Все новости

Марков: в "Динамо" никакой зацепочки, всё идеально

Новый защитник "Динамо" рассказал "Чемпионат.ру", что не испытывает дискомфорта после НХЛ, не против "сидения на базе" и что маленькие площадки пойдут только на пользу хоккею в России
Хоккей

По итогам своего второго матча за московское «Динамо», обыгравшее нижнекамский «Нефтехимик» со счетом 3:2, защитник Даниил Марков был признан лучшим игроком в составе своей команды. На беседу с корреспондентом «Чемпионат.ру» Марков вышел, уже переодевшись после встречи, таща на себе баул и сумку с личными вещами. Во время нашей беседы один из работников динамовского клуба решил помочь Маркову и отнести его баул в автобус. Надо было видеть смущение игрока, который замахал руками, отказываясь, а потом еще долго благодарил за помощь. Согласитесь, этот эпизод хорошо иллюстрирует личностные качества хоккеиста, который в НХЛ, уж понятно, привык не носить свою сумку в автобус лично. Во время беседы выяснилось, что защитник не испытывает проблем с российской инфраструктурой и не имеет предубеждения против «сидения на базе». Но начали мы интервью все же с игры.

— Владимир Крикунов считает, что в матче с «Нефтехимиком» «Динамо» всё же повезло...
— Я полностью согласен с мнением тренера. У нас хорошая команда: хорошие нападающие, защитники, вратари, коллектив. Но на этот раз игра немножко не получилась. Не вышло того, что мы хотели. Но мы знали, что надо делать. Это внутреннее, командное. Уверен, что у нас всё будет хорошо.

— Я бы не сказал, что большой лёд вызывает у меня сложности с адаптацией. Просто хоккей в Суперлиге немножко отличается от заокеанского. Мне чуть тяжелее именно с этим, а не с площадками. Система игры и хоккея другие.

— Поступок Федора Федорова, затеявшего стычку, как повлиял на игру?
— Знаете, я не видел этого момента. Поэтому комментировать не могу.

— Тяжело вам было после этого: и так серьёзные потери в составе, а тут лишились еще одного форварда...
— Ну да. Все понимают, что Федор Федоров хороший игрок. Конечно, нам было тяжеловато. Но мы перешли на игру в три звена в третьем периоде, и это было правильно. В конечном итоге мы забили шайбу. Хотя играть было тяжело. Впрочем, мы все знаем, что надо делать.

— Как проходит ваша адаптация к большим площадкам?
— Я бы не сказал, что большой лёд вызывает у меня сложности с адаптацией. Просто хоккей в Суперлиге немножко отличается от заокеанского. Мне чуть тяжелее именно с этим, а не с площадками. Система игры и хоккея другие.

— Можете конкретизировать: что вы имеете в виду, говоря о разнице в российском и североамериканском хоккее?
— Команды играют по разным системам. Как я заметил из двух матчей, здесь больше играют «один-четыре». В НХЛ — немного иначе. Мне к этой разнице немного тяжело приспособиться. А площадки роли не играют. Тем более, я играл на двух Олимпиадах, и для меня это проблемой не было никогда.

— Считаю, что маленькие площадки пойдут только на пользу российскому хоккею. Это моё личное мнение. Я его придерживался и придерживаться буду.

— Однако, когда вы только вернулись в Россию — первое, что сказали: России надо уменьшать катки. Вы поменяли свое мнение?
— Нет, я так и считаю, что маленькие площадки пойдут только на пользу российскому хоккею. Это моё личное мнение. Я его придерживался и придерживаться буду. Даже если вы меня через год спросите, я отвечу вам так же.

— Вам сейчас предстоят первые выезды в российском чемпионате. Вы готовы к этому? С точки зрения инфраструктуры, в частности.
— Я довольно-таки приземлённый человек, поэтому никакого дискомфорта не испытываю нигде. Я играл в локаут в Чехове. И это еще была Высшая лига, а не Суперлига. Там города, например, дальше расположены. И ничего — мы ездили. Я нормально отношусь к этому. Что там, в поездке: приехали — ужин — раскатка — игра. Мы ж не приезжаем туда гулять, веселиться и ходить по городу. Поэтому, во время сезона для всех хоккеистов поездка — это значит отдохнуть в гостинице и сыграть матч. А потом — самолёт или поезд. В НХЛ то же самое. Единственная разница в том, что тут завтраки, обеды и ужины – командные, а в НХЛ ребята ходят питаться сами.

— Наверное, с точки зрения создания атмосферы в команде, российский вариант лучше?
— Ну, конечно. В НХЛ тоже есть такие традиции. Просто у всех вкусы разные. Кто-то хочет мяса, а кто-то — рыбы. Получается, что объединяется по пять-шесть человек в группы по интересам. Командные ужины тоже бывают. Когда в поездке есть время, например, два дня до игры, то идут всей командой в ресторан.

— Понятно, что после двух матчей выводы делать сложно, но как вам показалось: по сравнению с тем, локаутным, сезоном хоккей в России изменился?
— Мне судить по локаутному сезону сложно, потому что я играл в Высшей лиге, а Суперлигу особо и не смотрел. Но то, что строят такие хорошие дворцы, говорит о движении вперёд. Я думаю, если и дальше инфраструктура так будет развиваться, то всё будет нормально.

— Когда вы только подписали контракт с «Динамо», Владимиру Крикунову задавали один и тот же вопрос: сможет ли Данила Марков проявить себя в рамках российских правил? Для вас они стали проблемой?
— Немного странновато было в первой игре, когда меня удалили. Тут просто неразбериха в том, что правила изменились. Похоже, сами судьи еще толком не разобрались, за что удалять, а за что нет. Мы разговаривали об этом с ребятами. Получается, что за один и тот же приём один судья удаляет, а другой — нет. То есть, когда будет стабильность, игроки будут понимать, нарушение это или нет. В НХЛ была такая же ситуация после локаута, когда изменились правила. Игроки вообще боялись трогать кого-то. Я вот даже привык к такой игре, когда только чисто в корпус встречать можно. Захваты, зацепы клюшкой — нельзя, потому что два года в НХЛ за это выгоняли. У меня на это уже рефлекс выработался. Я думаю, ничего такого страшного нет — привыкну. Сегодня, например, было легче играть.

— Условия все есть, база сделана очень грамотно, по высшему разряду: и питание, и лёд, и раздевалка — всегда можешь подготовиться к игре. Массажисты и доктора у нас отличные. Всё на высшем уровне. Никакой зацепочки, ничего. Всё просто идеально.

— Принимая решение о переходе в «Динамо», с кем-то советовались?
— Да, с Пашей Дацюком советовался. Только положительные отзывы дал.

— Североамериканская пресса писала, что вами, помимо «Детройта», интересовались «Филадельфия» и другие клубы. Вы вели переговоры только с «Красными Крыльями»?
— Много было команд, которые интересовались мной, но интерес был, скорее «общего характера»… Мне приходилось ждать. Я сразу решил, что буду ждать до определенного момента. Разговоры со стороны клубов были такие: нам надо кого-то менять, потому что потолок зарплат, а поменять мы никого не можем. Как-то вот так… Поэтому я определился сразу — после какого-то определенного числа прилетаю сюда, в Россию.

— Наверняка, ставите перед собой задачу на сезон — пробиться в сборную?
— Конечно, хочу играть за сборную. Очень хочу. Я думаю, что любой спортсмен должен стремиться к чему-то: к каким-то большим соревнованиям, к выступлениям за сборную. Если ни к чему не стремиться, то зачем вообще быть спортсменом? Можно ведь пойти выучиться на кого-то другого… Тем более что на чемпионате мира я играл лишь однажды, в 1998 году. Мы тогда очень обидно проиграли швейцарцам и заняли место с пятого по восьмое какое-то. А остальные разы я на чемпионаты мира не попадал, потому что играл в плей-офф розыгрыша Кубка Стэнли…

— Позволите поинтересоваться, как вы устроились в бытовом плане? У вас в Москве квартира?
— Нет, у меня нет своей квартиры. За 10 лет не сумел ничего своего приобрести. Мы живем с детьми у жены. А так я, как и все ребята, за день до игры на базе. Условия все есть, база сделана очень грамотно, по высшему разряду: и питание, и лёд, и раздевалка — всегда можешь подготовиться к игре. Массажисты и доктора у нас отличные. Всё на высшем уровне. Никакой зацепочки, ничего. Всё просто идеально.

Комментарии (0)
Партнерский контент