Вячеслав Фетисов
Фото: РИА Новости
Текст: Александр Рожков

Фетисов: мы уже долго защищаем нашего вратаря

О выборах в ФХР, своей программе, Владиславе Третьяке, «Спартаке» и проблемах российского хоккея — в интервью Вячеслава Фетисова.
17 июня 2014, вторник. 14:30. Хоккей
Федерация хоккея России готовится к важному событию — 18 июня состоится отчётно-выборная конференция. В рамках её программы пройдут выборы президента. За этот пост будут бороться два известнейших в прошлом хоккеиста, тяжеловеса — Владислав Третьяк (ныне возглавляющий федерацию) и Вячеслав Фетисов (сенатор от Приморского края).

Своим мнением о развитии хоккея в стране, его проблемах и путях решения поделился экс-капитан «красной машины» Вячеслав Фетисов.

— Понимаю, что мне будет сложно рассчитывать на безусловный успех, — с такого заявления Фетисов начал свою пресс-конференцию. — Но в то же время безальтернативность – это признание того, что у нас всё хорошо. Я до последнего момента думал, стоит ли мне участвовать в выборах.
«Можно было бы не влезать, если бы после Олимпийских игр произошел анализ, была бы дана оценка системы нашего хоккея с разных сторон».
У меня хватает работы, но в итоге федерации хоккея Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области выдвинули меня в качестве кандидата на пост президента ФХР.

Результаты Олимпийских игр определяют уровень развития хоккея в стране на высшем уровне. Туда приезжают все сильнейшие хоккеисты. К слову, Владиславу Александровичу за отчётный период приходится отчитываться за две Олимпиады. В прошлый раз он переизбирался до Игр в Ванкувере. Нам обещали победы, но мы два раза провалились в четвертьфинале.

В Ванкувере и Сочи у нас произошёл системный сбой. Об этом говорили все. Не всё оказалось так хорошо, как казалось. На встрече с министром спорта Виталием Мутко известные хоккеисты предложили мою кандидатуру. Никто не предлагал кого-то казнить или рубить с плеча – это не в моих правилах. Понимаю, в какую ситуацию попал, но как капитан той сборной, которая играла в красивый хоккей, при поддержке своих друзей я принял это решение. Молчать в такой ситуации было неправильно.

Можно было бы не влезать, если бы после Олимпийских игр произошёл анализ, была бы дана оценка системы нашего хоккея с разных сторон. Но всё прошло за закрытыми дверями, с достаточно странной оценкой «спорт есть спорт». Это неприемлемо.

— Успели ли вы донести свою программу до региональных федераций?
— Я не вёл предвыборную агитацию. В этом плане Третьяк имеет колоссальное преимущество. Только выставив свою кандидатуру на выборы, мы могли озвучить проблемы и дать некую альтернативу тому, что происходит. Другого варианта не было. Федерация должна стать центром, которая объединяет весь наш хоккей. Отсутствие единой системы не приведёт к желаемым результатам. Как сказал Владислав Третьяк, у нас похожие программы. Я свою программу направил. Это было одним из условий подачи заявления на право быть кандидатом. Вместе с анкетой нужно было направить программу. То есть он мою программу знает. Но одно дело её написать, а другое воплотить в жизнь.

Одно из моих предложений – это разработка модели регионального развития хоккея. Я не понаслышке знаю, что мальчишки из Сибири, Дальнего Востока, Урала, если они не играют в элитных клубах, не имеют шансов пробиться в хоккее. Мой принцип простой — пока ты не создал условия, пока ты не дал людям возможности проявить себя, не помог им — спрашивать с них неправильно. Первый шаг, который я предлагаю сделать, оценить ситуацию в каждом конкретном регионе, поговорить с людьми, понять какие проблемы есть, и решить их.
В регламенте отчётно-выборочной конференции говорится, что у кандидатов есть 10 минут для того, чтобы предложить свою программу развития хоккея на ближайшие четыре года. Не знаю, много это или мало. Наверное, сложно за это время озвучить все проблемы и рассказать о своей программе. Но проблемы хоккея я знаю, семилетний опыт работы руководителя российского спорта есть, международный авторитет тоже.

— Вам известно, кто будет участвовать в голосовании?
— Насколько я знаю, каждый регион представит двух человек, которые и будут голосовать. Странно, что на этом мероприятии никак не будут представлены КХЛ, МХЛ, профсоюз игроков, всероссийская хоккейная лига, а у представителей «Золотой шайбы» два голоса. Если мы говорим, что хотим консолидировать усилия,
«Мой принцип простой: пока ты не создал условия, пока ты не дал людям возможность проявить себя, не помог им — спрашивать с них неправильно».
то можно было бы пригласить всех и получить какой-то реальный разговор. Знаю, что Континентальная лига поддержала меня.

— Работа в Совете Федерации не будет мешать вам выполнять свои функции в ФХР?
— Если ты знаешь своё дело, если у тебя есть команда профессионалов, то ничего не должно мешать. Ответственность и внимание со стороны людей, которые задействованы в хоккее, помогут принять правильные решения. Понятно, что создание системы требует колоссальных усилий, но работать я умею, силы у меня есть.

— Вы сказали, что у вас не было большого желания участвовать в выборах…
— Вы не совсем правильно меня поняли. Никто меня под автоматом не заставлял участвовать в выборах. Мы постоянно обсуждали проблемы нашего хоккея. Тот же исполком. Мы любим и уважаем этих людей, глядя на них, мы учились играть в хоккей. Возможно, они не хотят видеть свежую кровь, но одно из самых главных направлений в любой деятельности – это возможность смены состава. Нужно иметь знания и опыт, понимать, что происходит в современном хоккее, слышать разные мнения. Сегодня получается так: мы опять защищаем своего вратаря. Это делается уже очень долго и успешно. Но нужно посмотреть на ситуацию с другой стороны. Не всё так хорошо, как кажется. Без обсуждения, без споров, без альтернативного мнения прогресса быть не может. Мы пришли к министру спорта и заявили о своей позиции, взяли ответственность. Не потому что Третьяк плохой человек. Мы говорим о том, что есть проблемы, есть другое мнение, которое основывается на профессионализме и желании улучшить результат. Почему его нельзя услышать? Почему нельзя было собрать всех и поговорить о том, что происходит на самом деле и понять, что делать дальше? Взять и послушать тех, кто добивался с тобой успеха?

— Я специально приехал на это мероприятие из Китая. Мне важно услышать от вас, можете ли вы спасти «Спартак»? — взял слово президент Кубка «Спартака» Гелани Товбулатов.
— Меня многие критиковали за то, что я поддержал инициативу своих коллег-сенаторов, предложивших запретить финансировать государственным монополиям спорт высших достижений. Мы провели круглый стол, после чего я отозвал свою подпись и инициировал свой закон, который говорит о контроле. Образно говоря, чтобы государственные монополии, если у них есть такие возможности, финансировали профессиональные лиги. В таком случае все команды получали бы равные возможности и перспективы. Многое бы решало мастерство менеджмента. Не только «Спартак», ещё несколько клубов имеют проблемы. Не могу обещать, но я постараюсь сделать всё для того, чтобы «Спартак» жил. Мы все знаем, что в руководстве клуба находятся люди, имеющие большой авторитет и имена, но почему-то они не смогли отстоять свою команду. Конечно, помощь нужна.

— В Москве столько ледовых дворцов, а в КХЛ всего два московских клуба.
— Многие из них уже сложно назвать дворцами. Ветераны хоккея подошли с письмом к Владимиру Путину и инициировали строительство огромного комплекса: двух дворцов (на 12 000 и 3500 тысячи зрителей) и тренировочного катка на территории ЗИЛа. Возможно, для Москвы две команды мало. Раньше было четыре команды, и все пользовались популярностью.

— Вы сказали, что нашли поддержку у Мутко, но в то же время он говорит, что поддерживает Третьяка и не видит ему альтернативы.
— Мы пришли к нему и поговорили. Он сказал, что проблемы есть, что менеджмент ФХР будет усиливаться, и признал, что другое мнение должно быть высказано официально. Посмотрим, насколько политизированы будут завтрашние выборы. Захотят ли там услышать другое мнение, какую позицию выскажет Министерство спорта? Понимаю, что когда нет поддержки сверху, сложно что-то делать. Но сердце подсказывает: не надо молчать.
«Странно, что на этом голосовании никак не будут представлены КХЛ, МХЛ, профсоюз игроков, всероссийская хоккейная лига, а у «Золотой шайбы» два голоса».
Мы не против кого-то, а делаем это для чего-то. Самое главное, что меня поддержали те ребята, которые готовы сегодня работать. У них есть идеи и предложения, они не боятся взять на себя ответственность. Это интересно.

Нужно понять, куда двигаться дальше. Результаты говорят о том, что мы не опережаем время. Американцы со своим системным подходом в последние годы с достаточной регулярностью выигрывают молодёжные и юниорские чемпионаты мира, а мы выиграли один мировой форум среди молодёжи. Знаете, что это значит? Там больше перспектив. У нас около 460 катков, но нет ни методик, ни тренерских кадров, ни системы соревнований, ни системы отбора. Непонятно, каким образом формируются юношеские и молодёжные сборные. Игорь Ларионов сказал: ходят слухи, что за третье-четвёртое звено агенты платят деньги. Что это значит? Я не попал в сборную, не смог засветиться на чемпионате мира, не попал в топ-лист. Что мне делать в таком случае? Покупать билет и лететь в Северную Америку. Там уже удивляются, почему столько российских ребят приезжает играть к ним в юниорские лиги. Мы обязаны создать ту систему, которая поможет им играть и заявлять о себе здесь. Для этого есть всё. Скорее всего, Владислав Александрович делает всё, что может. Но иногда сложно посмотреть на себя изнутри, а если ещё нет альтернативы на выборах – это фифти-фифти. Будет ли у нас в дальнейшем результат, появится ли система, дадим ли мы шанс всем мальчишкам?

Владислав Третьяк уже сказал, что готов взять на себя ответственность за результат следующих Олимпийских игр и знает, как добиться первого места. Если вы станете президентом ФХР, вы готовы так же жёстко привязать свою работу к результатам Олимпиады-2018?
— А перед Ванкувером не было обещания?

— Такого категоричного не было.
— Не было обещания? Я сегодня обещаю: в 2018 году мы выиграем Олимпийские игры. Так? Чего мне стоит это сейчас сказать? Обещаю.

— А ответственность?
— Отвечаю. Я согласился на участие в выборах не ради кресла президента ФХР, а ради нашего хоккея.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →