Павел Бучневич
Фото: РИА "Новости"
Текст: Андрей Осадченко

Бучневич: Путин подарил часы на день рождения

Павел Бучневич рассказал о том, как забивал первый гол в КХЛ и как ему предлагали убежать с чемпионским перстнем "Детройта".
5 июня 2013, среда. 15:00. Хоккей
— После мощного прошлого сезона в МХЛ в этом году вам удалось дебютировать в КХЛ. Поделитесь впечатлениями от игр за "Северсталь".
— Да какие у меня могут быть впечатления? Я ведь там очень мало играл. Так-то впечатления, конечно, хорошие. Для меня это новый уровень. Там сложнее и интереснее играть.

— Перед первым матчем не трясло?
— Потряхивало, да. Старшие, конечно, подбодрили, но мандраж всё равно остался.

— Из вашей сборной 95-го года половина ребят уехали в этом году за океан. Почему вы стали одним из тех, кто решил остаться на родине?
— Так я ведь изначально никуда не хотел уезжать. Я хотел остаться в России. Мы разговаривали с генеральным менеджером клуба, и он мне сказал, что меня хотели бы видеть в первой команде. Поэтому я не видел смысла уезжать в юниорскую лигу. Я решил, что мне лучше будет потренироваться с первой командой, а там, глядишь, и к играм подключат. Так и получилось.

— Однако вы наверняка на большее игровое время рассчитывали.
— Конечно, рассчитывал на большее. Я ведь не играл почти. От силы пять игр больше семи минут отыграл. Всё остальное – по пять минут и меньше. И какой от этого смысл? Никакой пользы от этого нет.
Павел Бучневич в составе молодёжной сборной России

Павел Бучневич в составе молодёжной сборной России



— Ваш партнёр по звену в сборной Валерий Ничушкин начинал сезон в Высшей хоккейной лиге и набирался опыта там. У вас такого варианта не было?
— Генеральный менеджер сказал, что у нас очень плохой фарм и город там тоже плохой. Поэтому меня туда и не стали отправлять. Плюс у меня травма была. Я где-то в конце октября в МХЛ травму получил. Упал на плечо, и всё – надрыв акромиального сочленения.

— А судя по статистике, в МХЛ вам тоже уже делать больше нечего (67 очков в 69 матчах. — Прим. "Чемпионат.com").
— Абсолютно. Мне там уже неинтересно. Всегда хочется большего.

— В итоге после травмы вы всё равно вернулись в "Северсталь" и забросили свою первую шайбу в КХЛ. Наверное, хорошо её помните?
— Помню-помню. Бросился на шайбу, буллит, и я Соколову забил. Очень трясло тогда (смеётся). Помню, меня как затрясёт – я глаза закрыл, бросил и забил.

— Думали о том, что бьёте буллит не кому-нибудь, а самому Максиму Соколову?
— Нет. Мне только потом уже, после игры сказали, что я забил самому возрастному вратарю КХЛ.

— У вас потом ещё в плей-офф был буллит с игры, можно сказать. В четвёртом матче серии против СКА вы не реализовали чистый выход один на один с Иваном Касутиным. Тогда тоже глаза закрыли?
— Нет, там всё уже по-другому было. Я опять начинал игру на "банке". Думал, что вообще играть не буду. А там человеку дали 5+20, и меня отправили эти пять минут сидеть. Я вышел с удаления, и мне сразу Жека Кетов отдал на один на один. Думал, уберу на неудобную – и в девятку. Но у меня не получился бросок. Я ему попал то ли в ловушку, то ли в плечо, не помню уже точно.

— Самоедством потом не занимались?
— А смысл? Я там всё равно уже ничего другого не успевал сделать.

— Перед юниорским чемпионатом мира в Сочи вы всей командой смотрели "Легенду № 17" вместе с Владимиром Путиным. Как вам этот кинопросмотр?
— Да причём здесь, что с Путиным? Там ещё столько хоккейных звёзд было! Третьяк был. Фетисов вроде тоже. Очень много прославленных игроков былых лет было. Все они к нам подходили, общались с нами… Здорово было. Да и фильм мне понравился. Хороший фильм.

— Жизнь хоккеиста правдоподобно показали?
— Думаю, да. Мне кажется, что у всех хоккеистов всё в жизни примерно так и есть.

— Ну вы ведь не лазили никогда по верёвке от одной трубы к другой, я надеюсь?
— Нет-нет-нет. Я не совсем псих.

— Путин вам, кажется, что-то подарил ещё потом?
— Да. Путин мне часы подарил. У меня как раз день рожденья в этот день был. Видимо, ему кто-то из федерации или сам Игорь Александрович [Кравчук] сказал об этом, вот он и подарил мне президентские часы.

— То есть вам одному, что ли, часы от Путина достались?
— Ну так день рожденья же только у меня был (смеётся).
Бучневич: Мне все команды сказали, что брать русского игрока – это риск

Бучневич: Мне все команды сказали, что брать русского игрока – это риск


— В Сочи успели проникнуться атмосферой грядущей Олимпиады?
— Так мы там почти что не были. Мы жили в гостинице в Адлере. А в Сочи мы приезжали только на игры да на тренировки. Арена понравилась, хорошая. Всем хороша, только там очень жарко. Вообще, всё понравилось на турнире. Атмосфера была хорошая и поддержка тоже. Всем хотелось золота, но, к сожалению, не получилось.

— У вас там даже травяное покрытие было в местах для "сухой" разминки с мячом.
— Да, это было очень удобно. Какая команда первая приехала, та и разминается на траве. Условия просто шикарные. Мне так лично ещё разминаться не приходилось (улыбается).

— И на фоне этого всего разворачивалась вся та история с Валерием Ничушкиным. Откройте секрет: сборная болела за или против "Трактора"?
— Да кто как, на самом деле. Все понимали, что это группа. А групповой этап практически ничего не значит. Он ведь так и так бы приехал. Я думаю, все хотели, чтобы чемпионом стал "Трактор", если честно. Потому что нам всем хотелось порадоваться за партнёра по сборной. Но всё вышло по-другому.

— Многие боялись, что Ничушкин приедет в Сочи в разобранном состоянии. Однако получилось ведь всё совершенно не так – вы быстро нашли с ним взаимопонимание.
— Да. Нас сразу поставили в одно звено, и мы быстро нашли взаимопонимание. Так и начали крутить соперников прямо с первой игры. Сначала, правда, не получилось забить, но потом всё срослось.

— Оставаться без медалей на домашнем чемпионате мира всегда обидно. Но, наверное, в вашем случае самое обидное — это то, что в полуфинале вы уступили американцам, которых до этого уже обыгрывали в группе, да и проиграли-то вы им только по буллитам.
— Да мы всех там обыгрывали, что самое важное. Самое обидное поражение – да, именно американцам в полуфинале. А на финнов нам уже откровенно плевать было.

— Игорь Кравчук после полуфинала сокрушался, что вы не реализовали множество голевых моментов.
— Что тут скажешь? Это хоккей. Они ведь там тоже не без вратаря играют. Не всегда же шальные шайбы залетают. Как там третий гол, например.

— Недавно вы проходили преддрафтовые тесты в Торонто. Знали, что вас ожидает, или же ехали в неизвестность?
— Я ничего не знал. Мне только мой агент Марк Гандлер рассказывал, что там будет. Мы приехали к нему на три-четыре дня домой в Нью-Джерси. Отдохнули, собрались с силами и поехали в Торонто. Сначала, правда, ещё много собеседований было. У меня – 17. У Валеры – 27. У Богдана Якимова – 13.

— С кем вам особенно запомнилось интервью?
— Все были более или менее одинаковые. Если кто и запомнился, так это "Детройт". У них там был какой-то скаут, и он мне показал чемпионский перстень обладателя Кубка Стэнли.

— Зачем?
— Там речь шла о Кубке Стэнли. Он достал перстень, протягивает его мне и говорит, мол, на, посмотри. Только я взял его в руки, сразу шутки полетели: "Давай, парень! Хватай и беги! Не отдавай! Зачем тебе эта НХЛ?" Он такой тяжёлый! Такой же теперь хочется.


— Какого он был года?
— Да я даже не посмотрел. Я как увидел его, так вообще обо всем забыл. Мне вообще наплевать было, какого он года.

— Всех ребят, которые приезжают из России, спрашивают про их планы относительно КХЛ. Вас этим вопросом, наверное, тоже одолели?
— Об этом меня спросили все команды без исключения.

— И что вы им отвечали?
— У меня ещё два года по контракту с Череповцом. Хотелось бы доиграть его в родном городе. Там и болельщики, и семья, и много друзей… Некрасиво было бы, если бы не отыграл свой контракт и убежал сюда, в Америку.

— Тем более в новом сезоне в "Северстали" вырисовываются более радужные перспективы для молодых игроков.
— Так ведь всех лидеров продали. Вася ушёл. Шипа, Кет, Казион – все ушли. Но команда-то всё равно осталось. Так что да, для меня это, наверное, лучше, что появились вакантные места. Ко мне подошли генеральный менеджер с тренером недавно и сказали: "Вот твой шанс. Доказывай! Место лидера освободилось".

— И как на такие ваши слова реагировали клубы НХЛ?
— Понимающе. Все понимали и принимали моё решение.

— Волнуетесь перед драфтом? Год назад Антон Слепышев тоже высоко котировался, а в итоге его так и не выбрали на драфте.
— Нет, не волнуюсь. Я уже ничего не могу сделать. Если какую-то команду я заинтересовал, то, думаю, они возьмут меня. Ну, конечно, хотелось бы, чтобы выбрали в первом раунде, но мне все команды сказали, что брать русского игрока – это риск.

— По крайней мере вы доказали "Детройту", что вам можно доверять с чемпионским перстнем. Не убежали же.
— (Смеётся.) Действительно.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 27
6 декабря 2016, вторник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →