Интервью с Евгением Тимкиным
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Артур Иванников

Тимкин: никогда не выбирал себе партнёров

С Евгением Тимкиным мы встретились после окончания Олимпийских игр в Сочи. Хотя этот разговор мог бы состояться и накануне Олимпиады.
18 марта 2014, вторник. 15:00. Хоккей
— Ваше появление в "Металлурге" прошлым летом многие болельщики оценили очень высоко. Можно сказать, что Магнитка выиграла борьбу за вас у других топовых команд КХЛ?
— Я этого скрывать не буду. Было дело, и я раздумывал над тем, где продолжу карьеру. Магнитогорск действительно выиграл эту борьбу. Долго размышлял, посоветовался с родителями, друзьями, со своими детскими тренерами, как поступить. Выбирал долго.

— Вы являетесь воспитанником мурманского хоккея, как Роман Ляшенко, Никита Алексеев. Что собой представляет мурманский хоккей? В каких условиях дети в этом городе занимаются с шайбой на льду?
— Знаете, у меня была мотивация, чтобы вырваться из Мурманска. Бывало, там я занимался на открытой площадке в 40-градусный мороз. Вот такая была мотивация.

— И при этом игроки-то оттуда появлялись…
— Да, появлялись.

— Причины в хороших тренерах?
— Да. Виктор Петухов, отец Никиты Алексеева – Сергей Валентинович, который был и моим тренером. Правда, он сейчас в Мурманске не живёт. Валерий Ануфриев… В принципе, эти люди держат в своих руках мурманский хоккей. Конечно, небольшое финансирование, нет нормального льда. Иногда бывало, что на Новый год стадион закрывали на ёлку, команда не тренировалась. Всякое было: то праздник, то корпоратив, то ёлка. И мы на морозе катались. Коробочка хоккейная, у меня даже фотография осталась — знакомый прислал. Вот мы иногда и катались на свежем воздухе.

— Хоккей с мячом вас не привлекал? Почему в итоге выбрали хоккей с шайбой?
— Меня отец привёл в хоккей с шайбой, так я в нём и остался, мне сразу всё понравилось. Он сам занимался этим видом спорта.

— Очень трудно заставить себя заниматься хоккеем, как-то в нём прогрессировать, когда в родном городе нет команды КХЛ. Как себя заставляли ходить в хоккейную школу?
— Если честно, я в Мурманске всего четыре года провёл. Причём жил довольно далеко от стадиона, добирался на автобусе с двумя пересадками. Не могу сказать, почему я просыпался ни свет ни заря и ежедневно ездил в хоккейную секцию. Но я просто вставал и ехал туда.

— В Омске оказались по воле случая?
— Нет. У меня отец из Омска, и он видел, что в Мурманске хоккей не развит, а надо было прогрессировать: играть в хорошей команде, выезжать на соревнованиях. В Мурманске выездов было немного, и если были, то за родительский счет. Можно сказать, семья в Омск переехала из-за меня. Я один год жил в Омске у бабушки.
В "Витязе" все выкладывались полностью. Работали, не было такого, чтобы где-то не дорабатывали. Просто так получалось, что мы не выходили в плей-офф. Конечно, "Магнитка" классом выше. Просто здесь ответственность огромная, градус успеха, требовательность. А работаешь также одинаково, следишь за собой, выкладываешься на площадке.
Родители пока были в Мурманске, продавали квартиру. Потом переехали в Омск практически без ничего. Тяжеловато было.

— Это ж как надо сильно любить ребёнка, чтобы ради его будущего решиться на такой непростой шаг…
— Ну, да. Родители меня любят (улыбается).

— Они сами спортсмены?
— Папа – да, но у него карьера не получилась. После службы в армии стал заниматься бизнесом. У мамы два высших образования, и сейчас она работает в компании "Ростелеком".

— В Северной Америке провели всего один год. Не было перспектив?
— По поводу Северной Америке скажу так: немного не получилось. И во мне есть причины. Была проблема с незнанием английского языка. Это огромный минус. Я был просто очень молод, немного не понимал, где-то что-то не дорабатывал. Но мне просто никто этого не объяснял. А приехал сюда – мне уже объяснили, и тогда я уже начал понимать. Если бы еще на год там остался, то, наверное, играл бы в хоккей за океаном.

— Россиян в вашей команде не было?
— Я играл с Александром Печурским. Там просто ничего тебе не объясняют, большая текучка, игроков много. Если ты не нужен, никто с тобой не будет сюсюкаться. Сразу – на лавку. Самое интересное, что тебя не отправят в другой клуб. Меня посадили на лавку, полсезона на ней отсидел. Это я уже сейчас понимаю, почему так со мной поступили. А тогда не понимал, и начал обижаться на кого-то. Надо было обижаться на себя. И ничего не исправить. Тогда там была какая-то безнадега.

— То есть туда вы уже больше ни ногой?
— Почему? Не знаю. Не люблю загадывать, что будет завтра.

— Однажды вы подрались с Владимиром Маленьких. Было такое?
— Было, да. Я играл за "Витязь", а прошлый "Витязь" славился такими действиями. Мы уже крупно проигрывали "Торпедо", и надо было что-то делать. Тогда, я помню, Дмитрий Макаров кого-то из моих партнёров встретил и даже травму нанёс, и мне надо было подраться именно с ним. Однако Маленьких заступился за него, и мне пришлось драться с Владимиром. Подрались, а сейчас отлично общаемся, он очень хороший парень. Владимир, кстати, мне помог обустроиться, когда я приехал в "Магнитку".

— Так, значит, вы друга в драке нашли?
— Получается, что так. А у меня это не первый случай. Когда пополнил ряды "Витязя", на тренировке подрался с одноклубником — Иваном Лариным. После этого очень хорошо подружились, до сих пор созваниваемся. Можно сказать, дружим семьями.

— Во Владивостоке вы за Ходжманом по ходу игры охотились. Вообще, легко вас вывести из себя?
— Нет. Я контролирую себя, не лезу в драку из-за каждого повода. И, как правило, если дерусь, то не для того, чтобы просто подраться.

— Бой на коньках имеет особую специфику. Многие хоккеисты, которые умеют драться на льду, брали уроки бокса у профессионалов.
— Я, конечно, знаком с нашими известными боксёрами: Лебедев, Поветкин, но какие-то уроки я не брал никогда. Не хотел зацикливаться на этом. Никогда не работал с грушей. Ко мне пару раз наши парни из боксёрского клуба "Витязь" походили, показывали какие-то приемы, которые действительно мне могли помочь в драке на льду. Все-таки надо уметь правильно схватить соперника. А так никогда сам не спрашивал, не проявлял инициативы в этом вопросе.

— До перехода в "Металлург" вы выступали в команде, не попадавшей в плей-офф. И вот теперь играете в составе клуба, ставящего перед собой высокую цель. Трудно было перестроиться?
— Вы знаете, в "Витязе" все выкладывались полностью. Работали, не было такого, чтобы где-то не дорабатывали. Просто так получалось, что мы не выходили в плей-офф. Конечно, "Магнитка" классом выше. Просто здесь ответственность огромная, градус успеха, требовательность. А работаешь также одинаково, следишь за собой, выкладываешься на площадке.

— В Магнитке обрели новых друзей?
— В принципе, со всеми ребятами хорошо общаюсь. Ни разу никаких конфликтов не было. Даже никаких поводов к конфликтам.

— А вне команды с кем-то дружите?
— Да, есть знакомые. Тоже помогают, например, с машиной.

— Магнитогорск по численности населения превосходит Мурманск. Это заметно?
— Вы знаете, я в Мурманске уже давно не был. Если точно — 13 лет. По воспоминаниям Мурманск — совсем маленький город.
Надо добавлять, выходить на лидирующие роли в команде. Побольше забивать, побольше набирать очков и быть полезным для команды. Во всём надо совершенствоваться. Каждый день надо работать и по крупинкам для себя откладывать. В принципе, что я и делаю: слежу за собой, каждый день себя оцениваю, делаю выводы после каждой тренировки.


— Как "Металлург" провёл олимпийскую паузу в Германии?
— Были двухразовые тренировки на льду плюс зал. Хорошая такая работа, было тяжеловато. Ничего, выдержали. Все вернулись (улыбается).

— Помимо хоккея за какими видами спорта следили на Олимпиаде?
— Фигурное катание, биатлон. Конечно, мне очень понравилось фигурное катание, выступили здорово – молодцы! Хочу поздравить всех наших фигуристов.

— У вас самого шансов оказаться в сборной России почти не было, но первый шаг в ноябре прошлого года вы уже сделали. Поэтому наверняка видели и тот четвертьфинал с финнами. Что это было?
— Не мне судить. Мне кажется, ребята не справились с давлением, которое шло на них. И когда они выходили на площадку, то работали не только против соперника, но и против этого давления. Мне кажется, им было очень тяжело. Это мое мнение, и я считаю так.

— Помните свой неожиданный дебют в национальной сборной? Что вам тогда сказал Билялетдинов?
— После игры с чехами он подошёл и сказал: "Женя, молодец! Продолжай работать в том же духе". Особой беседы не было.

— Что вам не нравится сейчас в вашей манере игры?
— Надо добавлять, выходить на лидирующие роли в команде. Побольше забивать, побольше набирать очков и быть полезным для команды. Во всём надо совершенствоваться. Каждый день надо работать, и по крупинкам для себя откладывать. В принципе, что я и делаю: слежу за собой, каждый день себя оцениваю, делаю выводы после каждой тренировки.

— Что для вас является лучшим отдыхом?
— Обязательно должно быть море, находясь рядом с ним, восстанавливаешься легче. Море, солнце, песок, пляж и лежак (смеётся).

— Дальше пошли вопросы от болельщиков. Связываете ли своё будущее с "Металлургом" на продолжительное время?
— У меня контракт на три года. Конечно, связываю. Я его отработаю, а дальше видно будет. Не будем загадывать.

— Насколько комфортно играется с Брентом и не было ли лучше с Коваржем на предсезонке и в начале "регулярки"?
— Я никогда не выбирал себе партнёров, и до сих пор не выбираю, играю, с кем меня поставят. Никаких претензий ни к кому никогда не предъявляю. Мне нравится играть. Мне вообще нравится наша команда.

— Есть ли цель конкретно на этот сезон по голам и очкам?
— Нет, не преследую. Главное, чтобы команда шла на высокой позиции и успешно провела плей-офф.

— Что уже успели отметить для себя при работе с Кинэном?
— Сложно ответить. У него свои требования, своё поведение на игре. К этому подстраиваешься и это отмечаешь. Каждый тренер своеобразен. Вот и всё.

— Какие эмоции испытывали после выездной победы над "Авангардом" в нынешнем сезоне?
— Ну, конечно, радость была огромной. И гол, действительно, получился очень хороший. Огорчил свою бывшую команду. Этот миг прошел, не надо на нём останавливаться, нужно идти дальше.

— Как отреагировали на высказывание Билялетдинова о капитане "Металлурга" Мозякине?
— Я помню это высказывание, читал его. Мне кажется, Зинэтула Хайдарович сказал это на эмоциях. Но как бы то ни было, это его мнение, и я не могу за это осуждать.
Евгений Тимкин

Евгений Тимкин

Источник: Клуб болельщиков "Металлурга" Мг
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →