До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Александр Черных
Текст: Мария Роговская
Фото: Мария Роговская

Черных: у Панарина были предложения, кроме СКА

Хоккейный агент Александр Черных — о "фишках" своего агентства, безвозмездной деятельности и работе с молодыми игроками.
15 июля 2013, понедельник. 06:00 Хоккей

– Как давно работает ваше агентство?
– Наше агентство молодое. Мы начали работать в 2011 году. Сейчас занимаемся молодыми ребятами, но не всеми подряд. Как говорит Станислав Романов, агент может вести 30 человек, но я считаю, при грамотной постановке и работе возможно и больше.

– Есть ли какие-то отличительные особенности именно у вас?
– Наша фишка – «анкета». Ребята ее заполняют и отправляют нам, а тренеры могут подыскивать себе игроков в свободном доступе. Игроков ищут не только в МХЛ и ВХЛ, но и в первой лиге. Мы даем контакты, ребята и тренеры договариваются и благодарят нас. А так бы они друг о друге смогли узнать? Причем мы приглашаем и агентов, если он хочет вести данного игрока, – пожалуйста.

– Получается, анкеты может посмотреть любой?
– Да. На нашем сайте есть каталог свободных игроков, но там только их профайлы, без контактов. Если к нам кто-то обращается, и мы знаем, что это хоккейный человек (тренер, генеральный менеджер и т.д.), мы либо отправляем его контакт, либо, наоборот, даем телефон игрока, а дальше они уже сами договариваются. Опыт показал, что эта модель работает. Действительно находят игроков, обращаются, и ребята трудоустраиваются. Не далее как на этой неделе двое ребят нашли себе команду таким образом. И это облегчает работу агенту, тем более мы это делаем безвозмездно.

– Даже если игроку предложили контракт?
– Да. Получается, эти игроки не клиенты нашего агентства. Мы просто состыковали две стороны, дали контакты, и все. За что тут брать деньги? Если в дальнейшем ресурс, который мы ведем, потребует материальных вложений, тогда, наверное, чтобы это было окупаемо, мы будем брать деньги. Но на сегодняшний момент делаем это безвозмездно. Я заранее предупреждаю ребят, что мы не будем вести переговоры, ведь если за всех браться, это отнимает очень много времени. Получается уже агентская работа.

– А если игрок хочет, чтобы вы вели переговоры? Вот игрок заполняет анкету и в дальнейшем рассчитывает, что вы найдете ему клуб.
– Мы заранее обговариваем детали. Игрок заполняет анкету, и она появляется на сайте. Если она будет кому-то интересна, мы дадим контакты. Если же игрок хочет, чтобы его интересы кто-то представлял, – пожалуйста. Насколько знаю, на сегодняшний день порядка 35 аккредитованных агентств. У нас уже есть свой пул игроков.

– Новых игроков вы уже не берете?
– Берем, но подходим к этому вопросу очень скрупулезно.

– Какие у вас критерии отбора?
– Наша основная задача – распознать потенциал. Тут очень сложно не ошибиться. Мы смотрим на ребят, которые на лидирующих позициях в своих клубах МХЛ и ВХЛ. Наше агентство – коммерческий проект. Есть агентские пять процентов, которые прописаны в контракте и утверждены профсоюзом и лигой. Мы получаем эти деньги, поэтому нам интересны игроки, которые будут играть в КХЛ. Затратная часть агентской работы приличная и должна окупаться. Также присматриваемся совсем к молодым ребятам. Есть такие, с кем уже давно сложились отношения.

Александр Черных

Александр Черных

Общаемся с их родителями, и они уже просят найти команду. Хотя агентский договор лигой сделан таким образом, что любая из сторон в одностороннем порядке может его расторгнуть. И юридически я никак не защищен. Например, агент ведет игрока 1998 года, и нет никакой гарантии, что он не перейдет ко мне или к другому агенту через три-четыре года.

– Как считаете, в каком возрасте игрокам нужно обращаться к агенту?
– Агенты могут быть нужны в плане советов или выбора. Например, для драфта CHL, на котором агент и игрок договариваются заранее. Когда ребята выпускаются из детского хоккея, агенты нужны, чтобы найти лучшую команду, подходящую по стилю тренера, чтобы у хоккеиста было игровое время. Хотя тут тоже можно ошибиться. Ты нашел команду, игрок заиграл, а тренер может в любой момент поменяться. Придет другой и скажет: не вижу его в команде, и поставит в четвертое звено. Дальше вновь начинается работа агента: если он видит, что игроку не дают игровое время, если он достоин того, начинаются переговоры с командой, с руководством о переходе. Чаще всего игроки или родители некомпетентны в юридических вопросах, им не знакомы другие аспекты. Поэтому эту работу проще делать агенту.

– Много ваших ребят играет в CHL?
– На сегодня у нас основная задача, чтобы ребята играли в России. Возможно, в будущем она изменится, тем более есть проекты с другими агентами, и есть ребята, которые задрафтованы CHL. Вы знаете, что в регламенте есть пункт о так называемых «лимитчиках», и мы хотим, чтобы ребята попали именно в этот пул. И если игрок проявляет себя, ему проще остаться и закрепиться в основе и продолжить карьеру, а не уходить в ВХЛ и через время снова пробовать пробиться.

МХЛ планирует снизить возрастной лимит до 20 лет. Как это скажется на ребятах?
– Лимиты нужно рассматривать в комплексе МХЛ – ВХЛ – КХЛ. На сегодняшний момент, насколько знаю, в самостоятельных командах, таких как «Химик», «Капитан», «Белые Тигры», будет возможность заявить двоих человек 1992 года рождения, а в командах, уже имеющих структуру ВХЛ — МХЛКХЛ, такие как «Спартак», «Динамо», ЦСКА 1992 года, в МХЛ вообще не будет. Если эти ребята играть не будут, им же надо куда-то переходить.

– В ВХЛ?
– В ВХЛ нет задачи растить ребят, там у тренера задача – показать результат, потому что он должен показать руководству клуба и области занятое место, а не то, что вырастил троих молодых ребят, которые потом заиграли в КХЛ. Руководству важнее, чтобы люди приходили на хоккей и платили за это деньги. В ВХЛ нужно отправлять ребят, которые либо очень хорошо играют, либо уже с опытом ВХЛ или КХЛ. Остальные могут не пройти в состав, из-за того что не имеют достаточного мастерства.

– Тогда куда им?
– Это вопрос к лиге, которая омолаживает. Конечно, разница получается большая – пять лет. Но если играешь со взрослыми, опыт и мастерство приходят быстрее, как и у ребят, которые по лимиту играют в КХЛ.

– Не все же играют, кто-то просто сидит.
– Тут всё зависит от команды, стратегии, видения тренера. Где-то сидят, где-то играют. Вот, например, Миронов в «Динамо». Считаю, ему дали большой аванс, Знарок доверил, и он играл прилично.

– Кто из ваших ребят добился наибольшего прогресса в сезоне? Кем довольны?
– Если взять молодых ребят 1996 года, доволен Ильей Кляузовым. Он играл по контракту юниора за «Русских Витязей». Сыграл практически во всех матчах и имел очень приличную статистику. Артём Осипов. Тоже молодец, хорошо заиграл, проявил себя и вызывался в сборную 1996 года. По 1996 году много талантливых ребят. Иван Силаев из ЦСКА мне очень понравился. Отрабатывал каждый момент и, считаю, не затерялся среди молодежи.

– Получается просматривать игроков не из московского региона?

– В том году финалы чемпионата России по 1996 и 1997 годам проходили в Курганово (Екатеринбург) и Челябинске. Стараемся побывать везде. Плюс играют сборные. 1997 год проводил турнир в Балашихе. Приезжаем на сборы в Новогорск, смотрим тренировки. Я считаю, нужно самому видеть ребят, хотя мы работаем с большим количеством специалистов, скаутов, тренеров. К их мнению тоже прислушиваешься.

– У вас в агентстве еще и скауты есть?
– Скажем так, они не в нашей компании. Есть скауты, которые работают с клубами. Хоккейный мир тесен, поэтому всегда можно получить мнение. Стараемся со всеми держать хорошие отношения.

– Сколько вам нужно времени, чтобы посмотреть игрока и понять, что вы хотите с ним работать?
– Осипова из Чехова я просматривал два раза. Посещал много матчей «Динамо-96». Мы стараемся регулярно посещать матчи молодежных команд, смотрим на гостевые команды.

Александр Черных — весь в игре

Александр Черных — весь в игре

По-разному бывает. Одна игра – не показатель, хотя увидишь игрока, и сразу складывается впечатление. Со временем оно либо оправдывается, либо нет. Вот по Осипову оказалось достаточно двух игр.

– Если игрок получает вызов в сборную, вы сразу ставите ему дополнительный плюс или не обращаете на это внимание?
– Для агентства сборники имеют приоритет. На сборников не только мы обращаем внимание, но и команды. Это помогает при трудоустройстве игрока.

– Самый известный ваш клиент – Артемий Панарин.
– Поясню, наше агентство молодое. Мы занимаемся игроками всего два года, и мы не переманиваем игроков у других агентов. Хотя если в агентском мире что-то изменится, мы не будем сидеть сложа руки. Артемий Панарин – молодой игрок. Нами была проведена определенная работа. В том году в «Ак Барсе» не получилось закрепиться, зато в этом в СКА он себя хорошо проявил, из третьего звена попал во второе, и тренер им доволен. Предложили контракт на два года. Было еще пять предложений из других клубов. Но выбрали СКА.

– Получается, и вы довольны.
– Ну конечно. Если тренер будет доверять. Тем более в плей-офф он играл во втором звене, было игровое время и набранные очки. Посмотрим, что будет в этом сезоне, но в руководстве сказали, что Артемию будут доверять. Естественно, всё зависит от него.
Возможно, завтра в нашем агентстве появятся и взрослые игроки, например Данила Марков, может, еще кто-то, кто знает. Мы готовы работать и с игроками старшего возраста. Просто они уже давно работают со своими агентами, и если у них все складывается – пусть работают.

– А у вас переманивали игроков?
– Был случай с двумя игроками. У нас не сошлись определенные взгляды. Если в первом случае была больше наша инициатива, то во втором – игрок пришел и сказал, что другой агент предложил ему лучшие условия. Вопросов нет – иди, работай. Хотелось бы, чтобы игрок не делал такие дела за спиной. Ты работаешь, а потом игрок говорит, что уходит. Всегда можно остаться в хороших отношениях. Тем более юридически его удержать невозможно. Пишешь письмо агенту, в лигу, и если между игроком и агентом все финансовые вопросы решены, у него есть право уйти к другому агенту или в свободное плавание. А так, конечно, ходят истории, как переманивают игроков, но мы не сталкивались, поскольку агентство молодое.

– А как считаете, тренеру нужны агенты?
– Думаю, да. Возьмем, например, игрока. Тут главное понять, где есть место в заявке под его позицию. Так же и тренер. Если остался без команды, он не всегда обладает информацией, где нужен тренер. Тем более есть тренеры, которые готовы работать, но по природе своей стеснительные, хотя и бывшие спортсмены. Кто-то не может выразить свою позицию. Я даже знаю таких, кто стесняется говорить о финансовых условиях. Вот тренировать – пожалуйста, а всё остальное – вы.

– Вы и с тренерами работаете?
– Да, к нам обращаются тренеры. У нас на сайте есть раздел, где размещены анкеты тренеров, которые заинтересованы в поиске клуба. Скажу больше, к нам обратился канадский специалист Тед Нолан, который сейчас работает со сборной Латвии. Вот у него есть желание попробовать силы в КХЛ.

– Наверное, тренеру сложнее найти клуб, чем игроку.
– Конечно, в заявке игроков побольше, чем тренерских позиций. Их-то всего несколько: тренер, помощник, старший — три или максимум четыре.

– А как складываются отношения с другими агентами? Вы с ними в большей степени сотрудничаете или конкуренция в этой сфере сильна и высока?
– Есть агенты, с которыми общаемся, есть те, которых я знаю, но мы не контактируем. Есть те, с кем сложились взаимоотношения. Бывает так: нужен защитник, но у меня все пристроены, если есть кто-то у других — пожалуйста. Конфликтных ситуаций ни с кем не было.

– А в этой сфере больше частных агентов или таких агентств, как ваше?
– Особой разницы нет. Можно быть юридически ИП и делать всё самому. Просто «на коленке» это трудно, да и без помощников тяжело и смотреть, и ездить, и договариваться. Например, информацию найти, оформить контракт, проверить информацию, тренерам что-то скинуть – то же досье игрока. Когда сидишь на матче и одновременно заниматься всем – тяжело. Если есть помощники, можно позвонить, дать задание.

– У вас сколько помощников?
– У нас есть человек, возможно, сделаем и ему лицензию, но пока он особого желания не проявляет, да это и не требуется. Есть моя лицензия, и только я подписываю документы. Пока получается, что три человека, хотя есть человек, кто ведет сайт, дизайнер. Трое непосредственно занимаются игроками.

– Вы говорили, когда получали лицензию агента, сдавали экзамен. Расскажите подробнее.
– Есть комиссия, куда входит профсоюз игроков, ассоциация агентов (тогда был Глеб Чистяков), комиссию возглавлял Сараев, с ним были помощники и юристы КХЛ, человек пять. Вот они задают определенные вопросы на знание регламента, которые заранее известны, это не тайна. Вроде было 22 вопроса. И мне задавали вопросы, конечно, не все. Мне говорили, что 3-5 вопросов будет, но меня подергали побольше. Без знания регламента никак нельзя. Это как таблица умножения. Если не будешь знать регламент, а там есть определенные нюансы, и если их не знать, могут испортить карьеру хоккеиста.

– Например?
– Есть определенные вещи с компенсацией, когда игрок говорит, что не будет играть, или еще какие-то проблемы. Ты понимаешь, если он это говорит, то есть определенные стадии, конфликт, например. Многие думают: вот выплатят деньги — и пойдет куда хочешь. Есть такое понятие как права игрока, которые закрепляются за клубом, которому игрок принадлежал. Опять же, есть правила, до какого числа клуб должен сделать предложение. Все эти вещи нужно знать.

Эмблема хоккейного агенства Александра Черных

Эмблема хоккейного агенства Александра Черных

– У вас бывали случаи, когда игрок отказывался выходить на лед?
– У нас не было, но знаю по лиге, что у некоторых агентов были игроки, несогласные с предложением в контракте. Они, скорее всего, попадают в стадию «конфликт». Возможно, наши игроки еще маленькие, или мы с руководством клубов, где они играют, договариваемся, или они нам доверяют. Все возможно. Помните громкую историю с Анисиным. Ничего исключать нельзя. Тем более есть игроки, которые попадают на страницы прессы, как и яркие тренеры.

– Молодые, наверное, более покладистые. С ними проще?
– По-разному, в большей степени всё зависит от человека. Некоторые по глупости чего-то не понимают, а некоторые, наоборот, более дотошные, им сложнее что-то объяснить. Потом, с молодыми не всегда в клубе считаются, как с опытными игроками. Да и неизвестно, что из него вырастет.

– Родители игроков вмешиваются в вашу работу?
– Зависит от родителей. Есть, кто никогда не вмешивается, а некоторые постоянно узнают, звонят, спрашивают. Если люди адекватные и что-то стоящее предлагают, это в основном которые имели какое-то отношение к спорту, а так, конечно, отвлекает. Ты объясняешь что-то, и это отнимает много времени. Или родители начинают советовать: давайте сделаем так-то. Они и игроку, бывает, говорят, сбивают его. Конечно, все родители считают своего ребенка самым лучшим и думают, что он необоснованно не играет в первом звене. А игрок бывает действительно «просел» и показывает не лучшую игру. Тут ты либо доверяешь человеку, который выполняет свою работу, либо не доверяешь.

– Знаю, тренеры говорят, что агент отрицательно влияет на игрока.
— В моей практике такого не было, чтобы тренер и агент не нашли взаимопонимания. Наоборот, было, что звонил тренер и просил поговорить с игроком. Бывает, тренеры не особо довольны родителями.

– Вы больше работаете с Москвой или с регионами тоже?
— Да по-разному. У нас в Новокузнецке есть игрок, в Екатеринбурге, в Новосибирске. Тем более ротация игроков большая. Сегодня он здесь, а завтра его поменяли, и он может оказаться где угодно. Вот редрафт был и наш игрок Леснухин из «Витязя» уехал во Владивосток.

– Впереди новый сезон. Кого из ваших игроков мы узнаем, кто может себя проявить?
— Если говорить о КХЛ, на сегодняшний момент надеемся, что Артемий в СКА подтвердит, что выбор в пользу него был сделан не зря. Еще Леснухин. У него в прошлом сезоне не складывалось, были травмы. Взяли во Владивосток. Новая команда, новый тренер. Считаю, ему будет проще там себя проявить, определённая новая ступень.
Что касается других игроков, есть вратарь Роман Симирягин из Череповца. Весь прошлый сезон он провел в Клину. Так получилось, что в Череповце оказалось очень много вратарей (6, а с молодыми и все 8). Произошёл обмен, им отдали Ивана Касутина. Кстати, очень неплохой вратарь, хотя и не игрок нашего агентства. Независимо от этого у нас очень хорошие отношения, и если вдруг Иван окажется без агента – с радостью его возьмём. Были предложения из КХЛ, но решили, что он поиграет год в Твери первым номером. Сейчас переговоры в стадии подписания контракта. И если все сложится, Рома будет играть там. Если покажет хорошую игру, то следующая стадия – КХЛ.
Тот же Сергей Денисов, вратарь 1990 года, в том году сыграл неплохо в Кубани (фарм «Витязя»). Надеюсь, у него тоже сложится неплохой сезон. Если говорить о молодых, там не один год надо доказывать.

– Как считаете, успешность агента зависит от успешности его клиентов?
— Наверное, да. Ребята, выбирающие агента, смотрят на игроков, которых он ведет. Если они успешные и их все устраивает, конечно, игрок будет заинтересован в этом агенте. Взять того же Юрия Николаева – тут можно долго называть фамилии топовых игроков.
У нас сложилось так, что ребята с нами подписывают контракты, поскольку знают, как мы с другими работаем. Можно сказать, работает сарафанное радио. Пусть у нас опыт небольшой на рынке, но он положительный и прогрессивный. Что раньше агенты делали за 5-6 лет, у нас, наверное, год за шесть будет. За два года работы нас достаточно хорошо знают не только в лиге, но и в хоккейном мире. Стратегия такая: в пятёрку лучших мы должны войти. Вот такие задачи ставим перед собой.

Александр Черных и вратарь "Русских Витязей" Александр Самонов

Александр Черных и вратарь "Русских Витязей" Александр Самонов

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
22 октября 2017, воскресенье
Партнерский контент