Руслан Федотенко
Фото: Getty Images
Текст: Мария Роговская

Федотенко: надеть два перстня? Надо быть скромнее

Форвард "Донбасса" Руслан Федотенко вспоминает, как он потерял память в финале Кубка Стэнли, и объясняет возвращение на Украину.
22 августа 2013, четверг. 10:00. Хоккей
Самый титулованный хоккеист Украины теперь играет дома. Двукратный обладатель Кубка Стэнли Руслан Федотенко спустя 16 лет вернулся на Украину, подписав трёхлетний контракт с "Донбассом".

"НЕ ДУМАЛ, ЧТО БУДУ ИГРАТЬ НА УКРАИНЕ"

– Комментируя ваш переход, Андрей Назаров заявил, что Федотенко – это украинский Дацюк. По завоёванным призам вы не уступаете ни Малкину, ни Дацюку. Как вам такое сравнение?
– Я играл вместе с Малкиным и против Дацюка. Талантливые игроки. Но мне тяжело сравнивать. Не знаю, есть ли у меня такой же талант.

– Уезжая в январе в НХЛ, думали о том, что можете вернуться в Донецк уже через полгода?
– Во время локаута я приезжал сюда, чтобы посмотреть на КХЛ. Я знал, что это хорошая лига. Но только по разговорам. А когда на Украине появился клуб, подумал, что неплохо было бы поиграть перед своими болельщиками. Всё-таки я родился и вырос на Украине, пошёл там в хоккей. Было время, когда хоккей в стране развалился, но сейчас снова поднимается. Так что когда в январе уезжал в НХЛ, не исключал, что ещё вернусь.

– На каких условиях были готовы остаться в Америке?
– Для меня не было проблем приехать сюда поиграть, но главное в жизни – это семья. А моя жена – американка. И если бы она сказала, что не хочет ехать в Донецк, что ей тяжело привыкнуть к новой обстановке, остался бы в НХЛ. Мы приехали, осмотрелись и решились. "Донбасс" сразу начал вести активные переговоры, так что я даже не ждал предложений из НХЛ.

– В пользу "Донбасса" сыграло то, что в Донецке вам предложили подписать контракт сразу на три года?
– Безусловно. Если бы был контракт на год, я бы остался в НХЛ. У меня была возможность продолжать там играть в других командах.

– Через три года вам будет 37. Ягр вернулся в НХЛ в 39 лет. А вы хотите ещё поиграть в НХЛ?
– Сейчас не хочу загадывать. В этом нет смысла. Когда-то я не думал, что буду играть за украинский клуб. Тем более надо не просто ехать, а показывать хорошую игру и приносить пользу команде.
Иногда сами игроки пытаются Тортореллу успокоить, а иногда сами лезут в драку

Иногда сами игроки пытаются Тортореллу успокоить, а иногда сами лезут в драку



– В КХЛ приехали все три игрока, выступавшие во время локаута за "Донбасс". Лига произвела на вас столь сильное впечатление?
– Интересный момент. Наверное, так и есть.

"ЮРЗИНОВ ПОСОВЕТОВАЛ ЕХАТЬ В КАНАДУ"

– Был ли шанс попасть в НХЛ из Украины, минуя Финляндию?
– В то время это было нереально. Мои ровесники пробивались за океан через Москву или другие российские команды. А у меня предложений не было. Агент посоветовал поехать в Финляндию. Мне было только 17 лет. Не скажу, что всё было легко и прекрасно. Я там работал с Владимиром Юрзиновым и послушался его совета: "Если хочешь что-то показать, надо ехать в Канаду".

– Но вы поехали в Америку – в USHL…
– Там было так. Меня не успели заявить в CHL, и я играл на более низком уровне – это лига SJHL (Saskatchewan Junior Hockey League). В следующем сезоне меня позвали в колледж. Это более высокий уровень. Ещё бы и образование бесплатное получил. Обо всём договорились, как мне говорят: "Приходи через год. Надо подучить английский, чтобы сдать экзамены". Чтобы далеко не уезжать, я стал играть в USHL. А в январе выяснилось, что я не смогу играть за колледж, потому что у меня был агент. Дело дошло до суда. В итоге мне разрешили пойти в колледж, но играл бы я там только через два года – до этого мог только тренироваться. Я, конечно, отказался. Тогда я уже ждал драфта НХЛ. Несколько команд обещали меня выбрать в третьем, пятом раундах. Но никто так и не выбрал.

– Безвыходная ситуация. В колледже играть нельзя, в НХЛ не выбрали…
– И в юниорах мог играть лишь через полгода. Тогда я действительно не знал, что будет дальше. Но я не опустил рук, стал готовиться. И "Филадельфия" позвала в свой лагерь. На меня посмотрели и предложили контракт на три года.

"КАКОЙ ФИНАЛ?! "ТАМПА" В ПЛЕЙ-ОФФ НИКОГДА НЕ ПОПАДЁТ"

– Самые яркие воспоминания в НХЛ связаны с "Филадельфией", "Тампой" или "Питтсбургом"?
– Со всеми тремя! Воспоминания о "Филадельфии" – это первый тренировочный лагерь, первая игра, первый сезон. В "Тампе" – первая победа в Кубке Стэнли, в "Питтсбурге" – вторая. Ничто не забудешь!

– Слышала, что вас подняли из АХЛ за несколько часов до матча.
– Так и было. Прямо перед игрой с "Рейнджерс" травму получил Марк Рекки. Матч в Нью-Йорке начинался в 19.30. А в шесть вечера у нас была игра дома в Филадельфии. Я спокойно шёл на нашу арену, и тут мне сказали: "Твой баул собрали, надо ехать в Нью-Йорк". Сначала подумал, что это шутка! Меня посадили в поезд на Нью-Йорк и отправили на игру. Я зашёл в "Мэдисон Сквер Гарден", а там уже гимн поют, обе команды размялись и уже на площадке. Я быстро переоделся, без разминки побежал на лавку. Думал, посижу тут всю игру, может, одну-две смены отыграю, и всё. Так тренер меня выпустил и давал играть очень много.

– Когда переходили в "Тампу", могли представить, что такая молодая команда выиграет Кубок?
– Если бы мне кто-то сказал, что через два года я буду чемпионом с "Тампой", не поверил бы. В то время команда даже в плей-офф не попадала. Я ехал и думал, что будем бороться за плей-офф. А тут в первый же год мы дошли до второго раунда, где проиграли "Нью-Джерси", а на следующий сезон стали чемпионами

– В чём была сила той "Тампы"?
– Всё зависит от коллектива и тренерского состава. Все части мозаики были собраны правильно. Были те, кто забивал, и те, кто хорошо играл в защите, шикарный воротчик Хабибулин. Все влились в игру, была одна цель – выиграть. И пришла уверенность.

– Вы тогда очень здорово сыграли в плей-офф, забили два гола в последнем матче, включая решающий, хотя говорят, что играли с травмой.
– В третьей игре финала получил сотрясение мозга. Очень сильное. Я забыл всё, что произошло за последние два года. Пришёл в себя в раздевалке, меня спросили: "Ты знаешь, где ты? – В Филадельфии. – Нет, ты в "Тампе", мы играем в финале плей-офф". Я смеюсь: "Что вы мне говорите, "Тампа" никогда не попадает в плей-офф. Какой ещё финал?!". Память вернулась, я пропустил один матч, а дальше снова играл.
Федотенко был среди активистов во время локаута

Федотенко был среди активистов во время локаута


– И забили победный гол!
– Мы даже немного растерялись. Всё как-то неожиданно произошло. Когда во второй раз победили с "Питтсбургом", всё было иначе: мы знали, что и как, чувства было другими. А в "Тампе" все были молодые, раньше в плей-офф особо-то не играли. Только пара ветеранов была, кто пытался успокоить команду.

– Где парад был масштабнее: в Тампе или в Питтсбурге?
– Больше людей в "Питтсбурге" пришло. Вообще с каждым годом парады становятся масштабнее. Что творилось в Чикаго в этом году! По масштабам Тампы парад прошёл прекрасно. Хоккей в городе был не особо популярен. Там больше футбол любят. Футболисты стали чемпионами за год до нас. Но на хоккейном параде фанатов было больше. Это было приятно.

– Сразу решили отвезти кубок Стэнли в Киев?
– Тогда я уже был женат. Хотел привезти кубок семье, показать детям, друзьям в Америке. Но со мной связались представители федерации хоккея Украины и попросили привезти кубок. Я запросил разрешение. И мне дали добро. Разрешили взять кубок два раза по 12 часов. Один раз я отпраздновал в США, второй раз – на Украине. В Киеве всё было так масштабно организовано! И концерты, и мэрия, и премьер-министр!

– А почему во второй раз не повезли кубок в Киев?
– Такой просьбы, как в первый раз, не было. Мы отпраздновали в Америке на озёрах возле Грин-Бея. Пригласили друзей и знакомых.

– Как родилась идея сделать татуировки в честь побед в Кубке Стэнли?
– К татуировкам я относился скептически. Думал: под импульсом поставишь, а потом жалеть будешь. Но когда взяли Кубок, понял, что не пожалею никогда. Хотя всё было случайно. У нас в "Тампе" играл Дэррил Сидор. Он выигрывал Кубок с "Далласом" и сделал татуировку на ноге. Так и я решил поставить. А когда выиграл с "Питтсбургом" – сделал вторую.

– А на Кубок Гагарина место найдётся?
– Конечно! Места хватит, лишь бы Кубок выигрывать.

– Когда-нибудь надевали сразу два чемпионских перстня?
– Нет. Или один, или второй. Они очень большие, особенно второй. Я их вообще редко надеваю, только если иду на хоккейные мероприятия, где много людей, которые хотят его увидеть. Два сразу? Надо быть скромнее!

– Вы встречались лишь с Обамой, а к Бушу не ходили?
– Да. Из-за локаута в сезоне-2004/05 визит "Тампы" к президенту был отменён.

– Есть видео, как Малкин снимает Обаму на телефон.
– Малкин – шутник. С ним никогда не скучно. У него хороший характер. Это было очень торжественное событие. Не знаю, много ли спортсменов удостаиваются такой чести. В КХЛ есть такая традиция?

– Вот "Динамо" встречалось с президентом в Сочи. Впервые. Обама в хоккее разбирается?
– Не думаю, что сильно. Хотя у него хватит помощников, которые ему подскажут, кто такой Малкин и что он не вратарь (смеётся).

"ИНОГДА ИГРОКИ УСПОКАИВАЮТ ТОРТОРЕЛЛУ"

– Потом вы поиграли ещё в "Айлендерс" и в "Рейнджерс". В Атлантическом дивизионе вы поиграли в четырёх командах из пяти. Лишь "Нью-Джерси" не хватает.
– А ведь был шанс, но я отказался. Так было бы пять команд из пяти. Все пять команд жёстко соперничают друг с другом. Там дерби – это не только матч между "Айлендерс" и "Рейнджерс". Это всё особые игры. Фанаты всегда любят эти матчи.

– Знаете, где сейчас работает ваш тренер из "Айлендерс" Тед Нолан?
– Что-то слышал, но…

– В сборной Латвии. Нолан рассказывал про памятный матч, на который он пригласил Эла Арбора, чтобы тот провёл 1500-ю игру в НХЛ.
– Я помню эту игру. Это была большая честь для него. Он отработал 1499 игр как тренер, и ему дали возможность довести число до 1500. Всё было прекрасно организовано. Фанатам понравилось.
Предложили бы в "Донбассе" контракт на год, я бы остался в НХЛ

Предложили бы в "Донбассе" контракт на год, я бы остался в НХЛ



– Слушались его установок?
– Конечно, но он говорил то же, что и Нолан. Эмоциональный был матч. Когда 20 тысяч людей аплодировали ему в конце, мы увидели слёзы на глазах Эла.

– В "Баффало" Нолан приводил индейского шамана в раздевалку. Вы не хотели тоже его попросить об этом?
– Ну, я не верю во все эти суеверия.

– В "Рейнджерс" вы снова встретились с Джоном Тортореллой, с которым уже работали в "Тампе". Это ваш тренер?
– Я работал с ним в общей сложности пять лет. У него все знают, что должны делать. Он очень сильный наставник, требовательный, но не жёсткий. Хотя иногда он мог очень эмоционально высказать игрокам, повысить голос.

– И чудаковатый: то с болельщиком подрался, то с другим тренером отношения выяснял…
– Это эмоции. У него вспыльчивый характер. Иногда сами игроки пытаются его успокоить, а иногда сами лезут в драку. Я очень удивился, когда его уволили из "Рейнджерс". Но было понятно, что такой специалист надолго без работы не останется. И вот его позвали в "Ванкувер".

– А с Андреем Назаровым пересекались за океаном?
– Не помню. Может, играли один-два матча. Житника хорошо помню. Мы в одном дивизионе играли.

"БЫЛ БЫ ЖИРУ ПОСТАРШЕ, ПОГОВОРИЛ БЫ С ПРЕССОЙ"

– За долгую карьеру в НХЛ в этом сезоне вы лишь во второй раз остались без плей-офф. Непривычно было заканчивать сезон так рано весной?
– Это было удивительно: как так, команда у нас хорошая, а в плей-офф не попали?! Я думал, что меня поменяют под плей-офф, но Макс Талбот получил травму, и мне сказали, что я нужен "Флайерз". Оставили меня без плей-офф, второй раз в карьере. Было жалко.

– Благодаря Илье Брызгалову мы знаем, как относятся к команде журналисты. Вы дважды играли в "Филадельфии". У вас не было проблем с прессой?
– Там на всех такой прессинг. В НХЛ так только в тех городах, где у хоккея большая история: Монреаль, Нью-Йорк, Филадельфия, Питтсбург, Детройт. Во Флориде, например, нет такого давления. Некоторым оно мешает, кому-то из-за этого тяжело. В командах даже работают спортивные психологи, задача которых помочь игрокам справиться с этим напряжением.

– Вы ходили к таким специалистам?
– Разговаривал с ними в "Айлендерс" и "Питтсбурге". Они проводят общее собрание, узнают, как игроки относят к разным ситуациям. Ничего особенного.

– Обычно на льду полевые игроки защищают голкипера. Почему лидеры команды не защитили Брызгалова от нападок прессы? Тот же Клод Жиру как капитан?
– Клод – молодой парень. Был бы постарше, может, и поговорил бы с прессой. Или тренер мог бы. Всё зависит от них. Значит, не посчитали нужным.

– Удивлены решением "Филадельфии" выкупить контракт Брызгалова?
– Я знал об этих разговорах, но не предполагал, что это произойдёт в этом году. Думал, что ему дадут поиграть ещё один год. Хотя по правилам чтобы контракт не шёл в зачёт потолка зарплат, его нужно выкупить в течение двух лёт. И всё равно я удивился, что так произошло.

– Как думаете, Брызгалов найдёт себе команду в НХЛ?
– Думаю, да. Вратарь он хороший. Тут всё зависит от желания его и его семьи. Зарплату он будет получать в любом случае. А когда зарплата есть, можно выбрать, что лучше для семьи.

– Другой новостью лета стал переход Ковальчука. Не все игроки НХЛ поняли его поступок. А для вас это стало неожиданностью?
– Все были в шоке. Сколько у него оставалось? 77 миллионов? И он ушел. Это его решение и его жизнь. Кто-то критикует, кто-то понимает. Значит, это лучше для его семьи и жизни.

– Связка Ковальчук – Поникаровский будет самой опасной в КХЛ?
– Не исключено. Они уже давно вместе играют. Поникаровского сначала поменяли из "Нью-Джерси", так потом обратно взяли.

– Летом в прессе много обсуждали, стоит ли открывать зарплаты игроков КХЛ. Вы вернулись из НХЛ, где каждый желающий мог посмотреть, сколько зарабатывает любой игрок. Стоит ли КХЛ пойти по этому пути?
– Здесь дело в менталитете. В России люди к этому по-другому относятся. Не знаю, готовы ли к этому СМИ и болельщики. Не представляю, какая может быть реакция. В Америке много людей, которые успешны в бизнесе и хорошо обеспечены. Им всё равно, что хоккеист получает миллион или два. Они об этом просто не думают. А в России пропасть между зарплатами простых людей и игроков. Здесь намного меньше процент населения, который имеет высокий доход.

"ЗАКОНЧУ С ХОККЕМ – ТОГДА И ПОГОНЯЮ"

– После 15 лет в Америке украинская и российская реальность не заставили удивляться?
– Люди здесь какие-то грустные, хмурые. Там все с улыбкой ходят. Может, в России все загружены своими проблемами, меньше дружелюбности, вежливости. Вот я дверь кому-то открою, так никогда спасибо не скажут, не улыбнутся. В Америке не так.
Руслан Федотенко двукратный обладатель кубка Стэнли

Руслан Федотенко двукратный обладатель кубка Стэнли


– Говорят, если в Америке открыть дверь женщине, она может оскорбиться.
– Ни разу с таким не сталкивался. Лишь поблагодарит.

– Вы как-то сказали, что уже чувствуете себя больше американцем, а не украинцем.
– Да, это так. Я перестроился ментально. Я уехал в 16-17 лет, в этом возрасте как раз происходит становление.

– По-украински умеете разговаривать?
– Сейчас не разговариваю. В школе учил, экзамены все сдал, но это был так давно, что уже забыл. Навыки-то есть, только надо вспоминать. У меня и с русским-то бывают проблемы, я же им в США не пользуюсь практически.

– В Америке сталкивались с теми, кто считает, что Украина – это то же самое, что Россия?
– Бывает, да. Всё зависит от людей. Не думаю, что в России все знают, где какой штат США находится.

– Ваше хобби – автомобили?
– Дорогое хобби! Мне ещё мотоциклы нравятся. Но нельзя на них кататься.

– Контракт запрещает?
– Нет, просто зачем подвергать себя риску? Его и так много. Когда закончу с хоккеем, погоняю.

– Какой автомобиль вашей мечты?
– "Буггати". Они очень дорогие – два миллиона долларов, зато быстрые. Если бы выиграл в лотерею миллиард, купил бы, а так не вижу смысла. Не стал бы тратить такие деньги на машину.

"ГДЕ ИГРАЮ, ТАМ И ДОМ"

– Как себя чувствует на Украине ваша жена-американка?
– Привыкает. Без языка ей тяжело. А общаться пока не с кем – сезон не начался. Жёны и девушки легионеров ещё не приехали. Потом будет легче. По-русски она не говорит, лишь пытается немного понимать язык.

– Борщ научилась готовить?
– Она готовит лишь американские блюда: стейки, рыбу, картошку. Она пробовала готовить сладкое, что я раньше любил, но я сам уже отвык от этого.

– Дети тоже русский не знают?
– Нет, лишь названия животных: собачка, кошка. Ещё выучили: "Хочу мороженое".

– Все три сына занимаются хоккеем?
– Старший уже закончил, а два других играют за колледжи. Старший поиграл по юниорам, но перспективы не было. Пошёл в колледж, получил образование. Сейчас занимается страхованием.

– У них ваша фамилия?
– Американская, это мои приёмные дети. Все три сыновья моей жены от предыдущего брака.

– Дети приедут к вам в Донецк?
– Пока не планируем. Старший работает, а младшие играют в хоккей. Даже когда наступает перерыв в чемпионате, тренировки всё равно продолжаются. Может, летом поедут на каникулы в Европу и на Украину.

– Ваши родители переехали в США. У вас ещё остались родственники на Украине?
– Бабушка, дядя, старший брат. Остальные все в США: мама, папа и младший брат.

– Уехали вслед за вами?
– Я их пригласил, но сказал, чтобы за мной не бегали, потому что я постоянно менял команды. А им надо было Зелёную карту получить. Для этого надо жить в одном месте. Они выбрали Сакраменто в Калифорнии. Родителям адаптация даётся тяжелее, язык ещё не до конца освоили. В Сакраменто большая русская диаспора, все на русском общаются.

– А где же ваш дом?
– Где играю, там и дом. У нас остался дом во Флориде, его сдаём в аренду. Есть квартира в Филадельфии и Висконсине. Куда ветер повеет, туда и едем.
Малкин и Кросби для Федотенко просто экс-партнёры по клубу

Малкин и Кросби для Федотенко просто экс-партнёры по клубу

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 13
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →