Максим Субботкин - о задачах "Динамо" (Минск)
Фото: Пресс-служба ХК "Динамо" (Минск), pressball.by
Текст: Белорусь сегодня

Субботкин: побеждает тот, кто идёт до конца

Генеральный директор минского "Динамо" Максим Субботкин — о кадровой политике, философии клуба и подготовке к сезону.
19 августа 2013, понедельник. 00:00. Хоккей
Ежик и медвежонок любили мечтать, глядя в чёрную даль звёздного неба. Думается, генеральному директору хоккейного клуба "Динамо" Максиму Субботкину знаком этот старый, добрый советский мультфильм. По части мечтаний он тоже дока (одно заявление о Кубке Гагарина чего стоит!), но слова "мечтатель" и "сказочник" в богатом на смысловые оттенки русском языке могут быть как синонимами, так и значить совсем не одно и то же. Во что действительно выльются старания нового руководства клуба, которое заступило на вахту лишь совсем недавно, мы скоро увидим, а пока Максим Субботкин улыбается, рассказывая о том, с какими проблемами пришлось столкнуться и как с этими проблемами справлялись.

Новый динамовский генеральный директор производит впечатление неунывающего и деятельного человека. За гуж он взялся с видимой инициативой и уверяет, что знает, что с ним делать. Верить ему или нет — дело личное, а проверят лишь время и стартующий через месяц сезон. А пока хоккеисты проводят первые товарищеские матчи, Максим Субботкин ведёт игру на своей, директорской площадке.

— О вашей хоккейной биографии известно уже немало, но расскажите об этом ещё раз, пожалуйста, вдруг кто-нибудь ещё с ней незнаком.
— В 2008 году, когда построили "Бобруйск–Арену", я работал в бобруйском горисполкоме на должности начальника отдела по внешнеэкономическим связям и развитию предпринимательства. Председателем горисполкома Дмитрием Михайловичем Боноховым мне было дано поручение о создании хоккейного клуба. Строили с нуля: делали устав, регистрировали… Нужно было успеть за два месяца, чтобы не опоздать к старту в чемпионате Беларуси. Мы успели. И с тех пор я постоянно был рядом с командой, помогал ей, занимался ее проблемами. В мае 2010-го я принимал участие вместе с Дмитрием Боноховым в конгрессе ИИХФ во время чемпионата мира по хоккею в Германии, представляя заявку со стороны Беларуси на проведение первенства мира среди юниоров в Бобруйске. В 2010–м перешел в "Шинник-Бобруйск" на должность заместителя генерального директора. Ещё сезон отыграли в чемпионате под названием "Шинник", после чего был реализован совместный проект с клубом "Динамо" о создании команды для Молодёжной хоккейной лиги. Так что с 2008 года хоккей стал для меня видом спорта номер один.
Максим Субботкин

Максим Субботкин



— Правду, значит, говорят, что к МХЛ вы относитесь с особым трепетом.
— Проект в МХЛ для меня очень важен. Скажу вам откровенно: сегодня ни одна команда в МХЛ не имеет таких условий, какие созданы для "Динамо-Шинника". Приходилось слышать мнения, что участие в МХЛ Беларуси не нужно. Нужно! Очень нужно! Результаты видны уже сегодня, и я думаю, что наши юниорская и молодежная сборные в ближайшее время смогут завоевать путевки в высший дивизион. Благодаря МХЛ. Чтобы попасть в "Динамо–Шинник", игроки и их родители сегодня чуть ли не в очередь становятся. Для ребят это очень серьёзное испытание. Там другой мир, другая планета. МХЛ — это то соревнование, где из молодёжи делают настоящих мужиков-хоккеистов. Только за прошлый год из "Динамо-Шинника" в главную команду влились несколько воспитанников: Лопачук, Ногачев, Лисовец, Горбунов…

— Сегодня много говорят о явной материальной переоценке хоккеистов, о том, что большие зарплаты убивают стремление молодых игроков к прогрессу, дескать, зачем пахать, если и так в кармане куча денег для развлечений и весёлой жизни.
— Больших денег в "Динамо-Шиннике" хоккеисты не получают. Минимальная планка по зарплатам, которая установлена МХЛ, — 500 долларов. Я приоткрою для вас некоторую финансовую завесу и скажу, что хоккеисты в нашем молодёжном клубе имеют доход от 500 до 1300 долларов. Основная прослойка получает 600–700. Мы их деньгами не балуем. Для того чтобы получить серьезный контракт, ребята для начала должны доказать свою состоятельность.

— Вы довольны итогами своих первых месяцев на должности генерального директора хоккейного клуба "Динамо"?
— Мою работу должны оценивать те, с кем я заключал контракт. В данном случае — наблюдательный совет. Мне трудно давать оценку самому себе.

— А по ощущениям: много ли получилось из того, что задумывали?
— Самый сложный этап — это когда нет пути, когда не выбрал дорогу. Это для меня критический момент. Как только путь находится, пусть он самый фантастический, пусть невероятно сложный, но он есть, всё становится на свои места. А дорожка покороче со временем всегда найдется. В данном случае я знаю дорогу, по которой иду. У меня есть цель, есть инструментарии для ее достижения, я знаю, что нужно делать. Да, если скажу, что всё просто и гладко, это будет лукавством. За два-три месяца до моего назначения, когда были проблемы относительно смены прежнего руководства, многие вопросы были пущены на самотёк. Их нужно было оперативно решать.

— Сами в хоккей играете?
— К сожалению, нет. И времени, чтобы заняться хоккейной подготовкой, остаётся катастрофически мало.

— Как поддерживаете спортивную форму?
— Играю в футбол, делаю зарядку, по утрам — пробежки.

— Долго ли думали, когда получили предложение перейти на работу в "Динамо"?
— Недолго. Мне было очень интересно попробовать себя на этом уровне, в этом деле. Да, я мечтаю привезти в Минск кубок Гагарина. Фантастика? Знаете, есть такая японская пословица: "Есть мечта? Беги к ней. Не получается бежать? Иди к ней. Не получается идти? Ползи к ней. Не можешь ползти? Ляг и лежи в направлении мечты!" Я сразу отдавал себе отчёт, какое это будет непростое дело. На "Динамо" в нынешнем сезоне будут смотреть в большой микроскоп, следить за каждым нашим шагом и критически их оценивать. Но я уверен при этом, что у нас всё получится.

— Вы оптимист по жизни?
— Большой и неисправимый. Мне даже приходилось слышать критику в свой адрес, что я, дескать, слишком часто улыбаюсь. А это хорошо. Это заряжает людей, которые работают рядом, такой же позитивной энергией. Я когда в клуб пришёл, сказал: всё будет хорошо, мы прорвёмся. Никаких упаднических настроений. Потихонечку, степ бай степ, у нас сегодня одна команда собрана, вторая команда собрана, организационные вопросы решены, идем в сезон уверенно, контракты подписаны, рекламу продали. Всё крутится, всё вертится, люди получают зарплату. Мой главный принцип в коллективе: чтобы у людей горели глаза. Если не горят, с этим человеком я работать не буду. Позиция "отсидел до 18.00 и ушёл" меня не устраивает категорически. Для меня, кстати, было большим удивлением, что на некоторые вакансии мы два-три месяца не могли подобрать сотрудников. И кадровое агентство привлекали, и сами объявления давали… Буквально недавно только удалось окончательно закрыть все позиции.

— Какой результат должно показать "Динамо", чтобы вы с лёгким сердцем встретили новый, 2014 год?
— Набрать 50 процентов очков. Этого будет вполне достаточно для начала.

— "Динамо" уже стало брендом не только в игровом плане, но и в маркетинговом. Какие интересные новшества нас ждут в новом сезоне?
— Значительно обновится сувенирная продукция. Болельщики наверняка это оценят, заглянув в наши фирменные магазины. Что касается брендированной продукции, то уже подписан контракт по выпуску зимнего автомобильного стеклоомывателя. Будет выпускаться гематоген. На стадии подписания контракт по выпуску питьевой воды. Ведём переговоры с "Белшиной" по выпуску зимней резины. Также планируем выпустить сувенирные зефир, пряники, печенье. Ведём переговоры по выпуску коллекции мужской косметики. В перспективе — мясная продукция, соки, расширим линейку безалкогольных напитков. Есть желание, например, выпустить "Динамо-колу". В этом направлении работаем постоянно, используя опыт НХЛ.

— Бытует мнение, что рекламодатели сами бегут к вам офис, предлагая сотрудничество.
— Это правда. В соответствии с регламентом КХЛ 50 процентов рекламного пространства принадлежит спонсорам лиги. Какую–то часть мы отдаем "Минск–Арене", остальное пространство — собственность клуба. И мы его продаем. На медиа–кубе, на льду, на бортах, на стеклах, форме. И на сегодня все рекламное пространство уже продано, свободных мест не осталось.
Максим Субботкин

Максим Субботкин


— Удивились, когда узнали, что Илья Ковальчук перешёл в СКА?
— Уверен, что финансово хоккеист не потерял. Думаю, этот тот случай, когда поступило предложение, от которого было просто невозможно отказаться. Чувство патриотизма? Наверное, тоже присутствовало: поиграть на родине.

— Джереми Реник заявил, что Илья украл у "Нью-Джерси" 23 миллиона долларов.
— Я не знаю, украл или нет. Но когда хоккеисты, агенты, директора либо генеральные менеджеры выносят на публику и обсуждение прессы какие-либо финансовые цифры контракта — это очень некрасиво и некорректно. Я недавно прочитал интервью Игоря Молчанова, спортивного директора "Юности" и члена исполкома федерации хоккея. Был очень удивлен. Там были такие фразы, что финансовое положение минского "Динамо" ухудшилось, что оно у нас плохое… Я считаю, что уважаемые хоккейные функционеры, а он очень уважаемый в хоккее человек, не могут давать таких комментариев, не обладая абсолютно всей информацией. Да, у нас бюджет уменьшился. Но почему он уменьшился? Потому что мы сократили свои расходы и уменьшили число легионеров, оптимизировали нашу селекционную политику и статьи затрат. Понятно, что бюджет в связи с этим уменьшился. Но говорить, что у нас ухудшилось финансовое состояние, нельзя, в этом есть даже некий элемент дискредитации нашего клуба. У нас с финансами все в порядке. Они — под наши потребности. "Динамо" не желает платить 40 тысяч долларов компенсации нашим клубам за хоккеистов не потому, что у него плохое финансовое положение, а потому что считает, что они столько не стоят. Мы хотим платить 20 тысяч, считая, что это максимальная цена. Я коллег из исполкома федерации попросил привести мне пример, когда российский, украинский или казахстанский клуб заплатил хоть какие-то деньги за хоккеистов, которые туда уехали. Ни одного примера не назвали. А если игрок уходит в "Динамо", то обязательно плати. В конце концов, если бы хоккеист действительно стоил 40 или 80 тысяч, то, вероятно, была бы некая конкуренция, клубы выстроились бы в очередь и вели торги. Но этого нет. А раз нет спроса, откуда взялись эти компенсационные цифры? Если быть до конца откровенным, я думаю, что и 20 тысяч — это большие деньги.

— Раз уж вы заговорили о бюджете. В сравнении с прошлым годом он намного уменьшился?
— Мне не нравится слово "уменьшился". Мы бюджет оптимизировали под наши затраты. За счёт этого удалось сэкономить порядка двух миллионов долларов. Новая легионерская формула, грамотная селекционная политика — всё это даёт нам определённую экономию.

— Последнюю легионерскую вакансию, того самого загадочного центрального нападающего, клуб так и не нашёл?
— Ситуация по центральному нападающему некритична. Нет такого, что если мы его не подпишем, то в "Динамо" будет крах. Тот состав, который у нас есть сегодня, мы с ним можем смело входить в сезон. По нападающему варианты есть, 3-4 хороших варианта. Мы не спешим. Деньги потратить всегда успеем. Но хочется подписать хорошего и недорого. Ждём.

— То есть эта позиция будет закрыта до начала чемпионата?
— Мы эту позицию закроем, когда увидим, что вариант стопроцентный. Мы занимаемся этим постоянно. Хотелось бы отметить профессиональную работу нашего спортивного директора Олега Иванова, который за короткий срок сумел собрать боеспособный коллектив.

— Будь у вас возможность потратить любую сумму на одного любого хоккеиста, кого бы вы пригласили в "Динамо"?
— Честно говоря, этого вопроса я не понимаю. На данный момент мы собрали в команде всех, кого хотели. Приходилось слышать: вот бы ещё братьев Костицыных, Грабовского, Демагина — всех собрать вместе. Может быть, это было бы и неплохо. Они хорошие ребята, но нам звёзды в команде не нужны. Сегодня мы не готовы платить им такие деньги, как платят в других клубах, как Сергею Костицыну в "Авангарде", а Андрею в "Тракторе". Могу предположить, что суммы контрактов там очень приличные, и лишь порадоваться за ребят, что они будут выступать в топ-клубах КХЛ. А чтобы я мечтал подписать какого–то хоккеиста… Нет у меня таких желаний.

— А если этот "кто–то" Павел Дацюк или Евгений Малкин?
— Мечта должна приносить пользу. А я не думаю, что если бы мы подписали, скажем, Михаила Грабовского, то выиграли бы Кубок Гагарина. Наш принцип: команда без звёзд. Мы не хотим звезд ни за какие деньги.

— Вам не страшно вступать в бой, сопоставляя бюджетные суммы других клубов КХЛ, таких монстров, как СКА, "Ак Барс" и прочих, с динамовским минимумом?
— Побеждает не тот, кто самый сильный, а тот, кто идет до конца. В нашем случае слово "сильный" можно заменить на "богатый". СКА — один из самых топовых и богатых клубов мира, но принцип собирания в своем составе звезд, как видим, не всегда приносит результат.

— Кто ваш любимый исторический персонаж? Уинстон Черчилль? Вы как-то использовали его цитаты.
— Мне нравится та политика, которую он проводил. Мне это близко, я люблю политику. Сам являюсь депутатом бобруйского горсовета, мне нравится быть депутатом, общаться с людьми и решать проблемы. Вероятно, на следующих местных выборах в Бобруйске буду баллотироваться снова, хотя окончательного решения на сей счёт ещё не принял. Про Черчилля много читал и многие вещи из его практики беру себе на вооружение.
Максим Субботкин

Максим Субботкин



— Какую последнюю книгу прочитали?
— Книгу Алексея Толстого "Петр I". Персонаж сложный, но то, что он делал и как он это делал, гармонично с моими представлениями. Читаю про него и ловлю себя на мысли, что поступил бы точно так же.

— У вас три высших образования к 35 годам…
— 35 будет 1 октября.

— Откуда у вас такая страсть к учёбе?
— Это жизненная необходимость, а не "гонка вооружений", мол, я вам всем покажу, буду ходить и всем рассказывать: у меня три высших образования! Первое я получил в Горках. Считаю, что тамошний университет — один из сильнейших вузов в Беларуси, где созданы уникальные условия для обучения. Там я окончил экономический факультет по специальности "Мировая экономика, мировые экономические отношения" и выучил второй иностранный язык. Я хорошо знаю английский, что мне очень помогает в жизни и работе, второй язык — немецкий. После того как пошел работать в Бобруйский горисполком, отучился в Академии управления при президенте. И третье образование — Полесский государственный университет по специальности "Банковское дело". Окончил с отличием.

— Вы читаете, что о вас пишут в Интернете?
— Периодически.

— Как к этому относитесь? Там ведь не церемонятся.
— Я отдаю себе отчёт, что если бы на месте генерального директора "Динамо" был не Субботкин, а Петров или Сидоров, то о них высказывались бы в том же духе. Цыплят по осени считают. Если у нас всё будет хорошо, а я верю, что все будет именно так, то те люди, которые сегодня негодуют, сменят тон. Это переживают все. Последний пример — БАТЭ. Готовы были их на руках носить, кричали, что Виктор Гончаренко — это супертренер, а теперь давай его выгонять. А ведь сколько он сделал для белорусского футбола и БАТЭ! Когда за границу приезжаешь, все знают БАТЭ. Это же круто! Так куда ж его выгонять? Спады у каждого бывают. Так что я не заморачиваюсь насчёт этого.

— Я прочитал про вас в Интернете, что в студенческие годы вы собирали клубнику в Англии. Это правда?
— Было дело. Проходил стажировку, около шести месяцев жил в Англии и работал. Многие студенты, которые учились в Горках, ездили по госпрограмме в Германию, Англию.

— Вы стрессоустойчивый человек?
— Очень. Если бы это было не так, то, думаю, меня бы здесь уже не было как минимум месяц назад. Я умею абстрагироваться от трудностей, всегда и во всем нахожу позитивные моменты.

— Насколько в процентном отношении вы довольны составом, который сегодня имеет команда?
— Этот вопрос, наверное, логичнее адресовать спортивному директору Олегу Иванову или главному тренеру Александру Андриевскому. Команда практически укомплектована. Много игроков на просмотровых контрактах. Думаю, что после турнира в Риге окончательно определимся с теми, кто в команде останется, а кто продолжит выступления в других клубах, но не пропадёт из поля зрения нашего интереса.

— Заступая на должность, вы сказали: "Я хочу видеть команду, которая будет грызть лёд, чтобы добиться результата. У меня есть мечта привезти в Минск кубок Гагарина". Насколько вы приблизились к своей мечте? Вы к ней бежите, идёте или легли в её направлении?
— Мы к ней идём. Медленно или быстро, сейчас не скажу, но то, что движемся, это факт. Если мы в нынешнем сезоне повторим результат предыдущего и нам чуть-чуть не хватит для выхода в плей-офф, то я не буду считать это большой неудачей. Потому что сделаем мы это большей частью силами своих ребят. А если получится выступить лучше, это будет успех. Но в любом случае задача для нас – выход в стадию плей-офф.
Максим Субботкин

Максим Субботкин

Источник: Беларусь сегодня
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Назовите лучшего хоккеиста первой половины регулярного чемпионата КХЛ
Архив →