Андрей Степанов
Текст: Александр Абдулхаков (Goals.by)
Фото: Фотобанк КХЛ

А. Степанов: деградируем с каждым годом

Форвард "Амура" Андрей Степанов рассказал о планах на отпуск, лечении позвоночника и выступлении сборной Белоруссии.
29 мая 2013, среда. 00:00. Хоккей

ПОЗВОНОЧНИК, ЛЕЧЕБНАЯ ФИЗКУЛЬТУРА, КВАРТИРА

— Чем занимаетесь сейчас?
— Да ничем. Отдыхаю, восстанавливаюсь после травмы. Не то что травмы — у меня давно уже проблемы с позвоночником. Хронические, можно сказать. Реабилитируюсь, как могу. Потихонечку тренируюсь — в «Мир фитнеса» абонемент купил, плаваю. Доктора, знакомые советуют, что нужно делать, чтобы помочь своей спине.

— В «Амуре» вам план мероприятий не расписали?
— Ещё не в курсе. Знаю, что 10 июля начинаются сборы, а вся предсезонка должна пройти на месте, в Хабаровске. Только в Минск вроде и прилетим на турнир памяти Руслана Салея. Но официально об этом ещё не объявляли.

— Я имел в виду предписания врача.
— Конечно, клубный доктор дал указания, что делать. Это постоянные массажи, плавание, занятия в зале, закачивание шеи — можно сказать, лечебная физкультура. Врач, конечно, советы дал, но, честно говоря, не особо это всё помогает.

— В общем, проблема у вас серьёзная.
— Ну, не то чтобы серьёзная — просто она существует на протяжении уже многих лет. Через боль играл — в той же олимпийской квалификации. Нагрузки в принципе немаленькие в хоккее, плюс постоянные перелёты, а позвоночнику очень неприятны сидячие положения. Стараюсь как-то облегчить себе жизнь, подушки подкладываю, регулярно хожу к докторам, поддерживаю спину, как могу.

— Обкалывают перед играми?
— Нет, до этого не доходит. Да это и не помогает. Дискомфорт присутствует постоянно, стараюсь получше размяться накануне матчей.
В общем, занимаюсь сейчас здоровьем плюс домашними делами. Накопилось много дело с квартирой той же. Всё же львиную долю времени проводим не в Минске, а здесь тоже нужно зачищать какие-то хвосты. Вот, занимались уютом с женой — недавно закончили квартиру обставлять.

ЖИВ-ЗДОРОВ, ПРОВЁЛ 50 ИГР В ЧЕМПИОНАТЕ

— Хоккейный сезон завершён. Какую поставите ему оценку?
— Неровным он вышел. Этот обмен… Хотя я такой человек: понимаю, что нужно дорожить тем, что имеешь. Так что, считаю, всё прошло отлично: жив-здоров, провёл под 50 игр в чемпионате. Конечно, можно было сыграть где-то лучше, в других ситуациях удача отвернулась, шайбы не залетали… Это всё хоккейные дела, думаю, тот, кто смотрит за матчами, всё понимает: играл нормально, просто в плане результативности надо немного добавить. Даже не так: чуть-чуть фортуны, и в следующем году все поправится.

— Переход на кахаэловский уровень также повлиял на вашу результативность? В экстра-лиге вы забрасывали очень много.
— Понятно, что в «Юности» и «Амуре» у меня разные роли. Одно дело, когда ты выходишь реализовывать большинство, а другое — когда играешь вчетвером. Время на льду влияет на статистику.

Андрей Степанов

Андрей Степанов

Из любого бомбардира можно сделать незабивающего игрока, и наоборот. Все зависит от того, какие роли отводятся. А мы же не суперзвёзды КХЛ, к этому мы только стремимся. Уверенности хватает: будут доверять — буду забивать.

— За два года освоились в КХЛ?
— В принципе да. Для меня это ведь и не новость. Я в 18 лет дебютировал в Суперлиге. Просто так сложилась карьера потом. Я всегда был готов выступать на этом уровне, даже играя в Белоруссии. Но очень легко скатиться с этой вершины и очень трудно забраться туда обратно. И если в целом ничего нового для меня в лиге не было, в то же время понятно, что на этот уровень немножко пришлось перестроиться. Не думаю, что адаптация проходила так уж долго.

— Сезон в «Амуре» вы заканчивали под руководством Евгения Попихина, перешедшего из минского «Динамо». Как с ним работалось? Говорят, что благодаря ему в стане «зубров» всегда царила позитивная атмосфера.
— Действительно, это очень позитивный, приветливый человек. Всегда дружелюбный, улыбается. Даже немного непривычно было после Йортикки. У Попихина другой подход, к тому же он русский. Мне кажется, все, кто работает в клубе, его уважают, хорошо относятся. И он со всеми всегда здоровается, общается. Может спросить: «Как дела?» Что касается тренерской деятельности, понятно, что это человек с амбициями, хороший специалист, но мы ещё малое время провели вместе, чтобы давать оценки. Также и он вряд ли до конца знает нас. Работать было неплохо — у нас сложились нормальные отношения. Надеюсь, что в следующем сезоне покажем результат.

— «Амур» дошёл до финала Кубка надежды. Поняли, что это за турнир такой? В минском «Динамо», например, многие сетовали на отсутствие мотивации.
— Невозможность настроиться — это, может быть, отговорки. Я про себя так сказать не могу. Я не выигрывал Кубок Стэнли, чемпионаты мира, Олимпиаду, чтобы не настроиться на матч КХЛ. Если кто-то и думал, что это матчи проходные, не разделяю это мнение. Такие же поединки лиги, если не хуже. Нам доводилось не раз овертаймы играть. По напряжению — как настоящий плей-офф. Даже сам удивился. Такой накал страстей был! Не знаю, откуда это взялось — вроде и сил не было. Просто хотели реабилитироваться в глазах болельщиков — в Кубке надежды играли команды, в планы которых не входило занимать те места, на которых они оказались. Всё от самолюбия: скажу за себя — не хочется проигрывать ни в каком матче. Может, в «Динамо» были хоккеисты, которым это неинтересно? У каждого ведь разный подход. Понятно, что, по сути, те матчи ничего не играли. Но для нас, пока мы молодые и хотим играть в хоккей, они очень важны. У нас на трибунах была потрясающая атмосфера, народ пришёл, люди провожали нас в отпуск стоя. Мы хоть чуть-чуть реабилитировались, показали, что у команды есть характер. Да, бывают удачные сезоны, как позапрошлый, и не очень, как этот, но мы продемонстрировали, что к своей работе наплевательски не относимся — мол, вышли, отбыли номер. Как считают некоторые специалисты в кавычках, получили зарплату и разбежались. Мы бились до последней минуты — и именно для болельщиков. Клянусь. Иначе было бы стыдно: весь город ходит, знает нас, не хотелось бы выходить из дворца через чёрный ход с опущенной головой. Нас же тепло проводили, и усилия в Кубке надежды того стоили.

— Выяснение отношений с болельщиками в ходе сезона случалось?
— Такого не было. Могли, конечно, пообщаться после матчей. Проводились и официальные встречи — например, по окончании сезона, но я тогда уже уехал в расположение сборной. Болельщики любят команду, а хоккеисты — фанов. Спасибо им. Упрёков от них я никогда не слышал. Это и радует. Хочется играть ради тех, кто переживает за команду, потому что нет этих обвинений и прочего.

— На хабаровских форумах не пишут, что хоккеисты проедают государственные деньги?
— Такое пишут люди, которые далеки от спорта. Обгадить очень просто. Очень редко со стороны болельщиков «Амура» встречаются какие-то упрёки. Люди дорожат своей командой.

ДЕГРАДИРУЕМ

— В курсе всех дел в белорусском хоккее?
— Конечно. Постоянно общаюсь с ребятами, читаю. Всё-таки непростая ситуация складывается в нашем виде спорта.

— В чём непростая?
— В первую очередь национальная сборная занимает места не самые высокие. Даже можно сказать — деградируем с каждым годом. Как бы это ни было печально, надо смотреть правде в глаза. Необходимо что-то предпринимать. Все пишут, кричат в один голос, что детский хоккей не развивается. Все проблемы на виду, все о них знают, а вот что делать?..

— О проблемах говорят очень давно, только вот не видно, чтобы они решались.
— Говорить — это одно, а что-то делать — другое. Определять путь, которым нужно идти, — пока не моя обязанность, моя работа — играть в хоккей. Есть люди, которые занимают определённые посты. Это их, получается, головная боль — что делать с тем же детским спортом. Дом нужно строить с фундамента — все понимают. Если хочешь, чтобы у тебя было всё хорошо на 15-м этаже, сделай сначала первый.

— Говорят: «Один раз — случайность, два — совпадение, три — тенденция». Это про 14-е места сборной на чемпионатах мира. Наш объективный уровень?
— Статистика — вещь упрямая, с ней не поспоришь. Хотя и тут непонятно что происходит. В прошлом году собрали, можно сказать, лучшую команду и стали 14-ми. Сейчас поехали молодые ребята — тот же результат. На фортуну списывать — не вариант. На данный момент мы имеем то, что имеем. Это надо воспринимать объективно и что-то делать, выходить из сложившегося положения. Легче всего сейчас сказать: «Сборная на нуле» — и забросить ее. Потихоньку надо двигаться вперёд любыми способами. Надо всем объединиться. Белоруссия всё же не последняя в хоккее страна. Думаю, и по нашей улице проедет инкассатор когда-нибудь, будет праздник. Причём в ближайшее время. Не может быть всегда чёрная полоса. Ну как можно объяснить, что словенцы вылетели из сильнейшей группы на чемпионате мира, но поедут на Олимпиаду? Неужели мы так плохо играли на квалификации? Да, были ошибки, но так, чтобы именно они вышли, — ерунда какая-то. То ли удача, то ли что отворачивается. Необъяснимо, но факт.

— Популярная версия неудачи в Войенсе — сборная готовилась к одной игре с датчанами.
— Такого не было. Все знают: на таких краткосрочных турнирах каждый матч, каждый период может перечеркнуть все остальные. На отдельные 20-минутки надо настраиваться — не то что на целые игры. Разделения соперников на слабых и сильных точно не было. Даже на Украину настраивались — всё может быть в хоккее, можно было споткнуться и всё потерять. Может, немного перенервничали. Когда на тебе лежит такая огромная ответственность, бывает, где-то аккуратничаешь, а хоккей за всё это наказывает. А там ребята вышли — им терять нечего: либо герои, либо ничего страшного.

— Сергей Заделенов говорил, что сборной на квалификации не хватало творчества в атаке.
— Есть такое, немного прямолинейно действуем. Конечно, тренер определяет тактику. Возьму себя: не любят таких игроков, которые что-то сочиняют. А ведь отсюда идёт обострение. Понятно, что иногда ты будешь терять шайбу. Забросами в зону что можно сделать? Так и будешь один раз забивать за три игры. Надо рисковать, быть немного раскрепощённее и в то же время держать нервы в кулаке. Творчество должно быть всегда. Посмотрите на звёзд, того же Малкина. Все пробуют что-то сделать. Есть потери, но есть и табу — не терять шайбу на синей линии, например. Но что-то создавать-то надо. Вот сейчас поехали молодые на чемпионат мира. Все знают — надо пробовать. Ну какие тут могут быть прямолинейные супермегазадания? Кого ты так обыграешь? Тяжело.

— Можно ли сказать, что большое внимание, в том числе на государственном уровне, нашему хоккею мешает? Ведь постоянно идёт давление, накачка…
— Во всех странах так. Посмотрите, что сейчас в России творится. Казалось, ребята играли, чемпионами были, а сейчас случилась лёгкая осечка — и началось. Где-то не повезло, кто-то не приехал, проиграли — и пошло давление, это видно даже по прессе. Это всегда есть и будет. Понятно, что хоккей — не последний вид спорта в стране. Задачи и требования должны присутствовать — мы же не выходим просто так, с мыслью: главное — участие.

Андрей Степанов

Андрей Степанов

БОРОТЬСЯ, ЗАБИВАТЬ, ЗДОРОВЬЕ НЕ КУПИТЬ

— Чемпионат мира смотрели?
— Да, все матчи видел.

— Почему, по-вашему, после удачных спаррингов и хорошего начала игра команды изменилась в худшую сторону после паузы?
— Сам этот перерыв — интересный момент. Я и с ребятами говорил, и сам впервые такое вижу, чтобы на чемпионате мира было три дня выходных. Почему тогда не неделя? А товарищеские матчи можно вообще в расчёт не брать — это совершенно другое. Там что-то проверяется, наигрывается, там можно делать всё, что хочешь, не всегда даже люди стремятся к победам в спаррингах. Ты можешь быть чемпионом мира по товарищеским матчам, а потом выйти и всем проиграть. Почему начали хорошо? Нашим нечего было терять, а всех этих грандов немного потрясывало — у них серьёзные задачи и требования, тяжело под таким давлением показывать постоянно хоккей максимального уровня. Но и наши молодцы — бились.

— Чемпионат мира открыл для многих Виталия Белинского. Когда играли с ним в «Юности», видели задатки вратаря уровня международных турниров?
— Виталик всё время был неудобным вратарём для всех — со своим стилем. Интересно было с ним в единоборствах. Даже в тренировочных занятиях он создавал впечатление надёжности. Когда его только начали ставить, он уже был уверен в себе. Бывает, молодой выйдет в ворота, и после каждого броска кажется, что ситуация суперопасна. А Белинский всё время спокоен. Хладнокровный. Вратари обязаны иметь железные нервы. Если продолжит играть и работать — пробьётся. Очень перспективный голкипер. Надежда республики.

— Перед чемпионатом мира за последний рубеж больше всего переживали, а оказалось, что не стоило…
— Понимаете, кто ищет — тот всегда найдёт. Очень много недооцененных игроков. Бывает, смотрят прямо, а налево-направо и не заглядывают. Было бы желание — можно найти и вратаря, и защитника, и нападающего. Захотеть и дать шанс.

— О, может, вам спортивным директором пойти — вакансия вроде есть.
— Давайте я пока поиграю, а там посмотрим. Когда я прочитал о госпитализации Цыплакова, даже запереживал за него. Насколько знаю Владимира, это крепкий товарищ, молодой мужик. Не имел никогда вроде болезненного вида. Здоровья ему…

— Продолжая динамовскую тему, судя по всему, команда станет истинно белорусской…
— Молодцы, не прошло и десятка лет… Не хочу это обсуждать, ведь никакого отношения к этому клубу не имею, хотя такой поворот похвален. Я рад, что в «Динамо» будет меньше легионеров и больше белорусов. Кажется, и болельщикам будет приятнее видеть своих ребят в команде с белорусскими фамилиями. Мне кажется, только сильнее станут болеть, ведь команда получится действительно своя — национальное достояние. Думаю, результат у неё будет и много зрителей. Играя в «Амуре», смогу гордиться за команду, зная, что она — белорусская. Как в Риге, где сумасшедшая атмосфера. Местные болельщики могут сказать: «Динамо» — наша команда. Это самый яркий пример для меня.

— На чемпионате мира белорусская молодёжь запомнилась своими боевыми качествами. Но можно ли на этом факторе вытянуть 50 матчей КХЛ, если не хватает мастерства?
— А что оставалось делать, кроме как сражаться? Редко можно увидеть коллектив, который не бьётся. Хоккей, правда, не единоборства, здесь надо забивать. Можно всю жизнь бороться, а КПД получится нулевым. Ясно, что хоккея без самоотдачи и самоотверженности не бывает — но надо находить баланс. На одном героизме далеко не уйдёшь. Ты же не можешь лечь под шайбу и так забить. В хоккее ведь кто больше забросит, меньше пропустит — тот и победил.

— Ребята не говорили, какие эмоции у них вызывали отзывы об их игре на тех же форумах?
— Эту тему не обсуждали. Уж тем более форумы эти дурацкие. Смысла нет. А так говорили о многом. С Саней Китаровым постоянно связь поддерживаем.

— Ему как раз больше всех и достаётся.
— Общаемся после всех матчей — что, как? Не такие уж мы глобальные хоккейные критики, чисто по дружбе спрашиваем: как настроение? Можем что-то друг другу подсказать, сделать какие-то акценты. Со стороны ведь лучше видно. Где-то и прислушаешься.

— Китарову, наверное, тяжеловато в первом звене — в «Динамо»-то он по большей части играл в третьем.
— Это лучше у него спросить. Но понятно, что непросто переходить из сдерживающего звена на лидерские роли, когда нужно что-то создавать. Но ничего, он молодой парень, думаю, всё будет нормально — адаптируется. Словенцам вот забил красивый гол — и важный.

— По поводу недоездов белорусских сборников из российских клубов — у многих были сомнения относительно серьёзности их травм…
— Легче всего сказать, что кто-то уклонялся. Вот по мне разве скажешь, что у меня какое-то повреждение, ты же не рентген? Это когда человек пришел со сломанной рукой, ты видишь гипс и всё понимаешь. А когда проблемы внутри — не объяснишь. Иногда говоришь, что у тебя что-то болит, а на тебя смотрят как на дурака, и сам начинаешь думать, что обманываешь. Но что делать, если ты не можешь играть на 100 процентов? Вот я съездил на прошлый чемпионат мира с травмой, а потом оказался по версии Goals.by главным разочарованием чемпионата мира. А никто ведь не знал, что у меня проблемы со здоровьем. Тренеру я говорил — не готов, но мне ответили: «Может, поможешь чем можешь?» Патриотические мысли всегда присутствуют, вот я тогда и вышел — но никакого уровня не показал. Если уж решил играть — играй на 100 процентов. А смысл отбывать номер, не показывая, на что способен? Ещё и занимать место молодого парня, который может на 140 процентов отработать. Каждый должен для себя решать, насколько он готов помочь команде. Я смотрел по телевизору, и мне постоянно хотелось выйти — просто я люблю хоккей. Но если ты реально не можешь? Этим ты ни себе не поможешь, ни команде. Убедился в этом на собственной шкуре год назад. Обвинять можно любого, но реальную картину мало кто знает — только ты сам. Здоровье же потом не купишь ни за какие деньги.

— Мне кажется, на домашний чемпионат мира всё равно будут собирать всех, кто есть, и даже в случае проблем будут просить приехать…
— А смысл это делать? Будут люди здоровы — приедут. Думаю, каждый хочет помочь сборной, тем более чемпионат пройдёт в Минске. Мне кажется, у команды будет сумасшедший настрой. Надеюсь, в следующем году у нас соберётся белоруская Dream team, получится команда, которая сможет решать задачи. Свои болельщики — это пятикратная мотивация. У меня мурашки идут по коже, когда начинаю думать о домашнем чемпионате мира.

— Когда Белоруссия получила чемпионат мира, много говорилось о программе подготовки к нему, о единой системе. А по факту получилось три года — три разных тренера. Это ведь тоже не в плюс?
— Это очевидно. Вероятно, не угадали с тем же Хейккиля. Но этот вопрос нужно адресовать федерации. Мы, игроки, не можем ведь выбрать себе наставника голосованием.

— Но хоккеистам реально сложно приезжать на каждый следующий чемпионат мира к новому тренеру?
— У нас такая работа, что ты адаптирован к таким перестановкам. Есть начальник — ты подчиненный, должен в кратчайший срок всё понять и сделать. Тебя же никто не будет спрашивать, с кем ты хочешь в пятёрке играть. Тебе может нравиться взаимодействовать с Васей Ивановым, но тренер видит по-другому — и всё, ты будешь в том звене, куда тебя поставят.

ОТДЫХ, ТЕННИС, МНОГО «ПИ»

— Какие у вас планы на отпуск?
— Скоро уже приступлю к подготовке к сезону. Никуда не едем. Проведу полноценный отпуск в Минске, и так редко бываю здесь. Все нравится здесь — никуда и не хочется. Можно сказать, кайфую в родных пенатах.

— У футболистов зимой популярным маршрутом была Доминикана. А у хоккеистов сейчас?
— Такого у нас нету. У всех свои предпочтения. Кто-то едет в Америку, кто-то — в Европу. Посмотрите на земной шар — куда захочешь, туда и поедешь.

— А вам где понравилось?
— В Греции — два года подряд мы отдыхали на острове Крит. Там хороший, умеренный климат. В Париже понравилось. Своеобразный отдых, европейский — не лежишь на пляже, а ходишь, смотришь. В планах было съездить на «Ролан Гаррос», но пока отложили. Мечтаю побывать на матчах этого турнира. Очень теннис люблю и сам играю постоянно.

— Давно?
— Плотно — лет пять. А увлекаюсь им уже лет семь.

— Кто-то нравится из игроков?
— Федереру симпатизировал, нравилось их противостояние с Надалем, который, впрочем, тоже нравился. Но в последнее время у Роджера чуть похуже пошло. Наступают молодые ребята на пятки, да и травмы сказываются. Федерер уже из последних сил сражается. Да, думаю, и мотивации, может, не хватает — он ведь выиграл уже всё на свете.

— Женский теннис?
— Немного своеобразный вид, но смотрю и его.

— Азаренко?
— Да, переживаем за неё с женой. Она у меня тоже теннис смотрит постоянно — потому что я его смотрю. Болеем за белоруску, молодец она.

— Некоторые её не любят — за то, что ругается, ракетки бросает…
— Ничего страшного, правильно делает. Надо гнуть свою линию. Где-то характер проявить. Где-то на тех же судей давление оказать. У всех свои козыри. Не надо никого слушать. Всё будет нормально, она это и доказывает своими результатами.

— А вы с кем играете?
— С ребятами, с которыми дружим ещё с «Юности», — Максом Слышем, Артёмом Сенькевичем. Во Дворце тенниса мини-турниры устраиваем.

— Кто фаворит у вас?
— Не буду говорить — это некрасиво. Можно сказать, что мы одного уровня теннисисты.

— Я ещё видел, как вы футбольным мячом жонглируете.
— В футбол тоже играю вроде неплохо. На YouTube выкладывали — наш оператор снял во время разминки. Он даже не ожидал, что я ему покажу — думал, в камеру пну мячом. Он был настолько удивлён, что даже пришлось музыку на видео накладывать — иначе очень много было бы «пи-и»…

Андрей Степанов

Андрей Степанов

Источник: Goals.by Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 3
28 июля 2017, пятница
27 июля 2017, четверг
Партнерский контент