Богдан Киселевич
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Александр Рожков

Киселевич: вместо баула у меня был военный рюкзак

О детстве, несостоявшемся переезде за океан, ситуации со СКА, Назарове и жизненных увлечениях — в интервью Богдана Киселевича.
25 ноября 2013, понедельник. 16:00. Хоккей
"ДЕБЮТЫ У МЕНЯ ПРАКТИЧЕСКИ НИКОГДА НЕ ПОЛУЧАЛИСЬ"

— На Кубке Карьяла вы дебютировали в составе сборной России.
— Уровень, конечно, немного иной. Время подумать сокращается до минимума, и сразу видно, если ты выпадаешь из игры. Очень доволен тем, что мне удалось провести несколько тренировок и сыграть за национальную команду. Почувствовал, что это такое и сделал шаг вперёд в своём развитии.

— В первой же смене вы заработали удаление, которое реализовал соперник, затем сами оказались на льду, когда финны забивали второй гол. Не таким представляли себе дебютный матч за сборную?
— Конечно, хотелось сыграть лучше. Но у меня первые игры на том или ином уровне практически никогда не получались. Только потом приходила уверенность, и я уже не сворачивал с этой дороги. Ошибки ведь у всех есть. А мы играем в таком графике, что некогда переживать. Тренеры всё объяснили, мы переварили эту информацию и готовились к следующему матчу.
Богдан Киселевич: Родители вставали в шесть утра, собирали мне военный рюкзак, а потом мы ехали на автобусе на тренировку

Богдан Киселевич: Родители вставали в шесть утра, собирали мне военный рюкзак, а потом мы ехали на автобусе на тренировку



— Не осталось осадка из-за того, что вы получили не так много игрового времени?
— Глупо было бы рассчитывать, что меня сразу поставят в первую пару и дадут время при игре в большинстве. Тренеры дали немного понюхать пороха, посмотрели, узнали меня. Хорошо, что играл. Когда было надо — хвалили, когда делал ошибки – указывали на них и объясняли, как было нужно сыграть правильно.

"ДИНАМОВЦЫ НАЗЫВАЛИ НАС БОМЖАМИ"

— Сейчас мы знаем Богдана Киселевича как защитника "Северстали" и сборной России, но интересно узнать, как складывался ваш путь в большой хоккей?
— В шесть лет родители привели меня в детско-юношескую школу "Северстали", где я занимался с ребятами, которые были на год старше меня. В нашей команде кто-то хорошо катался, другие сильно бросали, а я практически ничем не выделялся. Поэтому и поставили в защиту. Череповец – это не Москва или Санкт-Петербург, поэтому формы не было, да и денег не было, чтобы её купить. Все катались в чём попало. У меня, например, был красный шлем. Первое время даже катался без хоккейных трусов. Когда начались игры, приходилось просить у кого-то. Потом только мне родители купили синие подержанные трусы. Так и играл: в красном шлеме и в синих трусах, хотя цвета нашего клуба совсем другие. Помню, приехали в Москву, а там практически у всех команд вся форма новая, одного цвета. Когда мы играли с "Динамо" и обыгрывали их, они нас бомжами называли (смеётся).

— Надо полагать, родители сыграли огромную в роль в вашей хоккейной судьбе?
— Конечно. У них у самих была непростая судьба. Родился я в Москве, но в три года мы переехали в Череповец. Папа у меня военный. Квартиры у нас своей не было, приходилось снимать, а до ледового дворца было достаточно далеко ехать. Родители вставали в шесть утра, собирали мне военный рюкзак, а потом мы ехали на автобусе на тренировку.

— Рюкзак был вместо баула?
— Да, с ними тогда тоже была проблема. Даже потом, когда у большинства ребят появились баулы, я продолжал ходить с рюкзаком. Это был мой стиль.

— Всегда мечтали стать хоккеистом?
— Просто тренировался. У меня не было такого, что я увидел какой-то матч или какого-то игрока и захотел стать хоккеистом. Мало того, в 13 лет, когда я перешёл из старшей группы в свой год, стоял вопрос, продолжать занятия хоккеем или нет. Родители хотели, чтобы я сделал упор на учёбу. Но я настоял на своём, и с того момента начал понимать, что хоккей это всерьёз и надолго.

— Родителей долго уговаривали, чтобы они не забирали вас из хоккея?
— Они переживали за меня, боялись, что я не смогу найти себя во взрослой жизни. Ведь полно примеров, когда ребята заканчивали с хоккеем в 16-18 лет и потом не знали, что им делать дальше.
Богдан Киселевич и Василий Кошечкин

Богдан Киселевич и Василий Кошечкин

Тогда мне удалось убедить их. Наверное, в первый раз я так жёстко сказал, что хочу заниматься хоккеем и всё. Учёба меня не интересовала. Мог даже утром нагреть градусник на батарее, чтобы не идти в школу, а к вечеру выздоравливал и просил маму отпустить на тренировку.

"В 2008 ГОДУ БЫЛ ГОТОВ УЕХАТЬ В СЕВЕРНУЮ АМЕРИКУ"

— Почему летом 2008 года не поехали в Северную Америку, когда вас задрафтовал клуб Западной хоккейной лиги?
— Это была достаточно интересная история. Всегда наступает момент, когда тебе приходится переходить от юношеского хоккея к взрослому, и у всех этот процесс происходит по-разному. У меня он проходил достаточно болезненно. Вторую команду я перерос, но до первой недотягивал. Образно говоря, попал в тупик и не видел больших перспектив. Тут-то и возник вариант с переездом в Северную Америку. По юношам мы несколько раз ездили на турниры в Канаду, там-то меня и приметили. Позвонили, задрафтовали, и я хотел уехать. Во мне были заинтересованы: спрашивали размеры формы, тип коньков, сколько нужно клюшек. Даже билеты купили и выслали документы на визу.

— Что в итоге остановило?
— "Северсталь" тоже не хотела отпускать своего воспитанника, тем более у меня был действующий контракт. Поэтому когда я начал собирать вещи, пришёл запрет от ИИХФ, в котором говорилось, что у меня действующий контракт с "Северсталью". Я пошёл разговаривать с руководством клуба, но в итоге меня не отпустили. А сжигать мосты на тот момент я не решился.

— Первое время сильно переживали?
— Достаточно. Тем более я сразу же поехал в "Липецк", который тогда играл в Высшей лиге. Условия для тренировок и проживания там были, мягко говоря, не лучшими. К тому же у клуба были финансовые проблемы. Поэтому, конечно, такие мысли были: "Вот я дурак, надо было ехать". Тем более многие мои одногодки поехали в эту юниорскую лигу и играли там. Но я пережил этот момент, перезапустился и начал работать дальше. Проблемы меня только закалили.

"НАЗАРОВ МОГ ДАТЬ ТАКОГО ПИНКА, ЧТО МЫ ВЫЛЕТАЛИ ИЗ РАЗДЕВАЛКИ"

— В прошлом сезоне "Северсталь" показала свой лучший результат в истории КХЛ. Какую роль в этом сыграл Андрей Назаров, у которого вы были на хорошем счету?
— Это он в интервью меня иногда отмечал, а так он всегда за ребят. Внутри команды у него, наверное, никто не может быть на хорошем счету и чувствовать себя расслабленным. За плохие игры мы все очень хорошо "получали" от тренера. И знаете, на следующий день как никогда хотелось придти в раздевалку и побыстрее выйти на тренировку. Таким образом он нас мотивировал, и мы каждый день были голодными до хоккея. Пробиться в плей-офф и пройти первый раунд – это не результат для топового клуба, но для нас это было большое достижение. Поэтому у меня от работы с Назаровым остались только самые приятные впечатления.

— Что говорил Назаров в моменты, когда команда или отдельно взятый игрок не выполняли его требования?
— Самое интересное, что в такие моменты в его словах не было злобы. Он осаживал тех, кто был полон энергии, но забывал включить голову, или наоборот заряжал эмоциями тех, кто думал, но не бежал. В каждом игроке Назаров находил то, что могло бы его зацепить. Таким образом, он старался вытащить из него максимум на льду. А если ты не прислушивался к нему, твоё место занимал другой.

— Вас лично как зацепил Назаров?
— Мы после серии с "Локомотивом" дали много интервью, в том числе и я. И когда в матче со СКА мы не очень удачно провели первый период, досталось всем, особенно мне. Смысл был такой: лучше бы вы шайбы до ворот доставляли, чем давали интервью, которые устанешь читать.

— При этом мы знаем, что в общем и целом Назаров достаточно весёлый человек.
— Вот-вот. Даже когда он ругает тебя, в его словах есть доля сарказма. Иногда приходилось крагой прикрывать лицо, потому что самому было смешно, как он над тобой, образно говоря, смеётся. В зависимости от игры, в перерывах он мог нас успокоить, сказать, что всё нормально, или дать такого пинка, что мы вылетали из раздевалки. Назаров всегда старался найти нужные слова. Он жёсткий, но справедливый и незлопамятный. Это было хорошее время, однако сейчас у нас новый тренерский штаб, новые цели. У нас у всех есть огромное желание снова пробиться в плей-офф, и мы сосредоточены на решении этой задачи.

— Как-то мне удалось пообщаться с Павлом Бучневичем, и он сказал, что у него есть мечта поиграть в одной тройке с Вадимом Шипачёвым.
— Придётся его пропиарить. Вадим – игрок шайбы. Он одарён в плане паса и видения площадки. Тебе только остаётся открыться и получить шайбу. Диагональные подкидки точно в крюк – для него это не проблема. С такими диспетчерами всегда приятно находиться на льду. Но, как я уже говорил, после его перехода в СКА он мне больше не друг (улыбается).

— Удивляло, насколько было комфортно Кошечкину в таком молодом коллективе. Ведь до этого многие считали, что он старается быть в стороне от команды и вообще довольно сложный человек.
— Так говорили люди, которые плохо его знали. Когда он только пришёл к нам, мы сами ориентировались на эти слухи. Но Вася оказался хорошим товарищем, и в первый же год вся команда с ним сдружилась. Он вообще очень спокойный человек и даже на льду практически не ругался на нас. За три года он только один раз "напихал" защитникам, в частности мне. Это было как раз в прошлом сезоне, когда он без замен провёл 50 игр. А так, у нас было с ним полное взаимопонимание. Мы его знали, а он чувствовал нас и руководил обороной.
Богдан Киселевич: У меня от работы с Назаровым остались только самые приятные впечатления

Богдан Киселевич: У меня от работы с Назаровым остались только самые приятные впечатления



"МОЙ СИНИЙ БАУЛ – ПОВОД ДЛЯ ШУТОК В КОМАНДЕ НА ТЕМУ СКА"

— Летом 2012-го права на вас перешли к СКА, но в скором времени снова вернулись к "Северстали". Почему этот переход так и не состоялся?
— У меня заканчивался контракт, и я уехал в отпуск. "Северсталь" на тот момент на меня не выходила, все ждали момента, когда можно будет официально вести переговоры. И когда мы с Максимом Чудиновым узнали, что права на нас перешли в СКА, эта новость стала для нас полной неожиданностью. Мы ни о чём не знали. Руководители клубов между собой договаривались, но мне потом позвонили и сказали, что я, скорее всего, продолжу играть в "Северстали". Поэтому я даже не начинал собирать вещи, а спокойно готовился к сезону в Череповце.

— Но рано или поздно все молодые лидеры "Северстали" оказываются в СКА.
— Да, дорожка очень интересная: Александров, Тихонов, Чудинов, Кетов, Шипачёв. Если вы намекаете на меня, то я не знаю, что будет дальше. Сегодня все мои силы направлены на то, чтобы выйти с моей командой в плей-офф. А так, мы, конечно, хороший поставщик лидеров для СКА и сборной России, если посмотреть на состав "армейцев" и сборной на последнем этапе Евротура.

— В команде шутите, что стали уже фарм-клубом СКА?
— Такие шутки, конечно, есть. И надо мной часто смеются. У меня баул синего цвета, и ребята говорят, мол, готовишься уже. Приходится терпеть (улыбается).

"НХЛ? МЫСЛИ У МЕНЯ РАЗНЫЕ"

— Не каждый рискнёт ударить коленом в колено Александра Свитова. В сезоне-2011/12 вам это удалось.
— Я не хотел, шёл бить плечо в плечо, но в последний момент он начал уходить в сторону, а у меня ноги остались. Неопытным был. Меня тогда дисквалифицировали на два матча. Впоследствии уже стал больше думать, тем более это Свитов. Переживал. Потом он приехал в сборную, когда шла подготовка к чемпионату мира. Этот момент мы не обсуждали, но один раз он мне тоже серьёзно засадил шайбой в ногу (смеётся). А извинился я перед ним сразу же после того эпизода.

— В Интернете можно найти несколько видео с участием ваших драк. В двух из них, с Сапрыкиным и Толпеко, вы заваливаете соперников на лёд борцовскими приёмами.
— Я бы не назвал это драками. Я и драться-то толком не умею, и вообще не люблю обсуждать эту тему. Сам я никогда первым не начинаю, а в тех моментах просто старался защитить себя. В основном соперник просто начинает нервничать после проведённого мною силового приёма, или из-за того, что я не останавливаюсь в движении после их хитов.

— Такая ситуация возникла у вас и нападающим "Барыса" Дастином Бойдом.
— Именно. Мне нужно поработать, чтобы уверенней себя чувствовать в этом компоненте. Хотя драки мне неинтересны. Помимо этого есть куча работы. Команда часто играет в три пары защитников, а твоё удаление это лишняя нагрузка на других ребят. Если тебе доверяют выходить на лёд в решающие моменты, то нет смысла ввязываться в драки. Нужно делать результат. А драками пусть занимаются те, кто это умеет делать.

— Но силовые приёмы вы проводите достаточно часто. Против игрока какого плана вам тяжелее их делать: Артюхина или Анисина?
— Аниську практически невозможно поймать, если только подловить, когда он тебя не видит. Панарин тоже очень юркий, возит защитников на своей спине. С такими ребятами тяжело. А силовой приём против Артюхина нет смысла проводить, ты просто отскочишь от него. Нужно быть хитрее. У меня вообще нет задачи сделать что-то эффектное, мне просто нужно сыграть жестко, отвести соперника от шайбы и начать свою атаку.

— Против кого их энхаэловцев пришлось тяжелее всего в прошлом сезоне?
— Против Малкина вообще супер было играть. Очень жалею, что не удалось сыграть против ЦСКА во главе с Дацюком. Но против "Динамо" с Овечкиным, Бэкстрёмом и Комаровым я выходил, против Ковальчука тоже. Интересно было. Конечно, в чём-то я им уступал, меня обыгрывали, но это был бесценный опыт. А Малкин вообще в том сезоне играл на другом уровне. Меня, образно говоря, хватало на 40 секунд интенсивной игры, а он мог полторы минуты спокойно возить шайбу. Соображалка у него работала на несколько шагов вперёд.

— Вы сами не хотели бы попробовать свои силы в НХЛ, или сейчас, когда КХЛ набирает свою силу, в этом нет смысла?
— Я не хочу загадывать на эту тему. Мысли разные есть, и пока я не знаю, что будет дальше.

"КОГДА ВПЕРВЫЕ УВИДЕЛ ШВЕДСКИЙ СТОЛ, ЗАБРАЛ ДАЖЕ АНАНАС"

— Какие увлечения у вас есть помимо хоккея?
— Во время сезона времени мало, а так люблю путешествовать. Нравится экстрим. Летом могу не вылезать с американских горок, аквабайков, ватрушек. Ухожу только тогда, когда чувствую, что уже стал красный как рак. С парашютом прыгал в Череповце.
Богдан Киселевич: За плохие игры мы все очень хорошо "получали" от Назарова

Богдан Киселевич: За плохие игры мы все очень хорошо "получали" от Назарова



— И как?
— Ощущения супер. Это был самый простой прыжок с 800 метров. Если ты сам не дёрнешь кольцо, то через мгновения парашют раскроется автоматически. Когда прыгаешь, практически ничего не успеваешь осознать. Тогда бы я ещё несколько раз прыгнул, но сейчас даже боюсь подходить к этой теме.

— За успехами земляка, футболиста московского "Спартака" Евгения Макеева, следите?
— Мы с ним в одной школе учились. Можем поздороваться при встрече, но друзьями нас назвать нельзя. А так я стараюсь быть в курсе всех спортивных событий. В Череповце хожу на волейбол. Я хорошо знаю главного тренера женской команды Александра Перепёлкина, и мне интересно следить за их успехами.

— Как проводите свободное время во время выездных турне?
— Какое-то время я пытался играть с ребятами в футбол и хоккей на игровых приставках, но они на уровень выше меня. Я выполнял роль тренировочного игрока. На мне разминаются, а потом говорят спасибо (улыбается). Могу на айпаде поиграть в какие-то головоломки или нарды. Нравятся компьютерные игры.

— Самый запоминающийся подарок?
— Сложно так сразу сказать. Вообще мне нравятся подарки, которые сделаны своими руками, не надо чего-то дорогого. А самый главный подарок я заказал своей жене на день рождения в феврале.

— Куда можно сходить в Череповце?
— К нам, кстати, когда ребята только приезжают, поначалу ходят хмурыми. Серый город, везде трубы, некуда сходить. Видят только одну сторону города. А когда обживаются, меняют свою точку зрения. Пробок практически нет, всё рядом. Конечно, у нас не так много мест, куда можно сходить отдохнуть. В кино можно сходить без проблем, вкусно покушать тоже есть где. Но лучше всего меня кормят дома. Жена может приготовить всё, что я захочу. Тесть у меня делает обалденное картофельное пюре, тёща салат, поэтому голодным я никогда не остаюсь. А ещё наш доктор Дмитрий Ростиславович Богдашевский мастер по приготовлению блюд из мяса или морепродуктов.

— Вы говорили, что любите путешествовать. Какая поездка запомнилась больше всего?
— Очень запомнился Рим. Гуляешь по нему и как будто попадаешь в прошлое. Ощущения супер. А так много чего ещё было. Например, когда мы в детстве ехали на турнир в Канаду, мы останавливались в Нидерландах, где впервые в жизни я увидел шведский стол. Набрал себе огромное количество еды. Даже забрал ананас из корзины с фруктами. Но мне сказали, что это как украшение. Очень расстроился (смеётся).
Богдан Киселевич: Даже когда Назаров ругает тебя, в его словах есть доля сарказма

Богдан Киселевич: Даже когда Назаров ругает тебя, в его словах есть доля сарказма

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Назовите лучшего хоккеиста первой половины регулярного чемпионата КХЛ
Архив →