Джонатан Чичу
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Мария Роговская

Чичу: может, вернуть волшебную клюшку?

Форвард "Медвешчака" Джонатан Чичу рассказал о жизни коренных американцев, карьере в НХЛ и о том, как поддержка общины помогала в жизни.
13 сентября 2013, пятница. 12:00. Хоккей
Он представитель Первой нации. Рос на примере Теда Нолана. За всё, чего он добился в жизни, благодарит родную общину. В 2006 году он забросил в НХЛ больше всех, став обладателем "Морис Ришар Трофи". Теперь он хочет снова напомнить о себе. В Загребе мы пообщались с форвардом "Медвешчака" Джонатаном Чичу.

"ДЕТСТВО – ЭТО ХОККЕЙ И ОХОТА"

– Чичу – известная фамилия у племени кри?
– Она распространена в моём регионе. Думаю, людей с такой фамилией около 300, а может, и больше. Всё-таки за время моего отсутствия у многих появились дети. Но не все Чичу родственники.

– Вы родом с острова Муз-Фэктори. Расскажите, как живут кри почти на границе с Арктикой. Туда можно добраться только на вертолёте?
– Ну, у нас и лето тоже бывает. Добраться до острова можно на поезде по большой земле, а дальше – на лодке. Но когда река начинает замерзать или, наоборот, тает, единственный вариант – по воздуху. Если, конечно, вы не хотите застрять на дрейфующей льдине. Мы оторваны от материка, много времени проводим на охоте и рыбалке. Продукты на острове очень дорогие, потому что их сложно доставить. Когда я рос, у нас в доме даже воды не было. Но я рад, что я родом из этих мест. Пусть мы были частично изолированы, зато я много времени проводил на свежем воздухе.

– Вы жили на "лосином" острове (moose – с англ. "лось"). Там водится много лосей? Вы охотились на них?
– Если удавалось подстрелить лося, это было большой удачей. После такого можно было не охотиться целый месяц. Лось – это редкая добыча. В основном мы охотимся на канадскую казарку, а летом – рыбачим.

– Бедные животные.
– Знаю. Многие люди так говорят. Но нам приходится охотиться, чтобы выжить. Мясо стоит невероятно дорого. Если бы не охота, нам просто было бы нечего есть.

– Как в такой изоляции вы стали заниматься хоккеем?
– Наоборот, наш остров – это идеальное хоккейное место. Хоккей – спорт номер один на Муз-Фэктори. Каждый житель в детстве обязательно играет в хоккей. Вот я встал на коньки в два года. Специально для меня отец построил за домом хоккейную коробку. И я много времени проводил там. С детства в моей жизни были охота и хоккей. Сколько себя помню, всегда играл в хоккей и мечтал об НХЛ.

– Но вас же никто не тренировал на заднем дворе…
– Да, на Муз-Фэктори нет профессиональной команды. Есть три-четыре любительские, где играют взрослые ребята, ну и пара детских. У нас была своя команда, человек 10-15. Мы играли с другими командами и один раз в год ездили на турнир на материк.
Джонатан Чичу: Хоккей – спорт "номер один" на Муз Фэктори

Джонатан Чичу: Хоккей – спорт "номер один" на Муз Фэктори



– Играли на открытом воздухе?
– Долгое время так и было. Только когда мне было восемь лет, на острове построили закрытую площадку.

СОВЕТЫ НОЛАНА

– Вашими любимыми игроками были представители Первой нации?
– Тед Нолан был главным из них. Хотя он поиграл совсем мало и стал известен больше как тренер, он пример для многих из нас. А ещё в моей комнате висел постер Павла Буре. Я болел за "Ванкувер". И отец даже подарил мне майку Буре.

– Кри говорят на английском языке?
– У нас есть свой язык, но мы чаще используем английский. На языке кри говорят только те, кто никуда не уезжал из сообщества. Я всё понимаю, когда бабушка и дедушка говорят на кри. Родители тоже знают наш язык, а вот я потерял навык, когда уехал из дома.

– Тед Нолан рассказывал, как тяжело ему было, когда он уехал из резервации. У вас были проблемы на материке?
– Мы говорили с Тедом на эту тему. Я как раз собирался уезжать, когда он приехал к нам в резервацию с мастер-классом. Тед предупредил, что первые годы вне дома будут крайне сложными. Многие не любят нас, потому что мы другие, потому что мы — представители Первой нации. А когда ты оказываешься вне резервации, людям не нравятся твои успехи.

– Зависть?
– Скорее всего. В первые два года я часто сталкивался с этим. Потом стало проще. Может, люди просто привыкли. Оставлять резервацию сложно. Там мы всё время держимся друг за друга, там остаются родные. Хотя мне повезло больше. Мои родственники по очереди приезжали ко мне на материк. Я практически никогда не был один.

– В ваших командах были другие представители коренных американцев?
– Нет. Лишь один сезон я провёл с другом, который тоже приехал из резервации.

– Это год, когда вы играли во французской команде?
– Да-да, точно. Мы оказались в маленьком городке, где все говорили на французском. На весь город лишь одна английская школа. Туда ходило всего несколько ребят (смеётся). Я выучил пару фраз на французском, чтобы понимать партнёров, и всё. Но знаете, тот опыт мне очень пригодился. Сейчас я приехал в новую для себя страну. И мне намного проще привыкнуть в Загребе к неанглийской среде.

ДЕНЬ ДЖОНАТАНА ЧИЧУ

– Правда, что кри собрали для вас 10 тысяч долларов, чтобы вы посетили тренировочный лагерь, где смогли улучшить катание перед дебютом в OHL?
– Так и есть. Я катался медленно. Нужно было что-то делать. Кри собрали деньги на то, чтобы я поехал в Торонто и поработал с тренером из "Мэйпл Лифс". Такая помощь кажется невероятной. Это ещё раз говорит о том, что в сообществе все по-настоящему заботятся друг о друге. Не уверен, что смог бы всего добиться без помощи общины.

– Вы сами обратились за помощью?
– Это сделал мой отец. Он написал письма местным предпринимателям. И многие из них загорелись мыслью помочь мне. Каждый внёс столько, сколько мог. И нужная сумма набралась. Теперь я сам стараюсь максимально быть полезным для кри. Как можно чаще приезжаю в резервацию, провожу мастер-классы, общаюсь с детьми, помогаю им с формой. Одно время мы полностью снабжали их всем необходимым. Это доставляет мне удовольствие. Дети всегда очень рады!

– Драфт 1998 года помнят не только потому, что тогда выбрали Венсана Лекавалье, а ещё из-за ваших друзей и родственников. Больше 100 человек приехало в Баффало, чтобы увидеть, как вас выбрал "Сан-Хосе". Кто все эти люди?
– Мои друзья, родственники, друзья родителей – всего человек 120. У кого не было денег на поезд или самолёт, приехали на больших автобусах, проделав такой долгий путь. Для них это было незабываемое событие. Никто из них раньше не был на драфте, не переживал за "своего" игрока. После того как меня выбрали, церемонию пришлось приостановить из-за шума, криков и аплодисментов, которые оглушили зал. Потом мы ещё долго фотографировались на фоне баннеров и арены.

– Вы как-то отметили это событие?
– У нас был день Джонатана Чичу. В этот день никто не работал, а накануне была большая охота. Мы раздобыли много еды: было мяса из лося, белки, птиц, а ещё много рыбы. Это был настоящий праздник. Всем детям раздал автографы.

– Когда вам удалось забросить пять шайб за "Беллевиль" в седьмом матче финала плей-офф OHL, тоже был день Джоната Чичу? Вообще сложно представить, пять голов в финале.
– Это был самый значимый матч сезона. Я почувствовал, что это мой день! На площадке всё получалось: любой мой бросок достигал цели – никогда такого не было. До этого "Беллевиль" никогда не выигрывал OHL. Дня Джонатана Чичу не было (смеётся), но когда я вернулся в резервацию, у нас была торжественная встреча со всеми желающими. Многие дети очень болели за меня и были рады этому успеху.
Джонатан Чичу: В моей комнате висел постер Павла Буре

Джонатан Чичу: В моей комнате висел постер Павла Буре


– Нолан рассказывал, что в провинции Онтарио представители Первой нации проводят свой турнир "Маленькая НХЛ". Вы участвовали в нём?
– Впервые я сыграл на турнире в девять лет. Следующие несколько лет моя община не принимала участия в турнире. У нас просто не было на это денег. Потом мы снова стали играть, мне тогда было 13-15 лет. Это прекрасный турнир. Он объединяет представителей Первой нации: мы встречаем старых друзей, находим новых. Для коренных американцев это особое событие.

– Какая община из коренных американцев лучше играет в хоккей?
– Предсказать победителя турнира очень сложно. Участники постоянно меняются, приезжают разные ребята. Мы выиграли, когда мне было 14 лет, а за год до этого выступили неудачно.

В ШКОЛАХ ОБЪЯВЛЯЛИ О МОИХ ГОЛАХ

– Вы провели в жарком Сан-Хосе шесть лет. Ваша резервация болела за "акул"?
– Ещё как! Даже в школах на стенах в коридоре вывешивали статистику матчей "Сан-Хосе". Из-за разницы во времени многие дети уже спали, когда начинались матчи. Они так следили за мной всегда, а когда мы приезжали на матчи в Торонто или Оттаву, города, ближайшие к нашей резервации, не меньше 300 людей приезжали поддержать персонально меня.

– Почему "Сан-Хосе" всегда удачно играл в регулярном чемпионате и проваливался в плей-офф?
– В Кубке Стэнли многое решает удача. А нас накануне матчей плей-офф преследовали травмы ведущих игроков. Это не позволяло нам пройти дальше. Был очень хороший сезон, когда мы дошли до финала конференции. Все были здоровы, Кипрусофф играл замечательно! Но были и не такие удачные года…

– Вы застали в "Сан-Хосе" Теему Селянне. Не удивлены, что в 43 года он решил провести ещё один сезон?
– Ему 43, а он в такой великолепной форме! Он такой же быстрый, как раньше. Теему хочет не просто доигрывать, а быть в хорошей форме, приносить пользу. И пока он чувствует в себе силы, он будет играть. У него есть дети, которые приходят на матчи, смотрят на него и хотят последовать его примеру.

– В "Сан-Хосе" вы впервые встретились с российским хоккеем в лице Евгения Набокова и Александра Королюка.
– Да, более того, мы до сих пор много общаемся. Этим летом вместе тренировались в Сан-Хосе. Я готовился к отъезду в Европу, а ребята – к сезону в НХЛ. Кстати, моя жена и жена Набокова – хорошие подруги. Так что мы общаемся летом довольно часто.

– Что Набоков и Королюк говорили о КХЛ?
– Они предупредили меня, чтобы я был готов к тому, что здесь много сильных игроков, другой стиль хоккея. Ну и сказали, чтобы я не забывал получать удовольствие.

– Ваша жена тоже представительница Первой нации?
– Нет, она из Сан-Хосе. Но я много раз возил ее в резервацию, и ей очень понравилось там.

– Ваш сын считается представителем коренных американцев?
– Да, потому что я чистокровный представитель Первой нации. По нашим законам, сейчас он на 75% коренной американец. Если он женится на девушке из Первой нации, их ребенок будет уже на 100% коренным американцем. Наш сын ещё пока маленький, но мы уже много раз возили его к бабушке и дедушке. Ему очень понравились лоси. Пока он ещё не всё понимает, но мы будем рассказывать ему о нашей культуре.

— Самые яркие воспоминания связаны с завоеванием "Морис Ришар Трофи"?
– "Морис Ришар Трофи" – это моё самое главное достижение в карьере и самое яркое воспоминание наряду с дебютом в НХЛ. Когда я провёл первый матч в лиге, подумал, что осуществилась моя мечта. Это было невероятно. Но теперь "Морис Ришар Трофи" – лучшее, чего я достиг. Меня так поддерживали дома, каждый мой гол объявляли в школах. У меня получилось опередить потрясающих игроков и быть первым. Я этим очень горжусь.

– В Канаде писали, что после каждого гола вы улыбались так, словно это ваша первая шайба. Это и есть ваш секрет?
– Может, и так. Игроки часто получают травмы, ты никогда не знаешь, может, этот твой гол будет последним. Я просто очень люблю игру и люблю забивать, поэтому всегда улыбаюсь!

– У вас осталась копия "Морис Ришар Трофи"?
– Она у моего отца. Вместе с игровой майкой и клюшкой, которой я забил 56 голов. Он очень гордится мной. Каждый раз, глядя на эти вещи, улыбается. И мой сын делает то же самое. Хотя он совсем ещё маленький. Когда подрастёт, думаю, тоже оценит.

– Вы играли волшебной клюшкой в том году?
– Наверное. Может, стоит вернуть её назад и снова ею играть. Тот год был волшебным! И клюшка – тоже!

– По церемонии награждения в Америке сняли фильм. С тех пор ваш профиль есть на самом крупном актёрском портале Imdb.com. Видели его?
Джонатан Чичу: Я болел за "Ванкувер" и отец даже подарил мне майку Буре

Джонатан Чичу: Я болел за "Ванкувер" и отец даже подарил мне майку Буре


– Я даже не знал об этом! Я ведь играл тогда самого себя…

– А знакомы с автором песни о Джонатане Чичу "Train, train, Cheechoo train"?
– Её придумал болельщик из Финикса. Его сын прочитал мою фамилию нараспев. И у них зародилась идея песни. Этот человек хорошо управляется с камерой, он предложил мне снять об этом кино. Сейчас в какую бы команду ни приехал, все ребята сразу шутят по поводу этого видео.

ЛЕГЕНДА О КАЗАРКЕ

– Нолан рассказывал, как приводил в раздевалку "Баффало" шамана. Вы присутствовали при подобных ритуалах?
– Я никогда об этом не слышал! Это здорово! Почему он решил это сделать?

– Кто-то из игроков посмотрел "Танцующего с волками" и попросил Нолана об этом.
– Надо же! О подобном меня никто не просил. Хотя наш вождь приезжал на мои матчи, встречался с генеральным менеджером, тренером, которые, узнав о его присутствии, хотели с ним пообщаться. Здорово, что Нолана попросили об этом!

– А партнёры спрашивают вас о культуре коренных американцев?
– Конечно. Многие интересуются нашей культурой: увидят что-то в кино или по телевизору, а потом подходят и спрашивают: "А это правда, что…" Да вы сами видели много фильмов о коренных американцах. Обычно всё, что показывают, правда: и вожди, и барабаны, и близость к природе.

– До Загреба у вас были предложения из КХЛ?
– Да, но раньше время для переезда было неподходящим, потому что у нас только родился ребенок. А этим летом предложение из Загреба поступило очень вовремя. КХЛ – это лучшая лига мира после НХЛ. Её уровень выше АХЛ, где я играл до этого. А я хотел выступать на максимально возможном высоком уровне. Кто знает, может, ещё вернусь и в НХЛ.

– Этим летом в КХЛ приехали два обладателя "Морис Ришар Трофи": вы и Ковальчук. Поборитесь здесь за титул лучшего снайпера?
– Ковальчук немного моложе меня. Я хочу забивать много. Только так я могу помочь своей команде побеждать.

– У "Медвешчака" самый маленький зарплатный бюджет. Как вы собираетесь бороться с богачами лиги?
– У нас хорошая команда, многие ребята поиграли за океаном, кто-то имеет опыт игры в НХЛ. Все четыре звена равные и солидные.

– Все представители Первой нации любят рассказывать легенды. Расскажите свою.
– Был один парень, он сказал, что сможет голыми руками поймать канадскую казарку. Все вокруг ему говорили: "Ты никогда этого не сделаешь". Он был отличным пловцом, пошёл к реке, заплыл подальше к другому берегу, где были лишь заросли и камни, спрятался в них, затаился и стал ждать, пока появится казарка. Она прилетела и села на воду, в этот момент он схватил её за ноги. Так он поймал птицу и принес её тем, кто не верил в него. Вот такая история.

– А вам говорили когда-нибудь "Ты никогда этого не сделаешь"?
– Когда я говорил, что хочу играть в НХЛ, многие люди отговаривали меня от этого. Но у меня была мечта, поддержка моей семьи и общины. И я смог сделать это. Они дали мне силу осуществить мою мечту.
Джонатан Чичу: Победа в "Морис Ришар Трофи" – лучшее, чего я достиг

Джонатан Чичу: Победа в "Морис Ришар Трофи" – лучшее, чего я достиг

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 21
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →