Пол Морис
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Артур Иванников

Морис: я стал фанатом большого льда

Главный тренер магнитогорского "Металлурга" Пол Морис ответил на вопросы болельщиков и поделился впечатлениями от минувшего сезона.
18 марта 2013, понедельник. 18:00. Хоккей
Разговор, состоявшийся за небольшим круглым столом конференц-зала "Арены Металлург", получился весьма содержательным. Пол Морис просто физически не смог бы ответить на более чем 90 вопросов от болельщиков, которые были заданы ему в течение суток. Но самые важные, на наш взгляд, были заданы. Отдельная благодарность пресс-атташе "Магнитки" Алексею Мишукову за оперативно организованную встречу и, конечно, Полу Морису и Илье Воробьёву за то, что терпеливо ответили на разные вопросы.

— Что вам не удалось сделать с "Металлургом" в ключевые моменты сезона?
— По-настоящему завести команду так, чтобы она получала удовольствие от хоккея. В России это воспринимается чуть по-другому. Например, в НХЛ седьмой матч – он самый важный, но, играя этот матч, хоккеист должен получать от него удовольствие, потому что таких игр в его карьере очень мало. И если сравнить тренировки, то в России ребята выходят на тренировки работать, но в современном мире от работы можно получать ещё и удовольствие, какая бы она тяжёлой ни была. В "Металлурге" все ребята именно работали, но при этом не получали от этой работы кайфа.

— Чьё было решение поменять Гелашвили в четвёртом матче после того злополучного броска Прошкина? Медицинского персонала команды или тренерского штаба?
— Он не мог играть. Получил серьёзную травму и потом неделю лечился в больнице.
Пол Морис

Пол Морис



— Почему вы перестали носить очки в плей-офф?
— Очки я ношу из-за проблем с одним глазом. Они выполняют защитную функцию. Но царапины на стёклах так надоели, что принял решение не пользоваться ими.

— Есть ли у вас какие-либо приметы?
— Раньше их было много, но сейчас нет, потому что пару лет назад они перестали работать, и я отказался от них. Тренерская работа – как рутина, можно сказать, День сурка. В то же время просыпаешься, выполняешь одну и ту же работу. Если выигрываешь пару матчей подряд, начинаешь дальше соблюдать этот режим, и он переходит в приметы. Я бы сказал, что у меня миллион примет, но я пытаюсь их не соблюдать.

— У вас были причины, может быть, даже не связанные с хоккеем, а с жизнью вашей семьи за океаном, из-за которых вы могли бы подать в отставку с поста главного тренера "Металлурга"?
— Быть отцом на расстоянии по скайпу очень сложно. Остальные вещи были хороши: и город, и болельщики, и работа.

— По ходу сезона летали домой?
— Один раз во время одной из пауз я летал домой, а также семья прилетала в Москву во время другой паузы. При этом меня никогда не посещала мысль всё бросить здесь и улететь домой. Разница, конечно, есть, но она не настолько большая. В Магнитогорске моя работа, как и в Америке, — профессиональный хоккей.

— Следите за Кубком Гагарина? Кто фаворит?
— Мой фаворит – "Трактор". Это команда знает, как играть в плей-офф, здоровые мужики, как в обороне и в нападении. Знают, как играть хоккей в плей-офф, потому что долгое время вместе, и у них хороший вратарь Гарнетт. Из Западной конференции в финал, скорее всего, выйдет СКА, имеющий большие инвестиции и очень много хороших игроков.

— Была ли консультация с вами по поводу подписания новичков "Металлурга" перед плей-офф?
— Некоторые звенья нам надо было усилить. Очень сложным казалось взять перед плей-офф того игрока, которого мы бы хотели. Просматривал пару игр Королюка. Никогда не видел, как играет Гулаш. Метлюка смотрел на видео, его появление придало глубину нашей обороны. Хотели найти центрального нападающего, но не смогли.

— Что произошло с Бондаревым? Настолько здорово он смотрелся в прошлом сезоне. Что странно, если посмотреть на прогресс того же Антипина, Мишарина и Хабарова непосредственно при вашей работе.
— Сложный вопрос, до конца не знаю на него ответ. Мы хотели, чтобы Алексей играл больше в тело, потому что он может себе это позволить. Может быть, мы его вытащили из тех рамок, где он раньше чувствовал себя более комфортно? Есть такие игроки в линии обороны, которые хорошо защищаются и поддерживают атаку. Я считаю, Виктор Антипин на данный момент номер один в "Металлурге" при такой игре. В первой игре плей-офф с Хабаровым случилась неприятность, но именно в плей-офф у него был лучший хоккей в сезоне. Это для него хороший знак. Если случайно забиваешь в свои ворота и потом на следующий матч выходишь и здорово играешь, значит, у тебя есть характер.
Пол Морис

Пол Морис

Пример Мишарина – он может быть хорошим игроком, но в плей-офф немного игра поменялась. Если вы видите, как сейчас играет московское "Динамо" и как пытались играть мы, то есть в давление. Это осложняет игру защитникам. Скоро Георгий к этому адаптируется. Такой игрок, как Антипин, должен здесь играть долгое, долгое время. Хабаров и Мишарин – достаточно молодые, поэтому они могут развиваться дальше. Как человек Бондарев очень хороший. Да, делает ошибки, но у него канадский характер. Разница между российским и североамериканским хоккеем в том, что там ребята злые и кайфуют от этой злости. И по таким критериям Алексей туда бы вписался, он бы смог играть в НХЛ.

— Почему вы так мало использовали Илью Антоновского? В тех матчах, когда он выходил, видимых ошибок не допускал. Во всяком случае, так считали болельщики, да и мы тоже.
— Игроки по-разному развиваются. Болельщики считали, что Антоновский может попасть в состав. Однако мало кто считал, что Виктор Антипин может попасть в состав. На сборах Том Баррассо твёрдо сказал, что этот парень будет играть уже в этом году, хотя он тогда считался восьмым или девятым защитником. Антоновский — хороший, ответственный парень, но ему ещё надо развиваться.

— Раньше тренерам "Металлурга" помогали опытные мастера, прошедшие суровую школу НХЛ. Они являлись связующим звеном между тренером и коллективом. Это Юшкевич, Королёв, Сикора, Марков, Фёдоров, Кваша. С отменой локаута в НХЛ и отъездом Малкина, Кулёмина и Гончара таких опытнейших игроков в "Металлурге" не оказалось. Это стало серьёзной проблемой в плей-офф?
— У нас в этом году произошло омоложение команды, состоялась перестройка состава. Кэл О’Райлли мог бы стать таким игроком, потому что у него были очень хорошие отношения со всеми — россиянами и иностранцами. Но эту роль он мог бы взять на себя в том случае, если бы был абсолютно здоров. Я с вами согласен, что команде не хватало таких опытных игроков. Однако это не значит, что мы должны из "Металлурга" убрать всю молодёжь и набрать опытнейших ветеранов. Надо работать над структурой и наслаждаться тем, как молодые хоккеисты развиваются.

— Считаете ли вы правильным, что доверяли Потехину, который не забил ни одной шайбы в КХЛ в нынешнем сезоне? Не было ли желания на постоянной основе привлечь более молодых игроков "Лисов" на его позицию?
— На место Потехина претендовал Антон Шенфельд и конкурировал с ним, пока не заболел. Богдан очень хорошо смотрелся в тренировочном лагере, развивался. Структура команды такова, что если игрок не забивает, но при этом продолжает развиваться, то может играть в третьем-четвёртом звене нашей команды. В НХЛ третье-четвёртое звено – игроки, которые бегают и бьются, а основные деньги инвестируются в первые два звена. Когда третье-четвёртое звено забьёт один гол, то это праздник жизни. Один из очень интересных игроков – это Дмитрий Михайлов. Он работал очень хорошо, но не было смысла в том, чтобы он играл пять минут за матч. Если соизмерять по стандартам НХЛ, Михайлов с его руками и талантом был бы игроком первых двух звеньев или вообще бы не играл в НХЛ. Потехин играл роль хоккеиста, которая может быть у него до конца карьеры. Так же, как и Павел Здунов, который может в этой роли проиграть 15 лет. Мы старались как можно меньше лишнего народа держать у себя, поэтому отсылали игроков либо в "Лисы", либо в "Южный Урал", чтобы у них была игровая практика.
Пол Морис

Пол Морис

— Вам удалось лично просмотреть некоторые матчи "Стальных Лисов"? Игра этой команды отличается от молодёжных команд Америки?
— Да, смотрел. Могу сказать, что разница примерно такая же, как между НХЛ и КХЛ. В той игре, что я смотрел, соперники очевидно пытались убить друг друга. Было очень много хитов, силовой борьбы. Но некоторые ребята в МХЛ очень мелкие. В этом и есть разница.

— Эрик Стаал и Евгений Малкин разноплановые игроки?
— Да. Эрик — сильный, здоровый и очень высокий. Оба очень хорошие игроки, но разные.

— Вы бы предпочли, чтобы локаут не начинался или не заканчивался?
— Я верю в то, что самые важные позиции в команде — первые два центрфорварда, вратарь и два защитника. В оптимальном варианте, если бы локаут не закончился, в "Металлурге" было бы три центральных нападающих – Малкин и братья О’Райлли. И тогда нас очень сложно было бы победить.

— Тренер челябинского "Трактора" Валерий Белоусов всегда, когда игра у его подшефных не клеится, переходит на действия в три звена, меняет сочетания по ходу матча. А у вас этого практически не происходило. Почему?
— У нас разные тренерские школы. Тренерский подход в России и Америке заметно отличаются. Да, я не менял (Пол эту фразу высказал настолько артистично, что вызвал дружный смех у коллег, после чего засмеялся сам).

— А вообще, когда тренировали в НХЛ, знали каких-нибудь российских тренеров?
— Коуч Билл. Я помню его, когда он был ассистентом тренера команды Спрингфилда в Американской хоккейной лиге. Тогда у него волосы были темнее.

— Ярослав Косов одно время выходил в большинстве, а потом сидел на лавке. Была существенная причина?
— Первые матчи он был не готов, у него руки дрожали. Поставили Богдана 13-м нападающим, и он его заменил. В этом сезоне Косов был игроком четвёртого звена, но если будет развиваться, то должен играть в первых трёх звеньях в следующем сезоне.
Пол Морис

Пол Морис



— Почему после отъезда в НХЛ Малкина, Кулёмина и Гончара вы стали наигрывать при розыгрыше большинства Зуккарелло на синей линии? В команде не было защитников, способных точно бросить от синей линии? Почему не Мишарин или Бернацкий? Вы боялись, что если вдруг они "обрежутся", то не успеют быстро вернуться обратно?
— На самом деле в "Металлурге" было недостаточно атакующих защитников. Зуккарелло имел такой опыт игры в "Рейнджерс", то есть на синей линии. Сергей Гончар очень полезно играл на синей линии. Очень много передач оттуда он делал на Малкина, но после отъезда этих парней за океан Зуккарелло был лучшим вариантом. По пасующим навыкам Матс был наиболее близок к Гончару.

— Почему защитники "Металлурга" не отваживались как можно чаще бросать от синей линии?
— Я тоже этого не понимаю и полностью вас поддерживаю в этом вопросе. Несколько раз их броски блокировались, после чего возникла боязнь это делать как можно чаще.

— Применялись ли штрафные санкции к Малиновскому? За его нарушение в первом матче плей-офф?
— Эта тема, которую бы мы хотели оставить в раздевалке. Конечно, он наверняка вошёл в книгу рекордов как игрок, который не провёл на льду ни одной минуты, но схлопотал штраф.

— В "Металлурге" всегда было достаточно техничных игроков, но в этом сезоне для болельщиков было непривычно видеть, как команда входит в зону соперника, вбрасывая туда шайбу. Неужели это самый эффективный способ, когда в команде есть техничные мастера?
— Хоккей постепенно меняется, в том числе меняется игра в обороне. Уфа подстраивалась под нас. Если они не могли давить на нас, то впятером располагались в нейтральной зоне и ждали. Очень сложно было там обыграть двоих или троих, чтобы проскочить в зону соперника и доставить шайбу в глубину. Вы знаете, что когда был Малкин, мы шайбу не вбрасывали. Был вариант, когда Евгений на скорости сам входил в зону соперника. Шайбу на синей линии терять было нельзя, иначе был риск пропустить контратаку. Действительно, вход в зону был в североамериканском стиле, но по-другому играть было нельзя. Вброс шайбы в зону соперника – самый простой способ доставить её туда, но самое главное было не потерять её там.

— Сейчас проходит полуфинал Восточной конференции "Ак Барс" – "Салават Юлаев". Уфимцы играют как-то по-другому в обороне против хоккеистов Казани?
— Мне не хочется смотреть Уфу, поэтому я слежу за другим полуфиналом на Востоке.

— Почему так упорно использовали Платонова в первом звене после отъезда Малкина и Кулёмина?
— Наши другие варианты использовать кого-то на этом месте были медленнее и меньше. Сергею Мозякину нужен партнёр, который не похож на него по физическим параметрам. Кто-то должен отвечать за атаку, кто-то должен играть в тело. У каждого нападающего в звене своя роль. На место Платонова у нас был другой вариант – Лисин, но он не забил ни одного гола с 5 декабря. Может, у Дениса эта была не лучшая роль, и, возможно, в других сочетаниях Платонов выглядел бы более эффективно, но в данной ситуации его появление в первом звене было лучшим вариантом для команды. Мозякину нужна была помощь в чисто физическом плане.

— Не так давно в хоккее были ничейные результаты, но теперь команда может либо выиграть, либо проиграть. С психологической точки зрения это не совсем хорошо. Была бы ваша воля, вы бы вернули ничьи?
— Я ненавижу буллиты как тренер, но для болельщиков это классно. Зрителям это нравится, они ведь покупают билеты. Однажды я потратил семь часов на дорогу, чтобы поехать и посмотреть один матч, в котором одна команда должна была выиграть, а вторая – проиграть. На ничью неинтересно было смотреть. Если бы ещё и "Металлург" выигрывал по буллитам, тогда бы мне это вообще понравилось.

— Насколько вам было тяжело тренировать на большом льду?
— Моментами было, но такой большой разницы нет. Я стал фанатом большого льда, и это правильное направление. В НХЛ был бы фантастический хоккей, если бы там играли на большом льду. В России я бы удлинил зону атаки и уменьшил среднюю зону. (После этих слов Пол взял в руки диктофон вашего корреспондента, используя его в качестве ворот, и показал, в чём заключаются преимущества удлинения зоны атаки).

— В России вы приобрели серьёзный хоккейный опыт. Чем поможет этот опыт после возвращения в НХЛ? Можно ли его будет там применить?
— Это опыт, который помог бы работать везде. В НХЛ немного тренеров, которые поработали как на большом, так и на малом льду, понимали бы другую культуру людей. Профессиональное развитие тренера от этого очень и очень сильное. Мне здесь не было просто.

— Что, на ваш взгляд, необходимо изменить в команде, чтоб силовой аспект в ней был более явствен?
— Скорость. Особенно на большом льду. Если скорость у игрока будет невысокой, он не сможет сыграть в тело соперника. Североамериканский хоккей базируется на двух вещах: рост, вес игрока, а также его скорость. Преимущество Уфы над нами было в том, что они были быстрее. Защитники были злее. Если набирать в команду более скоростных игроков, тогда игра станет автоматически более силовой.

— Незадолго до окончания локаута вы утверждали, что у вас на случай окончания локаута есть "план В". Удалось его как-то частично воплотить на льду?
— Действительно, план В был, но я не говорил, что он мне нравится. Конечно, было очень важно, что такой выдающийся хоккеист, как Евгений Малкин, играл за город, в котором родился. Зрители должны быть благодарны мистеру Рашникову за то, что он привлёк в команду Малкина на время локаута. После отъезда за океан Малкина, Кулёмина и Гончара мы очень долго сидели и думали, как наши звенья будут смотреться. Особенно если учесть, что тогда и Кэл О’Райлли был травмирован.
Пол Морис

Пол Морис

Источник: Клуб болельщиков "Металлурга" Мг
Оцените работу журналиста
Голосов: 23
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →