Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Текст: Алексей Чечелев

Арекаев: меня рано списали со счетов

Лучший бомбардир "Амура" Сергей Арекаев о своём желании доказать, что его рано списали до счетов, слухе, который почти "похоронил" его карьеру, и плей-офф, в который было бы приятно попасть
Хоккей

Ни для кого не секрет, что в силу ряда причин «Амуру» приходится комплектоваться по остаточному принципу. Это значит, что в составе бело-синих частенько оказываются те игроки, которые не подошли другим клубам. Но порой руководителям «отказников» приходится кусать себе локти, глядя на игру хоккеиста, который им самим оказался не нужен.

Карьера:
СезонКомандаИО1999-00Спартак 36202000-01Спартак50262001-02Спартак41112002-03Ак Барс39222003-04Металлург Мг 2372004-05Металлург Мг 37152005-06Северсталь27102005-06Металлург Мг 312006-07Северсталь1682006-07Химик832007-08Амур5429

В прошлом году «Северсталь» с лёгким сердцем рассталась с нападающим Сергеем Арекаевым. Да ещё и снабдила воспитанника электростальского хоккея нелестной рекомендацией вслед. А 8 января 2008-го года 77-й номер «Амура» за тридцать секунд до конца матча в «Платинум Арене» взял и «похоронил» надежду череповчан увезти из Хабаровска очки. Надо думать, что в эти секунды Сергей испытал ни с чем не сравнимое удовлетворение. Равно как и 7 с лишним тысяч болельщиков на трибунах.

На данный момент Сергей Арекаев является лучшим бомбардиром и лучшим снайпером «Амура», а также лидером Суперлиги по голам, забитым в меньшинстве. Что ж, побольше бы «Амуру» таких вот хоккеистов, оценить которых по достоинству в других клубах не могут.

— В твоей карьере явно прослеживаются этапы: «спартаковский», казанский, магнитогорский и нынешний. Какой из них для тебя является самым ярким и запомнившимся?

— Самым удачным и результативным для меня стал четвёртый, последний сезон в «Спартаке». Хотя и начало того чемпионата получилось не самым радостным – мне сделали операцию по удалению аппендицита. Из-за этого начало сезона я пропустил, но, когда вышел на лёд, то как-то сразу всё начало получаться. В итоге я установил свой собственный рекорд по количеству забитых шайб. Можно сказать, вышел на новый уровень. И, несмотря на то, что команда в итоге вылетела из Суперлиги, время, проведённое в «Спартаке», вспоминаю с теплотой.

— Набирать максимальные обороты во второй половине сезона – это тенденция для Сергея Арекаева?
— Думаю, так и есть. Исключением стал «Ак Барс» — там я сразу «выстрелил». А потом… Скажем так, не сложились отношения с главным тренером, паном Вуйтеком. Он не видел во мне игрока. В Магнитогорске [в сезоне-2004-05] не так много времени проводил на площадке – выходил в четвёртом звене. Это ведь был «локаутный» год, многие «звёзды» приехали тогда поиграть в Россию.

— За время выступления в Суперлиге за тобой закрепилась репутация скорее «носильщика рояля», нежели того, кто на нём играет. Это и есть твой игровой стиль или просто под давлением обстоятельств пришлось исполнять эту роль?
— Скорее, я вынужден был так играть. В основном, в командах Суперлиги мне приходилось выходить в четвёртых звеньях. Основная задача – не пропустить, замучить кого-то из лидеров соперника. Мало игрового времени было. Да и, к тому же, нет у меня какого-то голевого везения, чутья, что ли… Моментов-то обычно бывает достаточно, а реализация хромает…

— И это говорит лучший бомбардир и снайпер «Амура»… Ты ведь прекрасно знаешь свои сильные стороны – катание, бросок, техника. В принципе, у тебя есть всё, что нужно снайперу. При этом долгое время приходилось быть «рабочим». Испытывал по этому поводу дискомфорт, или эта роль тебя устраивала?
— Дискомфорт, конечно, был. Это видно хотя бы по тому, как я переходил из клуба в клуб в последнее время. Мне хотелось, чтобы меня поняли, увидели, что я могу. Но вместо этого тренеры постоянно отодвигали меня на второй план. Отыграв сезон в том же Магнитогорске и оставшись там на следующий год, предсезонку я начинал в шестом звене. И приходилось опять доказывать что-то тренерам, пахать… А в итоге сезон я всё равно начал в четвёртом звене.

— У меня был такой весенне-летний стресс после тех слухов, которые обо мне распространяли из Череповца. Там заявили, что, мол, Арекаев не хочет играть в хоккей, хочет только получать деньги. Думаю, этим сезоном я доказал злопыхателям, что это не так. А после тех слухов ни одна команда Суперлиги не хотела меня подписывать.

— Итак, ты путешествовал по Суперлиге в поисках «своей» команды. Но в прошлом году, судя по всему, зашёл в тупик. Ни в «Северстали», ни в «Химике» толком ничего не получилось, хотя очки ты и набирал…
— Считаю, это была моя собственная ошибка. Мой глупый характер привёл к этому. Этот поиск… Сейчас думаю, что просто нужно было потерпеть – в том же Магнитогорске. Доверие бы пришло, несмотря на разные нюансы. Уйдя из «Спартака», я, в основном, работал с иностранными специалистами, и возможно, мои характер и возраст мешали до конца понять их требования. Была какая-то обида: «вот я…», «а меня вот так…». На самом деле, нужно было терпеть. Многие из тех, кто терпели, в итоге добивались своего, дожидались момента. А у меня гордость (смеётся). Сейчас осталось сожаление, что совершил эти ошибки, сразу не поняв их.

— И всё-таки, насколько сложным был прошлый сезон? Когда тебе уже не 23 и не 25, ты находишься в затянувшемся поиске и в итоге заходишь в тупик?
— Да, у меня был такой весенне-летний стресс после тех слухов, которые обо мне распространяли из Череповца. Там заявили, что, мол, Арекаев не хочет играть в хоккей, хочет только получать деньги. Думаю, этим сезоном я доказал злопыхателям, что это совсем не так. А тогда… После тех слухов ни одна команда Суперлиги не хотела меня подписывать. А я очень хотел остаться в элите и доказать, что все эти слова – обыкновенные сплетни и ложь.

— И предложение из «Амура» подоспело весьма кстати…
— Точно. И то доверие, которое я почувствовал от Владимира Витальевича Мариничева, сыграло очень важную роль.

— Не секрет, что игроки с Запада не слишком-то горят желанием ехать на Дальний Восток. Перелёты и прочее…
— У меня просто не было выбора. Вообще. Вопрос стоял так – либо «Амур», либо высшая лига.

— То есть летом игрок, который сейчас набрал почти 30 очков и является лидером Суперлиги по голам в меньшинстве, никому в Суперлиге не был нужен? Наверняка тебе, по меньшей мере, было обидно.
— Очень обидно. И вдвойне обидным было то, что всё произошло из-за сплетен, которые распространяли некоторые люди обо мне. До сих пор не понимаю, зачем они это делали. Зато теперь мне очень приятно доказать им и всем остальным, что есть такой игрок – Сергей Арекаев – и не так уж он плох, как они говорили.

— Общаясь с тобой вот уже полгода, никогда бы не мог предположить, что у этого человека с постоянной улыбкой на лице в каком-то из клубов остались недоброжелатели.
— Тем не менее, это так (улыбается). Не будем называть фамилий, но есть люди, о которых вспоминаю без особого удовольствия. А так… Я везде старался найти общий язык с ребятами, с тренерами. Шутить, смеяться.

— Кстати, в «Амуре» тебя вполне можно назвать душой компании. Во всяком случае, редко приходилось видеть тебя в недобром расположении духа. Наоборот, всегда хорошее настроение, отличные взаимоотношения с партнёрами.
— Во многих клубах у меня было такое, что ребята поначалу не понимали мои шутки, какие-то разговоры. Кому-то, может, казалось, что это нагло или «тупо». Порой приходилось объяснять, что это шутка, со временем партнёры сами привыкали к моему стилю общения. Просто я стараюсь быть весёлым человеком. Мне тяжело быть замкнутым, ходить, молчать, всё держать в себе. Пытаюсь во всём искать позитив, шутить. Но, при этом, никогда не хочу обидеть человека. Когда меня задевают – могу ответить. А так… даже врагу не пожелаю ничего плохого.

— Вернёмся непосредственно к хоккею. Итак, после неудачного прошлого сезона, ты всё-таки остался в Суперлиге. Подписал контракт с «Амуром», тренер которого тебе доверял. И начало сезона выдалось неплохим. Но потом – чёрная полоса. Девять поражений подряд, последнее место. Не закрадывалась мысль, что, может, совершил очередную ошибку, приехав на Дальний Восток?
— Даже близко не было таких мыслей. Просто, по традиции, сезон для меня начинался нелегко (улыбается), да и у команды дела шли не очень здорово. Дискомфорт, в большей степени, испытывал от того, что я не мог помочь команде, хотя и очень этого хотел. Отговорки, как говорится, для слабых, но во многом мне не везло. Моменты-то были, но реализовать их не получалось. Невезение, наверное… Сейчас вот, вроде, пошло, стал забивать регулярно. А командный успех и складывается из успеха каждого игрока.

— Поддержка хабаровских болельщиков тебя удивила? Команда могла проиграть несколько матчей подряд, а семь с лишним тысяч зрителей всё равно собирались в «Платинум Арене» и болели за вас ещё сильней, чем прежде.
— Поддержка болельщиков – просто бешеная. Здорово помогают нам, хотя вот иногда и бутылки на лёд бросают (улыбается). Что ж, их можно понять. На самом деле, люди в Хабаровске просто живут хоккеем. Едешь, допустим, в такси – тебя узнают, автографы просят.

— Фанатки, наверняка, появились…
— Не думаю. Может быть, кому-то нравится моя игра. Не более того. Я — кремень (смеётся)

— Перелёты – одна из главных особенностей «Амура». Не секрет, что летать игрокам приходится едва ли не больше, чем пилотам. Как справляешься с этим?
— В западных клубах с этим, конечно, полегче. Там уже, можно сказать, люди избалованные. 4 часа в самолете для них уже много. Здесь всё иначе. Психологически себя настраиваешь – ну, 8 часов лететь, что ж теперь поделаешь? Всё равно, надо выходить, играть – это твоя работа. Как бы тяжело не было – ты должен выкладываться по максимуму.

— Было бы очень приятно попасть в плей-офф. Особенно после того, как многие – те же комментаторы, журналисты, фактически поставили на нас крест. «Аутсайдер, аутсайдер…». При том что в этом сезоне мы, кроме ЦСКА и Магнитки, обыгрывали всех лидеров.

— Это – психологический эффект перелётов. А физический? Как на это реагирует твой организм?
— Естественно, тяжело. Очень тяжело. Но, я считаю, за счёт психологического настроя можно всю эту тяжесть и усталость перебороть. Поначалу было сложнее, а сейчас сам себя настраиваю – и стало полегче. Когда летим чартером – это вообще «шоколад». А вот рейсовые перелеты до Москвы, восемь часов в сидячем положении… Некоторые игроки, к тому же, просто не могут заснуть в таких условиях. Прилетаешь, а организм не понимает, то ли ему спать ложится, то ли тренироваться. Но ничего, привыкаем. На играх не засыпаем (улыбается). А вот после них иногда просто «отключаешься».

— В конце декабря «Амур» шёл на последнем месте и многие специалисты, да и некоторые болельщики, не верили, что команда сумеет выкарабкаться. А уж о том, что в конце чемпионата она будет бороться за место в плей-офф, не думали даже отъявленные оптимисты. Но затем – смена тренера, и по результатам отдельно взятого третьего круга «Амур» уверенно держится в первой десятке. Что же произошло с командой?
— Думаю, что повлияла смена тренера. У него другие требования, другая тактическая модель. К тому же в первых матчах после его прихода все ребята старались доказать ему своё право играть в основном составе. Он по-другому настраивает команду на матчи. Появилось везение. Стали больше забивать и меньше пропускать.

— Сергей Арекаев на сегодняшний день является лидером Суперлиги по голам в меньшинстве. Скажи, как так получилось? Может, у тебя есть какой-то секрет, как поражать ворота соперника, когда у него на игрока больше на площадке?
— Никаких секретов нет. Просто, думаю, повезло. Создавали моменты в меньшинстве, а удача была на моей стороне.

— Команда сейчас бьётся за место в плей-офф. Но, быть может, иногда закрадывается такая мысль, мол, мы и так уже сделали немало, ушли с последнего места… Насколько сильно желание попробовать себя в матчах на выбывание?
— Было бы очень приятно попасть в плей-офф. Особенно после того, как многие – те же комментаторы, журналисты, фактически поставили на нас крест. «Аутсайдер, аутсайдер…». При том что в этом сезоне мы, кроме ЦСКА и Магнитки, обыгрывали всех лидеров.

— Одним словом, хочется доказать всем, что команда, которую почти списали со счетов, ещё способна на многое. А у Сергея Арекаева, внесшего внушительный вклад в успехи этой самой команды, пороха в пороховницах еще предостаточно.
— Вот-вот. Именно так.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент