Третьяк – о Знарке, лимите, контакте с КХЛ и внуке
Фото: РИА Новости
Текст: Игорь Рабинер

Третьяк: Кинэн молодец, но у нас берут всех подряд

Во второй части эксклюзивного интервью Игорю Рабинеру президент ФХР говорит о том, что, по его мнению, нужно менять в российском хоккее.
8 мая 2014, четверг. 11:00. Хоккей
В первой части нашей почти двухчасовой беседы с Третьяком, в основном посвящённой нашей олимпийской неудаче в Сочи, разговор шёл о том, кто виноват. Во второй соответственно – что делать. А начали с Олега Знарка и национальной сборной страны, которой вот-вот стартовать на чемпионате мира в Минске.

"ЗНАЮ, КОГО СПРАШИВАТЬ, ПОЧЕМУ БЫКОВ И ЗАХАРКИН ТРИ ГОДА БЫЛИ БЕЗ РАБОТЫ"


— Сразу после Олимпиады вы говорили, что не исключено возвращение в сборную Вячеслава Быкова и Игоря Захаркина. На каком этапе был сделан выбор в пользу Олега Знарка? – спрашиваю Третьяка.
— Мы думали, кого назначить, но остановились на кандидатуре Знарка. Его достижения в последние годы, уверен, снимают все вопросы по поводу этой фигуры. Что касается Быкова и Захаркина, то мне непонятно, почему такие классные тренеры на протяжении трёх лет оставались без работы. Брали иностранцев, а не тренеров, которые принесли нам два золота чемпионата мира. Не знаю, кому задать этот вопрос. Точнее, знаю, но не хочу говорить.

— Кто инициировал решение сделать Знарка освобождённым тренером? Было ли это условием Минспорта? Билялетдинов был освобождённым тренером, но это не помогло.
— По этому поводу в хоккейной среде есть разные мнения. Большинство говорит, что тренер национальной команды должен быть освобождённым. Другие считают, что отсутствие каждодневной клубной работы лишает некоего импульса. Моё мнение: тренер должен работать только в сборной. Если у тебя есть занятость в клубе, ты переживаешь все успехи и неудачи, тратишь силы и эмоции. Это неизбежно переносится на работу в сборной.
Да и не думаю, что такие профессионалы, как Билялетдинов и Знарок, оторваны от клубной работы. Всё равно они консультируют клубы. Билялетдинов – "Ак Барс”, Знарок – "Динамо”. Так или иначе, они варятся в этой работе. Для нас стало подарком, что Знарок пришёл в сборную освобождённым, хотя мы были готовы и на совмещение. А всё потому что выбора нет.

— Знарок как освобождённый тренер сборной – это результат переговоров? Он сам хотел остаться в "Динамо”?
— Он хотел работать в сборной. Если бы был вариант совмещения, может, и остался бы параллельно в клубе. Однако у нас состоялся очень хороший диалог с Аркадием Ротенбергом, который поспособствовал этому назначению. Ради интересов сборной он пошёл на то, чтобы Знарок
"Моё мнение: тренер должен работать только в сборной. Если у тебя есть занятость в клубе, ты переживаешь все успехи и неудачи, тратишь силы и эмоции".
покинул "Динамо”. Мы понимаем, насколько это было непростое решение. Очень благодарен Ротенбергу.

— Майк Бэбкок дважды привёл сборную Канады к золоту Олимпиады, будучи при этом главным тренером "Детройта”.
— Это другое дело, у них всё совершенно по-другому.

— Всё – это что?
— У канадцев есть выбор, они таких пять команд могут набрать, а мы и полторы не можем. Вот и всё. Они выбирают, а мы набираем. Или взять шведов, у которых большое представительство в НХЛ. Вся олимпийская сборная оттуда – и ещё кучу игроков не взяли. А сколько наших там играет? 27 человек, 5 из которых – вратари. В фарм-клубах несколько человек, но они только начинают свой путь. Когда такое было?
Хочу в очередной раз донести, что отвечает за игру главнокомандующий. Как Кутузов или Суворов, главный тренер лучше всего знает сильные и слабые стороны своего полка. И кто, если не Знарок, сегодня может быть таким Суворовым? Скажите мне – кто?

— Да кто возражал против Знарка? Объясните лучше, почему ФХР всегда ставит задачу победить на чемпионате мира. У Канады не менее славные традиции, но "кленовые листья" сильнейший состав собирают на Олимпиаде, а на чемпионатах мира обкатывают молодёжь.
— Потому что в России к этому другое отношение. Даже когда выигрываем, нас снести хотят, а если проигрывать будем постоянно? Предположим, мы заявим, что поедем на чемпионат мира с молодёжью, и результат там не важен. Как, думаете, к этому отнесутся наши болельщики?
В Канаде тоже важно выступление сборной, но в случае поражений там никто голову пеплом не посыпает, не предлагают всех разогнать. А в НХЛ знаете, как принято? В раздевалке после поражения, даже решающего, все сидят огорчённые, понурые, но только шаг за порог – другая жизнь.

— Почему для ФХР важно определиться с главным тренером на весь олимпийский цикл? Те же канадцы и американцы назначают тренера на Олимпиаду примерно за год до начала Игр.
— Тренеры сами хотят этого. Мы тоже желаем, чтобы они чувствовали, что пришли сюда не на один день. Кто уйдёт из клуба, для того чтобы возглавить сборную на год? Мы даём им веру. Тренер знает, что он будет гарантированно готовить команду к Олимпийским играм. Если что-то не получится, он сам может уйти. Можно расторгнуть контракт по обоюдному согласию сторон. Сегодня у нас нет большого выбора среди тренеров. Мы выбрали лучшего, доверяем ему и создаём все условия для работы.

"НЕ НАДО СРАВНИВАТЬ С ФУТБОЛОМ, КОТОРЫЙ У НАС НИКОГДА НЕ БЫЛ ЛУЧШИМ В МИРЕ"


— В хоккее представить во главе сборной тренера-иностранца пока невозможно. Но ведь в футболе лучшее достижение нашей сборной после развала Союза состоялось при Гусе Хиддинке, а сейчас национальную команду успешно тренирует Фабио Капелло.
— Да не сравнивайте вы с футболом! Он у нас никогда не был лучшим в мире, а хоккей лучшим был всегда. Тех же финнов мы раньше играть учили, и, слава богу, живы-здоровы те, кто этим, собственно, и занимался — Владимир Юрзинов, Борис Майоров… А теперь финны к нам работать приезжают. Но в сборной всё-таки нужен русскоязычный тренер. Все, кого мы брали, — Билялетдинов, Быков – это всё лучшие наши тренеры, мы не берём плохих.

— Почему же так получилось: раньше мы финнов учили, а теперь всё наоборот? Я разговаривал с Виталием Прохоровым, и главный тренер нашей юношеской сборной посетовал на то, что системы воспитания хоккейных тренеров у нас сейчас просто нет.
— Как это — нет? У нас есть высшие школы, целых семь институтов. Вот только что подписывали сертификаты тренеров. Пожалуйста, ВШТ работает в Москве, она открыта. Я в этих школах выступал.

— Там достойный уровень преподавания? Прохорову-то незачем лукавить.
— Не знаю, достойный ли, но многие клубы, как видим, предпочитают иностранцев. Легче взять готового зарубежного специалиста, как и игрока, чем воспитывать своего. Хотя у нас есть тот же Квартальнов, неплохой тренер, мы тоже наблюдаем за его ростом. Есть ряд других молодых тренеров.

— Но вот приехал старый матёрый канадец Майк Кинэн – и доказал свой уровень, хотя было немало скептиков, считавших его пенсионером, отправившимся на заработки.
— Да Кинэну что доказывать? Я вместе с ним работал в Чикаго, это выдающийся тренер. И КХЛ повезло, что он к нам приехал. Но тренеров такого уровня немного – и почему иностранцами должна быть заполонена вся наша лига?
В КХЛ говорят, что в российских клубах в этом сезоне работали только семь зарубежных тренеров. Но ведь через Ярославль прошло два, через Омск — тоже два. А они считают не по числу специалистов, а по количеству клубов. И ведь главный чаще всего не один приходит, а тащит за собой помощников-соотечественников. Так и происходит засилье иностранцев, вопрос о котором на одном совещании справедливо поднял Виктор Тихонов. Он сказал, что это неправильно. Если главный иностранец, то второй должен быть русским, учиться у него.

— Вот Воробьёв-младший в Магнитке и учится у Кинэна, а прежде учился у Пола Мориса. И оба канадца отмечали, какую неоценимую помощь он им оказывает.
— Я не против этой учёбы, но там в штабе есть и иностранцы, и так – везде. У меня статистика есть. И где нашим тренерам набирать опыт? Вот и возникает ситуация, при которой выбор тренеров для сборной предельно скуден.

"ГАШЕК ПОПРОСИЛ: "СКАЖИТЕ РУКОВОДСТВУ, ЧТО Я ПЛОХОЙ ВРАТАРЬ, — И Я УЕДУ В ЕВРОПУ"


— Часто можно услышать: "Вот закончат Малкин, Овечкин и Ковальчук — и что дальше?" У вас есть ответ на этот вопрос?
— Надо сокращать число легионеров и больше доверять нашим молодым ребятам. Тогда и появятся в более массовом порядке новые Ничушкины и Мироновы. Мы богаты на звёзд, на таланты. Нужно только помочь им раскрыться. Почему-то меня взяли в сборную в 17 лет и дали возможность играть. Тренер должен поверить в игрока, дать ему шанс. А в кого будут верить иностранные тренеры? Им главное — удержаться на плаву.

— Но вот вижу, что тот же Кинэн доверяет в "Магнитке" Антипину, Потехину, Косову, Хабарову...
— Молодец. Но не все такие, как он. У него есть результат, и он может ставить их в состав. Но во многих других клубах иностранные специалисты делают ставку на опытных игроков. Они хотят выигрывать. И я на их месте тоже бы хотел. Помню, когда пришёл работать в "Чикаго", у меня в распоряжении было семь вратарей. Среди них – Гашек и Белфор. И я не ставил Гашека, потому что Белфор был лучше!
Однажды Доминик подошёл ко мне со словами: "Скажите, что я плохой вратарь, и я уеду в Европу". Если бы я сказал такое, то он никогда бы не стал лучшим вратарём НХЛ.

— Гашек хотел уехать в Европу?
— Да, он играл в фарм-клубе, что-то у него не получалось, и он уже договаривался с "Кёльном". Просил, чтобы я переговорил с Кинэном. Но я сказал Майку, что нужно его оставить. Почему я так сказал? Потому что это моя работа!

— Кинэн рассказывал, что по ходу работы предлагал вам подписать… контракт действующего игрока.
— Было дело (смеётся). Но время для этого уже давно прошло, и я должен был показать ему результат в своей новой роли. И Белфор сразу стал лучшим вратарём в лиге, а Гашек превратился в такового чуть позже – правда, уже в "Баффало". Так же сейчас в КХЛ приезжают иностранные тренеры, и они сразу должны показать товар лицом. А в НХЛ, например, нет ни одного главного тренера из Европы.

— За океаном их пробовали – Алпо Сухонена, Ивана Глинку, Ральфа Крюгера…
— Попробовали. Но сейчас никого нет. А у нас берут всех подряд. Но нужно же воспитывать своих тренеров! Повторяю: я не против иностранцев, но не в таком количестве. Вот вы бы пришли в федерацию и были бы рады, будь у вас выбор из трёх-четырёх тренеров для сборной? У вас бы голова болела от непростого выбора – но это была бы приятная боль. А сейчас ничего не болит. Есть Знарок и всё. Квартальнов на подходе, вернулся Быков. Всё.

"КОГДА КХЛ ОТКРОЕТ ВСЕ ЦИФРЫ, ТОГДА И МЫ СКАЖЕМ, СКОЛЬКО ПОЛУЧАЮТ БИЛЯЛЕТДИНОВ И ЗНАРОК"


— Когда вы вспомнили о Тихонове, я задумался, насколько же важным в ключевых матчах бывает каждое тренерское решение. По-вашему, если бы Тихонов вас не поменял на Мышкина в знаменитом матче с американцами на Олимпиаде-80 в Лейк-Плэсиде, сборная СССР не позволила бы состояться "чуду на льду"?
— Кто это может знать? Все были в курсе, что если я пропускаю лёгкую шайбу, то не раскисаю, а, наоборот, ещё больше концентрируюсь и настраиваюсь. Поэтому, может быть, и выиграли. Сейчас же это обратно не вернёшь! Потом Виктор Васильевич сказал: "Да, я ошибся, был бы Третьяк — мы бы выиграли". Но он был уверен, что мы и так выиграем.

— Он вам это лично сказал?
— Нет, я слышал интервью, в котором он так говорил. Честно, я на него не обижаюсь. Тренер имеет право на решение. Он чувствует команду и в тот момент не сомневался, что наверняка мы и без меня выиграем. Мы ведь 12:2 до этого выигрывали у этой же сборной США.

— Тот же Тихонов пару лет назад назвал газете "Известия" зарплату Билялетдинова – два миллиона. Это правильная цифра?
— Не буду отвечать. У нас в договоре написано, что мы эти цифры не разглашаем. Вот когда КХЛ откроет все цифры, тогда и мы.

— Хорошо, поставлю вопрос по-другому. У Знарка зарплата меньше, чем у Билялетдинова?
— Повторяю: на финансовые вопросы отвечать не буду.

— Хоть раз во время обсуждений тренер-иностранец для сборной возникал на горизонте?
— На исполкоме — нет. В будущем всё может быть, если у нас никто не вырастет до этого уровня. Впрочем, думаю, мы воспитаем. Пока же у нас ни богатого выбора тренеров для сборной нет, ни центральных нападающих. А ведь это главная позиция в хоккее. Все центрфорварды в ведущих клубах сейчас — финны, шведы,
"Надо сокращать количество легионеров и больше доверять нашим молодым ребятам. Тогда и появятся в более массовом порядке новые Ничушкины и Мироновы".
чехи. Кто играет между Зариповым и Мозякиным? Коварж. И так далее.

"ПУСТЬ У ИНОСТРАННЫХ КОМАНД В КХЛ ТОЖЕ БУДЕТ ЛИМИТ НА ЛЕГИОНЕРОВ"


— Алексей Касатонов перед Олимпиадой говорил, что для этого поколения Сочи – некая черта, решающая Олимпиада. Насколько, на ваш взгляд, виноваты в сочинской неудаче игроки, те же звёзды? Почему, например, Овечкин не стал Буре образца Нагано?
— Думаю, каждый игрок винит себя, в глубине души считает, что мог бы сыграть лучше. Если я пропускал по пять-шесть шайб, то тоже упрекал себя. Наверное, каждый понимает, где бы мог прибавить. В скольких играх мы по одной шайбе забивали – а такие игроки должны забивать больше! При этом никого персонально винить не хочу. Не было таких, кто прохлаждался, не выкладывался.

— Илья Ковальчук забил два гола с уже полученной в матче со Словакией травмой, Павел Дацюк провёл всю Олимпиаду серьёзным повреждением. Тот же Овечкин приехал на ЧМ-2013 с переломом стопы. Мужество есть, звёзды есть, а результата – нет.
— Ребята отдают себя целиком, приезжают в сборную по первому зову. Овечкин вот сейчас приехал на чемпионат мира. Обыватели спрашивают: зачем звать энхаэловцев, если можно обойтись своими? Да нет у нас достаточного числа своих игроков высокого уровня, в том-то и дело!

— Вы говорили о центрфорвардах, но в России и с защитниками беда. Я сравнил тот состав игроков обороны, который поехал в Сочи, со списком защитников в Нагано и Солт-Лейк-Сити – так возникало ощущение, что защитники в России вымерли как класс.
— Проблемы есть, но надо просто работать. Вот мы шесть лет предметно занимались вратарями — и подтянули их. Вы помните, какая критика на меня обрушилась, когда я сказал: мол, платите девять миллионов в федерацию за иностранных вратарей? Сколько помоев я получил во всех газетах, и как клубы меня ненавидели!
За что? Потому что я посмотрел: одни иностранные вратари играют, а кто за сборную выступать-то будет? Сейчас у нас с вратарями нормально – и в первой, и в молодёжной, и в юношеской сборных. Почему? Потому ещё, что я по два раза в году сборы провожу в Дмитрове. Собираем лучших вратарей разных возрастов, и приходят тренеры вместе с ними. Мы вместе с ними проводим тренировки, семинары проходят, работаем над устранением недочётов.
Сейчас, как вы верно заметили, у нас проблема с защитниками — приезжает Игорь Кравчук, будем в Новогорске работать с защитниками, поскольку видим, что у них проблемы. Крайние нападающие есть неплохие, а вот с центральными и защитниками есть над чем подумать.

— И к чему привели ваши размышления?
— Хочу, чтобы хотя бы в нашей лиге российским игрокам было, где играть. Почему не сделать так, чтобы у иностранных команд КХЛ тоже был лимит в пять легионеров, но российские игроки были бы вне лимита? Хочу предложить эту формулу. Что в ней плохого? Никто же не думает об этом. Мне главное, чтобы русских больше было. Дадонов же играет в "Донбассе”, он там раскрылся, и мы его пригласили в сборную.
Между прочим, не только мы неудачно в Сочи выступили. А чехи, у которых после Нагано за четыре Олимпиады одна бронзовая медаль? А американцы? Такой состав — и четвёртое место. Это спорт, в котором нельзя всё предсказать. Да и в советское время мы проигрывали чемпионаты мира – даже когда были на голову выше всех, как на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде. А сегодня, когда мы не сидим по восемь месяцев на сборах, намного сложнее. В Канаде – 2786 хоккейных дворцов, в Америке – 1800, а в Финляндии – 260, а у нас (сравните нашу территорию и финскую) – 440, и то половина отдана под фигурное катание.

— В Финляндии главный тренер олимпийской сборной Эркка Вестерлунд руководит мощнейшим научно-спортивным центром, работающим на сборную. У нас есть задумки такой центр открыть?
— Да, он строится в Ярославле и откроется, думаю, через год. Там федерация и сборы национальных команд разных возрастов будут проходить и научно-методический центр откроется. Строительство уже идёт, и это решение было принято ещё до Сочи. Зима в России, как ни крути, холодная, дети не хотят на открытых катках играть. Поэтому надо больше крытых арен строить и предоставлять им условия для роста.

"ВНУКУ ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО С ЭТОЙ ФАМИЛИЕЙ ЖИТЬ, НО ОН МОЛОДЕЦ"


— Мы заговорили о вратарях, но об одном, юном, хотелось бы спросить отдельно. Вы верите, что однажды на Олимпиаду поедет вратарь по фамилии Третьяк?
— Вот уж не знаю, но мне очень хотелось бы. Всё от самого Максима зависит. Он хороший мальчик, но ему очень тяжело с этой фамилией жить. Не знаю, как он переносит это всё.

— А он вам рассказывает?
— Рассказывает, делится, конечно. Какие голы пропускает, какие ошибки, мы всё время с ним разговариваем – и вживую, и по телефону. Он же с пяти лет во всех школах побывал со мной. Он видел, как работают Белфор, Набоков, это всё было на его глазах, когда я тренировал их всех. Он у меня с пяти лет в воротах стоит.

— Давление из-за фамилии как на него влияет?
— Думаю, он уже начинает привыкать, а сначала было очень тяжело. Все болельщики команд-соперниц против него что-то кричали – для них же это отдельное удовольствие, Третьяку забить! И у нападающих стимул обыграть его особенный. Конечно, такое повышенное внимание очень сложно психологически переносить. Но он молодец. В прошлом году он был признан лучшим вратарём 1996 года рождения.

— Ни разу у внука не возникало желания уйти из хоккея и заняться чем-то другим?
— Нет, он предан хоккею. В этом году играл за Молодёжную лигу с 20-летними, а ему всего 16 было. И в Канаде он очень хорошо отыграл. Не знаю, что дальше будет, но мне нравится его трудолюбие, его отношение к хоккею.

"МЫ НИКОГДА НЕ ГОВОРИЛИ, ЧТО НЕ ОТДАДИМ КХЛ ПРАВА НА ПРОВЕДЕНИЕ ЧЕМПИОНАТА"


— За время работы у вас случались какие-то недопонимания с Виталием Мутко или у вас единое мнение по всем вопросам?
— Мутко – серьёзный руководитель. Он спрашивает с меня, я отчитываюсь и советуюсь с ним. На протяжении всего это времени мы постоянно ощущали внимание Министерства спорта. Мутко многое сделал, чтобы мы получили субсидии, приезжает к нам, интересуется нашими делами. Мы ему только благодарны.

— На сегодняшний день у ФХР есть разногласия с КХЛ помимо вопроса с лимитом на легионеров?
— Особых разногласий у нас нет. Главное – лимит. Мы всегда открыты, в том числе по вопросам молодёжного хоккея. Просто нам не всегда понятно, почему принимаются решения без нашего ведома.
Есть Закон о спорте, и его никто не отменял. Там написано, что главное – федерация, она отвечает за вид спорта. Мы заинтересованы в КХЛ, и у нас нет никакой вражды. Всегда говорю Геннадию Тимченко и Александру Медведеву, что мы должны работать вместе, но выходит так, что мы всё узнаём из газет. Они хотят быть как НХЛ, но не получается. У НХЛ другие задачи. Надо подчиняться ФХР или менять закон, где будет написано, что главное — это Кубок Гагарина. Тогда они будут диктовать условия. Вот придёт завтра ко мне человек с большими деньгами и скажет, что хочет организовать свою лигу и играть не шайбой, а коробкой от конфет. Кто будет отвечать за вид спорта, сколько бы денег он ни дал?

— По закону — федерация.
— Правильно. И Министерство спорта спросит с меня, а не с этого человека. Поэтому КХЛ, прежде чем что-то делать, должна советоваться с ФХР.

— Медведев говорит, что юридически у КХЛ невозможно отобрать права на проведения чемпионата России по хоккею.
— Никто не собирается этого делать. Но почему невозможно? Ещё раз почитайте Закон о спорте. Кому принадлежат все чемпионаты: юношеские, молодёжные? Кто подписывает контракты? Федерация хоккея. Всё возможно, но мы никогда не будем этого делать.
Континентальная лига хорошо работает. Никогда не говорил, что это плохая лига. Они много работают, подняли интерес к хоккею и проводят чемпионат более высокого уровня, чем раньше. Мы против большого числа иностранцев, потому что всегда отстаиваем интересы российского хоккея. Есть какие-то разногласия, но не более.
Не понимаю, кто раздувает слухи, что мы не подпишем новый договор. Он у меня сейчас лежит, вот он (показывает, и это действительно проект договора между ФХР и КХЛ. – Прим. ред.). Мы его посмотрим, при необходимости внесём какие-то коррективы и подпишем. Зачем вам, журналистам, выдумывать то, что мы не отдадим КХЛ права на проведения чемпионата России? Зачем задавать провокационные вопросы?

— Президент КХЛ сам сказал об этом, безо всяких наводящих вопросов.
— А зачем ему говорить об этом? Мы никогда не говорили, что не хотим, чтобы КХЛ проводила чемпионат России. Пусть мне покажут такое письмо. Его нет!

— Правда ли, что вы отклонили предложения Медведева по развитию женского и следж-хоккея, в частности освещения матчей девушек на телеканале КХЛ-ТВ?
— Был звонок. Но почему мы должны отдавать женщин? Это наш хоккей, наш продукт. Мы работали, у нас хорошая лига, есть результаты на различных уровнях, есть наработки. Что они хотят? Показывать по телевизору? Пожалуйста — пусть показывают. По следж-хоккею это вопрос не к нам. Там отдельная федерация.

"МОИ ДРУЗЬЯ-СПАРТАКОВЦЫ ЗНАЮТ: Я ДЛЯ СПАСЕНИЯ КЛУБА СДЕЛАЛ ВСЁ, ЧТО МОГ"


ФХР создала экспертный совет, но многие отмечают, что в его составе мало молодых специалистов и слишком большой крен в сторону ветеранов. Вы согласны с этим? Называлось много фамилий, которые поиграли в НХЛ, и у них свежий взгляд на хоккей.
— Например?

— Хаванов, Малахов, Каспарайтис, Яшин, Буре, Ларионов…
— Ларионов в Америке, как его можно привлечь?

— По скайпу. При современных технических возможностях подобные консультации проводить можно без каких-либо проблем.
— Зачем, если здесь есть живые люди? Мы сделали предложение Андрею Коваленко, включили в совет Сергея Гимаева. Остальные — ветераны. Но разве Виталий Давыдов или Борис Михайлов — не специалисты, блестяще понимающие хоккей?

— Может, просто сделать состав экспертного состава более сбалансированным?
— Ну так мы и взяли Гимаева, Коваленко. Пока будем собираться в таком кругу, более старшего поколения. Ничего плохого я в этом не вижу. Есть Тихонов, есть Юрзинов, который проводит тренерские семинары. Зачем нам сто человек брать? Мы взяли опытных людей.

— Юрзинов, кстати, провёл в прессе, на мой взгляд, выдающийся разбор матча с финнами на Олимпиаде в Сочи. Разложил всё на молекулы, и мне стало страшно жалко, что Билялетдинов не пригласил его, своего учителя, в штаб.
— Это другой вопрос. А в целом не считаю, что люди со стажем глупее молодых специалистов. Это профессионалы, которые через многое прошли. Тот же Михайлов возглавлял сборную России и выиграл чемпионат мира.

— Как относитесь к тому, что "Спартак" близок к гибели?
— Я всегда поддерживал "Спартак", у меня хорошие отношения с Борисом Майоровым, Владимиром Шадриным и Вячеславом Старшиновым. Старался помочь клубу: разговаривал с Михаилом Прохоровым, Вагитом Алекперовым и другими руководителями больших компаний. Но они все уже кому-то помогают.
Что я могу ещё сделать? ФХР не может взять на себя финансирование "Спартака", это общественная организация. Я всегда был за "Спартак" и раньше ему помогал, когда клуб играл в Высшей лиге. У меня много друзей среди спартаковцев, и они знают: Третьяк сделал всё, что мог.

— "Спартак" уже не спасти?
— Может, всё-таки в последний момент найдётся какой-то спонсор. Только это может спасти клуб.

"РОТЕНБЕРГ СКАЗАЛ, ЧТО МЫ КОРМИМ ВСЮ ЕВРОПУ"


— Кажется ли вам, что после Олимпиады в Сочи наш хоккей нуждается в каком-то серьёзном реформировании?
— Глобального переворота не должно быть. Первое, что нужно сделать, это продолжить строить новые хоккейные объекты. Второе — увеличить число тренерских кадров. Уже сейчас мы хотим ввести лицензирование тренеров в детско-юношеских школах. Что касается высшего эшелона, то это сокращение легионеров. Говорил об этом с самого начала своей работы в ФХР.
Аркадий Ротенберг вообще сказал, что мы кормим всю Европу и в составах российских клубов не должно быть больше трёх легионеров. Ярославль тоже поддерживает нас. Считаю, что число легионеров нужно сокращать, но делать это поэтапно. Возможно, через пять лет, когда у нас появятся звёзды мирового уровня, мы вообще сделаем
"Почему не сделать так, чтобы у иностранных команд КХЛ тоже был лимит в пять легионеров, но российские игроки были бы вне лимита?"
лигу открытой. Но сейчас самое главное, чтобы было из кого собрать сборную. И без таких мер, считаю, не обойтись.

— По словам Тимченко, он договорился с вами о том, что на ближайшие два-три года остаётся лимит в пять легионеров. Это правда?
— На ближайший сезон, вероятно, да. Всё-таки у многих иностранцев действующие контракты. Но нужно учесть, что у целого ряда хоккеистов два паспорта, и, считаясь россиянами, они не имеют права играть за сборную, поскольку заиграны за другую. С этой практикой будет покончено, потому что в реальности легионеров в командах оказывается не пять, а десять или даже больше. На первое время сохранить цифру "5", но при этом считать легионерами всех тех, кто не может выступать за национальную команду, – тот компромисс, на который можно пойти. А на следующий сезон, возможно, уже ужесточить лимит до четырёх…
Но одним лимитом, конечно, прогресса не добьёшься. Необходимо улучшить подготовку юниоров. Сейчас мы перенимаем опыт у американцев и создаём команду из ребят 16-17 лет, чтобы мальчишки не уезжали. Я год об этом говорил, общался с президентом американской федерации хоккея. Он мне объяснил и показал, за счёт чего они добились большого скачка на юниорском и молодёжном уровне.
Они собирают лучших игроков в две команды, которые круглый год вместе играют. Мы сделаем такую же команду, дадим им лучшего тренера и будем готовить к чемпионатам мира. При этом права на игроков остаются у клубов, мы никого не забираем. Эта команда будет играть в МХЛ с ребятами, которые на несколько лет старше. Американцы тоже поначалу проигрывали всем в своей лиге, но потом выходили на международный уровень и всех обыгрывали. Играя со старшими, они набираются опыта, привыкают играть на других скоростях и быстрее принимают решения.
Какие ещё реформы? Нужно усилить свою работу по взаимодействию с КХЛ. С ВХЛ у нас сложились хорошие отношения, сейчас МХЛ начала прислушиваться к нам. Андрей Николишин сказал, что в МХЛ слабый уровень. Я считаю, что это неплохая лига, она хорошая, но там играют ребята, которым уже 21 год, а раньше играли в 22. Многие из них уже женаты, с детьми. Они не должны играть в молодёжной лиге. Нигде в мире такого нет.
Пожалуйста, пусть идут в Студенческую или Российскую лигу, пробуют пробиться в ВХЛ или КХЛ. Зачем складывать 17-летних и 22-летних ребят в одну копилку? Как юниорам соревноваться в таких условиях? Сейчас мы договорились с Дмитрием Ефимовым (управляющим директором МХЛ. – Прим. ред.) по этому вопросу. Я ничего не разваливаю, а работаю, как во всём мире, и перенимаю опыт. Мы ничего для себя не делаем – только для хоккея. Нам нужен успех. Поэтому хотим собрать всё лучшее и быть вместе с КХЛ, ВХЛ, МХЛ. ФХР должна объединять всех.
Владислав Третьяк 40 лет назад

Владислав Третьяк 40 лет назад

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
3 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →