Олег Знарок
Фото: Фотобанк КХЛ, Игорь Брагин
Текст: Игорь Брагин

Непонятый Знарок и журналистский ад

В дневнике чемпионата мира — о каком реванше на самом деле говорил Олег Знарок и через какие трудности в Минске проходят представители СМИ.
10 мая 2014, суббота. 10:00. Хоккей
Честно говоря, стартовый день чемпионата мира оказался настолько насыщенным, что потребовалось дожить до утра, чтобы переварить все события и изложить их без критиканства и неуместных восторгов. Хотя поводов для первого в разы больше. Но обо всём по порядку.

ИЗЖОГА НА РЕВАНШ

Неожиданно острая реакция болельщиков на заявление Олега Знарка о том, что он ждёт реванша в матче со сборной Финляндии, говорит о том, что люди не могут разделить две сборные – олимпийскую Билялетдинова и нынешнюю Знарка. Новый главком тактично избегает сравнений и параллелей с тем, что было два месяца назад. За это время он успел создать собственную историю. Пускай, она пока не настолько богата, но она есть и она своя.

Единственное, что он не стал рушить – это вторую часть пресс-конференции. Говоря молодёжным языком, афтепати. Официальная пресс-конференция длилась секунды, что привело в лёгкое замешательство тех, кто не знаком с установленными традициями. Настоящий разговор состоялся уже в коридоре, где и обстановка более душевная, и вопросы задаются не из зала, а от человека, стоящего в метре от наставника. И в таком цейтноте интересуешься лишь самым главным.

Так вот, о реванше. Знарок чётко изложил свою позицию. Он (!) с его командой (!) проиграл финнам в рамках Евротура. Проиграл в матче, где россияне смотрелись как минимум не хуже соперника. И уж точно лучше, чем в игре со Швейцарией накануне. И реванш наставник россиян собирается взять именно за тот матч.
"Знарок с его командой проиграл финнам в рамках Евротура. И реванш наставник россиян собирается взять именно за тот матч".
Это его личный счёт к Эркке Вестерлунду. И, будьте уверены, он его предъявит. К Олимпиаде это не имеет никакого отношения. До неё у Знарка ещё четыре года. Его четыре года. До его Олимпиады.

ДОСМОТР

Теперь перейдём к тем моментам, которые сначала воспринимались как местный колорит, потом – как вынужденное неудобство, а в конце начали бесить даже тех, кто по природе своей спокоен априори. Доступ на территорию трёх арен ("Арена Минск", велодром и конькобежный стадион) осуществлялся через два блокпоста. Это были реальные блокпосты, в которых осуществлялся жесточайший досмотр.

Неудобства для болельщиков, которых было очень много, понятны. Но они, по старой привычке, берут с собой на подобные мероприятия минимум вещей. Журналисты такой роскоши позволить себе не могут. Стандартный досмотр при входе в охраняемый периметр выглядит так: вы открываете все запоры на сумках (автор этих строк перемещается с рюкзаком), сотрудники охраны достают оттуда всё содержимое, требуют включить ноутбук, телефоны, уточняют "что это за коробочка" и внимательно ощупывают не только саму сумку, но и вас лично. Таких мер предосторожности не было даже в Сочи, даже в день открытия.

И ПИШУЩЕЙ ПРЕССЕ ЕЩЁ ПОВЕЗЛО

И всё бы ничего, но такая процедура повторяется и на входе на арену. Причём среди представителей спецподразделения женщин в первой половине дня не было. Диалог с улыбчивым парнем, который выразил готовность нежно досмотреть девушек-журналисток плавно перешёл в ликбез по правам человека, на что тот с улыбкой морского пехотинца заявил, что ничем больше помочь не может. Всё понимает, но помочь не может. Здравый смысл, кстати, возобладал, а во второй половине дня появились и представительницы прекрасного пола среди хозяев этих блокпостов.

"Вот вы зажрались", — заметит критично настроенный читатель. И верно, что мы не можем войти в положение спецслужб? Ведь это день открытия чемпионата, куда приедет первое лицо государства. Мы бы вошли. И даже не пискнули, если бы ситуация подчинялась хоть какой-нибудь логике. Попав на раскатку сборной и получив определённый объём информации, в том же Хельсинки (там, к слову, досматривали только карточку аккредитации) ты мог сделать 20 шагов и оказаться в пресс-центре, расположенном прямо в фойе "Хартвалл Арены". В Минске необходимо выйти из стадиона и перебраться на велодром, где оборудован пресс-центр. То есть, вы понимаете, что ещё одного досмотра вам не избежать. На самой арене работать негде абсолютно. Там ещё и Интернет ужасен, другого слова не подберёшь.

ФОТОГРАФИЧЕСКИЙ АД

Но пишущей прессе в этом плане ещё повезло. С какими нереальными трудностями столкнулись наши коллеги-фотографы, даже в страшном сне придумать нельзя. Начнём с того, что на всех крупнейших турнирах для мастеров объектива организуют своеобразные камеры хранения. Всё просто – это стеллажи с ящиками, закрывающимися на замок. По принципу тех, что мы видим в супермаркетах. Они почти всегда платные, но деньги за них просят вменяемые.
"Фотограф раскладывает чемодан, две сумки, включает все камеры, чтобы продемонстрировать, что они фотографируют, а не стреляют, объясняет, для чего нужна эта коробочка и т.д. И так — пять раз в день..."
И для фотографов они жизненно необходимы. Нужно понимать, сколько оборудования берёт с собой на подобный турнир профессионал: это почти всегда две камеры, минимум два объектива, ноутбук, масса всевозможных аксессуаров. Всего и не перечислить. И практически всегда это огромный чемодан и несколько небольших рюкзаков или сумок. И всё это всегда хранилось в здании пресс-центра. Теперь же наши коллеги вынуждены таскать это с собой утром, вечером и весь день.

И тут самое время вспомнить о том, сколько блокпостов необходимо преодолеть. И вот представьте себе убелённого сединами шведа, который раскладывает свой чемодан, две сумки, включает все камеры, чтобы продемонстрировать, что они фотографируют, а не стреляют, объясняет, для чего нужна эта коробочка, что это за странный гаджет и т.д. После этого тащит это всё на арену, снимает 20-минутную раскатку и отправляется в пресс-центр, чтобы обработать и скинуть в агентство фотографии. И так – несколько раз на дню. "Я 20 лет в спортивной фотографии. Оказывается, я ещё даже не знаю жизни", — разводит руками швед.

А ведь среди фотографов ныне очень много девушек. Каково приходится им? Конечно, своя ноша не тянет. Но она слишком тяжела. И никому до этого нет дела. После ряда скандалов в пресс-центре появились комоды с 12 закрывающимися на ключ отсеками. Капля в море. Практически сразу они были отданы девушкам, которым приходилось труднее. Мужчины, повидавшие со своими фотоаппаратами в этой жизни многое, знают толк в галантности.

Проблемы с досмотром и оборудованием, конечно, доставляют массу неудобств, но не это главное. "Это можно пережить", — заявил один американец. Репрессии внутри арены – вот самый болезненный удар по профессионалам. Начнём с того, что служба безопасности запретила вешать камеры под своды дворца. А ведь мы уже привыкли к этим узкопрофильным, но подчас очень любопытным съёмкам событий на пятаке с высоты птичьего полёта. На всех аренах мира фотографов спокойно пускают под крышу, в Минске – нет. В принципе. Развесить вспышки в правильных местах, также под крышей, чтобы в момент щелчка затвора свет был гарантированно рабочий, нельзя категорически.

Ну и финальным аккордом первого дня стал запрет снимать ту трибуну, на которой находился глава Белоруссии. Всех фотографов согнали в одну точку, на которой, по-хорошему, тесно будет и семерым. Немудрено, что истерзанные этим сумасшедшим днём мастера в большинстве своём вообще проигнорировали церемонию открытия и матч Белоруссии с США. Бились за места лишь те, у кого было чёткое редакционное задание. Нужно ли говорить, что этот квест на выживание стоил многим здоровья?

ИНТЕРНЕТ? СЛЫШАЛИ, НО НЕ ВИДЕЛИ

Как рассказывают минские коллеги, Интернет в столице Белоруссии ещё два-три года назад был страшным дефицитом. И достать его можно было лишь по талонам. И это не шутка. Даже сейчас карты оплаты БелТелекома продаются только при предъявлении паспорта. Но журналистов обрадовали, выдав бесплатные карточки. Правда, перед этим очаровательная девушка доверительно сообщила, что "сначала хотели продавать, но потом запретили, берите бесплатно". Мысль о том, что бесплатно – это, конечно, хорошо, но редко бывает качественно, посетила сразу. И в дальнейшем она нашла массу подтверждений.

Интернет на арене работает в режиме "убей свои нервы". Для подключения нужно ввести 12-значный логин и такой же по объёму пароль. Не всегда в шуме и гаме это получается с первого раза. Добившись этого, необходимо незамедлительно открыть все нужные страницы браузера, поскольку через семь-восемь минут тебя "вышибет". Сказать, что белорусский Интернет "летает" можно.
Но смысл в это вкладывается несколько иной. Вылетает он стабильно. Работает же крайне капризно. Во время матчей сборной России большинство коллег махнули на всё рукой и отправились в пресс-центр, где есть беспроводной, более стабильный коннект.

Интернет, к слову, и в России не везде в порядке. Даже в республиканских хоккейных центрах. И автор этих строк даже не заикнулся бы об этом, но… Когда послематчевая работа по передаче новостей из мискт-зоны и с пресс-конференции после матча Россия – Швейцария была в самом разгаре, когда журналисты, сидя на полу, передавали информацию в редакции, сработали глушилки. И жизнь остановилась. На "Арену Минск" прибыло первое лицо Белоруссии. И жизнь замерла. Более предусмотрительные журналисты с понимающей улыбкой наблюдали за вбегающими в пресс-центр коллегами, осыпающими проклятиями всех и вся.

Возможно, в стране-хозяйке чемпионата мира — 2014 такие вещи в порядке вещей. Но тут даже россияне впали в ступор. Со всех сторон слышалось: "Даже в Сочи такого не было. Ждали чего-то подобного, но не было этого даже близко". И вот тут возникает вопрос, есть ли вообще смысл журналистам ходить на арену во время матчей сборной Белоруссии? А что делать, когда хозяева будут играть с россиянами? Работать из отелей?!

ДА, ЭТО ЛОЖА ПРЕССЫ, НО ВАМ НУЖНО ЕЁ ПОКИНУТЬ

Позитивом мы вас одарим по итогам второго дня. Вокруг арены есть что похвалить. А этот дневник нужно закончить ещё одной корыстной заметкой. В фойе "Арены Минск" есть масса полезных и не очень стрелочек. Так вот, часть из них сопровождена многообещающим пояснением "Трибуна для прессы". Добравшись до нужного входа, мы с коллегами устроились на местах, обозначенных соответствующими стикерами. Волонтёры нам радушно улыбались, указали на нужные места и пожелали приятной работы. Однако спустя некоторое время начали появляться люди с билетами на этот ряд. Невзирая на то, что цифры на сиденьях были заклеены стикерами "Media”, места пришлось освободить. Уникальный случай. И, согласитесь, неприятный для всех сторон.

Пока главный вывод из событий первого дня для журналистов следующий: нас здесь не ждали. Но мы прорвёмся.
Волонтёр: "Да, это места для прессы, да, вы — пресса, но вам нужно уйти…"

Волонтёр: "Да, это места для прессы, да, вы — пресса, но вам нужно уйти…"

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 29
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →