Все новости

Николишин: мы наделали много шума, и это не предел

Лидер "Трактора" Андрей Николишин в сборной Быкова новичок, но таковым себя никак не чувствует. Корреспонденту "Чемпионат.ру" Николишин рассказал, чем ему импонирует подход Быкова к работе.
Хоккей

Лидер «Трактора», 34-летний Андрей Николишин, в сборной Быкова хоть и новичок, но таковым себя никак не чувствует. Корреспонденту «Чемпионат.ру» Николишин рассказал, чем ему импонирует подход Быкова к работе.

— В сборной нормальная рабочая атмосфера. Это — работа, поэтому всё проходит на таком хорошем позитиве, — говорит Николишин о сборной. — Все ребята из разных клубов, с кем-то я знаком, с кем-то тут только что познакомился. А вообще, для меня тут ничего новенького нет.

— Во главу угла ставятся человеческие отношения в плане уважения игроков, в первую очередь, как личностей. Потом уже идёт позитив и всё остальное. Кто-то уже привык так работать, и они себя чувствую спокойно. А кому-то это пока в диковинку, и для них это удар сверху… они привыкли слышать мат-перемат, а в сборной Быкова этого нет.

— И даже творческий тренерский подход вас не удивил? Многие новички сборной этому первое время дивятся.
— Нет, потому что я уже работал с Быковым и Захаркиным раньше и прекрасно знаю их методы работы. Как строятся тренировки, от чего отталкиваются. Но для тех, кто не сталкивался с таким, это конечно, ново. Потому что так, как работают эти тренеры, у нас больше в Суперлиге никто не работает.

— Вы имеете в виду отношение к игрокам?
— Да, и мне такой подход очень импонирует. Это совершенно не российский подход. Пусть он будет шведский, швейцарский – не важно. Но не российский точно. Тут другой подход, совсем иное отношение к игрокам, к процессу. Это привезено оттуда, где во главу угла ставятся человеческие отношения в плане уважения игроков, в первую очередь, как личностей. Потом уже идёт позитив и всё остальное. Кто-то уже привык так работать, и они себя чувствую спокойно. А кому-то это пока в диковинку, и для них это удар сверху… они привыкли слышать мат-перемат, а в сборной Быкова этого нет.

— При этом Быков даёт результат, которого от нашей сборной ждут давно.
— Да, на последнем Чемпионате мира Россия выиграла бронзовые медали и это, безусловно, шаг вперёд. Наша сборная постоянно побеждает в Евротурах, причем, её состав тоже меняется, появляются новые ребята. Так что, я считаю, что с приходом в сборную Быкова многое изменилось в лучшую сторону.

— Как вы расцениваете для себя это приглашение в сборную? Как шанс себя проявить?
— Знаете, я в этом вопросе глубоко не копаю. Наверно, я, действительно, добился каких-то результатов, раз меня пригласили в сборную. Но я не понимаю, когда громко говорят про это – возвращение или что-то в этом духе. Нет такого. Да, приятно. Это и подстёгивает, и стимулирует. Но у меня ещё всё впереди. Ещё очень много нужно делать, работать, чтобы чего-то реально добиться. Поэтому для меня это — как очередная ступенька к вершине определённой цели.

— Видя вас около года назад, прогуливающимся по дворцу ЦСКА во время перерыва матча команды Вячеслава Быкова, сложно было представить, что вы ещё так заявите о себе.
— А я в этом ничего такого сверхъестественного не вижу. Жизнь продолжается всегда, и человек живет не только хоккеем. Что-то получается, что-то нет. Где-то приходится наступать себе на горло, где-то через что-то перепрыгивать, что-то перелопачивать. Мне много говорят про какое-то моё возвращение в хоккей. Но на самом деле, я и не уходил из него. Я не заканчивал, а всё время тренировался, старался быть в хорошей физической форме и ждал своего шанса. В итоге шанс мне представился, и я его стараюсь использовать.

— У некоторых были мысли, что, зная вас, Вячеслав Быков может назначить вас капитаном сборной.
— Не всё сразу. Ребята, которые сейчас капитаны, ассистенты, они это заслужили своим отношением, игрой. И я считаю, что выбор правильный. А дальше может быть всё что угодно. Сейчас Шведские игры, потом будет подготовка к Чемпионату мира. Всё зависит от того, кто будет на этих сборах. И если сейчас назначают, то там капитана уже, наверное, будут выбирать.

— «Трактор» — действительно, команда, в которой вы проявляете себя в лучших качествах? И нет ли сожаления, что не оказались в более «элитной» команде?
— На тот момент это был единственный шанс, который мне представился, и я за него схватился всеми конечностями, о чём ничуть не сожалею. Я полностью отдаюсь тому делу, которому себя посвятил.

— Я не понимаю, когда громко говорят про это – возвращение или что-то в этом духе. Нет такого. Да, приятно. Это и подстёгивает, и стимулирует. Но у меня ещё всё впереди. Ещё очень много нужно делать, работать, чтобы чего-то реально добиться. Поэтому для меня это — как очередная ступенька к вершине определённой цели.

— Всё-таки, «Трактор» воспринимается как команда не из тех, кто борется за высокие места, и, несмотря на такое убедительное выступление, очевидно, что на медали-то вы претендовать не можете.
— Мне, на самом деле, всё равно, как воспринимают «Трактор». Тот же Быков, допустим, оттуда родом, и челябинская школа — очень нетрадиционная, сильная, из неё вышло много добротных, известных хоккеистов. Поэтому то, что на какой-то период времени Челябинск был забыт хоккеем – это определённое стечение обстоятельств. А считать «Трактор» аутсайдером?.. Да, пусть все так считают! Нам-то какая разница? Мы уже наделали немало шума, и, я думаю, что это ещё не последние слова, которые мы заявили о себе.

— То есть, вы надеетесь, что в плей-офф ваша команда сможет реально составить конкуренцию сильнейшим?
— Я в этом уверен. У нас такие же задачи, как и у всех – чемпионство. Ну, да, пускай оно, может быть, не придёт в этот год, но в клубе, в городе реально ставятся такие задачи, и мы будем постепенно к ним идти.

— Андрей Назаров сумел из, в целом, средних игроков сделать команду, которая может выиграть у кого угодно. Как ему удалось это? Всё-таки, Назарова воспринимали как молодого тренера, у которого вряд ли что-то получится, кроме как сделать какое-то громкое заявление.
— Ну, он не такой уж и молодой. Ему в этом году будет 34 года. Я помню, когда приехал в НХЛ, у меня был тренер 28-ми лет. Вот это молодой! Многие ребята тогда были старше его. А Назаров — в расцвете сил. Он молодой, энергичный, амбициозный, позитивный, далеко-далеко не глупый человек. И он смог заразить ребят идеей, которую он продвигает. Они все ему поверили. Своей работой, действиями он заставил их в него поверить, в его идеи, и ребята идут за ним. Поэтому, у него дело спорится и всё получается.

— Многие этого не могут сделать. Даже тренеры с опытом…
— Да. А при этом у нас самая молодая и самая низкобюджетная команда в лиге. Но зато — далеко не последняя. Безусловно, для того, чтобы идти дальше, «Трактору» нужны финансовые вливания, и это — следующий шаг. Ведутся разговоры с руководством области и города. Но всё должно быть постепенно. Москва тоже не сразу строилась. Быстро прыгнешь высоко — больно падать будет. Лучше идти наверх шажками.

— Насколько долго вы видите себя в «Тракторе»?
— Я не задумывался пока над этим и не хочу. На сегодняшний день есть цель этого сезона – попадание в плей-офф и удачное выступление, а что будет потом — посмотрим. Пока я отложил подписание каких-то контрактов до конца чемпионата.

— В Канаду хотите поехать?
— Конечно, как и любой уважающий себя хоккеист. Хочу и в сборную попасть, и закрепиться в ней, и поехать на Чемпионат мира, и выиграть – самое главное. Не просто надо туда туристом ехать, а именно выигрывать. Тогда — да, это имеет смысл.

— Есть какие-то сомнения?
— Нет, просто всё будет зависеть, в первую очередь, от меня — как я буду тренироваться, работать, играть. А потом тренерам решать — брать меня или нет. Но я постараюсь сделать всё, чтобы взяли.

— Мне, на самом деле, всё равно, как воспринимают «Трактор»… На какой-то период времени Челябинск был забыт хоккеем – это определённое стечение обстоятельств. А считать «Трактор» аутсайдером?.. Да, пусть все так считают! Нам-то какая разница? Мы уже наделали немало шума, и, я думаю, что это ещё не последние слова, которые мы заявили о себе.

— Как вы относитесь к тому, что вас сделали крайним в драке с Казанью?
— Ну, я ничуть не удивляюсь этому. Что тут удивительного?

— Сложно предположить, что вы первый полезли в драку.
— А не надо ничего предполагать — всё было показано по центральному телевидению, и все всё видели прекрасно. Зачинщик драки — тот, кто её начал.

— Начали казанцы.
— Ну, вот. Какие тогда могут быть вопросы. Они могут признавать всё, что угодно, это — федерация. Я думаю, у всех особое отношение к этой организации.

— Правильно? — Николишин задал риторический вопрос, глядя на тренера сборной Васильева.
— А у тебя какое отношение? — поинтересовался помощник Быкова.
— Я не буду всё рассказывать, — улыбаясь, отметил Николишин.
— Раз не будешь, значит, плохое… — сделал вывод Васильев.
— Почему плохое? У меня просто на это своё видение.
— Ты, смотри, тут всё на диктофон пишут, — заботливо произнес Васильев.
— А мне же всё равно. Ради Бога, пусть пишут.

— Не мало за драку давать один матч дисквалификации?
— Ну, если разбираться… Я не знаю, что там по большому счёту прописано в регламенте. ФХР – это общественная организация. Вот они собрались, сами для себя правила написали, захотели – отменили. Какие с них взятки? Так вот у нас и руководят.

Комментарии (0)
Партнерский контент