Владимир Мозговой - о книге "Больше, чем игра"
Фото: А. Александров
Текст: Артур Иванников

Мозговой: хоккей для Магнитки – больше, чем игра

Корифей магнитогорской хоккейной журналистики Владимир Мозговой — о своей новой книге "Больше, чем игра".
4 октября 2013, пятница. 18:00. Хоккей
Общение с этим человеком для журналистов новой волны всегда интересно и поучительно. Кажется, что мы о "Металлурге" знаем очень многое, но на самом деле это не так. Лично я вырос на статьях Владимира Ивановича (хотя никогда не видел, как играет "Металлург" на культовом стадионе "Малютка"). Зимой, приходя вечером из школы, отыскивал в "Магнитогорском рабочем" рубрику "В досье болельщика" и получал именно оттуда самую свежую и достоверную информацию о магнитогорском хоккее. С появлением мира Интернета всё стало гораздо проще. А может, наоборот, сложнее? Достоверной информации, так сказать, из первых рук стало гораздо меньше. Прошло уже 20 с лишним лет, а Владимир Мозговой интересен и по сей день. Любое интервью с ним – мини-история о магнитогорском хоккее.

— Известно, что любой режиссёр, композитор, художник, поэт, писатель, создавая своё произведение, тем самым что-то хочет сказать людям, которым оно адресовано. Какой смысл вы вкладывали в этот великолепный двухтомник о "Металлурге"? Для чего он был создан?
— Просто так вот живёшь и думаешь, что всё впереди. Потом наступает время, когда ты иногда с ужасом, иногда просто так понимаешь, что едва ли не всё, но многое уже позади. И это многое — не отрефлексировано и не зафиксировано. В какой-то момент дошло, что накатывает, простите, пенсионный возраст, который наступит у меня в январе будущего года. Это во-первых. А во-вторых, кто, если не я, напишет о "Металлурге"? Понимаю, что есть немало людей, которые тоже могут сделать это в принципе, но никто из пишущего народа так близко с командой не был, причём начиная с 70-х годов прошлого века (как говорят, так долго не живут). Я не вынашивал замысел – честно могу сказать, просто был звонок от пресс-атташе "Металлурга" Алексея Мишукова, который сказал: "Никто, кроме тебя, объективно не осветит историю команды". Но я сразу ответил, что если получится, то это не будет историей, это будет очень личный, очень субъективный взгляд на прошлое и в какой-то степени на настоящее клуба, которому я отдал много лет жизни. Вот такая ситуация.

— Понятно, что эту книгу могут читать абсолютно все, но вам наверняка бы хотелось, чтобы её прочитало как можно больше молодёжи, тех людей, которые ещё даже не родились в ту эпоху, когда "Металлург" только начинал своё восхождение на хоккейный Олимп. Сейчас есть Интернет, где тебе могут предложить, как кажется многим, абсолютно всё. Но на самом деле это не так. По-прежнему много интересных вещей существует за пределами Интернета. Что нужно сделать, чтобы эта книга попала к ним в руки?
— Вообще, когда пишу, независимо что – книгу или просто заметку, я, честно говоря, не держу перед собой образ читателя, который будет это воспринимать. Читатель — априори мой собеседник. Я предполагаю, что он, независимо от возраста, восприимчив, по крайней мере, к тексту. Я ему должен быть интересен. Конечно, должен быть какой-то манок, нечто, что сможет заинтересовать читателя. Замысел долго не обдумывал. Особенно это касается исторического очерка, то есть "Первого периода", который я описывал с большим удовольствием. Представил себя тем молодым человеком, который первый раз пришёл на игру "Металлурга" осенью 1976-го. Хотя я первый раз о "Металлурге" написал в 1973-м году – 40 лет назад, когда был здесь на практике в газете "Магнитогорский рабочий". Как будто это было вчера — вроде не сказать, что такая огромная дистанция. Хоккейные события, свидетелем которых, как и многие другие, я был, не относились к понятию "исторические" — они были вполне рядовыми и провинциальными.
Охват по времени слишком большой. О конце 40-х, когда хоккей в Магнитке зарождался — три строчки. О 60-х, 70-х и даже 80-х – тоже пробросом, по касательной. Конечно, если говорить о серьезном историческом труде, нужно было опрашивать ветеранов, болельщиков, функционеров – тех, кто может рассказать и что-то вспомнить. Но тогда этот труд нужно было ждать ещё лет пять-десять.
Но они потихоньку подводили город и его людей к ощущению нового хоккея. Мне кажется, что первая часть особенно удалась. Исторический очерк содержит какие-то жизненные драматические и лирические моменты. Конечно, нынешним молодым людям надо объяснять, что такое горком КПСС, отдел спорта при горисполкоме или такое понятие, как "подснежник".

Или, к примеру, какую роль мог сыграть, скажем, областной комитет партии, который опекал главную команду Челябинской области – "Трактор". А "Металлург" пытались одно время сделать фарм-клубом челябинского "Металлурга", который в свою очередь являлся фарм-клубом "Трактора". То есть были попытки поставить магнитогорский хоккей на третью ступень в областной иерархии. Разное случалось в те годы, и без этого "разного" вряд ли бы на пустом месте в начале 1990-х начал бы произрастать тот феномен, который мы знаем и любим. Могли бы и начать с чистого листа, как сейчас бывает — в чём-то это было бы проще, но вряд ли интереснее. О чём тогда было бы писать? Купили команду, с этого всё и началось, а что было до этого – неважно, слишком мелко. Но я посчитал, что это важно. Хотя, конечно, никакого бренда под названием "магнитогорский хоккей" до начала 90-х не было. Скорее брендом мог стать магнитогорский футбол, но футбол, как известно, требует больших вложений. И, как говорил отец-основатель нового "Металлурга" Валерий Викторович Постников, "футбола на Урале нет и не будет. И в России – тоже". Эта историческая фраза была произнесена в тот период, когда футбол с хоккеем в Магнитке реально соперничали, и неизвестно, кто мог победить. Я в книге рассказываю об этом моменте.

Наш замечательный хоккей, к сожалению, вынул все соки из магнитогорского спорта, заслонил собой и достижения (которые были немалые), и людей, которые составляли гордость спортивной Магнитки. Вот я и постарался хотя бы упомянуть некоторых из них. Смешно ведь, но в то время, когда хоккей был на уровне второй лиги, в Магнитогорске знали Таню Жукову — чемпионку Советского Союза по акробатике, Артамонова и Карпалева – чемпионов СССР в двойке парной, победителей международных соревнований теннисистов Игоря Солопова и Нину Клыгуль, пловца Женю Пьянзина, бегуна Николая Широкова, гребца Рината Мазитова, штангистов и борцов, гимнастов и биатлонистов, ориентировщиков и ходоков. И их тренеров, конечно. С одной стороны здорово, когда есть моногород и соответствующий ему моноспорт, позволяющий сконцентрировать усилия на чем-то одном. Что теперь в Магнитке теперь может быть высокого уровня, кроме хоккея? Да, бокс, до недавнего времени баскетбол. Может быть, что-то новое появляется, но я не в курсе. Понятно, что глобальные перемены виноваты, а хоккей выжил и всё собой затмил, но это при всей нашей любви процесс неоднозначный. Это тоже надо понимать. И помнить. Так вот – в тексте есть попытка объёма, включённости хоккея в общий контекст времени и пространства. Тем он, наверное, и ценен. В том числе и для молодежи.

— Вы, как автор книги, можете определить сейчас, удалось вам сделать то, что задумывали изначально?
— Удалось, естественно, частично. Охват по времени слишком большой. О конце 40-х, когда хоккей в Магнитке зарождался, — три строчки. О 60-х, 70-х и даже 80-х – тоже пробросом, по касательной. Конечно, если говорить о серьёзном историческом труде, нужно было опрашивать ветеранов, болельщиков, функционеров – тех, кто может рассказать и что-то вспомнить. Но тогда этот труд нужно было бы ждать ещё лет пять-десять. Я подчёркиваю в предисловии, что это лирическая история. Согласно замыслу продумывалась и структура, которая меня выручила: есть очерк с большим охватом событий и ключевых моментов ("Первый период"), есть репортажи и интервью, посвященные временам восхождения, золотым и не очень ("Второй период"), есть зарисовки о знаковых для "Металлурга" людях, хоккеистах и тренерах ("Третий период"), и есть необходимый минимум интересного статистического материала ("Овертайм"), принадлежащий перу журналиста "Магнитогорского металла" Владислава Рыбаченко. Отдельные репортажи, которые публиковались в "Магнитогорском рабочем" — о главных событиях. В основном о победах, которым посвящены висящие под сводами "Арены Металлург" баннеры. Без этих страниц было не обойтись, они пришлись ко двору, потому что отлитые в газетные строки эмоции были живые и непосредственные. По памяти это воспроизвести невозможно, поэтому был резон оставить всё как есть, без купюр. Какие-то повторы были неизбежны, но, в принципе, задуманное удалось. Правда, компоновка двухтомника меня не очень устраивает.

Книга готовилась с иллюстративным сопровождением каждой главы и каждой подглавки – так читателю легче воспринимать текст, который без снимков становится "слепым". Но, видимо, в основном по техническим причинам было проще разделить текст и иллюстративный материал на две разные части. Хвала магнитогорской типографии, которая такой труд блестяще осилила, но всё-таки жаль, что цельность несколько потерялась. Хотя я слышал и другие отзывы — что так удобнее. Можно почитать, но можно и просто "картинки" посмотреть. Альбом, конечно, получился очень красочный. Из 40-45 тысяч фотографий, среди которых много архивных (спасибо Глебу Викторовичу Лукину, Юрию Васильевичу Моисееву, Валерию Викторовичу Постникову – многим спасибо) пришлось отобрать чуть более семисот. Если бы не работник клуба Алексей Тонконоженко, я бы ни за что с отбором не справился. И как мне сказал один из первых покупателей, он помнит мои репортажи, но второй "альбомный" том ему ближе: "Смотрю на фотографии, и перед глазами оживает все: и матч, и игрок, и этот момент жизни".
У этой книги три главных героя, три знаковых человека: Валерий Постников, Валерий Белоусов и Геннадий Величкин. О них больше всего написано. И, конечно, мне было очень важно, чтобы рукопись проверили с точки зрения имен, цифр и фактов. Как бы ни был богат мой архив, а он плотно велся с 1976 года…
С другой стороны, альбом не передаёт ощущения драматизма, который сопутствует жизни любой команды. А в тексте это есть. Кстати, в архивных репортажах, очерках, интервью я ничего не изменял, даже если бывал не прав. Остались и резкие оценки, которые случались.

Это очень важный момент: всё-таки, будучи рядом с командой, я никогда не занимался "обслуживанием". Если бы обслуживал, это был бы совершенно другой взгляд. И мне кажется, при разных отношениях с разным руководством дистанция все-таки сохранялась и позволяла реагировать на события так, как чувствуешь. Конечно, мне повезло, что я застал годы, когда "Металлург" шел по нарастающей, и кривить душой даже в малейшей степени не приходилось. Сложнее бывало, когда происходили сбои, а они неизбежны. Когда описываешь неудачи и трудные моменты, отношения усложняются. Но это тоже часть жизни. Увы, не прописал по-настоящему единственный финал Марека Сикоры. Думаю, что это был один из самых драматичных моментов из жизни команды. Может быть, хорошо, что на нём не присутствовал — я бы с трудом пережил промахи Саши и Жени Корешковых в серии послематчевых буллитов, которые решали судьбу чемпионского звания и всего сезона. И, может быть, всего славного поколения и главного тренера.

— Прежде чем книга вышла, кто из руководства клуба её вычитывал?
— У этой книги три главных героя. Я не буду говорить про Виктора Рашникова. Он априори не может являться главным героем, хотя, безусловно, его роль в становлении, развитии и вообще в существовании магнитогорского хоккея исключительна и всем понятна. Но зачем светить известного человека в каждом абзаце? Виктору Филипповичу славы хватает. Итак, три знаковых человека: Валерий Постников, Валерий Белоусов и Геннадий Величкин. О них больше всего написано. И, конечно, мне было очень важно, чтобы рукопись проверили с точки зрения имён, цифр и фактов. Как бы ни был богат мой архив, а он плотно вёлся с 1976 года.

— Я ещё не родился.
— Я же говорю, что так долго не живут. Слегка отвлекаясь — забавно, что в то время весь штат команды состоял из двух-трёх человек. Главный тренер, начальник команды, доктор. Так вот, соответственно, первым человеком, которому я отправил текст, был Валерий Викторович Постников. Нас с ним до сих пор связывают хорошие отношения. И с кем было советоваться в первую очередь, как не с Постниковым, который, в 70-х годах став главным тренером "Металлурга" совсем молодым человеком, прошёл вместе с командой сложнейший путь вплоть до 1996 года. И потом ещё раз вернулся, пусть и на 100 дней, но с триумфом – кубком чемпионов, который был завоеван благодаря Лёше Кайгородову.

— И я бы ещё добавил: Андрею Мезину.
— Да, конечно, и голкиперу "Металлурга". Тогда, в январе 2008-го в Санкт-Петербурге, я был очень рад за Постникова, потому что он всё-таки поставил отличную точку в своей удивительной и непростой тренерской карьере. Да, Валерий Викторович рукопись прочитал, претензий у него оказалось немного, но кое-что всё-таки было. Он посчитал, что в историческом очерке несколько принижена его роль как тренера и превышена как менеджера, как бы сейчас сказали. А ему ведь действительно приходилось невероятно много заниматься политическим и социальным продвижением хоккея, его укоренением в Магнитогорске. Постников действительно тот человек, который заставил Магнитку полюбить хоккей, и не только простых болельщиков, но и тех людей, от которых что-то серьёзно зависело. Именно заставил — потому что какая радость была людям ходить на открытый стадиончик "Малютка", мерзнуть там в 30-градусный мороз, и при этом считать, что хоккей это прекрасно? VIP-подвал (после этих слов в пресс-центре "Арены "Металлург" раздался дружный смех. — Прим. ред.), вернее, VIP-зона в виде тренерской комнатушки в подвале с раздевалками – это было, конечно, круто.

Сейчас мало кто поймёт, в чём там была радость. Но Постников ещё на том "подвальном" этапе не только создал базу из людей, которые реально и всячески помогали команде, но помимо этого заложил основы болельщицкой среды. Так что пусть не обидится на меня Валерий Викторович, но его роль как "отца-основателя", может быть, действительно больше, чем непосредственно тренерские заслуги. И, вопреки замечательной фразе "здесь немножечко всё совсем не так", принципиально я не стал ничего менять, ну разве чуть-чуть. А в репортажах, повторюсь, оставил всё как есть. Не было бы Постникова, не проявилась бы заинтересованность в развитии хоккея руководителей комбината, прежде всего Ивана Ромазана, с высшей точкой со стороны Виктора Рашникова. И не появился бы, в конце концов, в начале 90-х Геннадий Величкин и вся его бригада. Потом я отправил текст Геннадию Ивановичу, когда он еще работал в Москве в КХЛ. На тот же предмет: имена, факты, даты. Когда я ему позвонил через месяц, он сказал: "Читаю с карандашом". Пиши пропало — я понимал, что знаковый "человек с карандашом" может быть абсолютно не согласен с какими-то оценками тех или иных событий и в жизни команды, и в жизни самого персонажа.
Претензии, насколько я понимаю, были, но, слава богу, удар уже держал не я, а редактор книги Станислав Рухмалев. Рухмалев – редактор опытный и вдумчивый, если текст ему понравился, он будет его защищать. И он защищал очень грамотно. Потери, на мой взгляд, не очень большие, центровой вектор остался. Кстати, никаких поправок по именам и цифрам не было.
Тут надо учесть и субординацию, которая существует на металлургическом комбинате, и возможные опасения, что где-то что-то не так…

Претензии, насколько я понимаю, были, но, слава богу, удар уже держал не я, а редактор книги Станислав Рухмалев. Рухмалев – редактор опытный и вдумчивый, если текст ему понравился, он будет его защищать. И он защищал очень грамотно. Потери, на мой взгляд, не очень большие, центровой вектор остался. Кстати, никаких поправок по именам и цифрам не было. А на претензии идеологического и вкусового характера я отвечал, что написал свою личную книгу. То же самое касается и третьей главы, где тоже был непростой выбор героев. Пол Морис, возглавлявший "Металлург" на завершающем этапе подготовки книги к печати, кстати, в "Третьем периоде" появился без моего участия.

— Книга вышла в конце августа 2013 года. До Олимпиады в Сочи совсем немного времени, и с большой долей вероятности в олимпийском турнире примут участие трое воспитанников магнитогорской школы хоккея. У них будет шанс стать первыми олимпийскими чемпионами по хоккею в истории Магнитки. Не было желания подождать с выходом книги до олимпийской развязки Олимпийских игр? И вообще, почему эта книга вышла именно сейчас?
— Тут всё просто. Не надо ничего ждать и под что-то подстраиваться. Есть закон: здесь и сейчас. Дожидаться события с неоднозначным исходом – вдвойне глупо. Выиграют – замечательно, не выиграют – ну, что делать, не закрывать же лавочку. Шанс на золото с учётом давления и разного рода обстоятельств — 25 процентов, не больше. Поэтому книга вышла, когда надо. Планировалась к одной дате, потом к другой, появилась вообще без привязки, но зато к началу сезона. Жалко, конечно, что того духоподъёмного ажиотажа, который сопутствовал игре "Металлурга" в течение 10-15 лет, сейчас нет. Это связано с рядом фактором, в том числе и с тем, что игра "Металлурга" последних лет становится вынужденно прагматичной. Скорость, напор, агрессия, рациональность в ущерб мысли и творчества — тенденция всего мирового хоккея, от этого не уйти. Та красота и изящество в сочетании с мощью, которые демонстрировала команда на рубеже веков (из-за чего и влюбила в себя не только магнитогорскую аудиторию, но и общероссийскую), требует исполнителей высочайшего уровня, каковых и в мировом хоккее все меньше. "Магнитку" по-прежнему любят – где-то, может быть, отголоском.

Какие-то черты остаются, как бы ни пытались сделать игру "Магнитки" более рациональной. Но только черты. Если команда, скажем, не занимает высоких мест, но при этом играет в потрясающий красивый хоккей – это одно… Но если пока нет и больших побед, и потрясающей игры — естественно, наблюдается зрительский отток. Той любви — искренней, порывистой, безудержной и, главное, постоянной — мне кажется, сейчас намного меньше. Её — не хватает. И, может быть, наш двухтомник поможет всколыхнуть какие-то воспоминания, зацепиться за какой-то момент и вернуться, продолжать участвовать в нашем замечательном и безнадёжном деле. А ещё я могу добавить, что подобных изданий нет ни у кого, потому что "клубные" книги и альбомы структурированы иначе. Там момент лирический как правило отсутствует, потому что у таких изданий другие задачи. А я всё-таки поклонник журналистики не столько историографической, сколько старорежимно душевной. Вот и получилось такое издание, которое вне зависимости от достоинств автора останется вещью раритетной. Внешне двухтомник смотрится даже слишком монументально, но на самом деле там живёт и бьётся живое сердце человека, который любил и продолжает любить и город, и его команду, и всё, что с ней связано.
Источник: Клуб болельщиков "Металлурга" Мг
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
10 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →