Евгений Антонов - об особенностях работы судей
Фото: Шайба.kz
Текст: Шайба.kz

Антонов: судья должен быть незаметным

Казахстанский арбитр Евгений Антонов рассказал об особенностях профессии хоккейного судьи.
1 июня 2013, суббота. 21:00. Хоккей
Судьи — самые одиозные фигуры в хоккее. При любом исходе игры находятся недовольные их работой. Зачастую мы слышим, дескать, у нас судьи плохие, вот у них… Наши казахстанские коллеги пообщались с Евгением Антоновым, работающим в матчах чемпионата Казахстана главным судьёй. Мы посчитали, что читателям будет любопытно мнение человека этой профессии, к которому у них нет претензий.

— Давайте сначала выясним, как и почему вы решили связать судьбу с судейской карьерой.
— Сначала я занимался хоккеем. Как и положено, в 6 лет родители привели в хоккей, я начал тренироваться. Первым тренером был Герман Николаевич Брынских. Из детского хоккея перешёл в юношеский, участвовал в различных турнирах и соревнованиях. В 1990-е менялась власть, Казахстан становился независимым государством, и это, как известно, повлекло определённые трудности.

Ледовый дворец в Рудном у нас достаточно долгое время был опечатан и не функционировал. В хоккей можно было поиграть только на уличных катках. В 2000 году дворец открыли, но время было потеряно. В том же году наставник Сергей Николаевич Вилков предложил поменять специализацию и стать арбитром, чтобы остаться в хоккее. Предложение пришлось мне по душе, так как очень любил игру и совсем не хотелось прекращать спортивную карьеру. Сергей Николаевич предложил, помог в становлении и обучении, а теперь я стал тем, кем стал.

— Каков, на ваш взгляд, предельный возраст, чтобы начать карьеру судьи?
— Мне кажется, никогда не поздно. Главное – любить спорт, в котором хочешь заняться судейством, так как работа эта не из простых как в физическом, так и в психологическом плане.
Антонов: Сначала я занимался хоккеем. Как и положено

Антонов: Сначала я занимался хоккеем. Как и положено


— Где можно получить специальное образование арбитра и существуют ли у нас институты для начинающих судей?
— Специальных институтов в нашей стране нет. В каждом городе в хоккейном клубе существует своя судейская коллегия, куда приходит молодёжь, желающая себя попробовать в этом деле. Они набираются опыта на местных любительских, юношеских и детских турнирах. Потом все желающие едут на судейские сборы, где их обучают специфике судейской профессии. Более опытные арбитры повышают квалификацию, знакомятся с изменениями в правилах и нововведениями, делятся друг с другом опытом, обсуждают примеры из практики, особенно спорные и непонятные моменты.

— А можете подробнее рассказать, как проходят сборы арбитров чемпионата Казахстана и что они собой представляют?
— Собираемся на 3-4 дня, изучаем теорию, сдаём по пройденной теории экзамены на знание правил, ситуаций и т.д. После этого переходим к практике: занимаемся на льду, сдаём уже практические экзамены и, естественно, физические нормативы и на земле, и на льду.

По окончании сборов сдаём итоговый экзамен. Сдавшие положительно получают право судить хоккейные матчи. Ребятам помоложе доверяют детские и юношеские чемпионаты, чтобы они вкатались, поняли суть работы, набрались опыта, перед тем как перейти к обслуживанию матчей Высшей лиги чемпионата Казахстана.

— А кто входит в состав экзаменационной комиссии?
— Глава нашего судейского департамента – Андрей Викторович Сачук. На протяжении пяти лет к нам приезжает из Екатеринбурга Александр Антропов – бывший судья КХЛ. Он нам показывает и детально объясняет правила, моменты, спорные ситуации исходя из своего богатого опыта.

— В какое время наступает момент, когда, поработав линейным судьёй, вы становитесь главным арбитром?
— У всех по-разному. Прежде всего к этому нужно быть готовым морально, то есть быть готовым ко ответственности, которая ложится на твои плечи. При большом желании через 3-4 года можно уже пробовать себя в качестве главного арбитра. Например, лайнсменом я проработал с 2000 по 2005 год в чемпионате Казахстана, а потом перешёл к должности главного судьи.

— Оцениваете ли вы себя после каждой игры, проводите самоанализ?
— Конечно. Всегда занимаюсь самоанализом, так как знаю свои сильные и слабые стороны. Прокручиваю весь матч в голове, вспоминаю ошибки, вношу коррективы, чтобы впредь их не допускать, и, конечно, советуюсь с помощниками, так как, может, чего-то я не заметил, или, наоборот, даю советы молодым.

— В вашей работе трудно обойтись без конфликтов с руководством команд, тренерами. После того как страсти откипели, нормально общаетесь с представителями клубов?
— Хоккей – командная игра, и всегда будет побежденный и победивший. Поэтому эмоции и мнения о матче будут колебаться в зависимости от результата, будут существовать минимум две точки зрения на ситуацию. Когда возникают конфликты, нам, главным судьям, приходится успокаивать и сглаживать обстановку, дипломатично подходить.

Например, я человек неконфликтный, но понимаю, что в пылу, на эмоциях можно наговорить много неприятного. Но нам нужно прежде всего постараться успокоить человека. Чаще всего после игры к нам заходят, извиняются за свой пыл. А когда команда проигрывает, каждый будет искать причину. Кто-то ищет её в нас, кто-то — в игроках и тактике, в общем, всегда нужно крайних людей найти. Не всякий ведь признаёт ошибки, иногда стараются отгородить себя от проблем.

— Судейская работа нервная и ответственная. Как научиться сохранять спокойствие и невозмутимость на льду?
— Многое зависит от характера. Например, я не особо вспыльчивый, и вообще с каждым годом все воспринимается в другом свете. Да, сначала был поэмоциональнее, бурно реагировал на высказывания в свой адрес. Спокойствие и невозмутимость вырабатываются с годами, с опытом, ну и в результате работы над собой.
Антонов: Для судьи важно быть незаметным на площадке

Антонов: Для судьи важно быть незаметным на площадке


— Слышите, что скандируют трибуны?
— Научился абстрагироваться. Нахожусь с головой в игре, всё внимание привлечено к хоккею. На то, что и как кричат, стараюсь меньше всего обращать внимание. Но, бывает, прислушиваюсь. Иногда даже думаешь: действительно, правы зрители.

Например, мне нравится судить в Темиртау. Там болельщики понимающе реагируют на события в игре. Ну и, само собой, в Усть-Каменогорске, где каждый — знаток, хоккеист, всё знает, готов чуть ли не рассказать и показать, тренером стать (смеётся). Так что иногда послушать интересно некоторые выкрики. А от негатива у меня есть специальный отталкивающий отрицательную энергию "костюм", который я надеваю на каждую игру, чтобы ничто не отвлекало от работы.

— Но иногда ведь хочется, наверное, показать игрокам, кто на площадке главный?
— Ни в коем случае. У меня таких желаний не было. Чем меньше судья заметен на поле, тем лучше. А привлекать к себе внимание ненужными остановками, тормозить игру – это сбивает с настроя хоккеистов, негативно настраивает трибуны, тем самым создавая ложное подозрение в необъективности. Никакого превосходства не чувствую, что вот он я — вершитель судеб, стараюсь находиться в тени до момента нарушения правил.

— В общении с судьями игроки частенько грубят, не сдерживаются. Как вы к этому относитесь?
— Когда хоккеисты действительно перегибают палку, получают дисциплинарный штраф. Эмоции нужно держать при себе, иначе это навредит и команде, и игроку. Понимаю, когда штраф обоснованный — подножка или задержка, а не такие совершенно ненужные действия, когда оставляешь команду в меньшинстве из-за своей несдержанности… Сейчас тренеры всем игрокам говорят, мол, не нужно лезть к судьям. Ведь все выполняют свою работу: тренеры – тренируют, игроки – играют, судьи – судят. Никто никому не должен мешать или лезть не в свою работу.

— А желание ответить на хамство со стороны игроков бывает?
— Нет, я отвечаю дисциплинарным штрафом, и всё. После игры ребята отходят, многие подходят — извиняются, благодарят за игру. Разные ведь причины выплеска злых эмоций на льду – что-то не получается или семейные проблемы.

Да мало ли что бывает. Хоккей — это буря эмоций, которая тяжело поддается контролю, поэтому ничего страшного. Все потом успокаиваются и ведут себя мирно и дружелюбно.

— Когда игроки на площадке затевают драку, тяжело их разнимать? Доставалось ли вам, когда приходилось растаскивать драчунов по разные стороны?
— Это обязанность линейных арбитров. На сборах их обучают специальным способам и приёмам, как это делать правильно. Поэтому сложностей особых нет. Порой ребята и сами разъезжаются. Доставалось ли мне? Не припомню, стараюсь быть внимательным. Главное, когда идёшь разнимать, не забывать о себе, чтобы не прилетело. С опытом это приходит.

— Не нервирует, когда на послематчевых пресс-конференциях вместо анализа игры тренеры разбирают ваши действия? Ведь очень часто всё сваливают на судей.
— Да, есть определенная неприязнь к этому. Считаю, каждый должен заниматься своим делом, прежде всего анализировать свою работу, даже если его и спрашивают о том, как он относится к тому или иному решению судей. Ведь они не для этого находятся на посту главных тренеров. Каждый должен отвечать за свои действия, поэтому, думаю, такого не должно быть.

— Случалось ли вам работать на международных турнирах?
— Да, например, на Кубке президента, где участвуют команды из нескольких стран — Латвии, Белоруссии, России. Конечно, это совсем другой уровень, другие скорости, рисунок игры. Приятно находиться на таких динамичных играх.


— Когда вы смотрите хоккейный матч по телевизору или с трибун, на что обращаете внимание — на то, как играют хоккеисты, или всё-таки на работу коллег по цеху?
— От привычки не уйдешь, поэтому для меня в первую очередь хоккей воспринимается с точки зрения судейства — где дать нарушение, где нет. Как ни старался, но игра теперь уходит на второй план, все эти схемы, передачи. Оцениваю не игру, а качество работы судьи, какие он допустил ошибки или как сработал в спорной ситуации.

— В этом году после четвёртого матча финальной серии между "Бейбарысом" и "Иртышом" болельщики буквально не выпускали из дворца арбитров матча, и им пришлось покидать арену в оцеплении полиции. У вас случались подобные случаи?
— У меня, слава богу, пока нет. Но это можно объяснить тем, что города, где хоккей появился сравнительно недавно, не выработали ещё культуру боления. Вместо того чтобы прийти и получать удовольствие от хоккея, болеть за свою команду, стараются найти какие-то изъяны, ошибки, несправедливость. В результате случаются очень неприятные ситуации и даже правонарушения.

Такие выходки не от хорошего воспитания. Мне кажется, болельщики прежде всего должны уделять внимание команде. Когда она выигрывает — провожать громкими аплодисментами, при проигрыше — поддержать. В некоторых городах на играх находиться — одно удовольствие: и речовки, и дуделки, и волны, и шарфы, и так далее. Действительно, люди приходят за положительными эмоциями, поддержать свою команду, а не на оценочную комиссию для поиска ошибок. Если ради такого приходить, зачем тогда вообще болеть за хоккей? Надеюсь, культура боления выработается со временем во всех городах.

— Будучи одним из главных арбитров чемпионата Казахстана, как оцениваете наш уровень судейства? Что у нас хорошо, а над чем ещё стоит поработать?
— Уровень судейства соответствует уровню чемпионата. Растёт уровень команд — растём и мы вместе с ним. Но всегда нужно стараться работать и совершенствоваться, стремиться к чему-то более высокому. Нам нужно стремиться к уровню ВХЛ, КХЛ и международных чемпионатов, то есть набираться опыта не только здесь, но и в других лигах, обмениваться опытом. Да, порой у нас есть ошибки из-за недостатка информации по той или иной ситуации. Но кто не ошибается?! Главное, работать над этим, а не откладывать в долгий ящик.
Антонов — о непростой доле хоккейного судьи

Антонов — о непростой доле хоккейного судьи

Источник: Шайба.kz
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →