Юрий Бородич - о будущем и прошлом "Динамо-Минск"
Фото: Официальный сайт ХК "Динамо-Минск", Фотобанк КХЛ
Текст: sport.tut.by

Бородич: зачем всё разрушать?

Председатель центрального совета БФСО "Динамо" Юрий Бородич рассказал о результатах заседания наблюдательного совета.
26 марта 2013, вторник. 18:00. Хоккей
– Информации о ходе наблюдательного совета "Динамо", состоявшегося накануне, по-прежнему немного. А меж тем длилось заседание на протяжении пяти часов. Расскажите о том, что не вошло в пресс-релиз о мероприятии.
– Что касается совета, то неожиданности на нём были даже для меня. К примеру, мы предполагали, что будет избран новый состав наблюдательного совета — об этом шли предварительные разговоры. Говорилось об этом и с руководителями спортивной отрасли. В общем, учитывая повышенный интерес к проекту президента, мы ожидали каких-то перемен, и моим первым предложением было включить в совет помимо Шамко ещё и Рыженкова с Рачковским. Думаю, это помогло бы "тройке" иметь более глубокое представление о процессах, которые происходят в клубе. А также более точно выполнять контрольные функции. Чтобы не быть голословным, покажу вам регламент ведения работы совета. Здесь первым пунктом идёт вопрос о составе.

– Значит ли это, что вы были готовы уступить место председателя?
– Хотел бы уточнить, что это общественная должность. То есть за эту работу я денег не получаю. Здесь, скорее, речь идёт о личной ответственности перед президентом за проект "Динамо-Минск". А также профессиональный интерес к делу. Состав совета избирается каждый год, поэтому предложил теперь обсудить вопрос о новом председателе. Нужно было определиться, кто поведёт этот корабль дальше.

– Вы бы хотели продолжить его вести?
– Если примут такое решение, то да, конечно. Думаю, спортивный результат последнего сезона – не единственный фактор оценки работы клуба. Главная команда в плей-офф не вышла, но туда попала молодежь. Много положительного было и в других сферах. Важно не останавливаться в развитии. Ведь одна из главных проблем отечественного спорта – отсутствие преемственности. У нас принято разрушать всё до основания и строить потом заново. Зачем? Мы хотим системности.
Кари Хейккиля

Кари Хейккиля



– Игорь Рачковский на недавней встрече с журналистами заявил, что на месте руководства федерации и "Динамо" ушёл бы в отставку. Его в этом поддержали Александр Шамко и Максим Рыженков.
– Жизненный опыт позволяет сдержанно относиться к подобным заявлениям. Мы ведь совершенно не против передать бразды правления клубом. У менеджмента и хоккеистов практически в полном составе контракты заканчиваются 30 апреля, и уже пора объявить, с кем отношения будут продлеваться, а с кем нет. Я вот поинтересовался у высшего спортивного руководства, кто готов взять бразды. Если решение есть, чего ждать? Хорошо, Рачковский говорит, что все должны встать и уйти – встанем и уйдём. Кому передать эстафетную палочку? Назовите фамилии.

– И что же?
– Председателем может стать только член совета, именно поэтому предложили включить в повестку дня вопрос о вступлении новых представителей в него. В чем представителям клуба было отказано.

– Схема "6+1", провозглашённая на совете, по-вашему, каким-либо образом противоречит спортивным задачам клуба?
– Единогласия в этом вопросе пока нет. Он ещё открыт для обсуждения. На днях руководители спортивной отрасли будут докладывать главе государства. Мы вместе выработали такой подход по числу легионеров. А как будет на самом деле, я не знаю.

– Ограничение в числе легионеров наверняка активизирует переговоры с Алексеем Угаровым, Константином Кольцовым, Андреем Степановым…
– Правда, эти переговоры далеко не всегда приводят к положительным результатам. Отступные за хоккеистов часто неподъемны для "Динамо". Одно время мы хотели взять Калюжного, Угарова. За последнего как-то вели переговоры с Нургалиевым. Но нам отказали. Все эти ребята мне нравятся. Тот же Степанов мог бы помочь "Динамо". Посмотрим, как пройдут переговоры. И будут ли они вообще.

– Ещё Владимир Наумов отмечал, что белорусы, понимая важность для клуба, набивают себе цену. Так, по его словам, Дмитрий Мелешко просил в полтора раза больше обладателей Кубка Стэнли.
– Мы не идём на поводу у хоккеистов. В том числе у белорусов. Спортивный директор в состоянии реально оценить стоимость хоккеиста. Завышенных контрактов не даём.

– Но согласитесь, что отношение латвийских хоккеистов к проекту "Динамо-Рига" более патриотичное, нежели у белорусов к "Динамо-Минск".
– Думаю, здесь дело не в патриотизме отдельных людей, а в менталитете самой нации. Латыши традиционно были более мотивированны. Когда я возглавлял федерацию хоккея, мы выезжали на чемпионаты мира. Первый выезд был в 1998 году. Наших приехало с десяток, а латышей – пять тысяч.

– Максим Рыженков в одном из интервью заметил, что клуб спонсируется государством и должен соответствовать интересам налогоплательщиков. Если сравнить посещаемость матчей "Динамо" и сборной, возникает вопрос, что им действительно нужно: белорусское или легионерское?
– Нам многого удалось добиться в работе с болельщиками, и, конечно, забывать про их мнение нельзя. Однако основным спонсором "Динамо" является "Беларуськалий", то есть государство. И оно вправе ставить задачи, как считает нужным. Думаю, от спортивных задач никто не уйдёт.
Александр Андриевский

Александр Андриевский

Поэтому конфликт интересов, конечно, будет. Хотя есть команды, где результат не на первом месте. Мы отправляли на стажировки в Америку специалистов, которые рассказывали о командах, где на первом месте зрелище, а не результат. Кроме того, вес болельщиков был бы больше, входи они в состав акционеров. А такие примеры есть. Взять тот же "Торонто Мэйпл Лифс".

– Официальный сайт бесперебойно доводит к сведению о ваших встречах с командой. Как принимаете решение о том, что время пришло?
– Графика нет, а инициатива обычно исходит от меня. Встречаемся в критических моментах, как в ситуации с Кари. Беседуем перед сезоном, чтобы познакомиться с новичками. Плюс я захожу в раздевалку поздравить команду после удачных встреч. Думаю, это вполне нормально.

Вот Марек Сикора однажды рассказал, как он покинул Магнитогорск. К нему подошел руководитель и начал рассказывать, как правильно тренировать команду. Марек собрал вещи и улетел. Поэтому в тренерскую работу не вмешиваюсь. Но, бывало, встречался с командой с глазу на глаз. Например, как два года назад в Чехове. У чешского специалиста был конфликт с Константином Глазачевым. Марек хотел уйти в отставку, а игроки просили сохранить его. К счастью, нашли выход из ситуации.

– Недавно пользователи активно обсуждали зарплаты хоккеистов. По сведениям Анатолия Тозика, среднемесячная в "Динамо" составляет 420 миллионов рублей. В то время как гражданское население довольствуется 500 долларами…
– Думаю, Анатолий Афанасьевич не обладает достаточной информацией о специфике вида спорта. По этому показателю наш клуб находится на 19-м месте в КХЛ. В долларовом эквиваленте это 50 000 долларов. У питерского СКА этот показатель равен 130 000. Официальные данные. Если мы хотим понизить планку, нужно быть готовым к тому, что в "Динамо" будет другая команда. Игроки просто уйдут в другие клубы.

– Видите ли вы в Александре Андриевском зрелого специалиста, готового продолжить работу в качестве главного тренера КХЛ?
– Я знаю Александра ещё со времён игровой карьеры. Его спортивный и тренерский пути проходили на моих глазах. И прогресс Андриевского очевиден. Уверен, он и в дальнейшем справится с работой в качестве главного тренера. Кстати, именно наше движение в сторону совмещения работы в сборной и клубе не позволило Андриевскому возглавить клуб еще год назад. Но мы тогда решили двигаться в сторону сборной и федерации хоккея. Поэтому выбор пал в сторону Кари Хейккиля. Конечно, это было ошибкой. И дело здесь не в профессиональных качествах. Кари – тренер топ-уровня. Просто система финна не была принята командой. Такое иногда бывает. Наверное, работай Андриевский с самого начала, ситуация была бы другой.

– Назначение Хейккиля принималось под давлением федерации?
– Нет. Решение принималось наблюдательным советом. И он проголосовал за Кари. Ответственность за это решение мы с себя не снимаем.
Болельщики минского "Динамо"

Болельщики минского "Динамо"

– Но вы согласны с мнением, что хоккеисты не понимали требований Хейккиля?
– Да. Вместе с Евгением Ворсиным выезжали на матч в Ригу, общались, советовались с игроками. Понимали, что тянуть дальше было уже нельзя. Команда могла открыто саботировать тренера. Откровенный разговор с ним состоялся после возвращения из Донецка. Я сказал ему: "Кари, ничего личного, но команда не принимает вашу систему подготовки. Двигаться вместе дальше будет неправильно". Расставание прошло в полном соответствии с контрактом. Все обязательства мы выполнили.

– Вы сказали, что Андриевский рассматривался ещё весной. А обсуждалась ли тогда кандидатура Михаила Захарова?
– Да, Захаров был в числе десятка белорусских кандидатов. Я поддерживал с ним контакт. В своё время даже предлагал Захарову стать генеральным менеджером "Динамо", но он отказался.

– Кстати, Михал Михалыч недавно объявил о завершении тренерской карьеры…
– Думаю, из хоккея он не уйдёт. Затрудняюсь ответить, чем теперь он займётся. Конечно, фигура он противоречивая, но для белорусского хоккея Захаров сделал немало. Не всем он нравится, но мне с Михаилом Михайловичем удаётся находить контакт. Мы многое обсуждаем: с чем-то соглашаюсь, с чем-то нет – это моё право.

– С Андреем Сидоренко?
– Да, и с ним советуемся. Это квалифицированный специалист. Пускай из-за давних событий отношение к нему неоднозначное. Сидоренко – тренер с опытом работы в КХЛ. Его кандидатура должна быть в зоне внимания федерации и клубов. Думаю, без дела он не останется.
Юрий Бородич

Юрий Бородич



– В своё время провалившегося в "Динамо" гендиректора Сергея Каткова вам тоже посоветовали. Герман Скоропупов.
– Всё верно. Герман успешно работал у нас в сезоне-2007/08, а в 2010 году предложил рассмотреть кандидатуру Каткова. Сотрудничества не получилось, но это тоже опыт.

– Собственно, не провались Катков, не было бы Торбина. Не кажется ли вам, что в белорусском хоккее боятся доверять молодым специалистам?
– Я не боюсь доверять молодым. У нас в БФСО много молодёжи. И эти талантливые ребята успешно справляются со своими участками.

– При этом Торбин был человеком из ниоткуда…
– Не забывайте, что он не один занимался клубом. Однако Алексей действительно сумел себя проявить – еще при назначении Марека Сикоры. Торбину удалось "разрулить" ситуацию в "Автомобилисте", и тогда я понял, что на этого человека можно положиться.

– В 2012 году "Динамо" заработало 3,8 млн долларов. Довольны?
– Вполне. С нуля клуб вышел на 17-процентную окупаемость. Маркетинговый отдел с Лидией Семеновой во главе работает отлично, и у них ещё много задумок.

– Думаете, давление на клуб уменьшится в случае роста его доходов?
– Скажу более, у нас есть проект выхода клуба на полную самоокупаемость. Максим Рыженков в курсе. Схема уже апробирована в тестовом режиме. Мы от себя всё сделали, и сейчас вопросом занимается правительство. Президент проект одобрил. Уверен, он принесёт пользу экономике в размере триллиона рублей (около $ 115 млн), а минскому "Динамо" — 100 миллиардов ($ 11,5 млн).

– Речь об иностранных инвесторах?
– Нет. Это наша хозяйственная деятельность – инновационные проекты, которые будут полезны и экономике, и спорту. БФСО "Динамо" всегда этим занималось. Уровень господдержки упал, поэтому активно занимаемся сотрудничеством с партнёрами.

– По мнению ответственной за спорт "тройки" и сборной, и клубом должен руководить один человек. В подобной должности в "Динамо" было четверо: Пол Гарднер, Джим Хьюз, Глен Хэнлон и Кари Хейккиля. Вы всё ещё верите в жизнеспособность такой модели отношений?
– Я не буду поддерживать эту инициативу. Я против совместительства.

– Почему на наблюдательный совет не был приглашён гендиректор "Минск-Арены" Николай Ананьев?
– Никакого ЧП здесь нет. Это не является показателем негативного отношения к Николаю Константиновичу. Первой повесткой дня стоял вопрос о составе совета. Но вопрос был снят руководителями спортивной отрасли. Хотя мне кажется, что с этого нужно было начинать. Владимир Бережков писал, что без Ананьева наш совет нелегитимен. Но в соответствии с положением заседание правомочно, если присутствует хотя бы два его члена. А нас было четверо: я, Мушта, Шамко и Ворсин. То есть вопрос правомочности снимается.

Это ведь я в своё время инициировал включение Ананьева в совет для прорабатывания методов взаимовыгодного сотрудничества, проведения единой маркетинговой и рекламной политики, совершенствования работы менеджмента, общепита. К сожалению, наши предложения не были поддержаны. К тому же оказалось, что по ряду позиций возглавляемая Николаем Константиновичем "Минск-Арена" конкурирует с клубом. Это противоречит правилам. В частности, пункту 7 "Конфликт интересов". Другими словами, под звание члена наблюдательного совета он не попадает. И непонятно, зачем ему тогда туда входить? К слову, вопрос присутствия Ананьева обсуждался заранее. Меня спрашивали, будет ли он. Я ответил, что в этом нет необходимости.

– То есть это не было сюрпризом?
– Для Максима Рыженкова точно нет. Никто не настаивал на присутствии Ананьева. Вы должны понимать, что если мы будем выполнять постоянно растущие требования арены, то средняя стоимость билета будет не 6, а 30 долларов. И сможет ли болельщик за такие деньги ходить? Соберем мы 15 000 человек при такой цене? Думаю, что нет. Не стоит также забывать, что в 2010 году клуб уплатил налогов на сумму 2 миллиона долларов, а в 2012 – уже 3 миллиона, из которых 1,8 выплачено в виде местного налога. Расходы по возмещению услуг "Минск-Арены" в 2010 году составили 274 000 долларов, а в 2012-м – 618 000 долларов. И кто тогда содержит "Минск-Арену"? Это как раз приблизительно та сумма, на которую арена дотируется из бюджета города. Мы предлагали мэрии войти в состав акционеров, но получили три письма с отказом. А ведь всюду позиционируем себя, как минский клуб. В письмах руководству города приводили данные о том, как поддерживаются команды в Берлине, Барселоне. Там гордятся успешными клубами.

– Каким вы видите будущее "Динамо"?
– С оптимизмом смотрю в будущее. Конечно, могу анализировать только ситуацию, при которой мы останемся в клубе. За других говорить не могу. Главное – мы знаем, как сделать "Динамо" окупаемым. И близки к реализации задуманного. Конечно, не всем это нравится. И легко критиковать клуб, когда тратятся государственные деньги. А что можно предъявить команде, когда она зарабатывает сама? В гандболе половину бюджета мы зарабатываем, и спортивные успехи клуба на высоте. У нас есть план создания единого клуба, объединяющего разные виды спорта. По примеру испанской "Барселоны".

– Но футбольное "Динамо" давно является частной собственностью.
– Верно, этим клубом занимается "Трайпл". Зачем им мешать, если команда не бесхозна? Специально, чтобы кому-то что-то доказать? Это не в моих правилах.
Болельщики минского "Динамо"

Болельщики минского "Динамо"

Источник: Tut
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →