Кубок Гагарина. Финал. "Магнитка" — "Лев"
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Дмитрий Ерыкалов

Идеальный финал для ФХР

"Лев" стал первой иностранной командой в финале Кубка Гагарина и породил массу споров о том, как относиться к этому феномену.
26 апреля 2014, суббота. 12:00. Хоккей

Как и о любой финальной серии, о противостоянии «Льва» — «Магнитки» много разговоров. Причём необязательно, что они напрямую связаны со счётом на табло. Как правильно склонять: «Льва» или «Лева»? Достоин ли был Сергей Мозякин удаления в третьем матче серии или Мартин Тёрнберг симулировал? Это будоражит как журналистов, так и болельщиков. Однако есть тема, которая возвышается надо всеми. Как воспринимать пражскую команду — вопрос, обострявшийся с каждым днём продвижения «Льва» по турнирной сетке.

Удивительно, что эта тема всплыла на поверхность только на шестой сезон существования Континентальной хоккейной лиги. До недавнего времени иностранные клубы считались всего лишь экзотикой. «Барыс» зажигал усилиями первого звена, но неизменно проваливался в плей-офф. «Слован» и «Медвешчак» были примерами эффективного расходования средств, но до решающих матчей не добирались даже на пушечный выстрел. Разве что рижское «Динамо» выступало в роли этакого хоккейного Робина Гуда, выбивая из первого раунда СКА и московское «Динамо».

«O2 Арена» встречает российский гимн свистом. Российские болельщики вспоминают, что главная национальная черта чешского хоккея — грязь и провокации".

Когда зарубежные команды отваливались от числа претендентов на Кубок Гагарина, как ступени от ракеты, это считалось естественным процессом. «Лев» своим походом к финалу заставил задуматься, какова роль иностранных клубов в нашей пророссийской лиге? Все, кто следит за финальной серией, бросаются в крайности: одни видят во «Льве» чужака, не осознавая, что это тоже часть лиги, тогда как другие болеют за чешскую команду назло и вопреки, разглядев в ней идеальную модель клуба, нескованного лимитами.

Как бы то ни было, «Лев» не воспринимается в умах как рядовая команда КХЛ. И в этом есть прямая вина лиги, которая не поспособствовала интеграции чешского клуба. О том, что зарубежные клубы КХЛ находятся в лиге на иных правах, говорят мелочи. Скажем, видели ли вы на официальном сайте лиги напутствия или поздравления сборной Чехии? Нечто подобное в адрес российской национальной команды появляется регулярно. И это притом, что КХЛ считается коммерческой международной лигой и, помимо России, включает в себя семь стран. Однако каждая из них вынуждена быть придатком.

Российский акцент в подаче материалов и пресс-релизов — это лишь одна сторона вопроса. «Лев» и другие иностранные команды выделяются в отдельную касту по иной причине. Отсутствие лимита на легионеров позволяет им играть по другим, куда более либеральным, правилам. «Лев» и «Донбасс», «Слован» и «Барыс» — каждая из этих команд может в любой момент пригласить иностранца и заткнуть им образовавшуюся дыру в составе. Им незачем перерывать тонны «материала» из Высшей лиги, чтобы найти бриллиант. Перед ними открывается весь мир: будь то европейские чемпионаты или североамериканский рынок.

Когда несколько команд лиги находятся в вакууме, косые взгляды в их сторону неизбежны. Простые зрители об этом могут не задумываться, тогда как руководители клубов кричат о неравноправии во весь голос. Указывая на то, что «Льву» и ему подобным позволено больше, чем простым смертным, генменеджеры российских клубов соответствующим образом настраивают болельщиков. В России принято ненавидеть богатых и тех, за чьими спинами стоит админресурс. Роль олигархов в КХЛ исполняют многочисленные российские клубы, чьи бюджеты обеспечивают могущественные госкорпорации. В качестве депутатов и чиновников, которым позволено выезжать на встречную полосу, вполне сгодятся иностранцы.

Первоначальный проект нового регламента предполагал, что российские и иностранные клубы пойдут друг другу навстречу. Причём первые шаги должны были последовать со стороны отечественных команд. Расширение лимита, а то и его полная отмена, могло внести в лигу равноправие. Вместо этого число легионеров осталось прежним, а сближение начнёт противоположная сторона. Со следующего сезона иностранные клубы также будут подвержены ограничениям: в заявке обязательно должны быть как минимум семь игроков из страны, которую представляет клуб. И если чехи со словаками не заметят этого правила, то где «Донбассу» наскрести столько украинских хоккеистов уровня КХЛ — вопрос на миллион.

«Лев» и его собратья вынесены за скобки, и преграды стираются постепенно. Регламент в данном случае — не главный инструмент. Как это обычно и бывает, все проблемы у нас в головах. Чем не показательна ситуация на телеканале «Россия 2»? Александр Ткачёв в одной из трансляций разродился эмоциональной речью о том,

что нельзя делить команды по национальному признаку и считать «Лев» врагом. Однако все усилия одного комментатора разбились о позицию в студии, где ведущие и эксперт Сергей Гимаев прямо заявляют, что болеют за магнитогорский «Металлург».

Чтобы впредь не впадать в ступор, выбирая, за кого переживать в финальной серии, нужно представить одну большую карту, где нет государственных границ. В таком случае Прага, как точка на карте, ничем не будет отличаться от Магнитогорска или Владивостока. И уже тогда выбор симпатий окажется в плоскости красивой формы и наличия в составе любимых игроков, а понятие «свои — чужие» отойдёт на второй план. КХЛ впервые столкнулась с такой проблемой, и лиге ещё предстоит научиться правильно расставлять акценты. Серия «Лев» — «Магнитка» выступает в качестве полигона, где можно испытать разные стили подачи информации.

КХЛ оказалась в ситуации родителя, который должен всем видом показать, что оба ребёнка для него одинаково любимы. В ином случае не сегодня, так завтра, российские клубы поднимутся на бунт против безлимитного тарифа у иностранцев. Встать на дыбы имеют право и чехи, чью команду не воспринимают как полноправного члена лиги. Однако для кого подобный финал удобен и выгоден так это для ФХР. Да-да, вопреки всем рассуждениям Владислава Третьяка и Бориса Майорова о том, до чего мы докатились и сколько соперников для сборной России воспитали.

Почему этот финал должен прийтись по душе Третьяку? Все первые лица федерации, а президент — в первую очередь, убеждены в одном: нет в хоккее ничего важнее и интереснее, чем международные матчи. Заезженная мантра «всё ради сборной» известна каждому, кто хоть раз сталкивался с деятельностью ФХР. Можно спорить до хрипоты о том, чем именно каждый из нас готов пожертвовать ради сборной, но пока руководители нашего хоккея правы. Олимпиаду, чемпионат мира и даже несчастный Евротур смотрят куда охотнее, чем любую, даже самую зрелищную, битву клубов. Рейтинги беспристрастны.

Рассуждая о том, почему условный матч Россия — Латвия на чемпионате мира собирает у телеэкранов большую аудиторию, чем противостояние «Магнитки» и «Салавата Юлаева», можно назвать несколько причин.

«Рассуждая о том, почему условный матч Россия — Латвия на чемпионате мира собирает у телеэкранов большую аудиторию, чем противостояние „Магнитки“ и „Салавата Юлаева“, можно назвать несколько причин».

Справедливо будет заметить, что международные турниры выходят из орбиты КХЛ ТВ и появляются на федеральных каналах, что серьёзно влияет на рейтинги. Как правило, сборные, если речь идёт не о Словении или играх Еврочелленжда, попросту выше уровнем среднестатистического клуба. Для гурманов, которые питаются исключительно первоклассными продуктами, это может сыграть ключевую роль.

Однако что действительно движет теми, кто в начале мая разрисовывает лицо триколором, так это чёткое разделение «наши — не наши». Для того чтобы срывать голос за сборную России по хоккею, не обязательно быть патриотом, знать слова гимна, любить берёзки и поддерживать политику государства — всё это лишь дополнительные «опции». Людям, которые раз в год переключают канал с ток-шоу Андрея Малахова на хоккей, главное знать — в какой форме «наши». Спорт для них — словно сериал, где роли чётко расписаны на злодеев и положительных персонажей.

Одна из причин, почему КХЛ за шесть лет так и не пробилась на первые кнопки пульта, кроется именно в отсутствии разделения «наши — не наши». Крючок, на который подсаживается нейтральный зритель, попросту отсутствовал. Финальные серии были интересны только жителям двух городов, а также хоккейным фанатикам, которые готовы смотреть что угодно, главное — чтобы были лёд и клюшки. Остальные наблюдают за противостоянием команд из Уфы и Мытищ вполглаза и с подчёркнутым равнодушием. «Лев» и «Магнитка», в некотором роде, изменили привычный порядок вещей.

«O2 Арена» встречает российский гимн свистом. Российские болельщики вспоминают, что главная национальная черта чешского хоккея — грязь и провокации. Слова Мартина Шевца о том, что Евгений Тимкин не умеет играть в хоккей, воспринимаются острее обычного. «Да, мы тоже можем его не любить, но что этот чех себе позволяет?» — примерно такая реакция последовала на слова защитника «Льва». Вот-вот и выпущенный газ вспыхнет пламенем. Финальную серию, которая всё больше напоминает войну идеологий и хоккейных школ, как никогда хочется видеть на федеральном канале.

Небывалый ажиотаж вокруг финала лишь подтверждает, что в России не работает североамериканская модель. Без фактора «наши — не наши» клубный спорт с попкорном и другими развлечениями будет казаться русскому человеку пресным и неполноценным. ФХР может ликовать — её теория работает. Вот только призывая болеть за магнитогорский «Металлург» и приравнивая его к сборной России, Третьяк идёт ва-банк. В любой другой ситуации поражение «Магнитки» ударило бы по Геннадию Величкину и погрузило бы в депрессию город с полумиллионным населением. А сейчас неудача в серии с чешской командой, во главе которой стоит финский тренер, может быть воспринята как удар по всему российскому хоккею. Играть — так по-крупному.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 4
30 мая 2017, вторник
29 мая 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Согласны ли вы с решением КХЛ исключить новокузнецкий «Металлург» из лиги?
Архив →