Фастовский: сейчас - меньше эмоций, больше дела
Текст: Алёна Шилова

Фастовский: сейчас - меньше эмоций, больше дела

Вот уже третий сезон ЦСКА - по результатам, - лидер столичного хоккея. Это стало для "Чемпионат.ру" хорошим поводом погостить у генерального менеджера ЦСКА Кирилла Фастовского.
23 ноября 2007, пятница. 13:39. Хоккей
Вот уже третий сезон ЦСКА — по результатам, — лидер столичного хоккея. Перехватив это "знамя" у "Динамо", бывшего лучшей московской командой на протяжении вот уже больше десяти лет — с начала 90-х и по 2005-й, последний на текущий момент динамовский чемпионский сезон. А про "Спартак" и "Крылья Советов" мы уж в этом контексте и вовсе не говорим.

А ЦСКА поступательно движется вверх. Последняя вершина — четвёртое место по итогам прошлого сезона, воспринятое ни много ни мало, как сенсация.

Впрочем, и перед началом этого чемпионата на ЦСКА не ставили как на одного из лидеров Суперлиги — а ЦСКА стабильно держится как минимум в пятёрке. Всё это стало для "Чемпионат.ру" хорошим поводом погостить у генерального менеджера ЦСКА Кирилла Фастовского. Он говорил о настоящем и будущем "армейского" клуба — не отделяя развития ЦСКА от развития всего российского хоккея.

...Мы не хотим слепо, тупо идти, привязываясь к какому-то месту. Например, не ниже третьего. У нас такого в принципе нет. В концовке прошлого чемпионата был большой эмоциональный подъём, который, впрочем, просто сам по себе должен быть в плей-офф, потому что это и есть результат всей работы клуба за целый сезон. А сейчас — меньше эмоций, больше дела.
— Многих сейчас удивляет, что примерно с конца сентября ЦСКА закрепился в первой пятёрке Суперлиги. Как вы на это смотрите? Как выступление команды можете оценить?
— Смотрю, конечно, с удовольствием, — улыбается генеральный менеджер ЦСКА. — Сейчас мы на том месте, на которое рассчитывали, и за которое собирались бороться. Поэтому никакого удивления у нас это место не вызывает. Мы целенаправленно готовились к сезону, и селекция проводилась очень взвешенная, точечная. Мы заранее, процентов на 80 — 90, представляли себе наш состав по звеньям — кто какую роль должен играть.

— Поэтому и в дозаявку усиление было таким? Как понимаем, точечным?
— Именно. А основной наш "селекционный удар" был летом.

— А один из его важных составляющих, шведский форвард Драган Умичевич, уже расстался с ЦСКА...
— Здесь ничего особенного не произошло. Умичевич не вписался в игру — такое бывает. При этом, я вовсе не хочу сказать, что он плохой хоккеист, но его освобождение было очевидно уже через месяц после начала чемпионата. Тем более что наше отношение к иностранцам абсолютно чёткое: легионер должен быть сильнее нашего игрока, а если это не так, то и смысла в его приглашении нет никакого.

— А Суглобова вы точечно на место Косоурова пригласили?
— Что касается Косоурова, то это вообще было болезненное расставание. Лёша — человек очень порядочный и действительно спортсмен, профессионал. Но с точки зрения, опять же, игры команды и требований тренера, нам нужно было усилить эту позицию. И мы надеемся на её усиление путем приглашения Суглобова.

— Как возникла кандидатура Суглобова?
— Не случайно, конечно. Мы с ним вели переговоры ещё летом, и проявляли заинтересованность. Но по разным причинам тогда не сложилось.

— По каким?
— В большей степени по причинам личного характера, то есть — его личных проблем. А когда он перестал попадать в состав СКА, мы поинтересовались, и Саша сказал, что знает о нашем интересе и готов с удовольствием играть в ЦСКА.

— А почему Суглобова в СКА освободили? У вас не возникло сомнений каких-то по тому поводу, что ЦСКА, получается, "подобрал" игрока, оказавшегося ненужным одному из ваших конкурентов?
— Это проблемы его и СКА. Мы не хотим в это дело влезать, и нас вообще это, если честно, не интересует. Знаем, что у него травма была, и он две недели не играл, лежал в больнице. И вообще, не всё там так однозначно. Не только игровые моменты были, а весь комплекс. В любом случае, мы довольны тем, что Суглобов у нас и надеемся на него.

Вячеслав Аркадьевич у нас вообще молодец! Он понял и поддержал этот эмоциональный порыв болельщиков. И потом, мы же не отказываемся от борьбы за первое место. Почему нет? Просто мы идём поступательно. Но если команда будет выигрывать, мы же не скажем ей – "эй, стойте, прекратите выигрывать, нам рано ещё, давайте годик подождём...", правильно?
— Перед началом сезона у ЦСКА были поставлены достаточно расплывчатые задачи. Учитывая сегодняшнее положение команды, вы их не конкретизировали?
— А какой смысл менять задачу? Она и так есть. Да, не совсем чётко сформулированная, но она такая, потому что мы не хотим слепо, тупо идти, привязываясь к какому-то месту. Например, не ниже третьего. У нас такого в принципе нет. В концовке прошлого чемпионата был большой эмоциональный подъём, который, впрочем, просто сам по себе должен быть в плей-офф, потому что это и есть результат всей работы клуба за целый сезон. А сейчас — меньше эмоций, больше дела. И речь идет не только об игроках, о команде и её результате, но о создании профессионального клуба, который в итоге, в процессе правильного управления, должен добиться стабильно высокого результата. Естественно, что за год этого не сделаешь. Поэтому мы приняли трёхлетнюю программу развития клуба, которая предполагает это поступательное движение. И сейчас как раз первый год этого цикла. Поэтому-то мы сейчас не привязываемся к конкретному месту, которое должны занять в этом сезоне. Сейчас происходит процесс становления коллектива. Это наше коллегиальное, если угодно, решение.

— Чьё — коллегиальное?
— Говоря "наше", я имею ввиду тренеров, руководство и владельцев, суть которого в том, что только создание сильного клуба приведет к результату. Мы идём именно от этого. А не так, что вот сейчас мы купим человек 20 на сезон, и какое-нибудь место, первое или второе, займём.

— Зато помним, как на встрече с болельщиками перед сезоном Вячеслава Быкова фактически вынудили о "золоте" заикнуться...
— Это был такой порыв (улыбается). И правильно! Вячеслав Аркадьевич у нас вообще молодец! Он понял и поддержал этот эмоциональный порыв болельщиков. И потом, мы же не отказываемся от борьбы за первое место. Почему нет? Мы же не говорим, что даже из этой программы должны к первому месту прийти на третий год, например. Нет. Просто мы идём поступательно. Но если команда будет выигрывать, мы же не скажем ей — "эй, стойте, прекратите выигрывать, нам рано ещё, давайте годик подождём...", правильно? В этом плане Быков — абсолютный максималист, который требует победы в любой игре. И это — принцип ЦСКА. Не только хоккейного клуба, а вообще ЦСКА. Выигрывать надо всегда и везде!

— А ведь в первый сезон Быкова в ЦСКА, когда команда заняла 10-е место, ходили разговоры, что его могут снять. Быков же тогда не был никому известен, как тренер. Для клуба это, наверное, был сверхважный шаг — решиться и оставить Быкова?
— Считаю, что самый важный. И я скромно скажу, что тоже приложил к этому руку. Я очень отстаивал тогда Быкова и считал, что мы на правильном пути. Это теперь-то уже очевидно и с этим трудно спорить, а тогда... да... Тем более, тот год "локаутный" вообще был сумасшедший. Там было не понятно, какие команды играли, в каких составах. А что творилось в "Ак Барсе"?! Такого второго чемпионата уже никогда не будет. У нас задача была в восьмёрку попасть. А не попали — но почему? Мы же "Молоту" проиграли три матча из четырёх! Вот этих очков нам не хватило. А так мы были бы в восьмёрке, и Быков бы выполнил задачу. Я это тогда воспринимал просто как несчастный случай, и это доказывал наверху.

— Доказали, и теперь команда из года в год поднимается всё выше.
— Да, это оно и есть, то самое поступательное движение. Потому что учатся все — Быков, ребята, мы — клуб. Это и есть развитие, в нашем понимании. И сейчас важно просто сохранить это движение. Нет задачи добиться сиюминутного результата. А ведь, посмотрите, только от этого во многих других клубах и постоянные "перетряски" состава, и тренерская чехарда. Мы в ЦСКА этого совсем не хотим.

— А идея 3-летней программы, о которой вы сказали, кому принадлежит?
— Она коллегиальная. Сформулировали её так, чтобы всем было наиболее понятно. Нам просто казалось, что мы причастны к чему-то большему, чем просто добиваться результата с ЦСКА, и пытались изначально сформулировать наши задачи с точки зрения вообще развития российского хоккея. И мы полагаем, что ЦСКА должен быть авангардом в этом плане. Тут речь идёт и о возрождении славы ЦСКА, и о возрождении российского хоккея, как национального вида спорта вообще. Это наше твёрдое убеждение, что хоккей — национальный вид спорта. Наш! Россия — идеальная страна для подготовки хоккеистов, что уже давно доказано. Вот не рождаются у нас великие футболисты! А великие хоккеисты — рождаются! Какой бы разрухи не было, каких бы дефолтов, спадов, переходных периодов, а они всё равно рождаются.

Количество болельщиков достаточно ограничено, и понятно, что у нас очень серьёзное пересечение аудитории с футболом. Практически — это одни и те же люди. И когда у нас игры в один день, то вообще тяжёло с футболом тягаться. А уж тем более в Москве, где огромное количество других соблазнов. Поэтому заманить массового зрителя на этом этапе чемпионата просто нереально. А в плей-офф — да.
— А как раз насчет популяризации хоккея. Вас не смущает, что на матчах ЦСКА бывают полупустые трибуны?
— Если сравнивать с плей-офф, то регулярный чемпионат действительно собирает пока ощутимо меньше зрителей — в Москве. В конце прошлого сезона у нас были аншлаги на плей-офф, и, вы увидите, что в этом сезоне будет тоже самое. И где, потом, трибуны полные? В Ярославле, Магнитке. А в Казани уже нет, потому что они слабовато выступают. О чем это говорит?

— О том, очевидно, что игра игрой, но нужен результат.
— Да! Это говорит о том, что если команда не будет бороться за высокие места и не будет показывать результативную игру, то ты что угодно предлагай зрителю, а он всё равно не придёт. В хоккей играют для зрителей. У нас уже, кстати, по статистике за первый круг этого сезона почти в два раза больше зрителей посетило хоккей, чем в прошлом. А уж в последний раз, когда все три ЦСКА в Москве играли, впервые, наверное, за всю историю российского хоккейного ЦСКА на нашей игре зрителей было больше, чем на кубковой футбольной игре ЦСКА — "Спартак" Нальчик.

— Серьёзно?!
— Просто и там было немного (смеётся). У нас оказалось больше. Количество болельщиков достаточно ограничено, и понятно, что у нас очень серьёзное пересечение аудитории с футболом. Практически — это одни и те же люди. И когда у нас игры в один день, то вообще тяжёло с футболом тягаться. А уж тем более в Москве, где огромное количество других соблазнов. Поэтому заманить массового зрителя на этом этапе чемпионата просто нереально. А в плей-офф — да. Там уже другой хоккей. Мы эту проблему досконально изучаем, ведём статистику. Например, по понедельникам народ не ходит на хоккей. Ещё мы знаем команды, на которые будет очень мало зрителей, даже если мы будем бесплатно билеты раздавать.

— Некоторые клубы, в отличие от ЦСКА, так и делают.
— Только зрителей от этого больше не получается. Поэтому это идея — бредовая. Мы один раз такой эксперимент провели, и всем доказали, что это путь в никуда. Больше не проводим. Я считаю, что мы создаем достаточно качественное на сегодняшний день зрелище, и за него должны платиться какие-то деньги. Мы, конечно, до уровня театров и мюзиклов по ценам на билеты не дошли, но к этому тоже надо стремиться. Потому что зрелище мы создаем не хуже.

— Сейчас и руководство ФХР говорит, что надо сделать хоккей самоокупаемым.
— Это даже не цель ФХР, а цель самих клубов. Не знаю на счет ФХР, но клубы точно должны зарабатывать деньги.

— Есть какие-то предпосылки к тому, чтобы хоккей стал самоокупаемым? Или — нет?
— Пока нет, и в ближайшее время это нереально. Если удастся реорганизовать лигу, и если телевидение будет платить хорошие деньги за хоккей, то может быть. Первые шаги — вот эта реорганизация лиги, о которой вокруг говорят, — мы поддерживаем. А итогом всего этого должно стать то, что команды перестанут быть убыточными. Потому что у нас и так весь спорт дотационный, а мы считаем, что хоккей — это в России как раз тот вид спорта, который может сам зарабатывать деньги. Национальный! А сама идея лиги — интересная.

— Чем именно?
— Будущим. Если это всё правильно сложится, то, наверное, это тот путь, по которому надо идти. Этот путь начинала ПХЛ, и тоже самое практически предлагается сейчас. Было создано ЗАО ПХЛ, клубы были акционерами — два года назад. Сейчас подход очень похожий. И я, как тогда выступал двумя руками "за", так и сейчас. Потому что лига должна быть профессиональной, должны играть профессиональные клубы и создавать тот продукт, который в итоге приведет к зарабатыванию денег, как это происходит в НХЛ. Именно коммерческая лига должна быть. Но здесь очень важно, с чего новая лига начнет, насколько правильно будут прописаны условия, на которых всё будет строиться. Это тот случай, когда торопиться не надо. Надо всё обдумать, взвесить, потому что наверняка будут и скептики, и противники.

— Лига позиционируется как "открытая", с приглашением иностранных клубов. А иностранцы не хотят. Что думаете по этому поводу?
— А пока не обязательно, чтобы они были. Это хорошая идея, направление развития, но не самоцель, чтобы здесь и сейчас были в нашей лиге иностранные команды. Давайте сначала разберёмся с нашими. И если всё сложиться, и это будет серьёзный продукт, то иностранные команды придут. Но не в этом суть. Суть в том, что это — чемпионат России, прежде всего. В Суперлиге 20 клубов. В высшей лиге еще 26 плюс одна команда из Украины и 3! из Казахстана. Это профессиональные клубы. И вот если их организовать в коммерческую профессиональную, а может и не одну, лигу — это и будет то самое развитие, о котором мы говорим.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →