Мидехат и Нина Гусмановы — о сыновьях-хоккеистах
Фото: Фото из личного архива семьи Гусмановых, Фотобанк КХЛ
Текст: Челябинский хоккейный портал

Гусмановы стали хоккеистами из-за Суперсерии-1972

Основатели известной хоккейной семьи Мидехат и Нина Гусмановы — о своих сыновьях, внуках, хоккее и жизни.
23 марта 2013, суббота. 08:00. Хоккей
Их старший сын, Равиль, провёл яркую карьеру в России и за рубежом, играл за "Трактор", "Мечел", магнитогорский "Металлург", клубы Северной Америки, долгие годы защищал цвета национальной сборной. А теперь работает в тренерском штабе Валерия Белоусова. Младший, Денис, выступал за московское "Динамо", ЦСКА, "Мечел", "Трактор", магнитогорский "Металлург", "Ак Барс", "Барыс", "Молот-Прикамье" и "Южный Урал". Первые шаги в профессиональном хоккее делают внуки — Дима, Илья и Филат.

В квартире Гусмановых-старших целая комната отведена под домашний музей. Здесь собраны игровые свитера Дениса и Равиля разных лет и разных команд, многочисленные награды и грамоты. Есть целый архив фотографий и подборка газетных вырезок о сыновьях. Пока Нина Гусманова демонстрирует коллекцию, Мидехат рассказывает о хоккейном пути Равиля и Дениса с самого начала.

МЕЧТА ПРОСЛАВИТЬ ФАМИЛИЮ ГУСМАНОВЫХ

— Я родом из деревни в Октябрьском районе Пермской области. Рано оттуда уехал — сразу после восьмого класса. Вообще-то всегда мечтал стать моряком, поэтому поехал поступать в Пермское речное училище. Но, к сожалению, не прошёл по состоянию здоровья, из-за зрения. Тогда отправился в Свердловск, поступил в строительное училище, выучился на каменщика. Кстати, окончил с отличием. Затем ушёл в армию. Уже после службы продолжил учиться в вечернем техникуме. А в 1971 году мы познакомились с Ниной, будущей женой.
Мидехат Гусманов с сыновьями Равилем и Денисом

Мидехат Гусманов с сыновьями Равилем и Денисом

На тот момент оба жили в Набережных Челнах. Нина приехала из Красноярска, работала крановщицей, а я монтажником в бригаде. Мы почти сразу поженились, а в 1972-м родился наш первенец — Равиль.

— Вы не занимались хоккеем. Как получилось, что Равиль с детства стоял на коньках?
— У меня появилось увлечение хоккеем в начале семидесятых годов, когда я служил в армии. Как раз в то время шли баталии наших с канадцами, первая Суперсерия. Мы тогда часа в 4-5 утра вставали, чтобы посмотреть эти игры. С того момента и полюбил хоккей. Когда родился сын, сразу подумал: он у нас будет хоккеистом. И начал с ним вплотную заниматься с самого детства. Хотелось, чтобы Равиль вырос сильным человеком, да и мечта была — прославить фамилию Гусмановых. Вот, как видите, получилось.

В два года он уже учился кататься. Я сам заливал каток, метров 10 на 10 примерно, около дома — там все пацаны местные катались. А в 1977 году, когда сыну было пять лет, мы переехали на север. Остановились в поселке Солнечный, в 15 километрах от Сургута. Жена в городе работала, каждый день ездила туда на автобусе. Я работал на трассе, туда тоже приходилось ездить по полтора часа. Так вот, с утра, пока ждали автобус, мы с мужиками заливали каток на улице. Я там многих агитировал помогать, у всех же дети. С утра лёд почистим, и пацаны весь день катаются. Если дни были сильно морозные, они шли в спортзал, который тоже находился в двух шагах. Равиль оттуда не вылезал практически. Я и сам тогда начал играть в хоккей с мужиками.

— Сложно было в то время купить коньки, экипировку?
— Нет, не особенно. Что-то доставали, что-то я сам для сына шил — наколенники, щитки. Клюшки привозили из разных поездок. С деньгами проблем не было, мы на севере хорошо зарабатывали. Клюшка — обычная, фанерная — стоила 3-4 рубля, максимум 7, насколько я помню.

У нас на этом катке образовалась дворовая команда. Постоянно играли человек 15 ребят из соседних домов. Мы вместе с их родителями коробку построили. Доски воровали (смеется). Там же много домов строилось вокруг. Ночами натаскаешь досок, днём сколачиваешь. У нас даже была задумка крытый каток сделать, мы уже начали арки варить, сварщика нашли, трубы привезли. Но не сложилось. У нас же никакого проекта, документации не было. Запретили нам строить.

Там, в Сургуте, в 1979 году у нас родился второй сын, Денис. Мы его тоже с детства приобщали к спорту. Он мог по 3-4 часа со мной заниматься, дети ведь вообще не устают…
Трофеи

Трофеи

— Как Равиль оказался в "Тракторе"?
— В 1983 году сургутская команда поехала на "Золотую шайбу" в Ярославль, и они взяли с собой Равиля. Ему тогда было десять лет. Они заняли 1-е место на турнире, Равиль из 15 шайб забил 13. У него даже была именная клюшка с подписью Тарасова. Но она у нас сгорела, к сожалению, во время пожара.

Я очень хотел устроить Равиля в хоккейную школу. В том же 1983 году мы с командой поехали в лагерь на юг. Когда возвращались на машине, я останавливался в различных городах и искал для Равиля школу. Был и в Киеве, и в Ярославле, Москву всю облазил. В итоге добрался до Челябинска. Точно помню, это было 3 сентября. Приехали мы в школу "Трактор", а там как раз в этот день Владимир Гаврилович Мурашов заливал лёд. Как оказалось, он был тренером именно группы 1972 года рождения. Мы поговорили, он сказал, чтобы мы пришли завтра, покатаемся, он посмотрит на моего сына.

Мы пришли на следующий день, подобрали Равилю коньки, он покатался с командой. Тренер согласился его взять, если, конечно, найдём, где его поселить в Челябинске. Это и было главной проблемой — мы-то жили в Сургуте, и в других городах оставить ребёнка было не с кем. Однако в Челябинске у меня оказался знакомый, Юрий Булычев.
Мидехат Гусманов

Мидехат Гусманов

Мы с ним работали вместе в Сургуте, затем он переехал сюда. Встретились с ним. У него тоже сын, на год старше Равиля. Юра поговорил с женой, и они оставили Равиля у себя.

— Тяжело было расставаться? Всё-таки ему было только 10 лет.
— Конечно, все расстраивались, скучали. И мы с женой, и Денис, ему тогда 4 года было. Так или иначе, Равиль с того момента поселился в Челябинске, пошёл здесь в пятый класс. В хоккейной школе сразу вписался в коллектив, в основную команду попал. Это было непросто, но он физически был очень хорошо подготовлен. Начал играть во второй, третьей пятёрках. Ниже третьего звена никогда не опускался.

А через два года мы всей семьей переехали в Челябинск. Дениса привезли, когда ему ещё 7 лет не исполнилось, и сразу же отдали в школу "Трактор". Он и до этого в Сургуте катался, данные были очень хорошие.

ПОЖАР В СОЛНЕЧНОМ И ПЕРВАЯ ТРОФЕЙНАЯ КЛЮШКА

— Они у нас оба с детства очень самостоятельные, — подключается к разговору Нина Гусманова. — Вот сейчас смотришь на детские тренировки — все родители сидят на трибунах, следят за детьми, шнурки им завязывают… А в то время такой возможности не было. Мы все работали, в том числе по субботам, выходной только один был — воскресенье. Так что ребята сами ездили на тренировки, баулы таскали. А мы ходили только на игры.

— Раньше у хоккеистов рюкзаки были, — продолжает Мидехат. — Я шестилетнему сыну, Денису, рюкзак соберу, покажу всё, и мы с утра идём на работу, а он на тренировку. Вот такой первый класс у него был. Сейчас-то всех на машинах возят, а наши ребята всё сами.

— На учёбу времени хватало?
— Учились оба хорошо. У Дениса память вообще феноменальная, да и у Равиля тоже. Всё нормально было в школе. И внуки у нас тоже все хорошо учатся.

Я что хочу сказать. Самое главное — жить надо душа в душу. У нас с женой никогда не было разногласий по поводу воспитания детей. Как я скажу, так она делает, как она скажет, я делаю. Если я наказываю, она не вмешивается. Я всегда хотел, чтоб дети честные росли, сильные духом, делом были заняты, а не по подворотням шлялись — вот что самое главное.
И снова трофеи

И снова трофеи

— Когда вы поняли, что Равиль будет профессиональным хоккеистом?
— Я никогда не сомневался в этом. Он был физически одарённым, успешным в любом виде спорта. На лыжи ходил в первом классе, был лучшим среди пацанов, которые дольше него занимались, в соревнованиях участвовал. У него всё получалось. И Денис тоже с детства не только хоккеем увлекался, разными видами спорта. Это лыжи, футбол и так далее.

— В любом случае в какой-то момент приходится выбирать между спортом и учёбой. Не каждый талантливый ребёнок вырастает успешным хоккеистом.
— У нас такого не было, дети успешно совмещали школу и тренировки. Но для Равиля у меня был запасной вариант. Он хорошо учился, был неплохим математиком. Я его в пятом классе в московскую заочную математическую школу записал. Вычитал где-то об этом. Оттуда присылали задания, он делал, я отправлял, потом приходили оценки. Тогда ещё программистов не было, но я рассчитывал, что он сможет работать в этом направлении. Но, к счастью, с хоккеем всё хорошо сложилось.

Денис тоже на высоком уровне играл, в том числе за сборную. Только из-за состояния здоровья карьера пошатнулась. Пришлось, так скажем, остепениться. А задатки очень у него хорошие были. Он и сейчас играет за Первомайскую команду. Сейчас начал тренировать группу любителей, это его первый опыт.
Говорит, что не у всех хорошо получается, но все хотят научиться, и прогресс есть. Денису есть что им показать.

Я ведь хотел, чтобы фамилию Гусманов все знали. Так и вышло. Знаете, сейчас куда ни приеду, все говорят о нашей фамилии. Спрашивают: "Так вы отец Гусманова?" Уважение, внимание какое-то оказывают, это приятно. Даже гаишники иногда узнают.

— Вы упоминали, что первая "трофейная" клюшка Равиля сгорела при пожаре. Расскажите, что тогда случилось.
— Это было в Сургуте, точнее — в посёлке Солнечный. Нам дали необычное жилье — бочку длиной девять метров и три в диаметре. Круглую такую, знаете. Она была оборудована под дом, центральное отопление проведено, кухня, туалет, душевую я сам построил. Это звучит странно, но условия были вполне нормальные. Классно было жить. Главное — тепло. Вот водопровода не было, воду сами носили с колонки.

Посёлок небольшой был на тот момент, тысячи две-три жителей. Потом он стал разрастаться. Начали строить дома из готовых блоков, из фанеры, по сути. Они, как выяснилось, очень быстро горят. Нам дали квартиру в таком доме.

И вот ночью под Новый год у нас случился пожар. Представляете, ночь, все спят уже, и тут я смотрю — огонь. Мы на втором этаже жили. Открываю дверь в коридор — там уже пламя, пройти нельзя. Равиль в то время в Челябинске учился, мы жили втроём. Пришлось выбираться на улицу через окно. Я взял полотенце, Дениса обвязал, из окна спустил. Валенки большие, первые попавшиеся, на него надел. Пока спускал, они слетели. Он на сугроб приземлился, а там люди уже кругом стоят — поймали его. Потом Нину, жену свою, спускаю. А там с первого этажа тоже женщина вылезает, Нина на неё. Отошли, отряхнулись. Я смотрю — надо вещи выкидывать. А что спасать в первую очередь? Сходил на кухню, документы собрал. Нина кричит: "Чемодан с обувью выкидывай". У нас обувь была хорошая, новая, на вырост покупали. Хватаю этот чемодан. Потом оказалось, я перепутал, в нём не обувь была, а вот эти самые фотографии. И хорошо, что мы их спасли. Больше ничего взять не удалось, всё сгорело.

Новый год в итоге встретили у друзей. Достаточно быстро нам дали новое жилье. Такая вот история.
Так выглядело признание в Советском Союзе

Так выглядело признание в Советском Союзе

ЛЁД ДЛЯ БУДУЩИХ ЧЕМПИОНОВ

Сейчас Мидехат Гусманов работает заливщиком льда во дворце хоккейной школы "Трактор". Вот уже 10 лет для него это любимое хобби.

— Необычная у вас работа.
— Меня пригласил Виктор Николаевич Мальцев. Он тогда стал директором дворца на ЧТЗ. Собрал спонсорские деньги на покупку машин для заливки льда, купил и позвал меня в качестве водителя. Просто по знакомству. Я сразу согласился — приятно работать рядом с детьми в такой сильной школе, как "Трактор", готовить лёд для наших будущих чемпионов. Оказалось, ничего особенно сложного в этой работе нет.

Первая машина была на базе ГАЗ-66. Потом купили "Газели" с Горьковского завода. А затем появились современные машины, на которых мы работаем сейчас. Большое спасибо Виктору Николаевичу за это. Коллектив у нас хороший, всем нравится, во дворце порядок, чистота. Приятная работа.

— Наверно, после ГАЗ-66 новые машины как небо и земля.
— Конечно! Качество заливки льда с появлением новой машины стало гораздо лучше. Раньше тренировочный процесс происходил на менее качественном льду, а сейчас ребята катаются по ровному покрытию. Всё зависит именно от техники, которая используется, ещё от воды, там много нюансов. У нас сейчас вода очищенная, без хлора и всяческих примесей.
Равиль и Денис Гусмановы в детстве

Равиль и Денис Гусмановы в детстве


— Это тоже ваше — следить за качеством воды?
— Нет, мы готовой водой заправляем. За техническое состояние машины тоже водители отвечают.

— Сложно управлять такой техникой?
— Сама система заливки льда управляется четырьмя-пятью кнопками. Ничего сложного. Лёд у нас во дворце загружен с раннего утра до позднего вечера. Первая тренировка начинается в 7:45, последняя заливка льда — в 23:15, это уже для любительских команд-арендаторов.

— Кто оставляет после себя самый "убитый" лёд?
— Старшие ребята, команды 96-97 годов рождения. Они уже взрослые, тяжёлые, бывает, кругами на одном месте катаются, до самого бетона могут нарезать. После них лёд быстро восстановить невозможно, нужно 2-3 заливки.

ВНУКИ С ДЕТСТВА НА КОНЬКАХ

— Ваша семья основательно помоталась по России в молодости. Какой город Равиль считает родным?
— Челябинск, наверное. Он здесь с 10 лет. В Набережных Челнах мы с ним совсем мало прожили, он уже и не помнит. В Сургуте 5 лет. А здесь он с самого детства, прижился, привязался.

— У вас шестеро внуков. Чем они занимаются?
— Все внуки с детства увлекаются спортом. У Дениса — трое сыновей. Старшему, Диме, 15 лет, он играет в школе "Трактор" за команду Владимира Глинкина, делает успехи. Илья 2003 года рождения, занимается у тренера Константина Сидулова, тоже подаёт надежды. Илью в два года на коньки поставили, но он как-то неудачно упал и не захотел больше кататься, а в 4 года сам, по своему желанию, стал в хоккей играть. Самому младшему, Акиму, год и 8 месяцев — пока бегает только по дому в коньках и с клюшкой.

У Равиля — две дочери и сын. Филат — хоккеист, разумеется. Сам 2006 года рождения, но катается с ребятами 2005-го, в команде тренера Александра Кузнецова.

— Все мечтают стать профессиональными хоккеистами?
— Посмотрим, как получится. Все хотят результат показать — и дети, и родители.

— А девочки чем занимаются?
— Настя, старшая, фигурным катанием занималась, на танцы ходила. Она даже танцевала в группе поддержки на хоккее, когда Равиль играл в Магнитогорске. А сейчас она учится в Англии. Младшая дочь, Ульяна, в садик ходит, три года ей — маленькая ещё. Красивая девочка растет, но о спорте ещё рано говорить.
Память о матчах за сборную

Память о матчах за сборную

Источник: Челябинский хоккейный портал
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →