Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Текст: Лев Егоров

"Кросс в два часа ночи после игры – это нормально"

Первый матч Юрзинова во главе "Северстали" оказался не совсем удачным. Первый блин комом опытный тренер без лишней паники переварил, приступив к построению в Череповце новой команды.
Хоккей

Первый матч Владимира Юрзинова на посту главного тренера «Северстали» оказался не совсем удачным. Однако, первый блин комом опытный тренер без лишней паники переварил и, уже на следующее утро, приступил к построению в Череповце новой команды со всей присущей ему энергией.

Владимир Юрзинов заключил соглашение с «Северсталью» на полтора сезона. Он готов выполнять задачу, поставленную перед командой ещё до начала нынешнего чемпионата, то есть занять место в первой восьмёрке. О том, что на этом пути все способы хороши, Владимир Владимирович рассказал в интервью «Чемпионат.ру».

— Мне после Нижнего Новгорода доказывать особенно нечего. Там у нас был составлен трёхлетний проект, чётко очерчена цель, и мы по этот план выполняли. Если честно, то увольнения я не ожидал. После отставки создалось ощущение пустоты, но время лечит. Сейчас психологически я готов работать.

— Осталась ли обида на Нижний Новгород и, как следствие, не взыграли амбиции что-то кому-то доказать?
— К сожалению, в последние годы в Суперлиге очень много нелогичных отставок. Сейчас на каждого тренера оказывается большое давление, на него ложится большая ответственность. Это совершенно нормально. Но лишние разговоры мешают работать. А мне после Нижнего Новгорода доказывать особенно нечего. Там у нас был составлен трёхлетний проект, чётко очерчена цель, и мы по этот план выполняли. Если честно, то увольнения я не ожидал. После отставки создалось ощущение пустоты, но время лечит. Сейчас психологически я готов работать.

— Короткий период «безработицы» провели в Финляндии?
— Неделю перед Новым Годом мы с семьёй провели в Москве, а затем съездили в Финляндию. Мне нужен был месяц, чтобы прийти в себя.

— Когда поступило предложение от «Северстали»?
— Перед Новым Годом.

— Кроме Череповца были еще предложения?
— Были. Из Суперлиги, из Высшей лиги, из Скандинавии.

— Почему выбор пал на Череповец?
— Во-первых, меня уже долгое время связывали с «Северсталью» хорошие человеческие взаимоотношения, ещё со времен Михалёва. Со многими людьми я работал ранее, а потому несложно было сделать свой выбор. И второе – здесь ставят высокие задачи. Это для меня интересный профессиональный этап. Хочется добиться с командой «Северсталь» хорошего результата. В Череповце для этого есть все условия.

— По сегодняшнему подбору игроков, каков нынешний «потолок» «Северстали»?
— Сложно говорить об этом на второй день пребывания в Череповце. Каждый тренер ведёт работу, исходя из своих взглядов, из своей концепции. Для меня первый вопрос в Череповце – это вопрос дисциплины. Нужно приложить все усилия, что выполнить задачу, поставленную перед началом сезона.

— Нельзя ломать то хорошее, что наработано моими предшественниками. Надо аккуратно привносить свои идеи, простые и понятные для игроков. Команда будет играть в быстрый и агрессивный хоккей.

— Насколько реально по ходу сезона перестроить игру команды под свою концепцию?
— Ни в коем случае нельзя ломать то хорошее, что наработано моими предшественниками. Надо аккуратно привносить свои идеи, простые и понятные для игроков. Команда будет играть в быстрый и агрессивный хоккей. И я с удовольствием пообщаюсь с Александром Асташёвым, когда он приедет в Череповец. Можно, конечно, было бы ему позвонить, но телефонное общение – это совсем не то, что личное.

— Вы чувствуете готовность хоккеистов к восприятию ваших идей?
— Ребята очень ответственно относятся. А первый матч… Это был слишком нервный день для всех. Неопределенная ситуация с главным тренером оказала своё влияние на психологическое состояние ребят. И сейчас одна из моих задач – поднять командный дух, надо объединить ребят и вернуть интерес к работе. Им должно быть интересно.

— Сколько хоккеистов «Северстали» вы знали и как определяли состав на первый матч?
— Я состав не определял. Он уже был определён. При счете 0:2, я пытался как-то корректировать состав троек, объединил в одно звено чехов. Но что-то сейчас кардинально менять не надо. Все решения должны быть продуманными и взвешенными. Нельзя давать волю эмоциям.

— Сегодня на тренировке вновь были изменения в тройках…
— Для меня в принципе все сочетания новые. Вообще, изменения будут процентов на 30. Я думаю сохранить первое звено и связки Коваленко-Якубов, Пискунов-Глухов. Новая тройка — это Соин–Губин–Горжава.

— В этом сезоне, особенно в последних 10-12 матчах, у «Северстали» большие сложности с игрой в большинстве. Возможно ли что-то исправить по ходу чемпионата?
— Уже пытаемся. Например, завтра вместо одной тренировки мы запланировали две, и на них будем заниматься отработкой игры в большинстве. Должна быть система игры «пять на четыре». Этим надо постоянно заниматься.

— Будут ли изменения в бытовом плане для игроков?
— У нас неправильно понимают «европейскую концепцию» работы тренера. Под этим термином подразумевают лояльность, даже отсутствие дисциплины. Это ни в коем случае не так. На самом деле, европейско-североамериканская концепция – это жёсткая дисциплина, построенная на нормальных человеческих и профессиональных отношениях. У нас же считается — если тренер, выходя со льда, не бросается на всех подряд в коридоре со страшным выражением лица, а интеллигентно общается с прессой, с болельщиками, то он сторонник «европейской концепции». Но интеллигентность, нормальные человеческие взаимоотношения с людьми вне хоккейной площадки и жёсткий стиль руководства и требовательность – вещи совместимые и взаимодополняющие. Мы всё это ещё не можем пережить, считая, что жёсткий тренер должен иметь и соответствующее лицо.

— У нас считается — если тренер, выходя со льда, не бросается на всех подряд в коридоре со страшным выражением лица, а интеллигентно общается с прессой, с болельщиками, то он сторонник «европейской концепции». Но интеллигентность, нормальные человеческие взаимоотношения с людьми вне хоккейной площадки и жёсткий стиль руководства и требовательность – вещи совместимые и взаимодополняющие.

— Правда ли, что ваши подопечные в свободное время больше, чем в других командах, предоставлены себе?
— Это неправда. Хоккеисты во всех командах в свободное время предоставлены сами себе. Всё зависит от результатов игры команды. Если сейчас команда не живёт на базе, то это не значит, что завтра она там не окажется. Например, с «Торпедо» мы всё время жили на базе перед играми. Это тоже нормально. И кросс в два часа ночи, после невыразительной игры, мы в Финляндии тоже бегали. Так что, для достижения результата все способы хороши.

— Потенциал сегодняшней «Северстали» выше, чем у «Торпедо»?
— Я бы не стал сравнивать. «Северсталь» для меня сейчас – это новый тренерский этап, который мне очень интересен. Я пришел сюда с огромным желанием работать.

— Насколько сложно вот так в ходе сезона перестроиться с работы с одной командой на другую?
— Если честно, вчера на матче я был немного не в своей тарелке. Сейчас, когда уже со многими ребятами непосредственно пообщались, уже другие ощущения. Период адаптации, думаю, не займёт много времени.

— Матч против «Торпедо» ждёте?
— Нет. Но, наверно, хорошо, что в этом сезоне мы играем с «Торпедо» в Череповце. Та атмосфера, которая была в Нижнем Новгороде — огромная поддержка болельщиков, стадион ни на секунду не замолкает… Хорошо, что мы будем играть здесь. Я бы не сказал, что этот матч будет иметь для меня принципиальное значение, но среди других он будет выделяться.

— Обстановка во время матчей в Череповце сейчас не такая, как в Нижнем Новгороде?
— Я считаю, главное, к чему надо стремиться – это игра, которая нравится болельщикам. Каждый матч для зрителей должен быть праздником, и мы для этого приложим все усилия.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент