Все новости

Смит: мы не хотели обидеть ни сборную, ни Быкова

Барри Смит признал свои ошибки; рассказал, что в нападении у СКА теперь играют защитники; и огорчился ситуацией вокруг Сушинского в сборной на "Шведских играх" - в интервью "Чемпионат.ру"
Хоккей

Главный тренер СКА Барри Смит признал свои ошибки; рассказал, что в нападении у него теперь играют защитники; и огорчился ситуацией вокруг Максима Сушинского в сборной на «Шведских играх». Обо всём этом — в интервью Смита корреспонденту «Чемпионат.ру» перед матчем с «Химиком» в Мытищах.

Разговор этот состоялся по окончании 45-минутной утренней раскатки «армейцев», на которой, к слову, присутствовал весь тренерский штаб «Химика» в полном составе и почти вся команда, которая выходила «раскатываться» следом за гостями. Никто же из питерских наблюдать за тем, чем занимается на льду «Химик», не остался. «У нас своих проблем хватает», — коротко и понятно объяснил это ассистент Смита Юрий Леонов.

Проблем у СКА действительно выше крыши. Ситуации, в которой к началу решающего отрезка регулярного чемпионата оказался СКА, врагу не пожелаешь. В команде и так травм хватало, «перекройка» звеньев шла постоянная, а травмы Максима Сушинского и Андреаса Йоханссона, — лидеров!!!, — на «Шведских играх» совершенно, такое впечатление, выбивает СКА из колеи. Капитан «армейцев» Сушинский рассказывал «Чемпионат.ру», что в перерыве Смит намерен был наиграть три полноценных пятёрки, которые будут играть до плей-офф. А теперь — кого с кем наигрывать-то?! Сам Сушинский выйдет на лёд не раньше, чем через пару матчей. Это — в лучшем случае…

— Ситуацию, которая у нас сейчас возникла с травмами, просто невозможно ни объяснить, ни, тем более, предугадать. Травмы — и есть травмы. И совсем нехорошо получилось у нас, когда два ведущих игрока поехали в свои сборные и оба, — оба! — получили там травмы. Это два наших лучших игрока! Да, наверное в последнее Суперлига преподаёт мне урок — сколько вообще команде нужно игроков на сезон. Теперь-то я понимаю, что мне нужно было бы иметь побольше хоккеистов.

Сегодня, непосредственно перед игрой, на собрании будет решено, кто выведет команду на лёд в качестве «Вр.И.О. капитана». Хотя по словам Смита Сушинского не заменить, и команде его будет очень не хватать. Сегодня же против «Химика» в нападении у СКА будут играть… защитники. Пожалуй, это лучшее подтверждение кризисной кадровой ситуации.

Однако, за что все больше всего любят Барри Смита, так это за оптимизм. «Да лучше всех у нас дела!» — улыбаясь, отвечали практически все игроки СКА в фойе «Арены Мытищи» после утренней раскатки — следом за своим тренером. «I'm fine!» — говорил Смит. «Они понимают, что всё зависит от них сейчас, и будут стараться играть как можно лучше», — уверен коуч в своей команде.

— Сейчас у СКА не самый лучший момент в сезоне — команда уже не на втором месте, и о том, чтобы догнать «Салават», как в первой половине сезона, уже не думает. Травмированы все лидеры, а между тем отрезок до плей-офф предстоит пройти очень сложный. Что вы думаете по этому поводу, коуч Смит?
— Это нормально. Ничего.

— Нормально?! Полкоманды травмированы, а соперники снизу поджимают! Что вы об этом думаете, и почему так получилось? Может, вы всё-таки не всё просчитали с самого начала?
— Ситуацию, которая у нас сейчас возникла с травмами, просто невозможно ни объяснить, ни, тем более, предугадать. Травмы — и есть травмы. И совсем нехорошо получилось у нас, когда два ведущих игрока поехали в свои сборные и оба, — оба! — получили там травмы. Это два наших лучших игрока! Да, наверное в последнее время Суперлига преподаёт мне урок — сколько вообще команде нужно игроков на сезон. Теперь-то я понимаю, что мне нужно было бы иметь побольше хоккеистов. Для меня это первый сезон в России, и та ситуация, в которой обстоятельства учат тебя. Для нас сейчас главное, чтобы мы подошли достаточно здоровыми к началу плей-офф, чтобы мы смогли показать наши лучшие стороны в самых важных матчах.

— Никак нельзя было подстраховаться как-нибудь в этой ситуации с травмами?
— А как? Очень трудно предположить, будет ли игрок травмирован. Мы должны смотреть на то, сколько они тренируются и сколько они отдыхают, то есть правильно распределять нагрузку. Мы и делали всё правильно. А такие вещи, как сейчас — их просто невозможно спрогнозировать.

— В начале сезона у СКА была приличная скамейка запасных, и вы сделали немало отзаявок. Теперь в других командах себя неплохо показывают те же Дроздецкий и Суглобов. Нет сожаления по этому поводу?
— Нет, никаких сожалений нет. Это были правильные решения, и ситуация, в которой мы сейчас оказались, не имеет к ним никакого отношения. Предвидеть её, как я говорю, было нельзя.

— А что касается резервистов? Их сейчас СКА тоже не хватает? Или есть кем заменить травмированных?
— Понимаете, ты же не можешь иметь игроков, которые тебе в любом случае не пригодятся, а наоборот — даже могут повредить твоей команде. Ты должен иметь таких игроков, с которыми ты хочешь играть. Не так просто иметь игрока, который может даже на большом протяжении времени сидеть на скамейке и оставаться при этом «позитивным игроком», не причиняя вред команде и себе в том числе. Это ведь не такая лёгкая работа — будучи хорошим игроком, проводить время на скамейке запасных.

— Вы, наверное, знаете ситуацию в Казани, когда «Ак Барс» после провального старта прикупил себе ещё одно целое звено и хорошего вратаря, и поправил ситуацию.
— Конечно. Но это — если ты находишь правильных игроков. Они купили этих совершенно новых игроков во время перерыва. И плюс они приобрели нового вратаря, что является 50 процентами успеха. Они серьёзно укрепились по ходу, видя, что им нужно укрепляться — а это совсем другое, чем держать игроков в течении сезона на скамейке, —на всякий случай, — и добиваться, чтобы они имели позитивное настроение.

— А здесь у наших игроков есть травмы, которые как мне казалось, могут быть восстановлены за неделю, за пять дней, а они брали у нас даже месяц или больше. И до сегодняшнего дня есть травмы, которые, как я думал, уже завтра будут полностью вылечены, но они не решены до сегодняшнего дня. Мы не знаем, почему это происходит. Может, мы догадываемся… Но мне это сложно объяснить

— Но у СКА ведь тоже есть… точнее были возможности сделать нечто подобное тому, что сделала Казань. Ведь финансово ваш клуб тоже не ограничен...
— Да, но мы не сделали этого. Не докупили. Я должен научиться это делать. Это как раз та ситуация, в которой мы получили урок, и теперь знаем, что это надо делать в любом случае.

— Что касается приобретений СКА по ходу чемпионата: то тем же Каспарайтисом, например, вы довольны?
— Очень! Дарюс очень хороший, командный игрок. То, что нам нужно!

— В российском чемпионате всего два дозаявочных «окна», в отличие от НХЛ, где до «трейд дэдлайн» можно менять кого угодно и сколько угодно...
— Да, это совершенно другая ситуация, чем в НХЛ. Но я не говорю, правильно это или нет, а стараюсь следовать тем правилам, которые есть в российской лиге. Закон есть закон. Но для меня это новые условия, соглашусь.

— У вас, как у профессионала, безусловно есть методы борьбы с такой ситуацией, в какую попал сейчас СКА. Как это делается в НХЛ? Какие у вас есть методы?
— Очень трудно сказать, потому что медицина достаточно разная. Вопросы реабилитации ставятся иначе. В Америке, в силу самой реабилитационной системы, профессиональной медицины и медицинского контингента, который этим занимается, эти способы совершенно другие. В системе медицины в Америке команду обслуживают атлетические тренеры, которые не принимают основных решений. Есть врачи-ортопеды, которые помогают командам, и у них есть большая база отношений с многими клиниками, которые мгновенно стараются восстановить игрока. Эти люди находятся не внутри команды, но с ними налажен хороший контакт. То есть это совершенно иная структура медицины, чем в России. Нельзя сказать, хуже это или лучше, это просто другое. А здесь у наших игроков есть травмы, которые как мне казалось, могут быть восстановлены за неделю, за пять дней, а они брали у нас даже месяц или больше. И до сегодняшнего дня есть травмы, которые, как я думал, уже завтра будут полностью вылечены, но они не решены до сегодняшнего дня. Мы не знаем, почему это происходит. Может, мы догадываемся… (пауза). Но мне это сложно объяснить.

— Но играть то команде надо. Сушинский, например, говорил, что за время этого перерыва вы намеревались сформировать три пятёрки, которые не будут меняться до плей-офф. Пока все не выздоровеют...
— Это правда. Так задумывалось.

— А реализовать не удалось, так? Учитывая, что выпали и Сушинский, и Йоханссон.
— У нас ещё травмированы Горовиков, Королёв, Москалёв. Мы просто не можем сейчас сделать то, что планировали, не имея этих игроков (пауза). Швидкий вот у нас полностью до конца сезона выбылл. Я перечислил по крайней мере шесть игроков, которые выбыли сейчас. А шесть — это много для любой команды.

— Сроки восстановления у этих игроков разные? Когда у СКА будет полноценная команда?
— Йоханссон и Сушинский должны вернуться в строй в ближайшие пару игр. Ханнула у нас только вернулся, и тоже пока не до конца восстановился. Он не на сто процентов может играть. То есть, у нас все ведущие игроки получили травмы. А пока мы будем стараться показать лучшую игру, которую мы только в состоянии показать.

— Это недоразумение, полагаю, случилось в силу того, что были люди между нами, и мы не говорили напрямую. И самое главное, что сам я ни разу не звонил Быкову, и ничего ему не говорил. Мне очень неприятно, что такая ситуация возникла. Она доставила неприятности и сборной России, и персонально тренеру Быкову, и персонально хоккеисту Сушинскому…

— Что касается турнирного положения СКА перед плей-офф, то ниже какого места СКА перед плей-офф опускаться нельзя?
— Единственное возможное, что я могу сделать сегодня — это попросить игроков играть лучшее, что они могут. Этим мы стараемся придать им больше уверенности. Мы говорим с ними о том, чтобы о результате они думали сами по себе, сами знали, до какого результата мы можем доиграть.

— А команда такую ситуацию и эту ответственность нормально воспринимает? У вас был очень сплоченный коллектив в начале сезона. Сейчас эти проблемы на него не повлияли?
— В команде хорошая атмосфера, и все игроки с пониманием относятся к тяжелой ситуации. И кстати, нет худа без добра. Это очень хорошо для молодых игроков, которые сейчас имеют возможность показать себя. У нас ведь даже есть некоторые защитники, которые будут играть в нападении сегодня. Поэтому эта ситуация немного на руку тем ребятам, которые получили шанс заявить о себе. Они это сделают — я уверен.

— В начале сезона, выигрывая в большинстве игр в шайбу, в две, вы говорили, что СКА во-многом улыбается удача. Во втором круге, когда результаты стали зачастую не в пользу СКА, вы сказали, что это она, мол, удача, у вас отбирает должок. Наверное, сейчас уже вы вернули все долги. Появилась ли снова надежда на удачу?
(смеётся) О да! Я надеюсь, что я заплатил все свои долги сполна (берёт, и выворачивает карманы). Скорее бы настало время, когда мы получим всё обратно.

— Могли бы вы, Барри, объяснить, что случилось между Сушинским, СКА и сборной? Вы имели какое-то отношение к этому звонку главному тренеру сборной России Вячеславу Быкову, чтобы он не ставил Сушинского на последний матч турнира, который Россия в итоге проиграла?
— Нет. Я лично не звонил Быкову. На мой взгляд, вся эта ситуация вокруг Сушинского — это просто недопонимание. В этом единственная проблема. Кто-то сказал, кто-то передал… А на самом деле, здесь не было никакого вмешательства в работу сборной. Никто не пытался диктовать Быкову свои правила. Сборная есть сборная, и её главный тренер делает только то, что считает нужным. В СКА никто против Быкова и сборной команды России не только ничего не имеет, но наоборот, мы бы хотели помогать им в будущем. Но что-то произошло. И я надеюсь, что в ближайшее время мы персонально разберемся с этим с главным тренером сборной. Если действительно в чем-то есть наша вина, мы готовы принести свои извинения. Но если говорить честно, то надо и заботиться о здоровье хоккеиста. Ведь он играет в сборной, но принадлежит клубу, не так ли? Пока я знаю только одно — что Сушинский не может играть сегодня за СКА именно из-за травмы, которую получил в сборной. А Сушинский — капитан нашей команды, и в таком важном для СКА матче, как сегодня, его будет очень не хватать.

Сам Сушинский сказал нам, что теперь опасается, что его в этой ситуации сделают крайним. Ещё Сушинский сказал, что вы лично собираетесь поговорить с Быковым. О чём именно?
— Я в любой момент готов переговорить, потому что считаю это всё недоразумением. Это недоразумение, полагаю, случилось в силу того, что были люди между нами, и мы не говорили напрямую. И самое главное, что сам я ни разу не звонил Быкову, и ничего ему не говорил. Мне очень неприятно, что такая ситуация возникла. Она доставила неприятности и сборной России, и персонально тренеру Быкову, и персонально хоккеисту Сушинскому. Хотелось бы, чтобы это как можно быстрее забылось, и всё стало на свои места. Я очень надеюсь, что эта проблема будет разрешена. Напишите, что мы не хотели обидеть ни сборную, ни Быкова.

Комментарии (0)
Партнерский контент