Все новости

Ерёменко: я просто не выручил, и всё!

Вратарь "Салавата Юлаева" и сборной России считает, что команду в матче с чехами он не выручил, но ему неприятно, что в прессе из него делают виновника того поражения...
Хоккей

На «Шведских играх» вратарь «Салавата Юлаева» и сборной России Ерёменко довольно уверенно сыграл первый матч турнира против Швеции (4:3), хотя сам он признаёт, что ему не хватило концентрации в третьем периоде, в результате чего он и пропустил две шайбы подряд. В матче с Финляндией за сборную успешно дебютировал Семён Варламов (5:0). А с Чехией в «рамку» встал снова Ерёменко, который узнал об этом прямо утром перед игрой. И после четырёх пропущенных во втором периоде шайб, предрешивших исход того матча не в нашу пользу, и замены перед третьим периодом на Варламова, стал настоящей мишенью для многих российских СМИ, называющих его главным виновником поражения.

Ерёменко так не считает, и ему такие оценки неприятны, о чём он и сказал в интервью «Чемпионат.ру».

— Концентрации не хватило. Во втором периоде было достаточно нагрузки, и я чуть потерял концентрацию. От этого и два нелепых гола (пауза). С усталостью это связано. С напряжением. Ни с чем больше… Третья ещё нормально. А вот вторая — полностью на моей совести. Но хорошо, что ребята много забили, четыре. И молодцы, что забили четвёртый… Он и решил результат…

— Впечатление от этого этапа Евротура осталось двоякое. Вроде выиграли, а именно эта самая главная задача перед нами стояла. Но последний матч с чехами чуть смазал картинку и… Прямо скажу, не очень остались впечатления, — говорит Ерёменко.

— У главного тренера сборной России Вячеслава Быкова, судя по прессе, тоже впечатление осталось такое, и он вообще сказал, что не узнал команду в последнем матче.
— На самом деле так и было. Не понятно даже… Может быть, подумали заранее, что уже выиграли, и не настроились должным образом? Хотя тренеры-то, в общем, на все три матча нас настраивали одинаково, и на последний матч тоже. Но… видимо, не получилось.

— А как вам кажется, какой матч был самым сложным для нашей сборной на «Шведских играх»?
— Со шведами. И самое главное, что мы у них выиграли.

— Вам в этой игре приходилось очень не сладко...
— Да, были моменты. А как по-другому? Я для этого там и стою, чтобы выручать команду (улыбается).

— Чем можно объяснить этот момент в третьем периоде, когда в течение нескольких секунд вы пропустили две шайбы подряд?
— Концентрации не хватило. Во втором периоде было достаточно нагрузки, и я чуть потерял концентрацию. От этого и два нелепых гола (пауза). С усталостью это связано. С напряжением. Ни с чем больше.

— Показалось, что третья шайба – это просто последствие второй, после которой вы сильно расстроились...
— Нет, там был нормальный бросок. Она чуть задела [щиток] и прошла. Так что, третья ещё нормально. А вот вторая — полностью на моей совести. Но хорошо, что ребята много забили, четыре. И молодцы, что забили четвёртый. Он и решил результат.

— Заранее было известно, что первый матч, со Швецией, в воротах играете вы, а второй, с Финляндией, Семён Варламов. А когда вы узнали о том, кто будет против Чехии играть?
— Да, первый и второй мы знали заранее, а про третий матч узнали утром. Перед самой игрой… (пауза). Да. А Семён — он здорово отыграл. Дебют очень удачный. Это, кстати, о многом говорит.

— Я ведь тоже не робот, который постоянно выручает. Ну, а здесь ещё если посмотреть, то моменты все были хорошие. Почти 100-процентная реализация. Выходы один в ноль… Тут уже как пойдёт. Я мог выручить… А повернулось, что не выручил. Это не усталость, нет. Я настраивался на матч и очень старался помочь команде, но вот эти четыре нелепые ошибки, — вообще просто бездарные! — и привели к такому.

— Вы ожидали, что на третий матч поставят вас?
— Честно говоря, я просто не думал об этом. Не знал, кто будет играть и всё. Семён лучше меня провёл матч с финнами, на ноль, и я предполагал, что он может сыграть. Но в итоге тренеры сделали на меня ставку.

— И как вы лично оцениваете свою игру и сборной против чехов?
— Игру команды, наверное, тренер должен оценивать. А по своей игре — не выручил я команду. Были моменты, а я не выручил.

— Почему? Устали? «Перегорели»? Не повезло?
— Нет. Это просто такое стечение обстоятельств. Я ведь тоже не робот, который постоянно выручает. Ну, а здесь ещё если посмотреть, то моменты [у чехов] все были хорошие. Почти 100-процентная реализация. Выходы один в ноль… Тут уже как пойдёт. Я мог выручить… А повернулось, что не выручил. Это не усталость, нет. Я настраивался на матч и очень старался помочь команде, но вот эти четыре нелепые ошибки, — вообще просто бездарные! — и привели к такому. Хотя тренер нам говорил, что у чехов контратаки очень хорошие, и они только на них и играют. Но, как видите, не получилось у нас.

— Прямо перед матчем с Чехией из состава сборной вывели Максима Сушинского, капитана. Прямо в раздевалке ему, как он говорит, сообщили, чтобы не переодевался...
— Вообще я не знаю, что там за ситуация произошла. Что-то такое непонятное на собрании [перед матчем] случилось. Я вообще даже не понял, что. А после игры мы на самолёт спешили (вообще сборная прилетела в Россию на следующиё день после окончания турнира, но москвичи из её состава вылетели из Стокгольма сразу, чтобы получить день для общения с семьёй. В понедельник вечером Ерёменко вылетел в Уфу, а уже вторник ему вместе с его «Салаватом» лететь в Омск, в срезу игра с «Авангардом»), и даже времени не было спрашивать у Максима, что произошло. Но то, что его нам не хватило – однозначно. Он же капитан был команды.

— Сушинский матч с чехами смотрел со стороны и сказал, что вас винить там не в чем. Что там было у чехов всего четыре момента, которые они и забили...
— Да, на самом деле так и было. Всего четыре момента. Всё. Больше ничего у них не было. Но это — чехи. Они всю жизнь так — на контратаках. Просто в предыдущих матчах я старался, выручал, а здесь у меня этого не получилось, и вот итог. Просто не выручил я свою команду, и всё.

— Знаете, честно говоря, у меня такое чувство, что этого очень ждали. Кое-кто из нашей прессы, я имею в виду. Очень этого ждали… Как-то мне неприятно от этого — вот за сборную России по футболу такие тоже «болеют», и, такое чувство, что желают, чтобы они покрупнее как-нибудь проиграли. Не выиграли чтобы, а проиграли обязательно. Вот и здесь так же… У нас в России всегда так – чем хуже, тем лучше. Вы уж извините, но такое ощущение складывается.

— А тот факт, что в воротах сборной Чехии против России играл Милан Гниличка, ваш одноклубник по «Салавату»?
— Мне абсолютно всё равно, кто там играл у соперников. Честно. Я играл за сборную России и всё.

— Как отнеслись к тому, что вас на Варламова сменили после второго периода?
— Нормально. Я считаю, что Вячеслав Аркадьевич [Быков] совершенно правильно всё сделал. После этих четырёх шайб я расстроился и прилично нервничал. Не понимал вообще, что происходит (вздыхает).

— После игры сразу вспомнили, что у сборной большая проблема с первым вратарём и всё такое. Не обидно, что снова за один матч вас так казнят?
(смеётся) Не читал ещё. Знаете, честно говоря, у меня такое чувство, что этого очень ждали. Кое-кто из нашей прессы, я имею в виду. Очень этого ждали, и это случилось. Более того, я думаю, что сейчас начнут об этом много писать, говорить, накручивать по всякому ситуацию. Но, в конце концов, это когда-то должно было случиться, правильно? Но как-то мне неприятно от этого — вот за сборную России по футболу такие тоже «болеют», и, такое чувство, что желают, чтобы они покрупнее как-нибудь проиграли. Не выиграли чтобы, а проиграли обязательно. Вот и здесь так же. И ничего не сделаешь с этим. У нас в России всегда так – чем хуже, тем лучше. Вы уж извините, но такое ощущение складывается.

— Вы говорите, как понимаю, о том, что когда человек на первых ролях в чём-то, к нему пристальное внимание с негативной направленностью, так?
— Да. Может быть, в прессе есть люди, которые именно ко мне негативно относятся и ждут этого, чтобы потом написать такое? Чтобы все читали и говорили об этом? Ищут какие-то подоплёки, чтобы как-то подковырнуть человека, задеть его. Я-то уже давно к этому привык. Но, всё равно, неприятно.

— А вы с Быковым не разговаривали после матча на тему того, как он вашу игру оценивает?
— Нет. Я вообще не люблю общаться с тренерами, с руководством на эти темы. Если мне дают играть, говорят – «вот ты играешь», значит — всё, хорошо, они оценивают меня хорошо, и я играю. А если нет, то нет. Я нормально это воспринимаю и ко всему спокойно отношусь. Стараюсь понять и работать дальше.

— Всё-таки «Шведские игры» для вас прошли со знаком «плюс», или «минус»? В плане перспектив поездки на чемпионат мира? Как думаете?
— Если честно, этот вот последний турнир — не очень. Я всё-таки больше грешу на усталость, которая медленно-медленно так, но всё равно накапливается. Но ничего, справлюсь. Тем более, у нас сейчас впереди плей-офф, и до этого важный отрезок чемпионата предстоит. Посмотрим. Не знаю пока, как из этой ситуации выкарабкиваться буду. Может быть, в игре всё нормально будет. Постараюсь, по крайней мере, доказать всем обратное.

— Доказать, что… — после небольшой паузы продолжил Ерёменко. — Я не считаю, что я там [в матче с чехами] прямо полностью обосрался. Не повезло. Если со шведами — там понятно, одну шайбу необязательную пропустил. Но с чехами, я не считаю, что… Я просто не выручил, и всё! Там же такие моменты были. Надо подумать, поискать, проанализировать, и в дальнейшем, может быть, по-другому играть. А особой проблемы я в этом не вижу. Кто-то считает по-другому, пожалуйста… Сейчас у нас начинается заключительный этап [чемпионата России], очень важный. И уж никак не о каких-то там таких вещах думать, никак не раскисать, а нужно играть. Что я теперь? Буду сидеть и думать о том, что же я натворил?! Самое главное-то ведь, что сборная России очередной Евротур выиграла. Это плюс. И мой в том числе. Да, есть во мне и минусы, — есть! Но уж, поверьте, я в себе сам разберусь. Никто не застрахован от поражений. Это хоккей. Кто-то побеждает, а кто-то проигрывает. У кого-то получается, а кто-то ошибается…

Комментарии (0)
Партнерский контент