Текст: Леонид Михайлов

Белов: я бил во все колокола. Но было поздно

"Сибирь" стала одним из главных разочарований сезона, спустившись с 5-го места на 19-е. О неудачах, конфликтах, легионерах и прочем – в беседе с экс-капитаном команды Олегом Беловым.
17 марта 2008, понедельник. 22:10 Хоккей

Олег Белов стал в нынешнем сезоне личностью по-настоящему одиозной. Невиданное количество критики, обрушившееся на экс-капитана «Сибири» в нынешнем сезоне, превышало все мыслимые пределы – достаточно хотя бы раз послушать, какие слова и кричалки доносятся с трибун ЛДС «Сибирь» в адрес Олега.

Белов играет за «Сибирь» уже давно, и стал здесь одним из лидеров, обладая авторитетом и харизмой. Однако нынешний сезон стал для Олега одним из самых неудачных в карьере: команда сезон провалила, сам Белов высокой результативностью не отличился, в довершение всего — был лишён звания капитана и отправлен в фарм-клуб.

Корреспондент «Чемпионат.ру» попытался пролить свет на многие моменты нынешнего сезона «Сибири», уговорив Олега на интервью.

Какие ощущения у вас лично от нынешнего сезона?

— Двойственные. После такого волшебного прошлого сезона, когда мы заняли пятое место, получился провал, но, наверное, такого можно было ожидать. Виноваты мы сами, возможно, мы сами переоценили себя и подумали, что всё будет получаться как и в прошлом году, и фортуна будет благосклонна к нам. На деле всё оказалось по-другому: заняли 19-е место и сезон провалили.

— Думаю, если бы был обычный сезон, то, наверное, мы бы попали в плей-офф. Забравшись высоко, падать больнее, поэтому, скорее всего, если бы не было фееричного сезона, то и провального нынешнего тоже бы не случилось. Наверное, в межсезонье надо было очень многое менять.

Если бы не было предыдущего сезона, когда «Сибирь» заняла пятое место, то этот результат как бы можно было оценить?

— Думаю, если бы был обычный сезон, то, наверное, мы бы попали в плей-офф. Забравшись высоко, падать больнее, поэтому, скорее всего, если бы не было фееричного сезона, то и провального нынешнего тоже бы не случилось. Наверное, в межсезонье надо было очень многое менять.

Как оцените предсезонную подготовку к этому чемпионату?

— На мой взгляд, была нормальная обычная предсезонка. Может быть, год назад было чуть потяжелей, но, в целом, было всё то же самое: тот же график, те же турниры. Ничего такого, о чём можно было сказать, что, мол, вон, другие пашут, а мы рыбу ловим, не было. Не сказал бы, чтобы было легко.

В чём основные причины нынешнего провала?

— Неважная игра всей команды – и вратарей, и защитников, и нападающих. Мы старались, но те команды, которые стоят выше нас в турнирной таблице, были объективно лучше. В то же время, нам катастрофически не везло, с голкиперами получился казус.

Свою личную игру как оцените?

— Начал чемпионат хорошо, был капитаном до января. Начал забивать, но затем последовала травма колена, и я её толком не залечил, приходилось играть с повреждением – очень уж много у нас было травмированных. Это сказалось и на игре, и на результативности. Ну а потом случилась эта отправка в фарм-клуб и лишение капитанской нашивки. Думаю, это связано не с игрой, а было сделано больше по политическим мотивам.

Как вы к этому отнеслись?

— Спокойно. Мы с Сергеем Решетниковым были одними из лидеров команды в прошлом году, и я не думаю, что это решение положительно сказалось на «Сибири». Заменить нас было некем, а на носу были матчи с прямыми конкурентами – «Витязем», «Спартаком», «Амуром», которые были проиграны. Этих 6-7 очков, которые мы тогда отдали, нам и не хватило для попадания в плей-офф.

Вам как-то объяснили перевод во вторую команду?

— Нет, мне просто зачитали приказ попечительского совета. А на следующий день последовала отставка главного тренера Сергея Котова. Началась кутерьма, а за матчей семь до конца меня вернули в главную команду.

Как вы думаете, сыграло ли роль в вашем переводе во вторую команду общественное мнение? Или вы просто попали под горячую руку?

— Когда команда валится, то всегда ищут крайних. С кого же спросить, как не с капитана? Если бы я играл где-нибудь в третьем-четвёртом звене и молчал, то про меня никто бы и не вспомнил – ну играет и играет. Целый год меня песочили, не знаю, чем я не угодил людям после прошлого сезона.

Январская отставка Котова была своевременной или уже было поздно?

— Могу сказать только одно – если ты решил что-то делать, то это нужно делать сразу. Решаешь – делай, а если нет, то ничего хорошего не получится.

Тренерские методы Сергея Котова как можете оценить? После того, как он стал одним из открытий предыдущего сезона, последовал такой резкий спад…

— В том году, если посмотреть статистику, у доброго десятка игроков «Сибири» был лучший сезон за все годы выступления в Суперлиге. А 10 человек – это целых две пятёрки, некоторые защитники набрали по 15-16 очков, а нападающие по 30-40. Плюс вратарь – он очень многое решает. Что нужно для хоккея: вратарь, две пятёрки забивают, третья обороняется, а молодые бегают и зарабатывают удаления. Сергей Архипович – человек очень интеллигентный, не сравнить с тем же Тихоновым, с которым я работал. Котов полностью доверяет игрокам.

Может быть именно жёсткости Котову и не хватило в критический момент?

— Если кто-то ошибался, то мы в раздевалке всегда подсказывали. Все играли за свои контракты, у всех игроков семьи – если что-то не получалось, то высказывалось в довольно резкой форме.

Есть мнение, что коллектив игроков был очень разобщён ещё со времен предсезонной подготовки. Ветераны держались отдельно, легионеры – отдельно, молодёжь – сама по себе…

— Это присутствует абсолютно в каждой команде. Нет такого, чтобы молодёжь гуляла вместе со стариками, все общаются согласно своим интересам. А на поле мы были командой, и никто не обращал внимания, легионер ты или ветеран. Другое дело, что по моему мнению, в российском хоккее слишком много внимания уделяется легионерам. Я сам семь лет поиграл за границей – в Швеции, Италии, Америке, Швейцарии – и знаю, что там легионер должен быть на голову выше местных. А мы, к сожалению, брали таких легионеров, которые не то, что не сильнее, а ещё и уступают своим.

С легионера – двойной спрос?

— Да. Я понимаю, Марек или Скотт в «Магнитке» – вот это легионеры. А посредственных иностранцев нечего брать и платить им такие большие деньги, это моё мнение. Российский хоккеист ни в чём не уступает легионеру.

Как вы тогда оцените тех иностранцев, которые были куплены «Сибирью» перед началом этого сезона?

— Взять того же Хенрикссона: если бы он действительно помогал нам, то и закончил бы этот сезон у нас, а не уехал в Австрию. Вы меня извините, но я знаю, какой хоккей в Австрии – любой наш болельщик там может сыграть за любую команду. А он и там по 6-7 голов пропускает – вот и весь ответ, нужен ли он был нам.

— Когда команда валится, то всегда ищут крайних. С кого же спросить, как не с капитана? Если бы я играл где-нибудь в третьем-четвёртом звене и молчал, то про меня никто бы и не вспомнил – ну играет и играет. Целый год меня песочили, не знаю, чем я не угодил людям после прошлого сезона.

Но это выяснилось, почему-то, только по ходу сезона…

— Нет, это было видно и раньше – на первом этапе чемпионата. Я не знаю, почему было принято решение о покупке Хенрикссона, это не моя компетенция. Было видно, что он не соответствует уровню Суперлиги.

Ваш конфликт с Даниэлем Хенрикссоном – здесь среди болельщиков есть совершенно разные мнения. Пролейте, наконец, свет на эту ситуацию.

— Никакого конфликта не было. Конфликт — это когда кто-то в раздевалке встаёт и говорит: «Ты урод, плохо играешь», и это длится долго. У нас ничего не было, просто я как капитан команды видел, что этот вратарь по уровню для «Сибири» не подходит. Я начал бить в колокола, но, к сожалению, было уже поздно.

Хенрикссон потом намекнул в одном интервью, что у него были неважные отношения с капитаном…

— Капитан – это человек, ответственный за результат. На тот момент я им был, и вся грязь, которая появлялась, когда мы проигрывали, была слита на меня. Да она и до сих пор льётся. Хенрикссон ушёл в роли этакого изгоя – дескать, я его выгнал. То есть я – дерьмо, а он такой обалденный. Но, посудите сами, если бы он был обалденный, то сделал бы для команды намного больше, и проиграл бы 5-6 лет здесь, был бы номером один. За такие деньги он не показал нужной игры, и я решил, что он нам не поможет. Я говорил ему: «Дэни, соберись!», когда случались эти 0:6 и другие разгромы. А он всё время отвечал: «Сорри». То есть: «Извините». Я не могу придти домой и сказать: «Сорри, извините», меня подальше пошлют. И это «сорри, извините» длилось десять игр, пятнадцать, восемнадцать. А к нам после матча прибегают и так валтузят, что мало не покажется. А он мне: «Сорри, извините». В итоге он сейчас в Австрии пропускает по 6-8 голов.

Как же тогда он попал в сборную Швеции?

— Я не знаю, как он туда попал (смееётся).

Вы ведь сами играли в шведском чемпионате…

— Да, но такого вратаря я не знал. Уровень чемпионата Швеции очень высок, и вратари там очень сильные. Он играл за «Ферьестад», который был на тот момент одним из лучших клубов страны – можно сравнить с нашим «Ак Барсом» во главе с Морозовым. Хенрикссон пропускал пять, они забивали семь. Я разговаривал с Яном Голубовским, который тогда играл там, и он меня предупредил, что мы делаем ошибку: команда очень сильная, может забить 5-6, но вратарь может пропустить 3-4 лёгких гола. «Сибирь» не может забить 5-6, поэтому нам нужен вратарь, который пропускает одну-две.

Новую бригаду вратарей как оцените?

— Если брать последние игры Царегородцева и Николаева, то они в три раза дешевле, а играют ещё лучше. Плюс уверенность, молодость. Царегородцев – очень перспективный вратарь, если ему будут доверять. Вот и всё.

А Томаш Мойжиш как вам?

— Про него ничего не могу сказать. Чемпионат длится 60 матчей, а не 20, сколько он сыграл. Легионер должен играть 60 матчей, выходить через смену и быть лучшим по «плюс-минусу» и результативности – вот тогда это усиление команды. А посредственный иностранец – возьми того же нашего молодого Костю Алексеева, поставь, и он так же будет играть.

Игра новосибирской молодёжи вас не удивила?

— В конце чемпионата порадовал Егор Миловзоров, молодец. Здорово прибавил, забивал. К сожалению, команде это не помогло. Только его и могу выделить.

Хорошая игра в концовке – это заслуга Егора, или просто все остальные выглядели так плохо?

— Нет, это только его заслуга, он хорошо помогал.

Из Миловзорова получится лидер команды в будущем? Его признали лучшим игроком по итогам сезона…

— Он из Новосибирска, он молодой, он забил 9 голов – это всё понятно и здорово. Но лучшие – другие люди. Они не на поверхности, они – на дне. Я не умаляю достоинств Егора, но были игроки лучше него. Оценку должны давать не журналисты и болельщики, а хоккейные специалисты, которые разбираются в игре профессионально.

Ваш фаворит?

— Был у нас лидер – Карповцев, но его убрали.

Убрали???

— Ушёл он по семейным обстоятельствам, сейчас он тренер. Вот он был лидером. А если брать лучшего игрока, то я назвал бы Сергея Варламова, потому что многие игры были выиграны с его помошью.

Почему в середине сезона, когда у «Сибири» ещё были шансы на хорошее выступление, в команде не нашлось такого лидера – и по духу, и по игре, человека, который бы повёл остальных за собой?

— Думаю, хотя в Новосибирске и есть люди, способные повести за собой, но нужны ещё и те, кто откликается. Не хочу никого обидеть, но, всё-таки, рождённый ползать летать не может: у игроков «Сибири» объективно хороший средний уровень, но «звёзд» нет. Для приобретения лидера нужны большие денежные вложения.

Но ведь даже на психологическом уровне никто не смог поднять боевой дух команды…

— Это очень тяжёлый вопрос, потому что надо знать всю структуру «Сибири», структуру попечительского совета. Это люди, которые нам платят, и здесь тоже всё непросто. После проигрыша иногда приходится выслушивать всякое.

— Думаю, хотя в Новосибирске и есть люди, способные повести за собой, но нужны ещё и те, кто откликается. Не хочу никого обидеть, но, всё-таки, рождённый ползать летать не может: у игроков «Сибири» объективно хороший средний уровень, но «звёзд» нет. Для приобретения лидера нужны большие денежные вложения.

Какие-нибудь точные сведения о будущем команды у вас есть?

— Нет, мы в абсолютном неведении. Кто будет тренером, кто будет финансировать, какое будет руководство – думаю, до апреля вам никто ничего об этом не скажет. Всё решается очень высоко.

Ситуация неопределённости давит на игроков?

— На данный момент пока нет. Идёт плей-офф, все команды тренируются, у всех хоккеистов контракты до 20-25 апреля. Всё будет зависеть от регламента новой лиги: если действительно предсезонка будет начинаться только 1 августа, то у игроков есть 3 месяца, чтобы найти себе команду – это очень большой срок. Сейчас тяжело сказать, что и как будет на следующий год.

В плей-офф за кого-нибудь болеете?

— Нет, ни за кого не болею. Я болел за Вьюхина, но потом перестал.

-Почему? «Северсталь» ведь прошла первый раунд…

— Да, но я не скажу, что рад этому. У нас с Сашей теперь напряжённые отношения. Повод есть, он знает. Он – нечестный человек (улыбается).

Олег, спасибо, что согласились поговорить.

— Да не за что. А про Вьюхина ты так и напиши.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 сентября 2017, понедельник
24 сентября 2017, воскресенье
Партнерский контент