Мезин: мне всё-таки обещали равную борьбу...
Текст: Алёна Шилова

Мезин: мне всё-таки обещали равную борьбу...

Андрей Мезин, который появился в "рамке" "Магнитки" впервые с того момента, как вернулся в Магнитогорск Скотт, вытащил свою команду в финал и рассуждает о своей "второсортности" в ней...
13 января 2008, воскресенье. 14:41. Хоккей

Наряду с нападающим Алексеем Кайгородовым, забившим оба своих буллита, героем полуфинального матча со «Слованом» стал вратарь «Магнитки» Андрей Мезин, отразивший три из четырёх буллитов. Мезин встал в «рамку» магнитогорской команды как раз перед буллитами — а вообще-то он не появляется на льду в официальных матчах вот уже больше месяца. Ровно с тех пор, как в Магнитогорск вернулся Трэвис Скотт, Мезин прочно сел, как он сам говорит, «на трибуну».

В разговоре с корреспондентом «Чемпионат.ру» Мезин порассуждал о только что выигранном полуфинале Кубка чемпионов, о предстоящем «Магнитке» финале, и рассказал о том, как относится к своей в команде, как говорит, опять же, он сам — «второсортности».

— Меня заранее, ещё даже перед турниром, предупредили: «Если что, то вполне возможно, ты будешь играть буллиты». И в этом матче мне уже после второго периода сказали: «Давай, готовься, если будут буллиты, встанешь ты»… Знал-то я заранее, но молил, чтобы наши забили или так, или в овертайме. Знаете, всё-таки в таких нервишках… Где-то аж трясти начало, так что, лучше не надо. В такие моменты никогда не знаешь, как пойдёт.

— По накалу не каждый день такие игры случаются, — перевёл дух после буллитной серии второй вратарь «Магнитки» в игре, но первый по буллитам. – Такие нервы, а это ещё не финал. Представляете, сколько адреналина мы выкинули сегодня?! После таких побед мы просто не имеем права проигрывать в финале.

— Первый, второй период соперник не особо давал «Магнитке» развернуться. Такое впечатление, что едва ли не диктовал свои условия...
— Мне кажется, что мы показывали неплохой хоккей. Хотя, да, были там нюансы – несколько ошибок. Но в целом мы имели преимущество, и играли на пределе. Но не всегда всё получается, и завершающая стадия у нас хромала. Но забили же в итоге! А победа — она такая, что года через два никто и не вспомнит, как она выигрывалась. Играет-то всё-таки команда, и матч идёт три периода, поэтому надо всегда бороться до конца. Да, мы потрепали, конечно, нервы зрителям в том плане, что когда хороший поединок, и кажется, что всё, шансов нет, а потом появляется надежда. А когда всё переворачивается с ног на голову – это и есть самые лучшие игры. Самые запоминающиеся.

— Словаки быстро забили, сели в оборону и пытались ловить «Металлург» на контратаках, а потом дотянуть до овертайма, буллитов. Это был единственный выход «Слована», как считаете?
— Да, я думаю, что они на это и надеялись. Они думали, что в серии буллитов смогут быть сильнее. Потому что всё-таки в матче наша команда намного мощнее играла, по броскам намного больше. А у них, во-первых, здорово сыграл вратарь [Сасу Хови], да и вся команда — очень самоотверженно. У нас уже под конец чувствовалась усталость. Хотя вообще моментов у нас было предостаточно, но бывают дни, когда всё залетает, а бывает, что всё не идёт.

— «Металлург» был больше достоин победы? Словаки-то считают, что — они...
— Конечно (улыбается). Для словаков вообще такая игра равносильна победе. Никто не умаляет их достоинств, но я считаю, что наша команда намного сильнее.

— Стало довольно неожиданным, что на буллитах играли вы. Когда вы стали готовиться к серии штрафных бросков?
— Меня заранее, ещё даже перед турниром, предупредили: «Если что, то вполне возможно, ты будешь играть буллиты». И в этом матче мне уже после второго периода сказали: «Давай, готовься, если будут буллиты, встанешь ты».

— То есть, были готовы?
— Не совсем (улыбается). Знал-то я заранее, но молил, чтобы наши забили или так, или в овертайме. Знаете, всё-таки в таких нервишках… Не каждому бы я пожелал. Где-то аж трясти начало (смеётся), так что, лучше не надо. В такие моменты никогда не знаешь, как пойдёт. Тем более, что ты выходишь «холодный». Одно дело в игре уже размяться, и совсем другое — выйти сразу же под решающий бросок.

— А тут ещё первый бросок «Слована», и сразу гол… Пропустили из-за того, что не размялись?
— Нервы, знаете, и у них, и у меня одинаково играют, так что были мы в одних с ними условиях. Может быть, я даже был отдохнувший, а они — уставшие. Но вообще был хороший бросок, словак этот [Мартин Хуйса] играл по шайбе. Но когда вышел, не думаешь – забьёт, не забьёт. Нужно делать работу до конца. Забили и забили, в игре же тоже забивают. И тем более, я даже не переживал, потому что наши ребята — мастера приличные, и любой может забить гол на буллитах.

— Получается на буллитах вы в «Магнитке» играете лучше, чем Скотт.
— Не знаю, это тренеры решают. Хотя в сезоне вроде бы у меня было пять овертаймов и одно поражение, и два раза по буллитам выиграли, два раза так, один раз в овертайме проиграли. Так что, пока на буллитах вроде, тьфу-тьфу-тьфу (улыбается), получается.

— Вообще, с приездом Скотта он автоматически стал первым вратарём, а вы вторым. Как приехал — ни одной игры не пропустил, а вы в запасе...
— Ничего приятного. Хочется играть. Но видите — руководство решает так. Значит, мне надо быть на голову сильнее… (пауза). Хотя я не знаю, чем они руководствуются. Видите, сейчас его специально готовили к этому турниру. Но, думаю, что если я до конца сезона буду сидеть на лавке, то в этом нет ничего хорошего. И доверие будет не то. Мне всё-таки обещали равную конкурентную борьбу, а тут получается, что с его приездом я просто на трибуне оказался. Опять же, это не в упрёк руководству. У них-то своё видение. Тем более, что человек заслужил играть на Евролиге, в том году он был один из творцов победы «Металлурга». Так что, у меня никаких обид.

— Дело было ещё при Канарейкине. Он подошёл ко мне и прямо сказал, что до Евролиги мы будем наигрывать его, а после — там посмотрим. Но, скорее всего, сказал, что мы будем играть пополам. А потом, когда уже сменилось руководство, я так понял, что они по плану Канарейкина всё делают.

— То есть, и вы сами признаете, что сильнее Скотт?
— Нет. Если посмотреть статистику, то она у нас почти одинаковая. Для себя я большой разницы не вижу. Но я не имею права кого-то осуждать, я подневольный в этой ситуации. Сказали играть — буду своё дело делать. Нет — тогда надо работать. Как он приехал, я не играл ни одного матча, и это немножко меня задевает. Но я надеюсь, что после турнира мне дадут играть.

— Вы не говорили на эту тему с тренерами, руководством?
— Да, но я не могу особо влиять на ситуацию. Дело было ещё при Канарейкине. Он подошёл ко мне и прямо сказал, что до Евролиги (Мезин имеет в виду КЕЧ, разумеется) мы будем наигрывать его [Скотта], а после — там посмотрим. Но, скорее всего, сказал, что мы будем играть пополам. Потом, когда уже сменилось руководство, я так понял, что они по плану Канарейкина всё делают. И вот сейчас уже будет видно. Если не будут давать играть, то надо будет что-то делать, разговаривать как-то, потому что, я думаю, никому бы не понравилось сидеть на лавке ни за что. Да, было пару неудачных матчей, два-три всего, между первым и вторым перерывом. Но, если смотреть в целом, то три матча из тридцати, которые я сыграл не очень – это не повод сажать меня на трибуну. Тем более, что, по моим ощущениям, он не намного лучше или хуже. Мы примерно одинакового уровня. Стиль немного у нас разный, и всё.

— Для клуба, наверно, лучше, когда есть два сильных вратаря.
— С одной стороны, да. С другой — я вообще не сторонник играть через матч. Всё-таки, сыграли, победили, и у тебя эмоции на следующий матч готовы. А так можно с темпа, с ритма сбиться. Ты же играешь в команде, и у команды одно состояние. Когда один играет, а потом не играет — это сбивает. Лучше, конечно, по нескольку матчей играть, потом другой так же. Тем более, сейчас, если брать командные результаты, то у нас пять побед подряд, и понятно — какой смысл его менять? Его так можно сбить с темпа. А я могу выйти и не выручить, команда проиграет, а потом мы все вместе будем кувыркаться. Поэтому мне играть по одному матчу не нравится. Но если скажут, то никто отказываться не будет. Тут главное, чтобы играть давали.

— Сейчас вы эмоционально готовы к этому?
— Сейчас у меня состояние не очень радужное. Такое ощущение, что я там [в «Металлурге»]… какой-то «второсортный», что ли? Что я никакой, и поэтому он играет. У меня — такое ощущение. У меня уже было такое в Казани, когда я сидел, не играл. Не очень, скажу, было приятно. И вот сейчас я уже месяц без практики, без игр – ничего в этом нет хорошего. Хотя ситуацию прекрасно понимаю, с этим уже сталкивался. Бывали дни, когда я играл, а кто-то не играл, и, наверное, так же думал. Это жизнь, и это надо проходить.

— Всё-таки, может вам поднять этот вопрос? Чем молча так себя накручивать?
— Мне сказали, что до Евролиги будет так, поэтому я сейчас к этому спокойно отношусь. Главное – нервные клетки беречь, потому что они не восстанавливаются (улыбается).

— Со Скоттом вы общаетесь? Какое у него мнение на этот счёт?
— Мы разговариваем на общие темы, я стараюсь хоккей не трогать. Человек ведь просто делает своё дело, и к нему-то у меня никаких претензий нет. Я, во-первых, просто не имею права это делать — команда выигрывает. Если бы мы проигрывали, и он играл и играл, то это было бы одно, тогда бы я начал вопросы задавать. Когда же человек играет хорошо, зачем мне совать кому-то палки в колёса? Это не только по отношению к нему, но и к команде некрасиво. Мы — команда. Есть результат — и это главное. Хорошо, когда победы связаны со мной, это приятно, но всё, что ни делается, всё — в интересах команды.

— То есть, нельзя сказать, что вы со Скоттом друзья?
— Мы не враги. И я не думаю, что ему очень нравится, что я за его спиной сижу, жду, когда ножик ему в спину воткнуть (смеётся). Естественно, мне бы хотелось одному весь сезон играть. Но я думаю, что моё присутствие подхлёстывает его, а его присутствие подхлёстывает меня. И всё это — в интересах команды, опять же.

— Я думаю, что иногда на усталости даже лучше играть — потому что не делаешь лишнего. Конечно, их команда свежее. Значит, мы просто будем играть попроще. А самое великое — как раз простое. Знаете, мы целый год готовились к этому турниру, Евролига не каждый день проходит. Я думаю, что в финале никто на усталость внимания обращать не будет…

— После смены тренера в «Магнитке» заговорили, засомневались, что команда сможет с Постниковым что-то выиграть. Как вы отнеслись к смене главного тренера?
— Никак. Это дело руководства. Для меня это было неожиданностью. Хотя когда его [Валерия Постникова] назначили помошником [тогда ещё главного тренера Канарейкина, за неделю до отставки], люди уже сразу начали задумываться, выводы делать народ стал. Я в принципе, не думал, что это настолько серьёзно, а видите, как получилось.

— «Спарта» — ещё один клуб из бывшей Чехословакии, который будет играть с «Металлургом» в этом КЕЧ. И чехи, и словаки на этом турнире играют просто здорово...
— А их-то уже до турнира списали со счетов. Так обычно и бывает — в кого уже не верят, те обычно выстреливают. Три-четыре последних года они не выходили в финал, а в этом году мотивация у них очень высокая, и они показывают приличный хоккей. Я думаю, что завтра у нас будет очень тяжёлый матч.

— У «Спарты», вдобавок, ещё и день был выходной перед финалом, в отличие от вас...
— Да, мы играли накануне вечером, и более уставшие. Надеюсь, что к игре успеем восстановиться.

— Третий матч за четыре дня — да с такой нервотрёпкой. Насколько это может сыграть против «Магнитки» в финале со «Спартой»? Чехи-то спокойно выиграли оба своих матча в группе, что у «Кярпята», что у «Давоса»...
— Я думаю, что иногда на усталости даже лучше играть — потому что не делаешь лишнего. В общем, есть и плюсы, и минусы. Конечно, их команда свежее. Значит, мы просто будем играть попроще. А самое великое — как раз простое. Знаете, мы целый год готовились к этому турниру, Евролига не каждый день проходит. Я думаю, что в финале никто на усталость внимания обращать не будет, все будут костьми ложиться и надеюсь, что мы выиграем.

— Всё-таки, питерский Ледовый дворец полностью на матчах КЕЧ не заполняется. Возможно, конечно, что на финал придёт побольше народа, но всё равно вряд ли будет аншлаг. Это ведь хуже, чем при полных трибунах играть, правильно?
— Конечно, хуже. Но от нас это не зависит. Мы стараемся показывать красивую игру, но в этом году СКА здорово играет, и народ в Питере уже, может быть, насытился хоккеем. Естественно, хотелось, чтобы был полный дворец. Но болельщиков и так хватает. Наши болельщики приехали в Питер и бурно скандируют. Иногда в сезоне в некоторых городах и такого не услышишь (улыбается). Так что нормально.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
25 мая 2017, четверг
24 мая 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Согласны ли вы с решением КХЛ исключить новокузнецкий «Металлург» из лиги?
Архив →