаке. Атакующий или оборонительный хоккей – так сказать нельзя. Командные действия должны быть сбалансированы. Агрессия в атаке, но такая же агрессия должна быть и в обороне. Наш хоккей пришёл к тому, что, как и в НХЛ, у нас средней зоны нет. Сейчас уже никто не играет в средней зоне. По логике получается так, что чем больше мы проводим времени в атаке, тем меньше в своей зоне, а значит, у соперника возникает меньше возможностей, чтобы создать момент у наших ворот.

— Было ли такое, что по ходу сезона вы столкнулись с командой, которая по модели игры была копией "Сибири”?
— Не знаю, как в атаке. В атаке у всех команд есть такой нюанс: нападающий, который играет на вершине, должен отрабатывать в обороне и не имеет права проваливаться. В обороне? Это да, некоторые команды играют подобным образом, по тому же принципу, которому следуем мы. Нельзя придумать для каждой команды свою систему, всё уже давно изобретено. Разумеется, каждый тренер вносит свои поправки и нюансы: игрока переставить на другое место, изменить манёвр. Самое ценное качество любого тренерского штаба – изменить тактику по ходу матча, внести какие-то корректировки. Однако и здесь большое значение имеет исполнительское мастерство игрока. Даже не техническая оснащённость, а тактическая, его интеллект.

— С чем связана активность "Сибири” на трансферном рынке? Обилие переходов по ходу сезона – это попытка заполучить более технически оснащённых игроков или тех, кто подходит под тактику команды?
— Почему обменивают игрока? В первую очередь это связано с усилением конкретной позиции, с определёнными функциями. Бывает, что не подходит игрок по своему уровню, но нередко случается и так, что это просто не его команда. В таком случае его надо отпускать, позволить раскрыться в других условиях. Это нормальная ситуация. Второе – это застой в головах. Менталитет российских игроков таков, что их нужно подгонять, порой заставлять что-то делать из-под палки. Некоторых ребят мы отправляли в фарм-клуб, на их место пробовали других.
Андрей Тарасенко

Андрей Тарасенко

Случалось и так, что мы брали игрока, зная, что в своих предыдущих сезонах он показывал то, что нам необходимо. Однако он снизил к себе требования и больше не может собраться.

Могу сказать, что некоторых игроков мы приглашали конкретно под плей-офф. Возможно, они менее техничные и скорее являются хоккеистами оборонительного плана. Но при этом они выполняют те функции, которые нам необходимы. Мы искали игроков, чтобы сделать разноплановые тройки. Если две атакующие тройки мы можем слепить, то по части игроков, которые хороши в меньшинстве и в силовом давлении в зоне атаки, шёл поиск. Понимаете, когда все тройки одинаковы, сопернику легче подстроиться. Мы же стремимся сделать нашу команду сбалансированной. Все эти обмены оправданны и принесли результат.

— Виктор Бобров был обменян после того, как вы его перевели с фланга в центр нападения. Можно сказать, что именно на позиции центра Губин, перешедший из "Спартака”, для вашей команды предпочтительнее?
— У нас вообще проблема с центральными нападающими. Уточню – с хорошо катающимися центрами. Олег Губин неплохо двигается, дисциплинированный, думающий игрок. Витя Бобров молодец, он всё выполнял, что мы хотели, но случилось так, что нам подвернулся игрок чуть выше классом. Бобров – работяга, с ним проблем никаких не было, но совместным решением с руководством мы решили, что стоит провести этот обмен.

— Если говорить о другом центральном нападающем, то очевидно, что Александр Никулин добавил сбалансированности второму звену "Сибири” и в целом провёл за сезон целый ряд ярких матчей. Насколько вы довольны его игрой? Беспокоит ли вас его нестабильность?
— У Саши всё идёт от головы, у него потенциал огромный. С его катанием и руками – потенциально он очень сильный центр. Однако ему нужно себя постоянно подстёгивать, чтобы отдаваться игре, быть готовым к сложным ситуациям на льду. Он парень мягкий, а когда разозлится, то выдаёт очень хорошие игры. Зинэтула Билялетдинов недавно сказал, что в России нехватка центральных нападающих. Вот у Никулина есть всё, чтобы быть центральным нападающим высокого класса. Руки, катание, бросок, габариты, нестандартное мышление – всё при нём. Ему нужно поработать над собой, ни в коем случае не успокаиваться. Конечно, после того как он пришёл в "Сибирь”, он нам очень помог. Опять же о нестабильности. Чем отличается мастер от просто хорошего игрока? Мастер никогда не опускается ниже определённого уровня. Никулин – почти мастер, ему нужно сделать небольшой шажок в этом направлении.

— Вы считаете, что в 27 лет игрок может измениться, кардинально поменять отношение к себе, к делу?
— Почему нет? Я сам только к 27 годам понял, что я что-то могу в хоккее. Ещё лет 6-8 он может играть на высоком уровне, тем более с его катанием. Главное – шагнуть вперёд и понять, что он может играть в два раза лучше, чем сейчас. Осознание того, что ты можешь нечто больше, может прийти неожиданно. Сделал подкидку в игре – раз, получилось! В игре, где стрессовые ситуации и меньше времени на принятие решений, тогда как на тренировке этот же самый приём не удавался. Это само приходит как результат работы и осознания собственных возможностей.

— Не жалеете, что отпустили Константина Глазачева, учитывая, что он весьма неплохо влился в состав "Югры” и регулярно забивал за ханты-мансийцев?
— Оказалось так, что "Сибирь” – не его команда. Костя старался выполнять наши требования, никаких претензий по самоотдаче не было, но он просто не мог играть так, как мы требуем от своих игроков. Постоянно тыкать ему и переучивать, тем более уже в сложившемся возрасте, не было никакого смысла. Зачем? Вот видите, в "Югре” у него получилось, он обрёл себя. Костя — молодец, его ведь и команды из Западной конференции звали, но в итоге он не стал гнаться за деньгами. Он немного потерялся, не играл в Питере, а людям не наглым легко потерять веру в себя. Я его прекрасно понимаю, потому что сам по жизни такой же человек. Уверенность пропадает, а потом всё валится из рук. Ему надо было попасть в команду, где и ему бы доверяли, и где бы он смог от игры к игре прибавлять. Признаюсь, я очень рад, что у него в "Югре” получилось. Несмотря на то что он человек мягкий, его можно порой обидеть, этот подъём говорит о том, что у него есть определённый стержень.
Андрей Тарасенко

Андрей Тарасенко

— На слуху у всех такие игроки, как Лехтеря, Энлунд, Зайцев. А кого вы, наблюдая за командой изнутри, можете выделить? Назвать незаметным героем?
— Лёха Копейкин долго не мог раскрыться, но он работал. Ему за это большой плюс. Дмитрий Вячеславович с ним общался дифференцированно, они отдельно обсуждали решение проблемы, пытались и так и сяк. Лёха – голеадор, мы ждали от него, что он станет серьёзным подспорьем для наших лидеров. Мы ждали, верили, и в результате у него стали появляться моменты, пошли голы. Кто ещё? Вот посмотрите на Костю Алексеева. Да, он начинает немного ошибаться, когда устаёт. Но он в этом году играет не много, а очень много! Посмотрите, сколько он шайб поймал на себя!

— Кажется, что одной из фирменных черт "Сибири” в этом сезоне и являются блокированные броски.
— Возможно, это и так. Защитники – да, они молодцы. Никита Зайцев, Константин Алексеев, да все! Да тот же Саша Аксёненко, который выходит на пару смен, но при этом он шайбу будет принимать на себя любыми частями тела, хоть зубами. Иван Лекомцев постоянно ложится под шайбу, перекрывает лёд. Сколько принял на себя Кулда? Претензии есть к нападающим. Очень часто шайба доходит от защитников соперников до наших ворот. Ребята, может быть, и бросаются под бросок, но не занимают правильную позицию. Я не говорю о том, что шайба должна обязательно вылетать из зоны, но хотя бы нужно остановить её полёт до наших ворот. Мы над этим работаем, обучаем парней. Сейчас просто ложиться под шайбу – это моментально минус один игрок, игра "пять на четыре”. Опытные защитники на замахе без труда уберут тебя со своей дороги. Правильно остановить полёт шайбы – это не всем дано, в этом тоже есть талант.

— Можно сказать, что Иван Лекомцев стал недостающим звеном, после чьего прихода оборона "Сибири” приняла оптимальный вид?
— Смотрите, здесь схожая ситуация с Глазачевым. У Кости не пошло у нас, а у Вани что-то не заладилось в Ханты-Мансийске. Он и к нам пришёл немного потерянный, ему понадобилось время, чтобы прийти в себя, обучиться нашей системе, привыкнуть к требованиям. В "Югре” он в последнее время не играл, так что понадобилось время, пока он наберёт оптимальные физические кондиции. Нам нужен был такой игрок, как Лекомцев – праворукий защитник, хорошо играющий на синей линии, не прямолинейный, катающийся. В принципе, мы эту нишу заполнили. То же самое касается Евгения Фёдорова, который также пришёл к нам из Югры”. Он там не играл, но постепенно выкарабкался из этой ямы, пришёл в норму. Хотя мы знаем, что Женя может играть ещё лучше.

— "Сибирь” прошла дистанцию регулярного чемпионата без затяжных спадов. Согласны ли вы с этим? В чём видите причину?
— Тут всё вместе. Не стоит забывать, что в тренерском штабе работает специалист по физподготовке Дмитрий Пирожков, надо отметить и докторов команды. Они всё время мониторят состояние игроков, всё обсуждают с главным тренером. Кому-то нужно меньше сыграть, кто-то приболел – его необходимо придержать, чтобы потом игрок вернулся в оптимальных кондициях.
Андрей Тарасенко

Андрей Тарасенко

Однако физическая подготовка и работа врачей не может быть отделена от, скажем, ледовой практики. Все мы работаем сообща, в связке и находимся в ежедневном контакте. Как работать в перерывах, как восстанавливать ребят, которые вернулись из сборной – всё это очень важно.

Избежали ли мы спадов? Был непростой момент, когда проиграли несколько матчей. Но мы с игроками обсуждали: "Ребята, мы выигрываем третьи периоды, а значит – дело не в физике, а в головах”. Чем больше ты проигрываешь, тем сложнее из этой ямы выбираться. В данном случае стоило работать над психологией, проводить беседы с игроками, вплоть до того, что регулировать тональность в голосе. Конечно, проблемы по ходу сезона были, но раз мы выполнили нашу задачу-минимум – значит мы нашли решения этих проблем. Основные шаги мы сделали правильно, а насчёт нюансов – будем обсуждать уже по окончании сезона.

— Какой матч в сезоне вам понравился больше других, а какой вызвал негативные эмоции?
— Могу выделить игру в Минске. Было тяжело, мы проигрывали, терпели-терпели, но в концовке вырвали победу. У команды с таким подбором игроков, при такой поддержке это очень ценно. Провальные матчи? Все поражения несут за собой негатив. Не понравился матч в Череповце, где не реализовали свои моменты. Но как можно спрашивать за то, что игроки не забивают? Одно дело с Ягра спросить, "почему ты не забил в том моменте?”, а другое дело – с наших ребят. Дар бомбардира – привилегия, он дан свыше. Но всё равно мы предъявляем нашим игрокам требования, с того же Копейкина три шкуры сдираем. Никулина брали под него, собирали по крупицам тройку.

— На заключительном отрезке регулярного чемпионата Сергей Гайдученко практически потерял игровую практику, а в Уфе вы его заменили после первой же пропущенной шайбы.
— Какой вратарь лучше выглядит на данный момент, тот и играет. Серёга – нормальный парень, но у него всё в голове. Бегут же люди марафон. Они что, не устают? Бегут же лыжники 50 километров? Бегут. Мне кажется, там уже всё должно отключиться, а ведь не отключается. Если ты будешь себя жалеть, искать причины – ты проиграешь. Посмотрите НХЛ! Возьму в пример "Сент-Луис”, так как я за ним сейчас слежу. 12 дней – 8 игр, 3 из которых – спаренные! И это с переездами, перелётами. Сумасшедший график. Но там никто не плачет, не находит оправдания. Никто тебя не заставит, если ты сам себя не заставишь.

Я приведу пример. На моих глазах, когда я играл в ”Ладе”, из второй команды взяли Илью Брызгалова. Молодой мальчик. В то время в Тольятти играл достаточно сильный канадец Венсан Риандо, но Илья был настолько уверен в себе, что сказал: "Через год я его съем!”. И он действительно через год или полтора переиграл его, стал первым вратарём в "Ладе”, после чего отправился за океан.

Или вот взять Георгия Гелашвили. Я с ним играл в Караганде, он был нервным мальчишкой. Его из себя было вывести – дважды два. Парень хороший, но нервная система расшатана. Мы с ним много беседовали, я ему объяснял, что вратарь не имеет права так себя вести. Он сомневался "смогу ли?”, а я его убеждал, что с его данными ему всё по плечу. Теперь, когда мы встречаемся, Георгий очень уважительно ко мне относится и признаётся, что те разговоры ему очень помогли. Приятно, я не скрою. Но этими беседами можно только сделать толчок, помочь совершить первый шаг. Я это говорю не к тому, что я помог Брызгалову, Гелашвили или кому-то ещё. Речь о том, что эти вратари сказали, что смогут добиться чего-то и добрались до своей цели. Значит, все наши проблемы – в нас самих.

— Сергею не хватает именно веры в себя?
— Ему нужно быть увереннее в себе. Серёга должен продолжать пахать, ведь он доказал, что может играть на достаточно высоком уровне. Но его не должны какие-то неудачи выбивать из колеи. Над этим нужно работать.

— В этом сезоне вы вошли в тренерский штаб второй сборной России. Как произошло это назначение?
— Как мне рассказал Игорь Никитин, такое приглашение последовало от главного тренера сборной, от Билялетдинова. Было несколько кандидатов, но решили остановиться на мне. Наверное, потому что мы и с Дмитрием Юшкевичем работали вместе и с Игорем Никитиным давно знакомы.
Мне позвонили, и я однозначно был "за”. Возможность проявить себя в совершенно иной сфере, поработать с нашими лучшими молодыми пацанами, которые находятся на трамплине в первую сборную – это хороший опыт. Я переговорил с Кириллом Фастовским и Дмитрием Квартальновым, они оказались не против и дали добро на работу в сборной. Мы с ребятами съездили в две поездки, которые оказались очень поучительными и полезными. Удалось посмотреть, как работает сборная, с чем это едят. Спасибо Зинэтуле Хайдаровичу за такую возможность.

— В этом сезоне "Сибирь” отметила 50-летие клуба. Какие эмоции испытали вы, как воспитанник клуба?
— Эмоции самые положительные! Просто потрясающий праздник, как представление, так и сама игра. Я был даже шокирован тем, сколько пришло зрителей. Хочется просто искренне поблагодарить всех, кто приложил руку к организации этого праздника. Пригласили команду со звёздами, со многими мне доводилось играть вместе. Мурашки были и от фильма, который подготовили к празднику и во время выхода на лёд, всё-таки давно не доводилось самому играть при таком скоплении народа. Приятно, что люди не забывают, берут автографы. На чём я только не расписывался, а весь второй перерыв провёл за этим процессом, даже не заглянул в раздевалку. Я не имел права никому отказать, а завершить раздачу автографов пришлось только тогда, когда продолжился матч, я просто не мог не выйти на третий период (смеётся).

— Днём вы сами выходили на лёд, а вечером вам предстояло вывести ребят на матч с ЦСКА в роли тренера. Насколько тяжело было перестроиться?
— Я в душе ещё не наигрался! Позволяло бы здоровье – играл бы. За много лет появилась привычка: что бы ты ни делал утром или днём, вечером у тебя игра, а значит — ты обязан переключиться с повседневных дел на хоккей. Это обычный процесс, наша хоккейная жизнь.
Андрей Тарасенко и Дмитрий Квартальнов

Андрей Тарасенко и Дмитрий Квартальнов

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 16
6 декабря 2016, вторник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →