Пётр Воробьёв
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Александр Рожков

Воробьёв: Сёмин – не моя заслуга, а божий дар

О "Локомотиве", своих воспитанниках, а также нынешней молодёжи – в интервью главного тренера "железнодорожников" Петра Воробьёва.
15 декабря 2013, воскресенье. 14:00. Хоккей
— Специалисты и журналисты любят говорить о "стене Воробьёва". Как считаете, в вашей тактике есть что-то уникальное?
— Не думаю. Мне очень понравились слова Владимира Вуйтека. Они очень простые: "Когда есть шайба – мы играем в атаке, когда нет шайбы – мы играем в обороне". Вот и всё. Играй и обыгрывай. Недавно ещё прочитал в самолёте какой-то спортивный журнал, где Римас Куртинайтис произнёс интересные слова: "70 процентов успеха обеспечивает хорошая селекция". Что делать, если у нас квалификация игроков не позволяет много забивать? Мы же не играем против дворовых команд, для которых главное участие. Как-то на сборе в Финляндии ко мне подошёл телекомментатор Гена Орлов и говорит: "Петь, я понимаю, что ты делаешь. Не многие тренеры, помимо всего прочего, воспитывают игроков". Тренер должен не только набирать игроков или грабить другие команды, но и обязан ещё чего-то воспитать. Я доволен тем, что за всё время своей работы помог многим игрокам закрепиться на самом высоком уровне. Первый мой воспитанник – Саша Белявский 1964 года рождения, а сейчас в "Локомотиве" играет парень 1996 года.

— Не чувствуете себя в КХЛ человеком из другого мира?
— Я как работал, так и работаю. Если вижу обманщиков в команде, то стараюсь от них избавиться. Голову им не отрубаю, но в состав их не поставлю.
Пётр Воробьёв

Пётр Воробьёв



— Вам не кажется, что сейчас в России существует нехватка отечественных тренеров?
— Так и есть. Чего кривить душой, если в КХЛ половина тренеров – иностранцы. Но нужно помнить: иностранец приходит и уходит.

— Вам самому было не обидно, когда вашу команду отдали Тому Роу, а потом когда у него не получилось, вернули её обратно?
— Я уже вышел из такого возраста, когда могу обидеться. Меня сюда никто силком не тащил. Я продолжал работать, и у меня были хорошие молодёжные команды. В прошлом году вообще наслаждался своей работой. У нас была крепкая команда, которую я создавал на протяжении двух с половиной лет. Сейчас у Варнакова в сборной шесть игроков из нашего клуба. И в прошлом году было шесть, но на чемпионат мира попали только двое. Надеюсь, в этом году будет больше.

— Как относитесь к тому, что команды КХЛ обязаны включать в заявку на матч молодых игроков, но одно из мест зачастую занимает запасной вратарь?
— Это не ко мне вопрос. У меня, например, сейчас уехали Любушкин и Хлопотов, и, согласно регламенту, я могу заменить их возрастными игроками. Но мне не нужны взрослые, я поставлю молодых. На "нижних этажах" нашего клуба хорошо поработали с молодыми ребятами, и нужно подключать их к основе. Некоторые тренеры говорят, что у них нет молодых игроков. Но я считаю, что в любом возрасте можно найти одного-двух способных ребят.

— Вам самому нравится больше работать с молодёжью?
— Не забывайте: Красоткин и Амелин играли у меня до 40 лет. В "Ладе" — Нестеров и Белкин. В моей тренерской карьере было немало игроков, которые шли за мной. С меня же тоже спрашивают результат. Опытные игроки нужны, но я никогда не буду гнать из команды молодёжь. У меня другой подход.

— Руководство клуба поставило перед вами какую-то жёсткую задачу на оставшуюся часть регулярного чемпионата?
— Задачи стоят, но у меня всегда есть своя планка. Если занижаешь её – ничего не получится, если завышаешь – могут возникнуть конфликтные ситуации.

— Сейчас игра команды соответствует вашей планке?
— Пока недотягиваем. Те ребята, которые только начали играть за команду, не всегда соответствуют уровню "Локомотива". Если мы их убедим, что нужно продолжать работать и совершенствоваться, тогда они могут получить твёрдое место в составе. Может, кто-то скажет, что это старческое бурчание, но сейчас не редкость, когда молодой игрок попадает в основу, покупает себе машину, и на этом его успех заканчивается. У меня такое понятие… Возьмём, например, Апалькова. Я ему говорю: "В моём понятии ты уже год потерял. Если бы ты был одним из лидеров молодёжной сборной, то на следующий год должен стучаться в главную команду страны. Но ты не стучишься, значит, время потеряно". И потеряно много. Много таких примеров. К сожалению, не до всех удаётся достучаться.

— Можно ждать усиления в "Локомотиве" под плей-офф?
— В защите у нас всё нормально, если не считать того, что уехал в молодёжную сборную Любушкин. Пашнина вот дисквалифицировали. Только непонятно за что. Он проводил чистый силовой приём, но в последний момент соперник начал падать.
Пётр Воробьёв

Пётр Воробьёв

Грязь, это когда ты бьёшь соперника локтем или выставляешь руки, а в этом эпизоде грязи я не увидел. Это потери. Надеюсь, в перерыве сможем подтянуть кого-то из молодых ребят. С нападением есть проблемы. Только один игрок соответствует первой пятёрке.

— Кто?
— Плотников.

— Аверина тоже привлекали в национальную сборную.
— Пока он у нас играет во второй пятёрке. При нормальном отношении к делу может добавить. Дело в том, что у многих молодых ребят завышена самооценка, и они не пытаются завышать требования по отношению к себе.

— У Мусатова не завышена самооценка?
— Я его толком не знаю. Он у меня всего две недели. Есть специалисты, которые могут определить это за две недели, а я нет. Для меня это не срок. Перед тем как он перешёл к нам, я, конечно, собирал по нему информацию. Но должно пройти время, чтобы делать какие-то серьёзные выводы.

— Можете назвать ваших самых ярких воспитанников?
— Я помогал Владимиру Владимировичу Юрзинову, но не считаю, что Каспарайтис мой воспитанник. Да и многих других нельзя назвать таковыми. Потому что сначала они прошли школы, где их воспитывали другие тренеры. Некоторые лихие тренеры говорят, что Ковальчук — это их воспитанник, потому что играл у них в "молодёжке". У меня он тоже был, но я никогда не скажу, что он мой воспитанник. Это относится ко всем ребятам, с которыми я работал в молодёжной сборной. Люди тренировались у меня всего по 25 дней. Язык не поворачивается назвать их моими игроками. А из тех ребят, которым я дал путёвку в жизнь, выделю Ромку Ляшенко и Витальку Вишневского.

— Думали, вы назовёте Александра Сёмина.
— Само собой. Но вообще это отдельная история. Я благодарен ему за то, что он считает, что это я дал ему дорогу в жизнь. Но это единственный бриллиант, который попался мне в тренерской карьере. И я не считаю, что моя уж такая огромная заслуга в том, что Александр Сёмин вырос в такого хоккеиста. Таких игроков можно пересчитать по пальцам. Они одни на весь свой год. Это божий дар, а не заслуга тренера. Тренер должен только правильно его подготовить. Об этом, к слову, говорил известный футболист и тренер Йохан Кройф. А вообще при правильном подходе и самоотдаче любого игрока можно довести до среднего и выше среднего уровня. Я сам из таких. Первый вопрос, который мне задал Виктор Васильевич Тихонов в рижском "Динамо": "Будешь работать?". И всё. В итоге из нуля он сделал меня средним игроком. И сейчас в нашей молодёжной команде нет безнадёжных игроков. Любой может заиграть в КХЛ.
Пётр Воробьёв

Пётр Воробьёв

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 15
4 декабря 2016, воскресенье
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →