Шуми Бабаев
Фото: Ярослав Наумков
Текст: Челябинский хоккейный портал

Бабаев: я немного похож на Аль Пачино

Во второй части интервью Шуми Бабаев признался в симпатиях к ЦСКА и поведал, что принимает участие в околохоккейной жизни подопечных.
19 марта 2013, вторник. 22:00. Хоккей
Продолжение. Начало: Бабаев: агент не даст игроку стать рабом

"СКАЗКИ, БУДТО В ЕВРОПЕЙСКИХ ЛИГАХ ИГРАЮТ ЗА КОПЕЙКИ"

— Ваша агентская деятельность была связана с игроками по обе стороны океана. Насколько сложно принимать решения в ситуации, когда между лигами нет юридических договоренностей, а есть лишь странный меморандум об уважении контрактов?
— Нет никакой проблемы. Ситуация решается конструктивно. Всё равно все пытаются работать в правовом поле. Раньше, когда не было договора, игроки туда-сюда бегали. Но хаос не всегда хорошо. Сейчас всё более-менее цивилизованно. Ребята уезжают за океан и прописывают пункт в контракте, по которому они могут уехать обратно, если не закрепятся в составе.

А посмотрите любой контракт европейца. Он может уехать за компенсацию 200-300-400 тысяч. Это сказки, что в европейских лигах играют за копейки. Я знаю, сколько получают в Швейцарии, Швеции. Люди из НХЛ туда не просто так приезжают.

— Насколько регламент КХЛ находится в противоречии с трудовым законодательством России?
— Давайте не будем это обсуждать. Он в таком противоречии находится, что лучше эту тему не поднимать. Напишите, что находится в противоречии, и всё. Русский человек с русским паспортом не может выступать в чемпионате и за сборную, потому что он заигран за сборную Белоруссии. Это что такое?!
Шуми Бабаев

Шуми Бабаев



— А как обстоит дело с регламентом в НХЛ? Насколько он увязан с трудовым законодательством?
— Вы что, шутите? Там всё абсолютно увязано.

— Ходит байка, что регламент НХЛ никто не видел.
— Подождите, но если он работает, значит, он есть. Если он соблюдается, значит, он есть. Все, кто нужно – внутри этого рынка, – его видят. Зачем его на общее обозрение выставлять?!

— Возможна ли в НХЛ ситуация, которая сложилась в последние два-три года в России: в регламенте аренды нет, но на самом деле она есть?
— Везде есть аренда. Просто она должна быть прописана, регламентирована. Зачем закрывать дорогу молодым игрокам? Или запрещать хоккеистам переходить в аренду из одного клуба в другой под плей-офф?!

— Но вопрос в другом…
— Почему она скрыта? Это чья-то блажь. Кто-то сказал, что аренды быть не должно. Вот её и нет. Тогда хотя бы сократите её. Разрешите отдавать в аренду одного-двух игроков. Если парень играет в МХЛ, а ему предлагают в другом клубе в КХЛ играть, какое же это зло? Давайте разрешим отдавать клубам одного-двух человек в аренду. Или придумаем другие варианты. Их всегда можно придумать.

— В хоккее возможно что-либо подобное делу Боссмана, который изменил футбольный мир?
— Конечно. Обязательно этот момент будет. Он уже назрел. Просто никто не хочет его решить, никто не лезет. Если в ближайшее время некоторые моменты не изменятся, это дело может всплыть. Я об этом давно говорил. Мы просто с огнём играем. Но это касается только белорусов, казахов, украинцев. Европейцы никак не могут попасть в такую ситуацию здесь. И канадцы. Там другое юридическое пространство. А у нас здесь русский не может играть, как русский. Это нонсенс.

— Чья позиция вам ближе: Тарасенко, который уехал, или Кузнецова, который остался?
— Тарасенко поступил мужественно, его поступок вызывает у меня большое уважение. Не говорю, что Кузнецов поступил немужественно. У него были своим мотивы остаться.

"ЧТОБЫ ВЛИЯТЬ НА ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ, НУЖНО ВЛАДЕТЬ ПО МЕНЬШЕЙ МЕРЕ "СПОРТ-ЭКСПРЕССОМ"

— На вашей странице в "Фейсбуке" масса журналистов. Очень продуманный шаг.
— А что в нём продуманного?! Они просто присылают заявки на добавление ко мне в друзья. Я же добавляю тех, кого лично знаю.

— А настоящие друзья среди журналистов у вас есть?
— Один-два человека. Но есть люди, которым я могу дать интервью, которым я доверяю, знаю, что мне потом позвонят, спросят. Они не поменяют местами мои фразы. Я тоже не всем даю интервью. Мне звонят, представляются. Если в прошлом у нас всё нормально было, то дам. А есть люди, кто меня поливает за спиной. Один журналист, например, писал, что я где-то взятки брал. Но я на него даже в суд не стал подавать. Просто сказал ему, что если попадётся мне на пути, то лично с ним разберусь. Он ведь раньше ко мне в друзья набивался, при встрече бежал здороваться. А тут "перекрасился" по инициативе другого агента.

— Детектив настоящий! Нельзя не спросить о "Хоккейной правде". Это ваш сайт или не ваш?
— Он не может быть мой. Я всегда открыт и так. Почему все думают, что "Хоккейная правда" – мой сайт? Бред пишут. Я говорю там, где мне дают сказать. Где меня не вырезают. Если мои мысли дают кусками, то меня это не устраивает.
Шуми Бабаев

Шуми Бабаев

— Почему бы не завести такой бизнес?
— Какой в этом смысл?

— Собственное СМИ – отличный инструмент влияния на ситуацию, на общественное мнение.
— Тогда мне надо было бы купить "Спорт-экспресс", купить Allhockey.ru.

В принципе, я бы не отказался быть хозяином "Хоккейной правды". Там же денег много не надо. Но дело в том, что и без этого меня устраивает, как пишет "Хоккейная правда". Пусть многих не устраивает, что они пишут, но это правда. Это не желтизна. Я много информации туда даю, я этого не скрываю совершенно. Это совместная работа, мы полезны друг другу.

Я могу сказать, что хочу. Вы посмотрите, кого только не приглашают на телевидение. Кто только не выступал на хоккейных каналах, но меня не зовут. И все прекрасно понимают, почему. Просто я буду говорить обо всём откровенно, в лексике не постесняюсь. Я не Жириновский, конечно. Пусть это будет без мата, я найду заменители, но поругаться я могу. Я говорю о том, что наболело. Многое, что я вижу, просто пугает.

— Это всё так, но ведь почти все в хоккейном мире России не могут говорить, что думают.
— Начнём с того, что мало кто вообще умеет разговаривать. У многих нет образования, ни мастерства подачи текста. Они бы, может, и хотели, но не могут. К тому же вы понимаете, что большинству и не надо говорить. Вы посмотрите, сколько я себе нажил врагов. Весь Челябинск и Челябинская область меня ненавидят. Но пройдёт время. Оно всё лечит. А я же только могу повторить – за каждое своё слово я отвечаю.

— Насколько важно для игроков, в частности, тех, с кем вы работали, грамотно вести себя в публичном пространстве?
— Это очень важно, и я всегда за то, чтобы хоккеисты были как можно более публичны. Говорю ребятам: никогда не отказывайтесь от интервью.

— Своим игрокам вы советовали, как и что говорить в интервью?
— Всегда. Как нужно говорить, с каким изданием. Что можно говорить, что нельзя. Что важно понимать – если журналист хамит или неправильно приводит слова, то общаться с ним больше не надо.


Многие игроки не любят давать интервью. Теряются из скромности, не могут гладко рассказать. Это же спортсмены. Нужно быть к ним снисходительнее. Но у нас нет такого, как в футболе.

— Вы имеете в виду классическое "мы вам ничем не обязаны" Аршавина?
— Дело не в Аршавине. Хотя замечу, что то, что он делал на поле, уже было оскорблением. Если ты не уважаешь свою работу, своих болельщиков… Адекватность здесь тоже важна.

"НОРМА – ЭТО САМОЕ СТРАШНОЕ, ЧТО МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ"

— Сколько у вас было игроков максимально?
— Много.

— За 100?
— Нет, ну что вы. Около 50. Очень много молодых.

— Какими должны быть отношения агента и игрока?
— Разными. Мой случай не обязательно правильный. Реальность в том, что агент появляется, находит игроку контракт. Если что-то случается, помогает решить вопрос. И всё. У агента 30 игроков, и он каждого должен трудоустроить. Если у игрока вдруг случается травма, он позвонит агенту, скажет. Или сам агент позвонит и узнает, что случилось. Необязательно агенту и игроку быть друзьями. Надо уважать свою работу, то, что ты делаешь. От агента зависит судьба людей. Его семьи, детей. Нужно всегда помнить, что за агентом стоит много людей. И они могут пострадать от моего неверного решения.

— Вы всегда говорили, что стараетесь быть игрокам скорее другом.
— У меня нет ничего искусственного. Если отношения складываются, это хорошо. Мне ребята звонят по 10 раз за день, со своими проблемами, с просьбами, просто узнать, как дела. Я в аварию попадал, они переживали, спрашивали, что да как.

— Прошлым летом вы прилетали к Бурдасову на свадьбу. Часто вам приходится участвовать в нехоккейной жизни ребят?
— Постоянно.

— Является ли свадьба и тому подобные мероприятия местом, где можно ещё немного поработать?
— Мы всегда общаемся. Обсуждаем других игроков, как самим дальше идти. Всегда, когда собираются игроки, тема разговора касается хоккея. Я всегда стараюсь быть открытым к людям, если люди так же ведут себя со мной. Если нет, то я закроюсь и буду относиться соответственно. Поверьте, я могу быть очень жёстким. Нельзя никогда переходить границы. Они могут оскорблять меня, но поверьте, я в этой жизни очень многое сделал. И заслужил достаточно, заработал себе имя помимо хоккея. Я и требую от многих к себе уважительного отношения, потому что я изначально ко всем отношусь уважительно. Я не позволяю себе в чей-то адрес просто так посылать оскорбления. Никто никогда не скажет.

— У вас есть ещё работа?
— Да, у меня есть бизнес.

— Из чего состоит ваш рабочий день? Какими гаджетами вы пользуетесь?
— Есть I-phone, I-pad, Macbook, ещё один телефон. Раньше я всегда был с двумя телефонами, и даже за рулём вот так коленкой рулил. Сейчас отказался от второго номера.
Шуми Бабаев

Шуми Бабаев


Просыпаюсь по первому звонку. Обычно это 8-8.30. Засыпаю очень поздно. На сон у меня обычно три часа. Я могу находиться в постели в час дня, но не потому что я не поднимался ещё. Просто пытаюсь поспать урывками, потому что меня разбудили ранним звонком. Между этим я отвечаю на звонки. День у меня суперненормированный. Норма – это самое страшное, что есть для меня.

— У вас есть дети?
— Моей дочке 19 лет. Но я никогда не был женат.

— На личную жизнь много времени остаётся?
— Не очень. Наверное, поэтому я до сих пор холостой.

"У МЕНЯ ТАКОЙ ТИП ЛИЦА, Я НЕМНОГО ПОХОЖ НА АЛЬ ПАЧИНО"

— Как вообще вам пришло в голову в конце 90-х заняться агентской деятельностью?
— В то время я играл в футбол и много общался с хоккеистами. С Женькой Давыдовым, Игорем Чибиревым, Пашей Костичкиным, Максом Михайловским. Мы все знакомы очень давно. Дружим ещё с 88-го года. Вместе ездили отдыхать. Потом я уехал в Америку.

Я всё время здесь всем как-то помогал хоккеистам, ребятам. Делал всё то же самое, что и агент. Никогда не знал, как это называется. А как-то раз увидел в Америке один очень интересный сериал – "Arli$$". Там был персонаж очень на меня похож, и всё я понял. Понял, что вот это – моё. В жизни всегда имеет место случай. И так совпало – я снова пришёл в хоккей. В 98-м подписал Женю Давыдова и Пашу Костичкина в "Ак Барс". И мои друзья стали возвращаться. Я им помогал, и всё закрутилось и поехало.

Всё по дружбе. Мы дружили, и так получалось, что я их подписывал. Макса Спиридонова подписывал, Лёшу Бадюкова. Приехал Женя Королёв из Америки и его подписал. И так всё и разрасталось. Через них обращался кто-то. Друзья приводили своих друзей. Многие агенты подписывали своих хоккеистов на контракты, заводили их в правовые отношения с собой. У меня такого никогда не было. Все ребята знают, что я никогда никого не уговаривал стать моим клиентом. Никогда не ходил с этими бумагами, чтобы их подписать. Только когда запретили работать без контрактов, только тогда…

— Сейчас вам нравится то, чем вы занимаетесь? Пусть официально вы и не агент…
— Считаю, что моя работа – лучшее, что можно было для меня придумать. Она подходит мне по моему характеру, я себя здесь комфортно чувствую. Могу открыто в глаза сказать всё, что думаю. Не делаю ничего искусственного.

Я всегда ходил в той одежде, в какой хотел всегда ходить. Хотел – надевал рваные джинсы. Не потому что я кого-то не уважаю. Просто хотел, чтобы меня принимали таким, какой я есть. И может быть, поэтому средне ко мне никто не относится.

— Вы болеете за какую-нибудь команду?
— Всю жизнь болею за ЦСКА. И конечно, за знакомых игроков. Это непроизвольно получается. Есть какие-то симпатии, это нормально. Но внешне я этого не показываю. Есть моменты, когда я могу выразить эмоции, и я не скрываю этого никогда. Мне этого никто не может запретить.

— Насколько агенты влияют на картину мира в КХЛ?
— Очень сильно. Если кто-то недооценивает силу агентов, он очень сильно ошибается. Есть круг агентов, их немного, которые имеют влияние в КХЛ. У них топовые игроки, но дело не в этом, а в той позиции, которую они занимают.

— Одна из самых популярных ваших фотографий в Интернете – та, где вы в майке с изображением Майкла Корлеоне. Любите фильм "Крёстный отец"?
— Да, мне нравится Аль Пачино и его игра в этом фильме.

А история с майкой такая: когда Женя Артюхин играл в "Анахайме", я приехал к нему, и мы отправились на киностудию. Там один человек сказал, что я сильно похож на типаж Аль Пачино. У меня лицо такое, родители с юга родом, но сам я москвич. Мне за границей говорят, что я средиземноморский тип. И в европейских странах я как свой. В Италии, Франции, Турции я буду как свой, не отличаясь никак…

Так вот, после того, как мы съездили на киностудию, я и купил себе эту майку.
Шуми Бабаев

Шуми Бабаев

Источник: Челябинский хоккейный портал
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →