Александр Шемякин - о судействе и судьях
Фото: kbmmg.ru
Текст: Артур Иванников

Шемякин: бывает, шайбу в воротах не сразу заметишь

Главу судейского департамента Магнитогорска Александра Шемякина особо представлять не нужно.
3 мая 2013, пятница. 03:00. Хоккей
— Как всё-таки правильнее — судья или арбитр?
— Одно другому не мешает. В принципе, объявляется по стадиону, что матч обслуживают арбитры. Но есть такая фраза — назначение судей на матч. Поэтому и так, и так правильно.

— Как получилось, что вы заинтересовались именно этим видом спорта?
— Раньше все мальчишки чем-то увлекались. Мы жили в бараке на левом берегу, и все друг друга хорошо знали. Рядом было небольшое футбольное поле, на котором зимой заливали лёд. Для этой цели нам давали шланг. Тянуло к спорту. Стремились к этому, слушали репортажи хоккейных и футбольных матчей по радио. Тогда телевизоры были не у всех. Отец занимался футболом, играл на городском уровне. Его увлечение передалось мне. У меня в те годы приоритетным был футбол, потому что с хоккейной формой было туговато. Трудно было достать даже клюшку. Сами строгали, делали из чего могли. С коньками еще большие проблемы. А футболом заниматься было проще: собрались толпой, пошли в спортивный магазин и купили один мяч на всех. С хоккеем связи было меньше. Я рано пошел на работу – в 16 лет на калибровочный завод. Там была хоккейная команда, в которой играли взрослые мужчины. Мы, пацаны, тоже бегали, занимались. В посёлке "Калибровщик" была хоккейная коробка. На ней занимались мы, а также команда глухонемых по хоккею. Такая раньше была в Магнитогорске.

— Не только по хоккею, но и по баскетболу.
— Да, они там тоже играли. В Забайкалье, куда отправили служить в армию, ничего похожего не было. Футбольное поле было, летом гоняли мяч, а вот зимой хоккея не было. Отслужив в армии, вернулся на завод. У нас был тренер Николай Приходько. В команду при нем не попадал — мало опыта и практики было. А председателем ДСО "Труд" в те годы был Юрий Меркурьев — судья республиканской категории по хоккею. Однажды он попросил меня посудить, когда заболел, а я не играл, в состав не проходил. Вот я один матч отсудил. Он отправил меня на стадион "Метизник". На первенство города играло много команд — "Метизник", "Калибровщик", "Буревестник", "Магнитострой". Очень мощное первенство, играли опытные игроки "Металлурга". Пришел на стадион, играли "Буревестник" с "Метизником" очень важный матч. Оказался я один, не растерялся, отсудил игру. Конечно, были высказывания, всё-таки правила надо было очень хорошо знать. После игры подошёл мужчина: "Почему ты судишь матч?" — "Меркурьев заболел". Тот мужчина — Глеб Викторович Лукин. Спросил, хочу ли я судить. Ответил, мол, не знаю, как получится. Он похвалил, сказал, что неплохо отсудил. Так и началось. Это было после армии, в 1975 году. Мне было 22 года. Так оказался в судейском корпусе магнитогорской коллегии судей.

— Правила откуда знали?
— Когда чем-то занимаешься, то что-то знаешь. Потом, когда пришел в коллегию, мне дали книжку – почитать правила игры. На следующий год в Магнитогорске прошли сборы хоккейных судей Челябинской области. Это было в ноябре, когда заливался лед на "Малютке". Приезжало в город до пятидесяти арбитров со всей области. Почему такие сборы проходили в Магнитогорске? Рядом находился интернат рабочей молодёжи — удобное проживание, дешевое питание в столовой. Сборы проводили опытные арбитры тех лет — Домбровский, Егоров, Понафигин, Смирнов. Тогда в Челябинске была великая судейская братия, с опытом чемпионатов мира за плечами.
…Тогда в Челябинске была великая судейская братия, с опытом чемпионатов мира за плечами. Четыре преподавателя проводили теоретические и практические занятия. Отрабатывали жесты, вплоть до того как правильно вбрасывать шайбу в игру. Затем проводился турнир, каждый из нас судил по периоду. Руководители смотрели и отбирали: кого-то — на первенство области, кого-то — на первенство СССР, вторую и молодёжную лигу…
Четыре преподавателя проводили теоретические и практические занятия. Отрабатывали жесты, вплоть до того как правильно вбрасывать шайбу в игру. Затем проводился турнир, каждый из нас судил по периоду. Руководители смотрели и отбирали: кого-то — на первенство области, кого-то — на первенство СССР, вторую и молодежную лигу. Из года в год все это добавлялось, росло, без этого не могли жить. Ждали, когда на "Малютке" будет лед. Бывало, выйдешь утром, часов в семь, покатаешься и получишь нагоняй от директора стадиона: "Опять ты приходил". Ну что делать, если надо.

— Как сейчас стать начинающим арбитром в Магнитке?
— Желающих у нас не так много. В свое время мой напарник Сергей Стариков решил открыть школу молодых арбитров. В тот момент пришли человек десять — Худайгулов, Цепаев, Джиганчин, Козлов и другие.

— С улицы пришли?
— Нет, они занимались хоккеем, в фарм-клуб не попали. Пришли, и Стариков начал с ними заниматься. Из десяти человек осталось только трое — Джиганчин, Цепаев и Худайгулов.

— Не всякий хоккеист может стать арбитром. Для этого ведь не только нужно досконально знать правила...
— В первую очередь здесь важна психологическая подготовка — идет давление. Выходишь на лёд — как в клетку к тигру: кругом болельщики, игроки, свист, крики. Нужно быть уверенным в своих действиях. Книгу правил прочитать мало, нужна практика. Так что арбитрами становятся психологически уравновешенные и отвечающие за свои действия. Сейчас мы пытаемся привлечь выпускников нашей школы. Добавилась любительская лига. Туда арбитры нужны. Судейская коллегия Магнитогорска насчитывает двадцать человек, есть ветераны. Анвар Джиганчин перешёл на другую работу. Осталось 11 человек, которые обслуживают игры. Этот сезон по болезни пропустил Алексей Шемякин – главный арбитр КХЛ. Переболел пневмонией, не долечился. На следующий сезон буду рекомендовать двух главных арбитров в КХЛ – Дениса Бондаря и Алексея Шемякина, а также одного линейного – Якова Палея. Хотелось бы к ним второго протолкнуть. Работал Игорь Цепаев, но он переходит главным арбитром в ВХЛ. У нас ведь есть возрастной ценз: линейными в КХЛ можно работать до 40 лет, а главными до 50. Игорю сейчас 38 лет, и он пораньше хочет закрепиться главным в ВХЛ. Наши арбитры обслуживают матчи любительской лиги, первенства России среди хоккейных школ, МХЛ, ВХЛ (работают там два линейных, главных нет). Конечно, очень тяжело… Раньше нам через Челябинск было трудно проскочить на вершину, на которую хотелось. Мы со Стариковым знали, что уровнем выше, но Челябинск нас не пускал, потому что там был приличный контингент своих арбитров. Теперь через Москву очень тяжело. Арбитры – полупрофессионалы или даже профессионалы, выплачивается приличная зарплата, и попасть не так просто, чтобы стать арбитром высокого уровня. Обидно за Дениса Бондаря. В прошлом году в концовке регулярного чемпионата принял неправильное решение, за что не пустили в плей-офф судить. В этом году отработал хорошо, но в плей-офф опять не попал. Досадно. Хотя в Челябинске сейчас вообще нет арбитров.

— То есть, получается, там ситуация ещё хуже?
— В Челябинске нет ни главных арбитров КХЛ, ни главных арбитров ВХЛ. Роман Гофман, арбитр КХЛ, — челябинец. Женился и переехал в Москву. Нет главных арбитров КХЛ в Екатеринбурге. Последний из могикан Антропов закончил. В Тюмени, Омске и Казани нет главных арбитров КХЛ. В основном преобладает запад – Питер, Москва. Поэтому надо доказывать, не опускать руки, судить чуть лучше москвичей. Всё зависит от психологии ребят. Достигнув уровня ВХЛ или КХЛ, они, по сути, предоставлены самим себе — готовятся самостоятельно.

— Сколько в идеале необходимо арбитров магнитогорской коллегии?
— Много содержать тоже невыгодно — надо обеспечивать работой. Если держать 20 здоровых молодых парней, для начала их надо протолкнуть наверх через регион. А это непросто. Конкурентов – восемь субъектов, которые представляют регион. В прошлом году получился негласный вариант. У меня хорошие отношения с начальником департамента КХЛ Поляковым, с ним раньше судил. Говорю ему: есть хороший мальчишка — Антон Пономаренко, высокий. Сейчас ведь фактурные арбитры требуются, ростом от 190 сантиметров. Съездил на сборы, отсудил в этом году ВХЛ. Сказал Антону, мол, теперь, самостоятельно работай. От его желания сейчас зависит карьера. Но в КХЛ надо бы полную бригаду нам иметь — двух главных и двух линейных. Иногда бывает, что арбитров не хватает. Не все профессионалы. Кто-то работает на производстве. Бывает наслоение матчей среди лиг. Разрываемся, пытаемся закрыть. А если будет 25-30 человек, таким составом тяжело управлять. Но два-три человека не помешали бы сейчас. Особенно молодых. Выпуск 1996 года, на него есть надежда. Кого-то на драфт, кого-то в "Лисы", и остаются мелкие мальчишки.

— Сколько ошибок за матч судья имеет право совершить?
— Ни одной, — первым отвечает на вопрос сидящий неподалёку Валерий Худайгулов.

— По идее, судья — как минёр, — продолжает Шемякин. — Конечно, судья, который меньше заметен на поле, – классный судья. Когда не кричат зрители, тренеры, игроки. Мы все люди, поэтому ошибаемся. От ошибок никто не застрахован. Я всегда привожу в пример пару Шелянин – Сивов. Если кто-то из них и ошибается, то так незаметно, что никто не упрекнет. Если после игры капитаны и тренеры обеих команд сказали нам спасибо, значит, матч удался, отработали великолепно.

— Племянника Алексея к судейству лично приучали?
— Я и брата приучал судить, но он недалеко прошел – до первенства СССР по второй лиге. А Леша занимался в хоккейной школе у Андрея Мищенко. Там вместе с ним были Зоткин, Гладских. Те пошли в команду, а Леша был невысокого роста, подрос потом. Согласился делать карьеру арбитра. Не хотел уходить в никуда.
Если бы Алексея не подкосила болезнь в сезоне-2012/13… Но мы с Поляковым договорились, что из обоймы его не выключим. На сборах будет доказывать.

— В Сочи у него есть шанс попасть?
— Он входит в расширенный список арбитров Олимпиады — 2014. Но это не значит, что будет судить на льду. Он может быть судьей при оштрафованных игроках, за судейским столиком, за воротами.

— Были на вашей памяти случаи, когда человек мог бы сделать отличную судейскую карьеру, но в силу жизненных причин не получилось?
— Таких примеров много. Можно привести пример из нашей коллегии. Артем Красильников, человек богатырского роста, — 190 см. "Машина" такая же, как Шелянин. Ему 25 лет, одно время просто рвался судить, хотя я его остерегал, мол, твое время еще придет, подожди. Сейчас у нас есть Бондарь, Цепаев. А тебя давай будем постепенно подводить. Однажды Артем уехал на сборы за свой счет. Показать ничего не показал. Получили звонок из Москвы с нареканиями. Узнали об этом, поругали, начали снова работать. Ушел, через некоторое время вернулся. Создал пару Палей – Красильников. Созвонился с Поляковым, он их просмотрел, определил линейными в высшую лигу. Сезон отработали. Я им говорю: через год вы должны занять место Цепаева и Джиганчина в КХЛ. Летом арбитры начинают самостоятельно готовиться, знают, как это делать. Все условия для этого созданы руководством ХК "Металлург". Артем готовился, поехал на сборы и провалил их, потому что готовился сам по себе. Потом снова ушел и сейчас пришел, готов к покорению новых судейских вершин. Будем ему в этом помогать, потому что, верю, из Красильникова должен выйти классный линейный арбитр.

— В каком возрасте, как правило, арбитр созревает? Когда не будет застоя в его профессии?
— Когда будет работать над собой. Многое тут решают индивидуальные занятия. От этой работы, как, наверное, и от всякой другой, можно получать не только деньги, но и удовольствие.

— С Поляковым вы в хороших отношениях. С кем ещё из известных арбитров поддерживаете аналогичные отношения?
— Из действующих арбитров КХЛ прекрасные отношения со Славой Булановым, Рафаэлем Кадыровым. Хорошие отношения с Виктором Якушевым, с которым судил, когда линейным был. Молодежь подтягивается, приходит. Есть два-три человека в КХЛ, с которыми я не могу найти нормальный контакт. А так со многими — Карабанов, Захаров, Черенков. С некоторыми из них я даже посудил. У Черенкова был линейным в Межнациональной хоккейной лиге. С молодыми сейчас сложно, иногда конфликтовать приходится. Говоришь, например, сделать так и так. "Да вы что?! Я ведь по правилам!" Начинает книжку доставать, что-то по ней доказывать. Но со стороны ошибки-то лучше видны.

— Взятку когда-нибудь предлагали?
— Да. Было. Судим во второй лиге. Заходит администратор хозяев: "Саша, помоги! Нам сегодня надо обязательно выиграть! Будет все!" — "Вась, принеси-ка мне гвоздь, молоток и ключи от машины". — "Зачем?! От какой машины?". "Ну как, я забиваю гвоздь, вешаю коньки на стену, заканчиваю судить и уезжаю с глаз долой на вашей машине. Будет стыдно, но хоть буду знать, за что я закончил судить".

— Смотря какая машина.
— О чем можно было говорить в советские времена? О "Жигулях". Я в хоккее с 1975 года. Судить закончил в 58 лет, но даже после этого ездил, обслуживал игры детских школ.

— Судить матчи на свежем воздухе, наверное, отдельный кайф?
— Ну да. То, что у меня на ноге отморожены пальцы, – результат хоккейного судейства на улице. Нормально было. Вспоминаю случай, когда судил в закрытом городе Снежинске. Там открытая коробка. Привезли меня вечером за колючую проволоку и говорят: завтра будет минус 36. Звоню в регион, интересуюсь, что делать. Ответ один – будем играть. Игрокам комфортнее, скамейки запасных под навесом, так что им там тепло. А наша судейская бригада все 60 минут чистого времени провела на льду. В одном из эпизодов шайба попала в штангу, расколовшись на две части. Одна половина залетела в ворота, а другая – мимо. Гол? По правилам шайба должна полностью пересечь линию ворот. Значит, гола не было.

— Есть виды спорта, которые хотелось бы посудить?
— Как-то было предложение от известного футбольного судьи Валерия Турлыгина: "Саня, попробуй по бровке". Я как-то загорелся, а потом думаю: зимой семья не видит меня дома, а еще и летом буду отсутствовать. Хотя судил футбольные матчи на первенство завода и города, находясь дома.

— На какой позиции в хоккей играли?
— Да тогда просто за шайбой бегали. Тренировал юношескую команду "Калибровщик", когда на заводе
…В Оренбурге судил на площадке чуть больше канадских размеров. Два раза оттолкнулся – уже перебрался на противоположный борт. Думаю, нынешние коробки с российскими размерами – самые приемлемые. На малых коробках будет больше силовой борьбы, меньше атакующего хоккея. Красоты паса, конечно, будет меньше…
работал. При взрослой команде должны быть юноши. Со временем убрали это положение.

— С Пушкиным в детстве не сравнивали на основании имени и отчества?
— Нет, волос не кучерявый, стихов не писал (улыбается).

— Раньше матч обслуживал один главный арбитр, а теперь – двое. Когда легче было?
— Иногда два главных арбитра надеются друг друга, а когда ты один, принимаешь решение сам. Полегче физически – передвигаться легче. Если игрок за матч на льду проводит 20-25 минут, то судья все 60. Плюс у арбитров между собой переговорные устройства. У нас в то время даже видеокамер не было. Принял решение – приговор окончательный. Бывает, и восемь глаз пропустят момент. Сейчас у главных арбитров в помощниках судья-видеогол.

— Он же супервайзер?
— Нет. Кроме судьи-видеогол есть еще и супервайзер. В Магнитке судьей-видеогол работает Валерий Худайгулов. К сожалению, он рано закончил карьеру главного судьи, получил на тренировке разрыв ахилла, играя в футбол. Хотя Поляков надеялся его видеть в КХЛ. Сейчас столько видеоаппаратуры около ворот висит. Хоккей стал более скоростным, иногда, бывает, шайбу в воротах не сразу заметишь.

— В КХЛ не первый год идут разговоры об уменьшении площадок. Если площадки уменьшить, в работе арбитров от этого будут плюсы?
— Больше уворачиваться придется. В Оренбурге судил на похожей площадке, она чуть больше канадских размеров. Два раза оттолкнулся – уже перебрался на противоположный борт. Думаю, нынешние коробки с российскими размерами – самые приемлемые. На малых коробках будет больше силовой борьбы, меньше атакующего хоккея. Красоты паса, конечно, будет меньше. Главное, чтобы зритель шел на хоккей, были полные стадионы.

— Была бы ваша воля, какое изменение внесли в хоккейные правила?
— Без нас есть люди, которые могут что-то изменить. Помните, на старте одного из сезонов КХЛ ввели правило: если конёк игрока атакующей команды находится в площади ворот, гол не засчитывается. В матче "Металлург" – СКА Сергей Федоров забивает гол, в то время как конек его младшего брата находится в площади ворот. Арбитры шайбу засчитывают, но судья-видеогол принимает обратное решение. Мы проиграли — 0:1. И что потом было? Слава богу, улеглось. Поэтому есть кому менять правила и вносить изменения.

— Когда судья понял, что допустил ошибку, что ему делать дальше по ходу матча? Выравнивать ситуацию?
— Если уж было такое явное нарушение… Недавно был эпизод. Игра "Трактор" – "Динамо". На пятачке бело-голубых борьба, Антипов получает удар клюшкой по лицу. Задним числом дисциплинарная комиссия КХЛ, посмотрев тот момент, дала игроку штраф. Кстати, оба главных арбитра тот эпизод проглядели. Были и у меня такие моменты. По ходу игры о них надо быстро забыть.

— Детский хоккея стал жёстче?
От детских команд требуется результат, как от взрослых. Есть такое. С одной стороны, был турнир 2003-го, в этом возрасте силовые приёмы запрещены. Ставим на такие матчи опытных арбитров — Бондарь, Цепаев, Худайгулов. Мальчишкам приятно, что такие дяденьки обслуживают их игры. Даже на финале "Золотой шайбы" судили. Мальчишки, когда таких квалифицированных арбитров видят, сразу начинают переговариваться: "Это настоящий судья!"
Первая магнитогорская коллегия судей

Первая магнитогорская коллегия судей

Источник: Клуб болельщиков "Металлурга" Мг
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →