Колонка Владимира Дехтярёва
Текст: Владимир Дехтярёв, "Спорт ФМ"

Катки на душу населения

Как и обещал, готовил очередной материал по сборной, материал про нападающих, про, пожалуй, самую сильную линию сборной России, но…
27 августа 2013, вторник. 08:00. Хоккей

Тут труба позвала в путь, и я в очередной раз отправился в Санкт-Петербург, в тренировочный хоккейный центр «Гладиатор». Естественно, к его президенту Игорю Солянкину. Так получилось, а потому своё мнение о нашем нападении решил перенести на более позднее время. Наше нападение от этого никуда не денется и слабее не станет. А вот то, что происходит в детском и юниорском хоккее, мне кажется более актуальным.

Как-то неудобно даже говорить, что это будущее нашего хоккея, всё-таки умные люди меня читают. Но знаете ли вы, какова первая, а зачастую и главная проблема нашего будущего? Не хватает льда. Нельзя сказать, что катастрофически, как несколько лет назад, но всё равно не хватает. Подчас настолько, что несколько групп одного возраста не могут заниматься хоккеем.

Можно, конечно, задать соответствующий вопрос ФХР. Мол, по всей стране денно и нощно идёт хоккейное строительство, да такое, что Сочи – отнюдь не самый южный регион. Более того, если верить цифрам ИИХФ (а им нет смысла не верить, поскольку там считает не Чуров), Россия в этом году вырвалась на почётное второе место по абсолютному числу катков. То есть супротив канадских недосягаемых 7631 катков мы имеем уже 2450. Даже больше, чем в США, где их насчитали всего-то жалких 1983. Между прочим, Швеция и Финляндия «нервно курят в углу» — у каждой из них меньше 500 катков.

При этом по количеству катков на душу занимающегося хоккеем населения мы и вовсе впереди планеты всей. Скажем, в Канаде хоккеем занимаются 625 тысяч человек. Делим их на вышеупомянутый 7631 каток и получаем чуть меньше 82 человек на одно спортсооружение. А у нас на 2450 катках и аренах занимаются 66 тысяч человек. То есть по 27 человек на каждый каток. При этом в Канаде с их загруженностью как-то умудряются дать лёд всем, а не только Кросби

При этом по количеству катков на душу занимающегося хоккеем населения мы и вовсе впереди планеты всей. Скажем, в Канаде хоккеем занимаются 625 тысяч человек. Делим их на вышеупомянутый 7631 каток и получаем чуть меньше 82 человек на одно спортсооружение. А у нас на 2450 катках и аренах занимаются 66 тысяч человек. То есть по 27 человек на каждый каток. При этом в Канаде с их загруженностью как-то умудряются дать лёд всем, а не только Кросби со Стэмкосом. А у нас в какую школу не загляни, пацаны едут заниматься то в 5 утра, то в час ночи, поскольку в остальное время лёд полностью занят.

со Стэмкосом. А у нас в какую школу ни загляни, пацаны едут заниматься то в 5 утра, то в час ночи, поскольку в остальное время лёд полностью занят.

Скажем, Сокольники или ледовый дворец ЦСКА работают, как дизель в Заполярье – там тренируются даже очень глубокой ночью. А в двух километрах от МКАД, в подмосковном Видном, лёд простаивает. И видновчане умоляют в Интернете: мол, помогите загрузить лёд, москвичи, привозите детей, а то растопят к чёртовой матери за ненадобностью! Скажут, что с «Модерн Токинг» и прочей дискотекой 80-х им спокойней и выгодней.

Вы думаете, такая картина только в Москве? Вот картина более чем приличной в хоккейном отношении Нижегородской области (там Валерий Шанцев пашет, засучив рукава, на хоккейной ниве уже вторую пятилетку). Понастроили по всему городу ФОКов со льдом – и всё равно мало. И всё равно пробиться туда достаточно проблематично, они же не резиновые. Но точно такие же ФОКи за пределами Нижнего Новгорода, в области, загружены далеко не на 100 процентов. Там руководство уже не знает, как ещё детей привлечь, открывает секции по фигурному катанию, шорт-трекам, кёрлингам-шмёрлингам, по три раза в год в каждой школе устраивает танцы с бубнами, а всё равно лёд простаивает.

То есть помимо непосредственно строительства спортивных сооружений надо решать ещё проблемы логистики. Чтобы не получалось в одном месте густо, а в другом пусто. Но проблема логистики планомерно перетекает в проблему транспортной логистики, которую у нас пытаются решить со времён Рюрика, и решить не могут.

Вот построили в райцентре с населением 20 тысяч человек замечательный ФОК. С прекрасной хоккейной коробкой, с трибунами на тысячу зрителей, с бассейном – занимайся не хочу! Но для одного 20-тысячного райцентра он слишком велик. Даже если все дети с памперсного до призывного возраста пойдут туда заниматься, он не будет заполнен. Да и строился он не для райцентра, а для всего района с населением в 100-150 тысяч человек. Но там, где у нас заканчивается райцентр, начинаются дороги, которые в своё время остановили Наполеона и Гитлера, а с тех времён стали ещё хуже. А зимой и их нет. И привлечение детей, живущих за пределами райцентра, становится невыполнимой задачей. Они бы рады, но проехать на тренировку они могут либо на тракторе, либо пешком за 15 километров. А ведь у нас, в России, есть райцентры, которые по своим размерам, как верно подметил Михаил Жванецкий, «покрывают ту же Бельгию, как бык овцу». И что делать?

А вслед за проблемами логистики встают кадровые проблемы. В областных центрах они худо-бедно решаются, а вот в отдалённых районах… Хорошо ещё, если в райцентр, на родину предков, к старости решит вернуться какой-нибудь бывший хоккеист четвёртой лиги. Он хоть помнит, как его тренировали, и это настоящее счастье для руководства ФОК: мама дорогая, готовый специалист! А ведь в районах у нас сплошь и рядом на ставках хоккейных тренеров работают вчерашние комбайнёры, зоотехники и специалисты, не подумайте неправильно, машинного доения. Каких Малкиных и Овечкиных они смогут отыскать и вырастить? А когда их раз в год бреют, моют и вывозят в областной Минспорт, где читают лекции о технологичном хоккее и инновациях в спорте…

Мы можем плакать над увиденным, можем смеяться, но от реалий никуда не деться. Уровень подготовки, необходимый минимальный «базис» для профессиональных игроков и профессиональных тренеров с каждым годом растёт. И в нашей нынешней ситуации

Уровень подготовки, необходимый минимальный «базис» для профессиональных игроков и профессиональных тренеров с каждым годом растет. И в нашей нынешней ситуации получается так, что разрыв между областными центрами, где тренерский уровень худо-бедно поддерживается, и остальной Россией, где спортсооружения строятся и открываются практически каждый день, тоже растёт.

получается так, что разрыв между областными центрами, где тренерский уровень худо-бедно поддерживается, и остальной Россией, где спортсооружения строятся и открываются практически каждый день, тоже растёт.

Кстати, те же североамериканские специалисты низового звена, то есть детско-юношеского, в массовом порядке готовы ехать в Россию за достаточно приемлемые деньги. Порядок цифр находится где-то в промежутке между 1000 и 2000 долларов в месяц. Потому что в Америке у них кризис, спортивно-образовательные программы сворачиваются, ставки школьных и студенческих тренеров постепенно, но сокращаются. Но заокеанские специалисты хотят круглосуточно горячую воду и не хотят, извините, ходить в туалет на улице. Особенно зимой. Вот привыкли они, неженки, к тёплому сортиру. А в России за пределами областных центров предоставить им такие условия могут далеко не всегда.

Помимо непосредственно спортсооружений для их нормального и полезного функционирования должна быть база. Не в плане помещения, куда будут запирать команду перед ответственными матчами, а в плане комплекса условий для плодотворной работы специалистов любого уровня. Такие базы в России существуют, но только у профессиональных клубов, да и то, скажем честно, не у всех. Давно уже разработаны современные технологии, но даже для многих профессиональных клубов они становятся откровением и «ненужным расходованием денежных средств».

В 2012 году на базе уже упомянутого мною ТХЦ «Гладиатор» проходил очень интересный семинар, как раз по этим инновациям, я не раз про него рассказывал. Приехали специалисты, готовые делиться этими разработками. Многие побывали на этом семинаре, но вот представителей ФХР там замечено не было. А меж тем Владимир Юрзинов-старший на этом семинаре был, о пользе всего увиденного знает не понаслышке, сам рассказывает об этом на своих семинарах, но почему же на это никак не реагируют в ФХР? Для меня это загадка. Получается, что мы топчемся на месте, просто не желая брать что-то новое из хоккея. Видимо, проще во всех грехах обвинить отдельно взятых тренеров, а то ещё и выкинуть их из страны.

Есть ещё одна, по моему убеждению, немаловажная тема, тормозящая развитие нашего детского и юношеского хоккея. Тему это можно озаглавить так: «Платный и бесплатный хоккей». Она весьма многогранна, и в одной из будущих своих колонок я обязательно к ней вернусь. После того как поговорим о нападающих. А пока…

Встретимся на хоккее!

Наши будущие Малкины и Овечкины. Если, конечно, они окажутся в нужном месте в нужное время…

Наши будущие Малкины и Овечкины. Если, конечно, они окажутся в нужном месте в нужное время…

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 9
26 мая 2017, пятница
25 мая 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Согласны ли вы с решением КХЛ исключить новокузнецкий «Металлург» из лиги?
Архив →