Эдийс Брахманис - о КХЛ и сборной Латвии
Фото: Шайба.kz, Goals.by, hcgomel.com
Текст: Вадим Кнырко

Брахманис: уверен, могу играть в КХЛ

Латвийский форвард Эдийс Брахманис — о заокеанском опыте, выступлении в Казахстане и Белоруссии и о возможностях пробиться в КХЛ.
8 декабря 2013, воскресенье. 15:00. Хоккей
Лидер ХК "Гомель" Эдийс Брахманис входит в тройку лучших бомбардиров регулярного чемпионата Белоруссии и идёт в ударном темпе "больше очка за игру". Латвийский хоккеист рассказал о брате-вратаре и маленькой коробке в Талсах, службе в армии и неудачном отъезде в Штаты, чемпионате Великобритании и Теорене "Психе" Флери, рижском "Динамо" и "Южном Урале", сыне-футболисте и подарках на Новый год, а также об играх за сборную и жизни в Казахстане.

— Как вы попали в хоккей?
— Мой брат старше меня на 5 лет. Он занимался хоккеем. Соответственно у меня другого пути не было. Правда, брат стал воротчиком. У меня сразу тоже появилось желание играть в воротах, но отец перед моими мечтами опустил шлагбаум. Сказал: "Иди в поле. Хватит одного вратаря в семье".

— Про Брахманиса-вратаря хоккейный мир так и не услышал.
— Мы жили в маленьком городке. Чтобы нормально заиграть в хоккей, рано или поздно нужно было переезжать в Ригу. Я сделал это в 12 лет. Спасибо родителям, что не стали держать, отпустили. Брат же остался дома и в 18 пошел в армию. Так для него хоккей и закончился — в военной сфере крутится до сих пор.

— Брат вам не завидует?
— Нет, наоборот, радуется за меня. Он ещё долго выступал в латвийских ночных лигах. Пару лет назад брат играл в воротах за любительские команды, но в последние 3-4 года форму не надевал.

— Друг против друга выходили на лёд?
— Случалось такое. Ему интересно было, чтобы я побросал. В принципе, форму не растерял — нормально ворота держит, учитывая, что тренировались они раз-два в неделю. Никакущим вратарём его я точно не назову.
В "Гомеле" Брахманис — настоящий лидер и бомбардир

В "Гомеле" Брахманис — настоящий лидер и бомбардир



— Расскажите о своём родном городе.
— Родился в Вентспилсе, но всё своё детство провёл в 80 километрах от него и в 120 от Риги — в маленьком городке Талсы.

— Совсем маленьком?
— Чуть больше 10 тысяч жителей. Не деревня, но и не мегаполис. Было время, когда в Латвии существовало лишь два хоккейных дворца — большая арена в Риге и коробка в Талсах. Площадка была нестандартная — очень маленькая. Даже североамериканский лёд больше! Когда постарше становились, играли "4 на 4". Вдесятером на этом льду не помещались.

Все ребятишки в Талсах шли в хоккей — хорошие условия, интересно. Директор устраивал множество всяких турниров для детей. Самый серьёзный проходил на Рождество. Это был настоящий праздник — команды приезжали из Риги, даже из Эстонии. Хоккей в этом городе всегда любили. Альтернатива существовала лишь одна — биатлон. Во всяком случае, когда я уезжал в 12 лет, многие парни занимались этим видом спорта.

— Быстро решились на переезд в Ригу?
— Я очень хотел! Бегал по дому с одной лишь мыслью, кричал: "Надо-надо!" Мама была против, папа — за. Меж двух огней застрял. Родители долго думали, но решились-таки отпустить. В Риге были все условия для совмещения учёбы и хоккея: спецкласс, интернат, площадка — отличная база. Утром шли на тренировку, потом на уроки, затем ещё одна тренировка либо игра. Когда выпадала свободная минутка, гоняли в футбол с ребятами. Полтора года пролетели незаметно. Затем меня забрал к себе двоюродный брат — коренной рижанин. До 16 лет жил у него.

— Но мечтали рвануть дальше Риги?
— Конечно. Нас возили на различные турниры. Мы даже за океаном побывали. Играл за команду европейских юниоров против американских команд. Там, кстати, с белорусскими ребятами познакомился — с Андреем Костицыным, с Кулаковым. На этих матчах присутствовало много агентов, скаутов. Многие парни после турниров оставались в США, Канаде. Например, мой соотечественник Армандс Берзиньш играл в Лиге Квебека. Мне же посоветовали выступать в американской "юниорке". Правда, заокеанская карьера продлилась всего два года.

— Почему так мало?
— Мне стукнуло 19 — нужно было отдавать долг родине. Как раз в то время в Латвии создали "армейский" клуб – "АСК-Огре". Пришлось вернуться домой и продолжать карьеру в нём, хотя у меня оставался ещё год контракта с "Валли Уорриорз". Впоследствии имелись хорошие шансы на поступление в местный университет. Причем место учёбы я мог выбрать сам. Но Америка для меня закончилась из-за армии.

— Обидно.
— Двоякие чувства. Кто сейчас скажет, как у меня пошло бы в Америке? А в Латвии я начал зарабатывать деньги. В юниорской лиге США ничего не платят. В Огре никто не сулил мне золотые горы, но для молодого парня деньги были очень неплохие. Могу сказать одно: я точно не жалею о том, что не остался в Америке.

— И как игралось в армии?
— Нормально. Два года я провёл как призывник. Потом ещё сезон играл на военном контракте. Последний год в АСК получился самым успешным — в чемпионате Латвии набрал почти 90 очков за 40 игр. К слову, игра в хоккей отнюдь не освобождала нас от воинской формы и посещения нашей спортроты. Минимум раз в месяц нужно было приезжать и показываться начальнику для отчётности. Тем не менее за годы в армии разбирать/собирать автомат научился. Ходить строевым шагом тоже умею.

— Дедовщина была?
— Официально в армии я провёл всего три дня. Получил форму, сапоги и уехал. Не знаю, что там происходило недели через две-три. Думаю, дедовщина везде есть, и это нормальная ситуация. В Латвии, конечно, не такой ужас в армии творится, как в России. Никогда не слышал, чтобы у нас в стране происходили какие-то форс-мажоры на службе. Брат тоже никогда не рассказывал о подобных эксцессах.

— После завершения карьеры нет желания вернуться в армию?
— Вряд ли такое произойдёт. Не хочу заглядывать далеко, время покажет. Хотя никакого образования у меня пока нет. После призыва в армию университет отошёл на второй план. О какой учёбе можно думать, если тебе платят деньги за хоккей, да ещё имеется военный контракт на руках? Спорт вышел на первое место.

— После "АСК-Огре" в вашей жизни неожиданно появился британский "Басингстоук".
— Помог отец бывшего игрока сборной Латвии Мариса Зединьша. Он был директором нашего дворца в Талсах, имел знакомства в Британии и предложил вариант мне. Я уже и сам хотел попробовать свои силы за границей. Уехал на сборы. Попробовал — и остался на весь сезон. Хоккей в Британии интересный — чисто североамериканский стиль. Почти в каждой команде из трёх пятёрок две состояли из американцев и канадцев.

— Что больше всего запомнилось из того периода?
— Я играл в одной лиге с кумиром детства Теореном Флери. Канадец в одиночку мог "семитысячник" собрать. Рекламу лиге отличную сделал.

— Как сыграли против него?
— Помню всё, будто это вчера произошло. Не сдержали мы Теорена в первой же игре — дома проиграли 2:5, Флери набрал 2+2. Тео — великий игрок. Несмотря на все свои проблемы в жизни, он продолжал оставаться примером для молодёжи до своего последнего выхода на лёд. Флери — нормальный псих, который мог устроить шоу из ничего. Канадец часто в новостных сводках мелькал. Особенно непросто складывались его отношения с местными фанатами.

— Например?
— Удалили его в гостевом матче с "Ковентри". Болельщик, который сидел сразу же за скамейкой для штрафников, что-то сказал ему или показал нечто неприличное. В общем, это нехило взбесило Флери. Теорену палец в рот не клади. Он молча забрался на скамейку, перемахнул через ограждение и полез в драку с этим болельщиком. Безбашенный парень! Всего в том сезоне Флери набрал больше 250 минут штрафа.

— Почему в детстве именно его игра привлекла вас?
— Как и все дети, я собирал карточки с хоккеистами. Мне сразу же понравился этот игрок. Когда уехал в Америку, увидел его в деле. Флери понравился мне ещё больше. Всегда следил за развитием его карьеры.

— Какие еще звёзды НХЛ тогда играли в чемпионате Великобритании?
— Тяжело по фамилиям вспомнить, но Флери был самым звёздным. Хватало ещё неплохих ребят, которые провели по несколько десятков матчей в сильнейшей лиге мира. Были звёзды из АХЛ. В моей команде, например, капитанил Шон Молтби, родной брат именитого нападающего "Детройта" Кирка Молтби. Канадцы любят играть в Европе — возьмут паспорт и катаются. Сезон там проведут, сезон — тут. Я жил с канадцами в Англии. Однажды вечером такая ситуация произошла. Сидит мой товарищ и разговаривает по скайпу с Патриком Марло из "Сан-Хосе". Я смотрел в экран компьютера и офигевал: мне орёт и машет Марло. Интересный год!

— Почему же не задержались в Англии?
— Уехал тренер, который меня пригласил. Плюс были непонятки с самим клубом — нас могли отправить дивизионом ниже. Я решил, что не стоит ждать у моря погоды. Хотя вариантики в Британии оставались. Начинал переговоры с несколькими клубами. Вроде всё неплохо было поначалу, но потом на моё легионерское место брали канадца. Естественно, североамериканца всегда предпочтут латышу.

— Вернулись в "Ригу-2000".
— Да. В тот год у меня сын родился. Не хотелось больше отрываться от семьи — нужно было быть ближе к родным. Решил снова вернуться домой. Нормунд Сейес возглавил "Ригу-2000" и пригласил к себе в команду. Возвращение триумфальное получилось — с ходу мы стали чемпионами страны. Мой первый титул! В Латвию я надолго вернулся: после Риги уехал в "Огре", затем на три сезона связался с "Металургсом".

— Из Лиепаи вас командировали на пару матчей в рижское "Динамо" в КХЛ.
— Это был первый сезон рижан в КХЛ. Провёл месяц с "Динамо", принял участие в четырёх матчах. Этот опыт навсегда останется в моей памяти. Наверное, сразу задашь вопрос: "А почему не остался в "Динамо"?"

— Задам.
— У меня был контракт с "Металургсом" на два года. Люди, которые должны были вести переговоры насчёт меня, не договорились. В последнем своём кахаэловском матче против "Витязя" я вышел на лёд в первой пятёрке с Хоссой и Эллисоном, забросил шайбу. За моей игрой наблюдали Шуплер, Аболс, Сейес. Думал, что всё хорошо.
Эдийс Брахманис в "Темиртау"

Эдийс Брахманис в "Темиртау"

И Юлиус Шуплер сказал: "Можешь играть! Только работай". Но люди не договорились. Почему? Я эту правду никогда не узнаю. Я — хоккеист. Каждый занимается своим делом. Я могу злиться, но на кого? На Шуплера? На себя? На кого-то из Лиепаи? Может, в Риге мне сказали одно, а на самом деле я им не нужен был. Сейчас мне ответа никто не даст.

— Когда в первый раз пытались пробиться в "Динамо", были уверены, что пробьетесь в КХЛ?
— Да. За три недели в "Динамо" я прилично подтянулся и практически не выпадал. До того самого матча с "Витязем" я играл в 3-4-й пятёрках. И соперниками нашими были "Авангард" и "Локомотив" дома, московское "Динамо" в гостях. Сами понимаете, каково попасть на такие команды после белорусского чемпионата. Я уверен, что мог бы играть в КХЛ. Находясь там, ты растёшь и не чувствуешь этого. У лиепайского директора в интервью спрашивали: "Почему Брахманис вернулся?" Отвечал он так: "Эдийс не готов физически". Неужели? В 25 лет, из которых 17 отдано хоккею? Я же не пришёл в "Динамо" после двухлетнего простоя. Физическая форма набирается летом, потом просто тренируешься. Ни с кем не ругался. Просто играл в "Металургсе". Если бы ругался, ещё и из Лиепаи выгнали бы.

— Попыток попасть в "Динамо" не оставили?
— Мне всего 30 — самый хоккейный расцвет. Конечно, с ходу я не начну дубли штамповать. Надо подтянуться, и всё будет хорошо. КХЛ — это не космос. Каждый год старался попасть на глаза рижским функционерам, звонил в клуб. Но меня даже на просмотр не приглашали. Ни разу не услышал ответа "да" или "нет".

— Что говорили?
— "Подожди ещё". И так каждое лето на протяжении пяти лет. Но я же не могу сидеть и ждать до последнего — нужно искать новое место работы. В июле команды уже составы формируют, а я не энхаэловская звезда. Меня в октябре никто на контракт запросто не возьмёт. Вот так два года назад я и оказался в Казахстане. "Сарыарка" без лишних вопросов предложила контракт. Провёл неплохой сезон. Затем ещё на год остался в Казахстане — в "Арыстане" из Темиртау. После прошлого сезона снова предпринял попытку попасть в "Динамо".

— Опять разговоры?
— Каждое лето у нас устраивается дружеская игра — команда Микелиса Редлихса против команды Сандиса Озолиньша. В этом году я играл у Микелиса, а тренер рижан Артис Аболс вышел за дружину Санчо. После игры подхожу к Артису: "Дай шанс". Но он ведь тогда ещё толком не знал, останется ли у руля команды. Аболс сказал мне: "Наберу, если что". Не набрал. Точно могу сказать одно: больше я в "Динамо" звонить не буду.

— Почему?
— Сколько можно слышать один и тот же ответ? Я постоянно слежу за их выступлениями. Рад, что Рига побеждает. Это наша команда. Если встречу Артиса, обязательно поговорю. Но ответ я знаю наперёд. Кто знает, может, летом рижане сами позвонят?

— С "Гомелем" вы тоже подписались только в августе.
— Говорил агенту, чтобы готовил новый вариант с Казахстаном. Он мне предложил сменить обстановку. Летом звонил Валерий Геннадьевич Воронин — приглашал в "Гомель". Попросил тренера, чтобы немножко подождал. Решили поискать что-нибудь в российской "вышке". Агент вышел на руководство "Южного Урала" из Орска. Они проходили подготовку в Минске. Приехал к ним на просмотровый контракт, прошёл все сборы. Тренер говорит, всё нормально. Команда уехала — и всё. Бумаги не присылаются. Говорю агенту: "Нужно решать вопрос быстрее". Звоню Валерию Геннадьевичу: "У меня время есть ещё?" Сказал, что осталось совсем чуть-чуть. В белорусском чемпионате жёсткий лимит на легионеров.

— Что дальше?
— Русские в это время начинают мутить что-то непонятное — спортивный директор захотел на меня посмотреть. Я вообще этого не понял: "Мне не 18 лет, зачем по всему миру ездить по просмотрам? Меня уже тренер видел, ему я понравился". Если бы туда поехал, "Гомель" сделал бы мне ручкой не задумываясь. А если бы ещё и там не подошёл, то вообще без клуба остался бы. Затянул "Южный Урал", и я уехал в "Гомель". Первым транспортом отправился к Валерию Геннадьевичу. Ни о чём не жалею. Мне в Гомеле нравится. Люди в этом городе думают о хоккее. Никаких проблем нет ни в игровом, ни в бытовом плане. Перед переездом пообщался с Атварсом Трибунцовым, он сказал, что вариант неплохой.

— Странно. Вроде Атварс до сих пор судится с "Гомелем".
— Ну да. Но это уже не мои проблемы. Об этом разговор не заходил вообще. Сейчас проблем никаких не существует. Знаю, что Атварс подал в суд, но в подробности не вникал. Слышал, что гомельчане проиграли в плей-офф второй команде "Юности", из-за этого всё началось. Но в разговоре со мной он ни слова плохого о "Гомеле" не обронил. Думаю, Трибунцов не просто так на протяжении трёх лет в "Гомеле" оставался. В этом городе я чувствую себя как дома.

— В Казахстане была иная ситуация?
— Домой особо не поездишь. От Темиртау до Астаны 200 км, оттуда нужно было лететь либо в Минск, либо в Москву. И только оттуда в Ригу. На такой трип нужно потратить не меньше суток. Недешёвое путешествие. За первый год я был с семьёй всего восемь дней. Когда играл в "Арыстане", родные приехали ко мне на два месяца.

— Впечатлились?
— Моему мелкому в январе будет восемь, и он уже всё понимает. До этого сын бывал только в Европе. А В Темиртау слегка смутился — всё старое, тёмное. Сын как-то у меня спросил: "Пап, а почему столб стоит, а лампочка не горит?" Я говорю: "В Казахстане их просто не так часто меняют, как у нас".

— Забавно.
— А ещё он у меня футболом занимается. В Латвии тренеры шестилетним детям уже назначают позицию и начинают обучать тактике. В Казахстане всё немножко по-другому.

— Как?
— Приходит на тренировку 20 ребятишек. Тренер бросает мячик в круг, и они понеслись, словно мухи. Мой малой голову почесал: "Пап, это что такое?" Я говорю: "Тренировка". А самого от смеха аж распирает. Договорился с тренером, чтобы ходил на тренировки с двенадцатилетними — ребятами, которые уже что-то умеют. Но там другая проблема: мой семилетний сынишка такой лексики набрался! Мат-перемат — я таких слов не знаю. А казахи эти мимо ворот ударят и давай: "Б##! Е# твою мать!" Дети в таком возрасте всё запоминают. Пришлось отучивать. Несколько дней повторял сыну: "Такие слова не надо говорить".

— Почему отдали сына в футбол?
— Когда мы пошли в садик, там была хорошая секция. Сын начал заниматься. Через пару дней я заметил, что парню нравится это дело. Тренер сказал, что у него есть спортивный талант, но нужно постоянно работать. У малыша есть чувство гола — забивает и забивает. Играет нападающего, как и папа. Как-то спросил у него: "Сынок, ну что? В хоккей?" А он: "Пап, у меня завтра турнир. Давай потом". Хоккея в Латвии, за исключением "Динамо", практически нет. А дорастёт ли он до "Динамо"? Загадка. Не хочу ломать сыну судьбу.

— Вы сами футбол любите смотреть?
— Если есть свободная минута и жена не выгоняет с дивана, сажусь и смотрю матчи. Сын вместе со мной смотрел и заболел этой игрой. Сейчас его кумир — Месси. Малой знает всё: сколько он забил, когда в следующий раз играет. Уже даже все пижамы дома с Месси. Мне тоже нравится, как Лионель играет, но я болею за "Манчестер Юнайтед". Поэтому стараюсь, чтобы и сыну "МЮ" нравился. Заказываем ему сувениры, бутылочки для воды и барселонские, и манчестерские. Недавно вот писал письмо Деду Морозу. Так там опять все про "Барселону" – мяч, бутсы.

— Дед Мороз исполнит желание?
— Папа — Дедушка Мороз.

— Вернёмся в Казахстан. Как жена чувствовала себя там?
— Она всё с улыбкой воспринимает, философски. Где мне хорошо, там и ей. Хотя в Казахстане непоняток хватало. Сидишь в нормальном ресторанчике — одном из лучших в городе. Хочешь расплатиться карточкой, а они говорят, что терминала нет. Как так? Но в целом мне там нравилось. Казахстан не такой, как в фильмах показывают. Когда ты занят хоккеем, не обращаешь внимания на то, что у тебя дома горячую воду на две недели отключили.

— В Минске тоже такое бывает.
— В Латвии такого не бывает. В случае сумасшедшей аварии могут на два-три дня лишить водички, но не на две недели.

— Казахи — нормальные люди?
— В основном я с русскими общался. В хоккее только такие. Сейчас многие россияне, у которых не получается дома, едут в Казахстан, ищут родственников, делают паспорта и натурализуются. Только директора клубов чистые казахи. Никаких проблем с ними не было — ведут своё дело. Ну и с таксистами-казахами общался.
В Казахстане Эдийс Брахманис чувствовал себя комфортно

В Казахстане Эдийс Брахманис чувствовал себя комфортно


— Деньги на хоккей нормальные выделяются?
— Клубы не бедствуют. В лиге играют легионеры от Канады до Словакии — чехи, шведы, финны, россияне. Наверное, только американцев не было.

— Лимитов никаких нет?
— Есть. В заявке на матч должно было присутствовать не меньше шести казахов. Сейчас он ужесточился — не меньше семи или восьми. Лига растёт с каждым годом. На сегодняшний день казахстанский чемпионат не проигрывает белорусской экстра-лиге. Наверное, за счёт легионеров. Павлодарский "Иртыш" в Континентальном кубке обыгрывает чемпионов ВХЛ — нефтекамский "Торос". Но казахстанскую команду тянут исключительно словаки.

— Вы хорошо заработали в Казахстане?
— У каждого своё "хорошо заработал". Зарплату мне выплатили до последней копейки, премии, оговоренные в контракте, я получил. Ничего не срезали. Никаких недомолвок не осталось. У казахов вообще хитрая система контрактов: соглашение может быть разорвано в любой момент, и ничего не поделаешь. Могу дать совет ребятам, которые собираются ехать играть в Казахстан: пусть агент составляет контракт, и не жалейте на него этих процентов. Лучше перестраховаться и не смотреть на жизнь, как на шар, который может в любой момент лопнуть. Там такой круговорот игроков происходит! Приехали в среду пять легионеров — через два дня четверо уехало. Познакомился с человеком, а через пару дней рядом с тобой другой сидит.

— Если верить eliteprospects.com, у вас не было ни одной игры за национальную сборную Латвии.
— Почему же? Около 20 встреч в товарищеских матчах у меня имеется. А вот на чемпионатах мира или Олимпиадах я не играл. Последний раз меня Знарок в сборную призывал пару лет назад. Не знаю, почему не попадал. Однажды при Бересневе я почти отобрался на чемпионат мира. Ждали человека из-за океана, он в плей-офф играл. В итоге его команда проигрывает и на "мир" едет он, а меня отправляют домой.

— Всегда обидно, когда отцепляют в самый последний момент.
— Есть чуть-чуть. Ты приезжаешь после сезона, отдаёшь всего себя, играешь на 110 процентов. Ты готов физически, но тебе говорят: "Нет, спасибо". Сидишь потом и думаешь: "А я ведь в этот месяц мог где-нибудь отдохнуть". Возможно, кому-то я не подходил по стилю. Кто-то думает, что я только бросать умею. А кто-то, напротив, считает, что я твёрдый игрок второго звена. Но тут есть проблема — этот человек никогда сборную тренировать не будет. Везение тоже должно быть у спортсмена — не всё от тебя зависит. Иногда тренер выбирает игрока, увидев с трибун всего один матч в его исполнении. Повезло! Потом просто шлифуешься под его систему. Одному тренеру хочется, чтобы ты вперёд-назад бегал, а другому — зигзагами.
Да ладно, ничего страшного. Латвия — маленькая страна. Хоккеистов хорошего уровня у нас не так много. Но мне немножко обидно, что в последние годы меня даже на сборы не приглашали. Казахстан — сложно совместимый со сборной вариант. Когда начинаются сборы "националки", мы ещё играем в чемпионате. Физически не разорвешься. Тренер нашей сборной Тед Нолан вряд ли видел мою игру в Казахстане. Может, снять про себя видео и отправить коучу? Я думаю, это смешно. Сейчас мои мысли сосредоточены только на "Гомеле".
Эдийс Брахманис в составе "Сарыарки"

Эдийс Брахманис в составе "Сарыарки"

Источник: Goals.by
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →