Игорь Шестёркин
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Максим Лебедев

Своими руками

Ровно неделю назад мы уже говорили о вреде всевозможных лимитов. Нынешний разговор о лимите, который находится за гранью добра и зла.
4 ноября 2013, понедельник. 10:00. Хоккей
Речь пойдёт о так называемом лимите на молодых игроков, хотя слово "лимит" не подходит тут никак. Лимитов, то есть ограничений, никаких нет. Наоборот, есть, назовём вещи своими именами, попытка насильственного прививания в клубах КХЛ тех игроков, которые чаще всего по своим кондициям до этого уровня ещё не доросли.

Перед тренерами команд Континентальной лиги встает задача, как не "влететь" с этой молодёжью. Можно равномерно рассовать их по звеньям – и тогда провалиться может любое звено. Попадётся молодой на пути "сладкой парочки" МозякинЗарипов – пиши пропало. Всё, что в матче "было нажито непосильным трудом", пойдёт прахом. Если собрать молодёжь в одно звено – ещё хуже. Лучшего подарка сопернику и придумать нельзя. Можно не сомневаться, что против такого звена он тут же выпустит свою первую пятёрку. А иногда, если играешь дома и на правах хозяина выпускаешь звенья последним, и третьего звена хватит.
Попадётся молодой на пути "сладкой парочки" Мозякин – Зарипов – пиши пропало. Всё, что в матче "было нажито непосильным трудом", пойдёт прахом.

Что же делать? То, что тренеры в большинстве своём делают сейчас. А именно: маринуют "лимитчиков" на лавке, а если и выпускают на лёд, то в самом конце, если судьба матча уже решена. Но у нас сейчас практически каждый матч играется "на тоненького". 80 процентов поединков завершаются либо за пределами основного времени, либо в одну шайбу. И куда тут выпускать молодёжь и рисковать своим рабочим местом?

В итоге мы получаем ситуацию, когда молодые ребята, безусловные лидеры в своих возрастах и командах МХЛ, толком вообще не играют. А те, которые доросли и играют, играли бы и без всяких лимитов. Просто потому что доросли и ещё дёшевы для клуба.

Потом пацан вырастает и выходит из возраста лимитчика. А ведь он последние год-два в мастерстве не рос – хотя бы потому, что у него практически не было игровой практики. К этому времени у него уже есть всё: хорошая квартира, крутая машина, ведь даже минимальной зарплаты в КХЛ для этого вполне достаточно и ещё останется. Своему клубу он теперь особо не нужен, хорошо, если найдёт работу на стороне. Но если у него, как предписывают сейчас правила КХЛ, долгосрочный контракт с взрастившим его клубом, то тут прямая дорога в фарм. В ВХЛ, к мужикам, привыкшим трудом и потом зарабатывать себе на хлеб с тонким слоем масла.

Уже не от одного и даже не от трёх тренеров ВХЛ в приватных разговорах приходилось слышать, что чем спускать из КХЛ таких хоккейных "мажоров", лучше никого не спускать. Речь даже не о том, что 20-летний парень приезжает на "Мерсе" в команду, где "Лада-Калина" считается машиной. И даже не в психологических томлениях молодого организма, который ещё в предыдущем сезоне считал себя незаменимым, а теперь выясняется, что он даже в ВХЛ никакая не звезда. Представьте себе состояние человека, который за годы, проведённые в ДЮСШ, привык быть лидером, всегда на острие. И вдруг он понимает, что отстал, остановился в развитии. А как не остановиться, если ты, находясь в том возрасте, когда без всяких медикаментозных восстановлений и без особо напряжения можешь играть каждый день, целый сезон только тренировался и полировал лавку?

То есть ситуация получается обратная. Вместо создания конкурентной среды, которая, как известно, является самой питательной для взращивания любых талантов, мы создаём этим талантам режим максимального благоприятствования и сами, своими руками убиваем в них умение выгрызать свою карьеру. Что в спорте не только необходимо, а просто обязательно.
Особенно дико и маразматично эта ситуация выглядит на примере нынешних и прошлогодних вратарей-"бэкапов". Ситуация уже дошла до того, что главный вратарский тренер России, тренер сборной Владимир Мышкин согласился с её ненормальностью и сказал, что надо что-то делать.


Особенно дико и маразматично эта ситуация выглядит на примере нынешних и прошлогодних вратарей-"бэкапов". Ситуация уже дошла до того, что главный вратарский тренер России, тренер сборной Владимир Мышкин согласился с её ненормальностью и сказал, что надо что-то делать.

Напомню, тренеры команд КХЛ, стремясь высвободить место в заявке на матч для нелимитчика, заявляют вторым вратарём молодого пацана, как правило, лучшего вратаря дочерней команды МХЛ. То есть первую и главную вратарскую надежду клуба. У команды КХЛ может быть и два, и три первых номера, как, например, в нижегородском "Торпедо" Коваль и Гелашвили (а в ХК "Саров" ждут своего часа имеющие двусторонний контракт с "Торпедо" Беспалов и Демидов), но на матчи вторым вратарём всегда заявляется 20-летний Сергей Машковцев. А в прошлом сезоне заявлялся Андрей Маслаков. Он сыграл за весь сезон 50 секунд и теперь как хоккеист закончился.

Наши коллеги уже проанализировали судьбу практически всех прошлогодних "бэкапов". Из двух десятков человек зацепиться за КХЛ сумел разве что казанец Эмиль Гарипов. Некоторые, как, скажем, Эдуард Рейзвих, играют в ВХЛ, а многие закончили с хоккеем. И это, повторюсь, лучшие вратари молодёжных команд. Одного сезона без игровой практики оказалось достаточно, чтобы убить их как хоккеистов. А сейчас в клубах КХЛ "бэкапит" следующий эшелон точно таких же лимитчиков. Кому-то повезёт, и ему предоставится шанс. Но у большинства его не будет вовсе.

Просто интересно. Владислав Третьяк дебютировал в чемпионате СССР в 17 лет. Если бы, как сейчас, он точно знал, что ещё минимум три года он никуда из ЦСКА не денется, а введённые лимиты держат Анатолия Тарасова за горло, стал бы он тем Третьяком, которого мы знаем и помним? Понятно, что время было другое, и люди были другие, и у Тарасова особо не забалуешь, а если забалуешь, то вмиг окажешься в Чебаркуле, но всё-таки?

И, наконец, последнее. Давным-давно, ещё в военном училище, в автора этих строк вбивали постулат: "Никогда не требуй от подчинённых того, чего не делаешь сам". Если уж ФХР вводит лимиты на молодёжь и требует их исполнения от клубов КХЛ, то почему она не делает этого сама?
Мы уже сейчас подспудно понимаем, что после Дацюка, Малкина и Овечкина нашу сборную ждёт если не полный крах, то по крайней мере ситуация сродни концу 90-х – началу нулевых. Когда нас били все, везде и как угодно.
Почему у нас практически не бывает этой самой молодёжи в главной команде страны? В сборной должны играть лучшие? Давайте посмеёмся над этим на очередном этапе Евротура. Но если в сборной должны играть лучшие, почему этого же самого права лишают клубы КХЛ? Почему в советские времена на чемпионаты мира в составе сборной страны обязательно был кто-нибудь из попадающих под нынешние лимиты и далеко не всегда попадающих в составы своих клубов, а теперь этого не бывает никогда? Если уж требовать с других – начни с себя. Тем более что тогда, в советские времена, помимо чемпионата мира в сезоне был только один официальный турнир для первой сборной – Приз "Известий". А сейчас целых четыре этапа Евротура – экспериментируй хоть до посинения.

Ослабив, а кое-где полностью убрав конкуренцию, мы вместо укрепления нашей сборной делаем прямо противоположное. А именно: всемерно уменьшаем число возможных кандидатов для неё. И наиболее ретиво делаем это среди молодёжи и молодых вратарей. Среди завтрашнего дня нашей национальной команды. Мы уже сейчас подспудно понимаем, что после Дацюка, Малкина и Овечкина нашу сборную ждёт если не полный крах, то по крайней мере ситуация сродни концу 90-х – началу нулевых. Когда нас били все, везде и как угодно.

И мы сами, своими руками, эту ситуацию усугубляем.
Из двух десятков человек зацепиться за КХЛ сумел разве что казанец Эмиль Гарипов

Из двух десятков человек зацепиться за КХЛ сумел разве что казанец Эмиль Гарипов

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 17
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →