Интервью с главой судейского департамента КХЛ
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Артур Иванников

Поляков: заговорил с судьями – закончил играть

Глава судейского департамента КХЛ Александр Поляков рассказал о тонкостях судейского ремесла.
22 октября 2013, вторник. 22:00. Хоккей
— Не так давно Госдума приняла закон, карающий договорные матчи. А как арбитры могут определить, играли те или иные команды "договорняк" или нет?
— Я думаю, что судье очень тяжело это определить именно на льду. Потому что, когда он выходит на лёд, его основная задача – обслуживать матч, фиксировать нарушения, управлять игрой. "Договорняк" можно определить со стороны. Когда специалисты сидят на трибунах, наверное, в этом случае можно по каким-то критериям определить, но на льду это сделать очень тяжело.

— Какие-то команды на вашей памяти попадались на "договорняках"?
— Из тех средств массовой информации, в которых эта тема обсуждалась, я слышал про договорные матчи. Еще раз говорю, понять и ощутить, где это происходит, тяжело. Мы только можем ориентироваться на какие-то околохоккейные события. Например, из прессы. Конечно, со стороны оценивать мы тоже с вами можем, но доказать конкретно, что здесь должно быть так, а не вот так, мы не можем. Мы же не можем назвать договорной ситуацию, когда игрок, вместо того чтобы бросать, отдаёт пас.

— Во время локаута в НХЛ в КХЛ приезжали ведущие игроки североамериканской лиги. Была ли возможность пригласить сюда лучших арбитров НХЛ?
— Такая тема звучала. И движение по этому поводу было, но моё мнение остаётся непоколебимым: если и приглашать сюда арбитра НХЛ, то на весь сезон. Вот эти гастарбайтерские замашки нам ни к чему. Потому что, во-первых, естественно, немного правила отличаются. Во-вторых, отличается жизненная и ментальная ситуация. Надо готовиться к этому. Как, к слову, и нашим судьям, если они поедут туда. Насколько я знаю, в НХЛ судить очень тяжело. Сложно просто войти туда — не потому что не пустят, а потому что обстановка такая вокруг, и условия, и даже правила несколько другие. То же самое и здесь. Судья из НХЛ будет судить здесь так, как он знает. А нашим судьям что остается делать? Судить так же, как он? Будет некий разброс. Поэтому лучше приезжать судить на год.
Александр Поляков

Александр Поляков

За это время можно друг у друга учиться, получить какую-то информацию в течение матча, перед и после. Не секрет, что запрос из КХЛ в НХЛ был, но ответили: извините, нам свои судьи самим нужны.

— Можете назвать количество арбитров КХЛ, которые, на ваш взгляд, могут работать в НХЛ?
— Цифры не могу назвать, но это единицы. Во-первых, необходимо знание английского языка. Это важно больше чем на пятьдесят процентов. Процентов на семьдесят точно. Помимо языка нужно знать все сленги, обороты и прочие тонкости языковой географии Канады и США, а также сокращенные хоккейные термины, которыми мы здесь не пользуемся. А во-вторых, это жизнь на колесах, к которой должны привыкнуть судьи. Потому что на первом этапе, чтобы попасть в НХЛ, арбитры проходят трехгодичный этап, когда они судят, например, 20 матчей НХЛ и 100-120 матчей АХЛ за сезон. Раньше чем через три года, пока арбитр не втянется в эту систему и не поймет всех тонкостей заокеанского судейства, он не будет судить матчи НХЛ в полном объеме. Раньше не допустят. А если в России остается семья, то сделать карьеру в НХЛ становится ещё сложнее.

— Каждый год КХЛ пополняют новые клубы из Европы. Означает ли это, что в недалеком будущем матчи плей-офф Кубка Гагарина, а также регулярного чемпионата будет обслуживать больший процент иностранных арбитров?
— Пока в КХЛ главными арбитрами работают Юри Ренн из Финляндии и Владимир Балушка из Словакии. Оба, кстати, немного по-разному работают. Юрий работает только в КХЛ, а Владимир частично здесь, частично в Словакии. Не удалось нам договориться с чехами, хотя они обещали, что судья из их страны будет обслуживать матчи КХЛ. Не получилось. Еще вели некоторые переговоры – тоже пока не получилось. Я к чему веду. Сейчас прорабатываются разные варианты насчет того, как арбитры из Европы смогли бы здесь работать. Все они не хотят постоянно тут жить. У них есть желание приезжать, уезжать и жить дома. У них там, естественно, семья, дети в школу ходят. Сейчас вариант вахтенного метода прорабатывается, они на это согласны. Причем некоторые даже согласны судить исключительно в КХЛ, прекратив работу в своих чемпионатах. Думаю, что шаг за шагом мы будем двигаться вперед. Хотелось бы отметить, что приглашать можно, но только сильнейших, у которых наши судьи могут чему-то научиться.

— Как можно стать начальником департамента судейства КХЛ?
— Хороший вопрос. Если бы мне его задали лет сорок назад, то я бы не знал, что ответить, и послал бы этого человека далеко и надолго. Потому что когда я заканчивал хоккейную школу "Крылья Советов", об этом, конечно, не думал. Как и все игроки юношеского возраста, ругался с судьями. И делал какие-то подлые приемы вроде толчка соперника на борт. Это этапы. Как прийти в судейство? Надо какую-то цель иметь. Ты закончил играть, и тебе предложили посудить. Попробовать надо, иначе как понять, понравится тебе это или нет? Что если, скажем, отдал хоккейной школе порядка десяти лет, прикипел к этому виду спорта, и потом вдруг всё заканчивается.
Судейский сбор

Судейский сбор

Такого не бывает, что подтверждает хоккейный бум в России, а именно появление ночных, любительских лиг. Там играют все те люди, которые играли в хоккейных школах.
Поэтому если решил остаться в хоккее (мы именно так называем — остаться), то один из путей к этому – стать судьей. А дальше идет поэтапное движение, развитие, постановка каких-то целей. Как идешь к этим целям, какие трудности преодолеваешь – видно со стороны. Сейчас я, находясь на этом посту, вижу, как судьи растут. Кто-то быстрее, кто-то чуть медленнее. Но в итоге есть потенциал – он виден, в принципе. Я как-то вышел посмотреть разминку "Металлурга", приглянулся мне 99-й номер Каменев. Один пас в его исполнении, другой, одно движение, второе — и я сразу обратил на него внимание: наверное, это будущая звезда. Потом поднялся к Величкину, и он закрепил мои догадки. Будущих звёзд видно по первым движениям. Главное, чтобы с ними ничего плохого не случилось. Поэтому шаг за шагом ты ставишь перед собой цели, двигаешься, и потом поступает предложение поработать в КХЛ. Когда был арбитром, с коллегами обсуждали, как можно улучшить судейство, что в этом направлении можно сделать. Появилась возможность возглавить департамент. Предложили — решил согласиться. Наверное, доверяют.

— Вы бываете в разных городах, можете давать какие-то оценки, делать сравнения. Что скажете о магнитогорской школе арбитров? Магнитогорским болельщикам наверняка хотелось бы видеть больше арбитров КХЛ именно из Магнитки. Как это может произойти?
— Всё должно идти своим путём. Никакой "химии" быть не должно. Если появился хороший судья… Хотя хорошим может быть только человек, а судья должен быть профессиональным, понимающим, что он делает на льду. Так вот, если такой молодой появился, то за ним, как за обычным игроком, надо следить, помогать ему и так далее. Вся проблема и беда большинства регионов, исключая Москву и Питер, в том, что там мало хоккея. А судья растет на играх: не в тренажерном зале, не в ледовой подготовке, а именно на играх, где им допускаются ошибки, что естественно, и он на них учится. И чем больше ты их совершаешь на начальном этапе, тем меньше будешь совершать в будущем. Ты их можешь быстрее обработать и проанализировать, тогда быстрее растешь. Из какого региона сколько человек будет – мне абсолютно без разницы. Будет из вашего региона пятьдесят арбитров профессионального уровня – отлично.
В связи с этим возникнут только проблемы с назначениями, как сейчас происходит с московскими судьями. Мы над этим смеемся, в шутку говорим, что им надо прописку менять, уезжать из Москвы в Московскую область, чтобы не было этих претензий. Почему это происходит? Ребята едут в Москву из-за того, что там судить можно больше. Получается, что в среднем за год, включая юношеские соревнования, можно спокойно судить 120-150 игр. Так и происходит. Есть школы магнитогорские, челябинские, откуда выходят люди, которые, как я уже сказал, хотят остаться в хоккее. И начинают судить. Вот им надо помочь. Помочь каким образом? Помимо всего прочего хотелось бы, чтобы и мы, руководители, тоже помогали им. А как мы это можем сделать? Только когда смотрим на них. Поэтому когда мы говорим об инспектировании матчей – это не для команды, а именно для судьи. Инспектор работает только с судьей, и когда он будет работать с молодым судьей, он ему многое может
Арбитр Александр Захаренков

Арбитр Александр Захаренков

подсказать, и тот будет исправлять ошибки и двигаться в том нужном направлении. Если арбитр будет один и ему никто ничего из профессионалов не скажет — это равносильно человеку в воде, который не умеет плавать. Конечно, мы ждем, есть перспективные ребята, развитие идет постепенно, из разных регионов есть судьи, сколько их должно быть – опять же все должно определяться по качеству.

— Помню редкий случай: в 2003 году на турнире Ромазана вы обслуживали матч "Ак Барс" — "Салават Юлаев". Но в третьем периоде произошла замена главного судьи: вместо вас на третий период вышел Антропов. Если помните, в чем была причина, почему не досудили ту игру?
— Ответ простой. Днем раньше мы поехали на озеро Банное искупаться, было жарко, и съели шашлык. Я и один из магнитогорских арбитров отравились, остальные нет. Я отравился сильнее, поэтому сразу после второго периода доктор команды положил меня под капельницу и потом ещё недели две сидел на таблетках. Поэтому хочу сказать спасибо руководству и доктору магнитогорской команды за экстренную помощь.

— В Магнитку во время плей-офф приезжал Пол Стюарт, я ему задал вопрос по поводу спорного гола Мартина Желины в финале Кубка Стэнли 2004 года. Он дипломатично ушел от ответа. Хотелось бы узнать, какая самая серьезная судейская ошибка была допущена на ваших глазах?
— Я не привык говорить о ошибках других судей, какие-то моменты были, но обсуждать действия того или иного судьи не буду. Я как руководитель могу дать какие-то определенные подсказки и пути решения моментов с точки зрения наблюдения со стороны, но в основном я лучше буду о себе говорить. Поэтому самая большая судейская ошибка, которую я допустил в своей карьере, была в Тольятти в матче "Лада" – "Металлург" (Новокузнецк). Эта ошибка до сих пор присутствует, и мы стараемся над ней работать, чтобы ее не было. Тогда был спорный момент с взятием ворот, и я гол не засчитал, потому что шайбы в воротах не было видно. А судей видеоповторов тогда не было. В перерыве мне показали, что шайба все-таки там была, и я, наверное, как-то внутренне понял, что поставил команду в неудобное положение. После чего пытался выправить его тем, что начал выдавать нарушения другой команде. И это привело к еще большим ошибкам. Соответственно, меня наказали. Если ты ошибся, нужно это признать и идти дальше, но не менять условия игры. Если поменяешь условия игры, даже с благими намерениями, то все завалится вообще.

— А что такое идеальное судейство?
— Арбитры такой терминологией не пользуются, это понятие укоренилось оценками со стороны. Идеальное судейство это когда судей не видно, но чувствуется их рука. У нас так говорят: вы должны выйти на лед, оценить предварительно команды и начать судейство. Понять, как они играют, за что они играют, какие у них на сегодня цели. Либо это финальный матч Кубка Гагарина, либо первый матч в сезоне, либо первый домашний матч после выездной серии. И начать работать. По первым движениям игроков определить свой уровень судейства, показать всем: и гостям и хозяевам линию судейства и придерживаться этой линии весь матч. Еще добавлю по поводу идеального судейства: арбитр должен быть незаметным, но в то же время, когда нужно, выйти на первый план – то есть принять спорное, по мнению команды, решение, но очевидное для себя. Он должен быть уверен в этом решении, после этого решения арбитр получает некий кураж, уверенность в своих действиях. И продолжает дальше работать, и снова уходит в тень, а команды играют дальше. Наверное, с нашей стороны идеальное судейство воспринимается именно так.

— За несколько часов до нашей встречи мой сосед, узнав о том, что буду встречаться с вами, попросил задать вопрос о спичках в карманах. Правда ли, что арбитры держат по три спички в левом и правом карманах, и за счет них выравнивают штрафные минуты в игре?
— (Улыбается). Честно говоря, эта тема поднялась как-то неожиданно в течение прошлого сезона. Мол, судьи начинают выравнивать игру удалениями. На мой взгляд, нет. А что было три года назад, когда нам говорили, почему
Арбитр Юри Рённ

Арбитр Юри Рённ

это вы в одну сторону судите? Да, действительно, штрафов иногда бывает одинаковое количество, но не потому, что арбитры выравнивают, а потому что одна команда, удалявшаяся в первом периоде, во втором играет чище, а соперник продолжает играть по-прежнему и штрафы идут в его сторону. А такая байка, безусловно, присутствует, когда нам именно такое говорят, мы в шутку отвечаем: да, мол, перекладываем спички из кармана в карман.

— При просмотре матчей, особенно в НХЛ, неоднократно сталкивался с такой проблемой, как спорное удаление. В НХЛ нарушение может быть показано с различных ракурсов, и это очень удобно, чтобы определить было оно или нет. Однако полагаясь на то, что нарушения не было, был очень удивлен в обратном мнении, когда эти эпизоды просматривали профессионалы: арбитры и хоккеисты. Получается, болельщики моментально не могут определить: было в действительности нарушение или нет.
— Болельщики болеют за команду. Хоккей можно сравнить с посещением театра или кинотеатра. Когда ты приходишь в эти места, не можешь знать с профессиональной точки зрения, как отработали актеры, правильно ли все отснял оператор, толково ли сработал режиссер. Тебе либо это нравится, либо не нравится. То же самое и здесь. Болельщик пришел и смотрит: его команда выигрывает – хорошо. Тут вдруг судья появляется, который начинает мешать. Как в театре начинают хрустеть чипсами, разговаривать по телефону. И вот так они думают, что судья им мешает, но он выполняет свои обязанности, фиксирует нарушения.
Ему доверили проводить этот матч, и собственно, он не должен просто так выйти и постоять в уголке, а игроки пусть в это время переломаются. Он должен вести игру. Тут возникает момент понимания, что происходит на льду, о чем мы говорили выше. Об уровне игры, о линии удалений, когда ему вступить, когда ему уйти в тень. Здесь возникает вопрос трактовки моментов и правил, и судья принимает решение на льду. Ага, здесь было нарушение, а там оно было, но меньше пятидесяти процентов. Столкнулись, упали, а со стороны болельщика может получиться так: ага, наших удаляет, а тех не удаляет. Вот проблема. И следует три-четыре удаления кряду в составе одной команды. В этой ситуации судья должен понять, что происходит, переговорить с той командой, взять какую-то паузу, подъехать к капитану, тренеру, спросить, что происходит, предупредить, если не они изменят характер игры, удаления продолжатся дальше. То есть, арбитр должен дать понять, что он тоже находится в игре, тоже управляет игрой и заинтересован в правильном и гладком прохождении матча.
Бывают моменты, когда арбитр может пропустить удаление, потому что не увидел его. Что делать? Я помню здесь, в Магнитогорске, однажды судил. Валерий Карпов подъезжает ко мне: "Саша, ты что там пропустил! Давай, соберись!". Я извинился, ответил, что не видел момента. Такое тоже присутствует. Это нормальное общение. Игроки с первой минуты матча понимают уровень судьи, что где-то он пропустил, а где-то не разобрался.

— Я не знаю процентов двадцать правил русского языка, хотя занимаюсь практикой написания текстов ежедневно. Наверняка, не все судьи знают правила на сто процентов.
— Скажу так, что они правила знают по нормативам на "хорошо" и "отлично". Какие-то два-три вопроса не отвечают только из-за невнимательности. У нас на практических занятиях на ответ дается тридцать секунд, вопрос загорается на экране. Причем где-то есть вопрос конкретно по правилу, а где-то (процентов семьдесят) – это ситуационные вопросы. Поэтому такой вопрос надо правильно и внимательно прочитать (а он длинный), разместить в голове, и потом выбрать верный ответ из четырех вариантов. И судей во многом подводит невнимательность, которой не должно быть по ходу игры. В основном они правила знают, но бывает, что правило выскакивает из головы. У меня так было лично. Хороший совет – еще раз пролистать книгу правил перед игрой. Тем более мы сейчас совместили в одной книге правила и случаи. И там все подробно расписано.
У меня был такой момент: однажды перед игрой решил еще раз просмотреть правила. Вроде все нормально, закрыл и пошел судить игру. Через несколько минут случился момент, в котором я не смог правильно разобраться. И потом скандал был со всеми вытекающими. Пришел домой, и решил найти в книге
Александр Поляков

Александр Поляков

разрешение того спорного эпизода. А это была следующая станица, которую я не открыл. И там все четко было расписано. Подумал, блин, ну как же так! То есть, нужно периодически перечитывать правила, смотреть в записи свои матчи, а также чужие. И чем больше их смотришь, тем быстрее растешь. Я неоднократно говорю арбитрам: вы смотрели матч, если у вас появились какие-то вопросы по эпизоду, напишите по электронной почте. Пришлите ссылку на тот момент, и мы его обсудим. Потому что иначе вариться в собственном соку не получится.

— Озвучите гонорар главного арбитра КХЛ за одну игру?
— У нас есть пять категорий оплаты, начиная с 34 тысяч рублей за игру у главных (соответственно, у линейного пополам делится) и до 42,5 тысяч рублей. Соответственно мы сделали пять категорий. На мой взгляд, это правильно. Судьи бывают разными, как, впрочем, и игроки: есть опытные арбитры, есть средние арбитры, есть судьи с небольшим опытом, но зарекомендовавшие себя, а потому они находятся в ТОПе. У них должны быть какие-то стимулы к повышению своего уровня. Это, во-первых. Во-вторых, к повышению категории, и как следствие к повышению своей зарплаты. В связи с развитием лиги возникает вопрос иностранного языка. Если ты его не знаешь, тебе тяжело работать, общаться с игроками, тренерами-иностранцами. И ты проценты свои в качестве теряешь. Знание языка добавляет процентов десять. Причем, это язык не из школьной программы. Нужно знать определенные слова, термины. Потом есть такая категория – за стаж, более десяти лет. Потом идут судьи, которые попадают в ТОП-10. Линейные и главные.

— Можно выпасть из этого рейтинга?
— Можно, а также можно туда и подняться. Делаем опрос среди инспекторов, суммируем, делаем отбор и у нас получается десятка линейных и главных. Они должны, естественно, знать язык, иметь стаж работы. Дальше возрастной потолок, до которого могут судить арбитры: линейные до 40 лет, а главные до 50-ти. Если они показывают все свое мастерство, и в течение пяти лет подряд находятся в топовой десятке, то они могут задержаться в судействе еще на год.

— Как в НХЛ обстоит дело с гонорарами арбитров? Можно сказать, что некоторые арбитры КХЛ зарабатывают на уровне коллег из НХЛ?
— Тяжело сказать. Там закрытый департамент, поэтому узнать очень тяжело. Но по моей информации, где-то рядом мы находимся. Основная тема в налогах. Если учитывать наши налоги, то, возможно, у нас чуть выше, а так – тяжело сказать. Даже данные по Европе закрыты. Когда арбитры находятся на контрактах, узнать точную сумму их заработка практически невозможно.

— Интересная тема получается: у хоккеистов НХЛ контракты открыты, а у арбитров – закрыты.
— Да. Это отдельный департамент. У нас же тоже есть арбитры на контрактах, и я тоже не могу их разглашать. В КХЛ сейчас семь человек на контактах.

— Вы являетесь руководителем судейского департамента КХЛ. А над вами есть непосредственное начальство?
— Конечно. Департамент входит в структуру Лиги. Вице-президент КХЛ Владимир Шалаев и директор
Арбитр Алексей Раводин

Арбитр Алексей Раводин

по организации проведению спортивных соревнований Дмитрий Курбатов мои руководители. Естественно, и президенту лиги Александру Медведеву.

— Возможно ли в будущем судейство, которое уменьшит количество апелляции и недовольства со стороны команд. Или это в принципе невозможно и так будет всегда?
— А это везде есть: в НХЛ, в Европе, и, естественно, у нас. Наверное, избавиться от этого нельзя. У каждого руководителя клуба есть свой руководитель. Соответственно, он тоже требует результат. Мы можем уменьшать эти апелляции повышением качества судейства. Разъяснением ситуации игрокам и тренерам. В частности, очень много вопросов задают вратари. Это заметно. Они хотят все нюансы знать. Однажды перед сезоном в каждый клуб мы оправили видеодиск чуть ли не под роспись. Это видеодиск был о том, как мы планируем подходить к спорным моментам. Мы хотели, чтобы их в перерывах показывали болельщикам на кубе с подробным описанием конкретных ситуаций. И после этого я приехал в один из клубов, спросил руководителя про этот видеодиск, он сказал, что они его потеряли.

— Представьте такую ситуацию: болельщик заплатил приличные деньги за билет на матч плей-офф. Пришел на стадион, по ходу матча возник спорный момент, повтор которого не покажут на кубе. А вот болельщик, оставшийся дома, сможет его запросто еще несколько раз посмотреть по ТВ. Это правильно и нет?
— В соответствии с регламентом удаления не показывают. Голы, конечно, нужно показывать. Когда просмотр спорного момента идет, его нельзя показывать, потому что его смотрят судьи. Потом, когда гол либо засчитали, либо нет, этот эпизод можно показать. Просто нужно раздвинуть временные границы и дать после просмотра спорного момента паузу в 50-60, чтобы показать тот спорный момент. А то бывает так, что повторы таких моментов резко прерываются на кубе, потому что возобновляется игра. Что касается нарушений, я думаю, что их на сегодня не надо повторять. Тем более они бывают не всегда очевидные для болельщиков, о чем мы с вами уже говорили.

— Поэтому телевизионный болельщик от спорных решений выигрывает.
— Да. Но технологии развиваются настолько стремительно, что, даже сидя на трибуне, теперь можно смотреть телевизионную трансляцию в интернете. Я не знаю, что будет через год-два. Порой у наших болельщиков эмоций больше, чем у заокеанских. Я был на матчах НХЛ, иногда там все сидят и молчат. А если вспоминаешь наши города, то становится приятно, как наши болельщики поддерживают свои команды.

— Не так много времени осталось до Олимпиады в Сочи. Предварительные составы команд уже известны. А известно ли, кто будет главой судейского корпуса хоккейного турнира?
— Олимпиада проводится по правилам ИИХФ, поэтому там будет некий микст супервайзеров. Соответственно, из ИИХФ и НХЛ и все назначения судей, решение спорных вопросов будут обсуждаться совместно. Также было озвучено, что нас интересует только качество. Не представительство тех или иных стран, а качество судейства. Основной критерий – это мастерство судьи, как он разбирается в ситуации, как он работает в паре, как он работает с линейными судьями, как он ведет игру, общается с тренерами и игроками.

— А супервайзер из России тоже будет?
— Надеюсь, что да.

— Когда арбитры узнают, кто будет судить полуфиналы и финал Олимпиады?
— Произойдет отбор, назначат судей, ближе к концу года утвердят список. Предварительно будут делаться назначения, потом они будут обсуждаться с супервайзерами. И дальше идет процесс утверждения, который пройдет перед турниром на директорате.
Арбитр Павел Комаров

Арбитр Павел Комаров



— Допустим, Олимпиада уже началась, за сколько часов до финального матча вы будете знать, кому предстоит судить эту игру?
— Если сегодня была вторая полуфинальная игра, и послезавтра два матча: за третье место и финальный, все зависит от разных обстоятельств. Об этом могут сказать за сутки, или часов за восемь. Зависит от того, когда пройдет директорат. Бывает так, что эту информацию скажут утром на общем собрании, чтобы дать спокойно выспаться всем арбитрам. В зависимости от уровня соревнований после общего собрания до начала финала проводится отдельная беседа с бригадой арбитров, которой предстоит обслуживать финал. В этой беседе обсуждаются нюансы, детали предстоящего судейства в финале.

— Вы говорили о том, что планируете привлекать как можно больше европейских арбитров для обслуживания матчей чемпионата КХЛ. Можно сказать, что их манера судейства в целом отличается от манеры судейства российских арбитров?
— Судейство вообще отличается. В каждой стране оно своё. Не нужно думать болельщикам, что мы судим по-другому. Все по-другому судят. Здесь нужно чётко понять, что, когда ты находишься в какой-то европейской лиге, ты делаешь так, как от тебя требуют. И применяешь такие правила, какие на сегодня есть в лиге. А правила везде разные. Иными словами, есть нюансы. В основном они все базируются на правилах ИИХФ. Мало того, правила ИИХФ и НХЛ постепенно сближаются. Причем им там тоже нравятся некоторые наши пункты. То есть все зависит от того, в какой стране ты судишь. Как только арбитры попадают на международный турнир под эгидой ИИХФ, их судейство должно соответствовать нюансам правил ИИХФ. Наши арбитры не могут, например, на чемпионате мира судить так, как в России. Дальше возникает вопрос к применению и трактовке правил, а именно – как жёстко мы к этому относимся. Например, взять и посмотреть, как играют в НХЛ и в КХЛ.
Допустим, по плей-офф Кубка Гагарина у меня есть вопросы по некоторым моментам, в которых судьи не давали удаления, пропускали моменты, связанные с задержками соперника, ударами клюшкой. В НХЛ игра до такой степени очищена, что порой за малейшее касание могут дать две минуты. Мне, кстати, такие моменты тоже не нравятся, считаю, это неправильно. Бывает такое. Есть нюансы, когда нравится или не нравится. Так же и болельщикам. Основной подход: мы, (я имею в виду, Лига и судьи) должны сделать игру чистой, чтобы игрок, обладающий хорошей скоростью и мастерством, мог показать свои навыки всем. Поэтому бывают матчи, где одна команда просто не готова играть против другой, и начинаются с ее стороны зацепы — как следствие, постоянные удаления. А болельщикам кажется, что ту команду арбитры просто топят. Никто не топит. Если матч прошел без удалений – вообще здорово.

— Кстати, такое бывает совсем редко.
— Было один раз в Казани в плей-офф, и в Москве помню один такой матч. Если так подходить, то все зависит от того, что мы хотим здесь. Хотим, чтобы хоккей стал чище (хотя, я понимаю, что этого не все хотят), — стараемся, с одной стороны, применять правила, а с другой – понимать, что происходит. Арбитр должен понимать, в каком моменте он реально может вступить в игру, а где, скажем, образно расценить это действие, которое не приводит к потере шайбе, к преимуществу в атаке, в позиции для голевого момента. На то ты и судья. Болельщику намного сложнее. Он болеет, и ему надо, чтобы всё было за его команду.

— По долгу службы я пару раз общался с отцом Александра Радулова, два-три раза брал интервью у старшего брата — Игоря. Могу сказать, что они интеллигентные, воспитанные люди. С Александром Радуловым лично не общался. Многие болельщики недовольны поведением Александра на льду. Они упрекают его в том, что Радулов-младший очень часто общается с арбитрами, что-то им высказывает по ходу матча. Такая манера поведения допустима?
— Со стороны, я вам скажу, это смотрится не очень хорошо. Самое главное — что он говорит на льду судьям? Мы говорим всегда судьям, что общаться им не запрещено. Общаться, но не дискутировать. Дискуссии на льду
Арбитр Роман Гофман

Арбитр Роман Гофман

не должно быть. Может быть задан вопрос и получен короткий ответ. У Радулова эмоции в каждом эпизоде. Потом, если эти эмоции перехлёстывают определенные рамки общения, соответственно, судья должен предупредить его. Со стороны это смотрится, как будто он ругается. В большинстве случаев он спрашивает: почему так, а не иначе? Судья понимает, что сейчас ему объяснить всё равно ничего не удастся, он говорит: "Давай после периода или игры я тебе объясню". Это правильно, потому что, когда игрок находится на волне эмоции, объяснять ему что-то прямо здесь и сейчас бывает бесполезно. За редким исключением. Капитан команды должен быть взвешенным, спокойным. Спокойно задать вопрос, обсудить и так далее.
Другое дело, что могут идти оскорбления, когда никто их не слышал. И здесь судья должен понять, почему его оскорбили. Если арбитр ошибся, он может принять это оскорбление. Но если оскорбления продолжаются, а судья при этом не ошибается, надо такого игрока удалять. Есть второй вариант: если игрок оскорбил судью при свидетелях (партнёрах или соперниках), он не может этого пропустить независимо от того, ошибся судья или нет. С этого сезона мы отметили матч-штраф за физическое воздействие на судью (25 минут), оставив только 20 минут. То есть если игрок оказал на судью физическое воздействие, он будет удалён до конца встречи, а команда в меньшинстве играть не будет.

— В среде болельщиков "Металлурга" Михаил Бородулин считается эталоном капитана команды. Помните его?
— Конечно, помню. По тем временам он считался довольно разговаривающим, часто задающим вопросы и т.д. Но у меня с ним отношения сложились нормальные. Он задавал вопросы, я отвечал, никаких оскорблений со стороны Михаила не было. То же самое с Валерием Карповым.

— Самый памятный матч, который вы судили с "Магниткой"?
— Это был 1998 год, финальный матч Кубка России. Мы с Сергеем Козловым завершали карьеру линейных судей, а главным судьёй той игры был Алексей Горский. Было очень приятно стать непосредственным свидетелем первого успеха "Магнитки".

— Московское "Динамо" – обладатель Кубка Гагарина последних двух сезонов. У этой команды есть превосходство над другими клубами в плане игровой дисциплины?
— Я не знаю деталей и методов тренировочного процесса этого клуба. Мне и не нужно знать, ведь это не моё дело. Но судя по тому, что я видел на льду, могу ответить, что динамовцы чётко выполняют свои задачи. И второй момент, который отмечают все судьи, — это то, что во время плей-офф они практически никаких вопросов судьям не задают, а также их не критикуют. Хотя были моменты, за что можно было разговаривать. Но, судя по всему, такую установку дали руководители "Динамо". В связи с этим хотелось бы вспомнить одну из наших фраз для игроков: "Начал разговаривать с судьями — закончил играть".
Высшая хоккейная справедливость — в надёжных руках

Высшая хоккейная справедливость — в надёжных руках

Источник: Клуб болельщиков "Металлурга" Мг
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
6 декабря 2016, вторник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →