Дмитрий Ерыкалов – о Майке Кинэне
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Дмитрий Ерыкалов

Железное слово

Майк Кинэн пока не выиграл Кубок Гагарина, но уже дал понять, что готов оставить свой след в российском хоккее.
23 октября 2013, среда. 12:04. Хоккей
Вы знаете, где куётся сталь? Там, где вокруг железо. Железный Майк и железный город. Они нашли друг друга. Магнитогорск вновь обратился к высшим канадским силам, и вокруг этого решения было немало скептиков. Кляпам для них может стать разве что Кубок Гагарина, но уже спустя полтора месяца после начала чемпионата ничто нам не помешает отметить, каков Майк Кинэн. Настоящий, а не мифический, доходящий до нас через книжки и страшилки российских хоккеистов, поработавших с диктатором.

Кинэн и деспотизм. Ни тебе Сергея Мозякина, выходящего к прессе с фингалом под глазом. Ни историй про разгромленные раздевалки где-нибудь в Нижнекамске. Рассказы о том, как Алексей Ковалёв до тошноты нарезает круги несколько смен подряд, так и остались красивыми историями. Приехав в неизвестную для себя страну, Майк не стал вести себя как слон в посудной лавке.

Магнитогорску повезло. Под рукой у Кинэна не оказалось ни отъявленных лентяев вроде Николая Жердева, ни огнеопасных харизматиков наподобие Александра Радулова. Показательную историю рассказывали про Майка игроки, выступавшие под его началом. Кинэн деспотичен в мелочах, и не любит, когда кто-то из игроков хлопает партнёров по плечу, берётся подбадривать парней. Другими словами – берёт на себя работу Железного Майка. Наставник "Магнитки” – словно дикий зверь, который безобиден ровно до того момента, пока вы по глупости не зашли на его территорию.

Кинэн и тонус. Четыре года без плотной работы могут даже подтянутого бойца, держащего удар, сделать рохлей, готового рухнуть на пол после первого же касания. Кинэн же, оставив пост главного тренера "Калагри” в 2009 году, был близок к тому, чтобы плавно перейти в состояние канадского пенсионера, чьим главным багажом был бы воспоминания.

Если Кинэн и пенсионер, то из тех, что ранним утром локтями расталкивают рабочий народ в автобусах и
Майк Кинэн

Майк Кинэн

мчатся на рынок, чтобы выиграть борьбу за деревенские яйца, а ближе к вечеру выходят на митинги и штурмуют мэрию. На лавке главный тренер "Металлурга” ведёт себя активнее многих коллег, которые по идее должны быть полны сил и эмоций. Валерий Белов или Анатолий Емелин позавидуют энергетике Железного Майка, у которого даже на 65-м году жизни нет и намёка на ржавчину.

Российский хоккей, то ли из-за разности менталитетов, то ли из-за вредности, раз за разом отвергает североамериканских тренеров. Один уезжает из России с книгой подмышкой, другой – со справкой из ярославского вытрезвителя, но все без трофеев. Чем Кинэн отличается от своих предшественников? Мы далеки от мысли сгребать всех в кучу и сжигать на костре инквизиции, но главное, что есть у Кинэна, помимо колоссального опыта и авторитета, это страсть.

Вы уже выучили четыре постулата хоккея по Майку Кинэну? Первый – физическая подготовка. Второй – тактика, модели игры. Третий – индивидуальная техника. Четвёртый – страсть. Без четвёртого, недостающего многим российским игрокам пункта, невозможно представить Кинэна. Им он заряжает всех: от болельщиков до повидавших всё на своём веку ветеранов и молодёжи, которая не первый год травится сладким ядом под названием лимит.

Вы тоже сбились со счёта, перечисляя молодых игроков, которые выступают под началом Кинэна? Наверное, это самая приятная хоккейная математика после подсчёта медалей и кубков. Не будем лукавить, заслуги Майка здесь не так уж и много. В своё время Дэйв Кинг помог сделать шаг вперёд Николаю Кулёмину и Евгению Малкину. Пол Морис вмиг сделал из Виктора Антипина защитника первой пары, отчасти при нём раскрылся Ярослав Косов.

Современная "Магнитка”, почти на 50 процентов составленная из собственных воспитанников, которые ещё не добрались до своего Эвереста, это и заслуга школы и эхо от победы "Стальных Лисов” в первом же Кубке Харламова. Но при этом ни при одном из тренеров не мог зацепиться за парапет взрослого хоккея Евгений Григоренко. Будучи звездой МХЛ, ему долгое время не удавалось закрепиться в составе "Металлурга”, а Кинэн делает на него ставку. Неожиданно из тени своего давнего напарника по звену Косова вышел Антон Шенфельд, а Владислав Каменев именно при Кинэне первым отличился в КХЛ из игроков 1996 года рождения.

Если бы Кинэна не было бы – если стоило придумать. Хотя бы для того, чтобы подмечать парадоксы. В глазах общественности иностранный тренер – эгоистичный рвач, воплощение капиталистического мира. А руководитель, вкладывающий ему на стол чемодан с зелёными бумажками, циник, который стремится исключительно за результатом. Вот только Кинэн, а до него Раймо Сумманен, разбивают эту теорию в пух и прах.

Когда Пётр Воробьёв не стесняется в выражениях, критикуя собственную молодёжь, есть соблазн поверить мэтру. Спорткары на первую зарплату, толпы поклонниц и прочие атрибуты красивой жизни вполне подходят под заезженное определение "зажравшейся молодёжи”. Вот только неужели в Ярославле и Магнитогорске настолько разный воздух или, быть может, на Урале ребята живут за колючей проволокой? На деле же, Пётр Ильич пеняет на отсутствие желания у своих игроков, а Кинэн генерирует эту страсть. Или взгляните на то, как губят карьеру Никиты Гусева в Ханты-Мансийске, где работает отнюдь не канадский специалист. Две минуты за игру – это та подачка, которую одному из самых талантливых игроков поколения подкидывает Сергей Шепелев.

Железный Майк стальным кулаком разбивает и другой расхожий миф об иностранных тренерах. Всем же знакома картина, когда рабочие из ближнего зарубежья везут за собой многочисленную родню? Вот и назначая тренера, скажем, из Финляндии, будьте готовы, что он создаст вокруг себя финскую диаспору. Наглядный пример недавно можно было наблюдать в Омске, где Петри Матикайнен привёл за собой не только начинающего тренера по физической подготовке, но и сомнительных легионеров вроде Матти Купаринена.

Что же мы наблюдаем в Магнитогорске? Спустя без малого два месяца чемпионата уральский город покинули два… канадца! Не оправившийся после травмы Кэл О’Райлли через драфт отказов отправился в солнечный Орск, а Джастин Ходжмэн был выставлен на обмен и приземлился в Нижнем Новгороде. Для этих парней не стали индульгенцией ни общая с Кинэном принадлежность к кленовому листу, ни английский язык, благодаря которому они должны были понимать
Майк Кинэн постигает Россию. Россия постигает Железного Майка

Майк Кинэн постигает Россию. Россия постигает Железного Майка

тренера с полуслова. Кинэн поступил с О’Райлли и Ходжмэном, как строгий отец, спрашивающий со своих отпрысков в два раза больше. В этом он схож с Ханну Йортиккой, другим наставником, считающимся диктатором и русофобом. Вот только когда прошлогодний "Амур” шёл на дно, одними из первых за борт были выброшены словак Ян Лашак и Мика Пюёряля. Лашаку не помогло давнее знакомство с Йортиккой, Пюёряля – финский паспорт.

Майк Кинэн, Том Роу и Джон Торчетти. Три богатыря из-за океана, чьи головы по всем прогнозам должны были полететь при первой возможности. Роу уже уступил место Воробьёву, а за Торчетти, как ни парадоксально, играет распухший лазарет. Что же выгодно отличает Кинэна? Откинем небольшую деталь, напоминающую о том, что Кинэн брал Кубок Канады и Кубок Стэнли, а сравниваем мы его с вечным помощником и бывшим скаутом. Дело в том, что как Роу, так и Торчетти пытались слишком прямолинейно пересадить североамериканский хоккей на почву КХЛ. Том так и не заставил "железнодорожников" играть в форчекинг, который сам по себе в условиях больших коробок требует корректировки. Не слишком изобретателен и Торчетти, который технарям предпочитает силовиков, пусть и вышедших несколько лет назад в тираж.

Кинэн не ведёт себя, как капризный ребёнок, а ведь имел на это полное право. Наблюдая за тем, как во втором звене "Магнитки” выходит вчерашний юниор Шенфельд, стоило ждать косых взглядов в сторону Геннадия Величкина и требования усилить состав. Отнюдь не все игроки "Металлурга” готовы играть в типичный североамериканский хоккей. Да, под рукой у Кинэна есть, пожалуй, самый перспективный силовой форвард российского хоккея. И при канадской легенде Евгений Тимкин уже сейчас делает первые шаги к тому, чтобы безоговорочно занять выбранную им нишу. Не гнётся и не ломается Ярослав Косов – большой парень, не боящийся идти кость в кость. Но в остальном – типичная российская команда.

В качестве эксперимента было бы интересно взглянуть на Зарипова, сбрасывающего перчатки по первому зову или Мозякина, который касается шайбы два с половиной раза за игру, но при этом ставит синяки на соперниках, словно метки. Вот только это больше походило бы на цирк с медведями на велосипедах. Кинэн не стал совершать самую большую ошибку в своей кахаэловской карьере и развязал руки своим лидерам. Как результат – единственная тройка чемпионата, которая показывает истинно советский (с серпом и молотом) хоккей, выступает под началом канадского тренера. Парадокс? Скорее тренерская мудрость, которую Железный Майк впитывает в себя около 30 лет.

Мы устали бороться с ветряными мельницами, которые распространяют ложные ценности. Лимиты на легионеров, лимиты на молодых игроков, лимиты на игровое время вратарей – мы погрязли в этом. Заслуженные ветераны из высших хоккейных слоёв не смотрят журналистов и болельщиков, называя нас дилетантами. Отмахиваются от боссов КХЛ, видя в их глазах лишь доллары. Но когда о том, что любые ограничения способны потушить страсть у молодых парней, говорит такая глыба, как Кинэн, не прислушаться глупо. Железный Майк может, как и его предшественники, провалиться и не достигнуть новой высоты – Кубка Гагарина. Но своей пламенной речью, если она шевельнула хоть мускул у наших функционеров, он способен изменить наш хоккей.
Открывая уральские таланты

Открывая уральские таланты

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
3 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →