Мария Роговская на «Трибуне» КХЛ ТВ
Фото: КХЛ-ТВ
Текст: Роман Чернявский

"Сказала Малкину: "Да, девушка, но что-то понимаю"

Корреспондент "Чемпионат.com" Мария Роговская на "Трибуне" КХЛ ТВ рассказала о самых запоминающихся случаях в своей журналистской карьере.
7 марта 2014, пятница. 19:15. Хоккей

– В преддверии Международного женского дня у меня в гостях корреспондент «Чемпионат.com» Мария Роговская. Будем говорить о девушках в хоккейной журналистике. Как вы попали в эту профессию?
– Этот вопрос задают мне очень часто. И хоккеисты, и журналисты, и болельщики. Например, незнакомые люди, когда узнают о моей профессии, часто не верят, лезут в Интернет проверять, думают, что я шучу. Попала в эту сферу банально. Я живу на Сетуни, недалеко от ледового дворца «Крылья Советов». На хоккей меня и сестру впервые привёл дядя. Он приучил нас к этому виду спорта, привил нам любовь к хоккею.

– Но ваша сестра не работает в хоккейной журналистике.
– У неё другая специальность. Я по образованию историк. Будучи студенткой, подрабатывала в разных газетах. Мне всегда хотелось писать что-то про «Крылья Советов», но это не подходило под формат. А когда на «Чемпионат.com» появилась вакансия, я на неё откликнулась.

– Я помню, что тогда набирали людей без опыта, чтобы дальше они обучались хоккейной журналистике. Расскажите про это. Вас пришло несколько человек?
– Да, четверо. Первый сезон был непростой, ты оказываешься в незнакомой среде. Нужно же не просто написать статью, но и быть абсолютно в теме, понимать, как надо работать, обзавестись связями, в конце концов.

– С игроками?
– Со всеми хоккейными людьми: экспертами, игроками, тренерами.

– Личные связи, как мне кажется, девушкам легче устанавливать?
– Наверное, да.

Ведущий "Трибуны" на КХЛ-ТВ Роман Чернявский

Ведущий "Трибуны" на КХЛ-ТВ Роман Чернявский

– Хоккей – жёсткая игра, то драки, то кровь. Девушек это не пугает?
– Нет, это точно не пугает, ведь мы и раньше видели хоккей. Сложно было втянуться в эту сферу, а потом, когда появляется достаточно опыта, всё кажется простым. Терминология, правила – всё усваивается, нужно лишь время.

– А девушке-журналисту нужно понимать тонкости игры, все правила и нюансы?
– Конечно. Ты ведь потом общаешься с экспертами, игроками. Они-то понимают, в теме ли ты или задаёшь глупые вопросы. Бывает, что некоторые люди скептически настроены. У меня была одна ситуация, когда Малкин перед интервью сказал: «А что, у нас блондинки теперь в хоккее разбираются». Это была шутка, но я в тот момент так обиделась, подумала: «Ну ладно, я тебя спрошу сейчас». Не помню уже детали, два года прошло, но я задала ему какие-то хоккейные вопросы, и когда он на меня посмотрел, сказала: «Может, и девушка, но что-то понимает». Это не хобби, а моя работа, и к ней надо относиться серьёзно.

– Хоккеисты могут просто не воспринимать девушек как хоккейных авторов?
– Возможно. Мне сложно сказать. Я лично с этим не сталкиваюсь, всё-таки за столько лет большинство игроков и тренеров знают, какое издание я представляю и что пишу. Такое отношение бывает к незнакомым девушкам, когда они только приходят в эту сферу. Что касается «глупых», по мнению игроков, вопросов, то задавать их могут не только девушки. Всё зависит от личности хоккеиста, его воспитании. Некоторые понимают, что мы делаем свою работу, а их работа – отвечать на вопросы.

– В начале свой карьеры вы специализировались на молодёжном хоккее. Почему был сделан такой выбор?
– Это очень просто! Тогда «Крылья Советов» играли в МХЛ. Когда я пришла на эту работу, мы заранее обговорили с начальством, что я буду много писать именно про «Крылья».

– Как вы восприняли ситуацию, когда у «Крыльев» не стало профессиональной команды?
– Это было ужасное время. О закрытии команды объявили летом, помню, в каком мы были шоке. Пытались что-то сделать: писали статьи, письма, звонили всем подряд. Представляю, как себя чувствуют сейчас люди, переживающие за «Спартак». Вообще, я надеюсь, что у «Крыльев» всё наладится, и команда там появится. Каждый день прохожу мимо дворца, чувствую ностальгию… Очень жаль, что ни в одной лиге «Крылья» не играют…

– Сейчас вы специализируетесь на одном из самых сложных жанров журналистики – на интервью. Почему вы взяли это направление? И как в нём расти?
– Мне это направление подходит больше всего. Всё-таки хоккейная аналитика читателями лучше воспринимается от авторов-мужчин. На нашем портале работают хорошие аналитики и обозреватели, ну а писать интервью – это больше моё направление. Как расти? Искать

Ты ведь потом общаешься с экспертами, игроками. Они-то понимают, в теме ли ты или задаешь глупые вопросы. Бывает, что некоторые люди скептически настроены. У меня была одна ситуация, когда Малкин перед интервью сказал: «А что у нас блондинки теперь в хоккее разбираются». Это была шутка, но я в тот момент так обиделась, подумала: «Ну ладно, я тебя спрошу сейчас». Не помню уже детали, два года прошло, но я задала ему какие-то хоккейные вопросы, и когда он на меня посмотрел, сказала: «Может, и девушка, но что-то понимает». Это не хобби, а моя работа, и к ней надо относиться серьёзно…

хороших собеседников. В хоккее много людей, которые могут рассказать истории. Тут надо суметь найти к ним подход, настроиться на их волну.

– Как долго нужно готовиться к интервью?
– Часа три-четыре, прочитать в Интернете старые интервью собеседника, статьи про него. Если это иностранец, то поискать на зарубежных сайтах.

– У вас есть какой-то подход к интервью? Например, с чего начинать?
– Вначале я стараюсь задавать какие-нибудь общие вопросы, чтобы разговорить собеседника. Обычно на первые вопросы отвечают вяло, самые интересные истории приходят в середине или в конце интервью. Отвечая на первые вопросы, человек настраивается на беседу.

– Знаете, какое ваше интервью у меня любимое? С Тедом Ноланом.
– Да, одно из лучших. Мы записывали его в Уфе на молодёжном чемпионате мира. Я случайно встретила Нолана на арене. Мы с ним договорились на 31 декабря. Новый год начался фактически с этого интервью. Планировалось, что мы поговорим полчаса. Но получилось всё иначе. Сборная Латвии успела провести тренировку, потом игроки сфотографировались, переоделись и сели в автобус, а мы с Ноланом всё разговаривали! Он много рассказывал, как представителям его нации тяжело живется в резервациях. С тех пор я видела Нолана ещё несколько раз, он по-прежнему очень приятный собеседник. Пожалуй, один из моих любимых. Хочу пожелать ему успехов в «Баффало».

– А из российских игроков с кем легче всего говорить? Кто рассказывает самые интересные истории?
– Хороший вопрос. В сравнении с легионерами почему-то многие российские игроки немного проигрывают – то ли менталитет сказывается, то ли просто более закрытые люди попадаются. Легко общаться с молодыми, с теми, кто не достиг звёздного статуса. Что касается наших звёздных игроков, то это Набоков. Он играл за СКА и сборную на чемпионате мира и всегда был очень вежливым, никогда не отказывался комментировать матчи, даже если результат был удручающим. И он старался вдумчиво отвечать на вопросы, не делая это просто для галочки, как часто учат в НХЛ.

– Вы сказали о Набокове, но я подумал о другом нашем вратаре…
– О Брызгалове?

– Да, именно.
– Да, известная история с тем интервью… Я желаю Илье лишь успехов в карьере, недавно он перешёл в «Миннесоту». Знаю, что у него были проблемы со многими журналистами, но у нас сложились нормальные отношения. Мне, правда, жаль, что вышел такой скандал. Я тогда очень переживала, думала, вдруг теперь из-за этого он не сможет найти команду.

В сравнении с легионерами почему-то многие российские игроки немного проигрывают – то ли менталитет сказывается, то ли просто более закрытые люди попадаются. Легко общаться с молодыми, с теми, кто не достиг звёздного статуса. Что касается наших звездных игроков, то это Набоков. Он играл за СКА и сборную на чемпионате мира и всегда был очень вежливым, никогда не отказывался комментировать матчи, даже если результат был удручающим. И он старался вдумчиво отвечать на вопросы, не делая это просто для галочки, как часто учат в НХЛ…

К счастью, у него всё наладилось, сейчас ещё и в плей-офф будет играть.

– Брызгалов – один из немного игроков, кто не боится говорить то, что думает.
– Я считаю, что это достойно уважения. Пусть говорит о Вселенной, космосе и философии. Слушать это намного интереснее, чем то, что «команда три периода старалась, но смогла забить лишь одну шайбу и пропустила в конце».

– Да, «не повезло с реализацией моментов», «удача отвернулась»…
– И ещё: «Что сказал тренер в перерыве»…

– Быть строже в обороне (смеётся).
– Если у человека есть свои мысли, и он готов ими поделиться, это разве плохо. Игрок не боится говорить, что у него в голове, в душе, сердце, и это здорово.

– Вы бываете часто не согласны с мыслями собеседника?
– Да, но это мои идеи и мысли, а журналист должен поддерживать беседу. Что думаю я – это другой вопрос. В интервью выражаются мысли собеседника, а не твои. Ну а после интервью можно обсудить спорные моменты. Но это остаётся за рамками статьи.

– В прошлой программе вы говорили о трёх игроках, с которыми мечтаете поговорить на Олимпиаде. Что из этого удалось?
– Стэмкос, к сожалению, не приехал. Для меня это было главное разочарование. Очень расстроилась, когда узнала, что Стэмкос пропускает Олимпиаду. На лёд он вышел лишь сегодня. Кстати, с капитанской нашивкой. Не знаю, будет ли ещё Олимпиада в его карьере, а так выиграл бы золото. Обидно за него. Кстати, за Стэмкоса болеет вся Македония. Я была там однажды на катке в Скопье, так каждый второй выходил на лёд с его фамилией на спине.
Также я говорила, что хотела бы пообщаться с Кейном. Удалось, но не так, как хотелось. Это было непросто, на него всегда была толпа журналистов, да и сам турнир для Патрика не задался, к тому же эта печальная история с его дедушкой…
А вот Селянне произвёл отличное впечатление. Таких игроков я не встречала! На каждый вопрос он старался ответить вдумчиво, интересно, небанально и очень искренне. И это подкупает. Он рассказывал, что его роль в «Анахайме» становится все меньше, и эта Олимпиада была его последним шансом проявить себя лидером. Ну, невозможно было не проникнуться симпатией к настолько открытому и душевному человеку. И даже на фоне разочарования от выступления сборной России, была в душе радость за Селянне, который в завершении своей карьеры получил шанс выиграть олимпийскую медаль.

Мария Роговская и Роман Чернявский в программе "Трибуна"

Мария Роговская и Роман Чернявский в программе "Трибуна"

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 5
25 апреля 2017, вторник
24 апреля 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, по вашему мнению, станет обладателем кубка Стэнли?
Архив →