• Главные новости
  • Популярные
Николишин: скучно мне в Челябинске не было
Текст: Игорь Жуков

Николишин: скучно мне в Челябинске не было

Лидер "Трактора" - о том, как в ноябре он приехал в город своих кумиров, как приобретается чувство коллективизма и о челябинской команде, которая останется с ним на всю жизнь...
27 марта 2008, четверг. 15:01. Хоккей
Когда в ноябре 2007-го Андрей Николишин приехал в Челябинск, вокруг судачили: «Ну вот, позвали пенсионера...». Но «пенсионер» — назло скептикам — обрёл вторую молодость, а возглавляемый его другом Андреем Назаровым «Трактор» — настоящего лидера, вожака, которого челябинской команде откровенно недоставало в первой части сезона. Как итог — в 35 играх за «Трактор» Николишин — уже как капитан команды — набрал 32(11+21) очка! Кроме того, по ходу сезона он получил вызов в сборную России, став первым игроком «Трактора» в национальной команде за последние девять лет!!! А после того как сезон для «Трактора» был завершён, в опросе на официальном сайте клуба фанаты признали Николишина лучшим игроком команды в чемпионате. 25 марта этому замечательному игроку и человеку, которого все называют Василичем, исполнилось 35 лет. На следующий день юбиляр дал эксклюзивное интервью «Чемпионату.ру»

— Я очень трепетно отношусь к слову «друзья». Я из тех людей, кто считает, что настоящих друзей много не бывает. Новые знакомства, новые товарищи, конечно, появились. Было вообще много людей, с которыми я пересекался и после хоккея, не связанных с моей профессиональной деятельностью. Скучно мне в Челябинске не было.
— Время от времени по ходу сезона было видно, насколько сильно вы уставали после очередной тренировки или игры. Понятное дело — нагрузки и возраст. Где удавалось находить новые силы?
— В себе самом, — улыбается Николишин. — Это в основном была эмоциональная усталость. Конечно, нельзя сказать, что физические силы бесконечны. Но всё-таки, когда профессиональный хоккеист играет сезон, он к нему готовится. Если подготовиться грамотно, то сил хватит до конца. Не на одну, не на две игры. Я же летом 2007-го готовился в Санкт-Петербурге очень серьёзно. А что касается эмоций, то каждая игра, конечно, выматывала очень сильно. Так что уместнее вопрос: откуда я брал новые эмоции?

— Откуда, Андрей?
— Из наших побед. Слаще победы может быть только новая победа, так ведь?

— Какие вообще возможности есть в плане восстановления после серьёзных физических нагрузок?
— Для начала нужно сказать, что каждый хоккеист восстанавливается по-своему. Если брать меня, то свои физические кондиции я в первую очередь восстанавливал, обогащая организм кислородом. Для этого нужно много гулять. Кроме того, я привык восстанавливаться в тренировках. После игр стараюсь крутить велосипед, делать разные другие упражнения. И, наконец, ещё один этап восстановления – медицинский: витамины, массаж, капельницы. Всё это легально, и никто этого не собирается скрывать.

— Новый город, новый клуб – это так или иначе новые знакомства. Удалось найти в Челябинске новых друзей?
— Я очень трепетно отношусь к слову «друзья». Я из тех людей, кто считает, что настоящих друзей много не бывает. Новые знакомства, новые товарищи, конечно, появились. Было вообще много людей, с которыми я пересекался и после хоккея, людей, не связанных с моей профессиональной деятельностью. Скучно мне в Челябинске не было.

— Для меня всегда на первом месте стояли командные успехи. То, что с моим приходом команда стала играть в более содержательный хоккей, набирать больше очков, собирать больше зрителей на трибунах, естественно, самое важное. Но дело тут не только во мне — и до моего прихода «Трактор» проделал огромный объём работы. Пусть я пришёл немного позже, но я стал частью этого замечательного коллектива.
— Практически каждое утро вы заходили в пресс-центр «Трактора» – узнать свежие новости НХЛ на северо-американских сайтах. Сильно скучаете по той, заокеанской жизни?
— Да, есть такое. Скучаю. И очень сильно. Я считаю, что лучшую часть карьеры провёл именно в НХЛ. Там у меня осталось очень много друзей и просто знакомых. Многие до сих пор там ещё играют. Это лучшая, сильнейшая лига в мире. А как известно, учиться нужно всегда у лучших. И я поэтому постоянно слежу за новостями из-за океана, за результатами и всем остальным. Слежу за новшествами и нововведениями.

— За время, проведённое в Челябинске, вы раздали, наверное, не меньше ста интервью. Не устали говорить с журналистами?
— Нет. В НХЛ интервью – часть работы хоккеиста. Я привык к этому. Более того, считаю, что отказывать в интервью неправильно. Но, конечно, бывают и минуты, когда ты находишься в таком душевном состоянии, что не хочется общаться вообще ни с кем, а не только с журналистом. Просто ты понимаешь, что не сможешь объективно разговаривать с человеком. Иногда приходится извиняться и переносить интервью на другой день или час. Но — не отказываться. Правда… (пауза) бывают нечистоплотные журналисты, или просто не очень грамотные, не знаю. Вот с такими я действительно стараюсь не общаться.

— Какое событие из челябинского этапа вашей карьеры оказалось для вас наиболее удивительным: вызов в сборную, 32 очка в 35 матчах регулярного чемпионата, битва в Казани? Чем вам вообще запомнился этот сезон в «Тракторе»?
— Для меня всегда на первом месте стояли командные успехи. То, что с моим приходом команда стала играть в более содержательный хоккей, набирать больше очков, собирать больше зрителей на трибунах, естественно, самое важное. Но дело тут не только во мне — и до моего прихода «Трактор» проделал огромный объём работы. Пусть я пришёл немного позже, но я стал частью этого замечательного коллектива. И мне было очень приятно, как пишут и как говорят о команде. Для меня вот это самое важное. Это и есть то, ради чего и должны люди играть в хоккей.

— Вы всегда на виду, вы очень открытый для общения человек...
— Спасибо на добром слове…

— Неужели не бывает моментов, когда хочется побыть совсем одному? Никого не видеть и не слышать?
— Такие моменты бывают. Очень часто мне бывает жизненно необходимо побыть одному, проанализировать те или иные события, которые случились в жизни. Это помогает собраться с мыслями. Это другая половина моей жизни, и, честно говоря, я не слишком люблю о ней распространяться. Для чего? Меня знают как открытого и коммуникабельного человека — и хорошо.

— У нас был в Воркуте очень дружный двор. И вот, в одной игре, я повздорил с пацаном намного старше меня. Он меня, разумеется, поколотил. Я побежал жаловаться его маме. Его, конечно, наказали. Но потом он и его приятели устроили мне в отместку тёмную. Они мне сказали: «Если ты вытерпишь, то останешься с нами». Вот так вот и приобретается чувство коллективизма...
— Когда вы пришли в «Трактор», то как-то сразу, в одночасье, и очень органично влились в коллектив. Как будто вы играли в команде несколько лет и просто вернулись из отпуска. И за то время, что вы провели в «Тракторе», не удается припомнить ни одной конфликтной ситуации с вашим участием. Вы настолько бесконфликтный человек? Неужели не было ничего подобного и в других ваших клубах?
— У меня, наверное, просто есть такая черта характера (смеётся) — умение радоваться за партнёров по команде, за окружающих меня людей. Я искренне радуюсь их успехам. Для меня действительно всё равно, кто забьёт гол или отдаст хорошую передачу. Я считаю, что я открытый человек. То, что есть, про то и говорю. Я не держу что-то в себе, не говорю о людях за глаза. Это мне, наверное, и помогает избегать конфликтов. Хотя я их и не стараюсь избегать. А сами конфликты, вернее — неподонимания, разногласия, рабочие разные моменты — они бывают в любых коллективах. Случаются и со мной. Лично я, например, очень не люблю глупых людей. Не переношу людей безразличных. Вот с такими я конфликтовал и буду конфликтовать всегда.

— Вот это качество — радоваться за успехи партнёров — оно приобретённое? Ещё в «Динамо»? Или потом, в НХЛ?
— Я думаю, что обрёл это задолго до «Динамо» и до профессионального хоккея. В детстве. У нас был в Воркуте очень дружный двор. И вот, в одной игре, я повздорил с пацаном намного старше меня. Он меня, разумеется, поколотил. Я побежал жаловаться его маме. Его, конечно, наказали. Но потом он и его приятели устроили мне в отместку тёмную. Они мне сказали: «Если ты вытерпишь, то останешься с нами». Вот так вот и приобретается чувство коллективизма (улыбается). Уже тогда я понял, что коллектив — это сила. Понял, что одному всегда и намного сложнее. А там, в Воркуте, у нас был очень дружный двор. Мы друг за друга переживали, страдали, радовались, дрались. Это был такой настоящий дворовый коллективизм.

— В этом сезоне в Челябинске был показан фильм «Три периода и овертайм» — о Николишине. У вас нет желания развить эту тему: написать книгу, например, открыть собственный сайт в Интернете?
— Мне кажется, это не очень скромно будет с моей стороны. И что касается фильма, то его демонстрация в Челябинске — не моя идея. Это целиком и полностью проект режиссера Владимира Полянского. Когда показывали фильм, я, честно говоря, чувствовал себя немного не в своей тарелке. Но уже было не отвертеться. В разговорах с Володей я понимал, что фильм — нужная и правильная идея. Не для моего я — какой я там великий, что про меня кино сняли, — а для того, чтобы молодые игроки могли чему-то научиться, избежать каких-то ошибок. Это своего рода подспорье для молодых — чтобы развиваться и добиваться чего-то в жизни. А так, в принципе, насчёт творчества — неплохая идея. У многих ребят, кстати, уже есть. У Лёши Ковалева, например, вышло уже две книги. У некоторых игроков есть персональные сайты. Кстати, был опыт работы с сайтом и у меня. Когда я играл в Вашингтоне, клубом владел American Online, и мы постоянно общались с фанатами через Интернет.

— Что дальше? Остаётесь ли вы в «Тракторе» на следующий сезон? Думаю, выражу мнение всех поклонников «Трактор»: этого нам всем очень бы хотелось…
— Пока всё писано вилами на воде. Да, Челябинск сделал мне предложение. Но это процесс переговоров. Процесс урегулирования каких-то отношений. О чём-то конкретно говорить ещё рано. Кроме того, до сих пор ещё нет четкого понимания, что на следующий год будет с лигой и с российских хоккеем вообще. Нет ясности с форматом турнира. Когда все это устаканится, вот тогда игроки и будут принимать решение. Давайте немного подождём.

— А если всё-таки судьба распорядится по-другому и вашим следующим клубом будет не «Трактор»?
— Челябинск для меня с детства был меккой хоккейных талантов. Ещё когда я играл в Воркуте, мы смотрели — в силу чего, непонятно — не на «Динамо» или «Спартак», не на Москву, а на Челябинск. Уже тогда слава о челябинском хоккее была большая. Даже когда я приехал в Москву и играл за юношеские команды, Челябинск нас практически всегда обыгрывал. И потом, когда я уже начал играть за основу «Динамо», игры с «Трактором» были для нас всегда очень и очень напряжёнными. В Челябинске всегда была и остаётся отличная школа хоккея — здесь прекрасно ставят катание, владение клюшкой, многие другие компоненты. Мне она всегда нравилась. Так что эти полгода почти в Челябинске и «Тракторе» по-любому останутся со мной на всю жизнь. И когда меня сюда позвали, я испытал приятное такое волнение. Я ехал играть в город своих кумиров. Хотя я ехал сюда, конечно, уже вполне статусным игроком. Человеком, который кой-чего добился в карьере, играл во многих сильных клубах. Несмотря на всё это, я волновался. Переживал, как меня примут челябинские болельщики, как меня примет вся система челябинского хоккея. Что я могу им показать. Мне хотелось, чтобы мои умения пригодились команде, помогли ей. Поэтому если вдруг не получится остаться здесь, если я всё же уеду в другой клуб, то со мной от Челябинска и «Трактора» останется все самое положительное, самое радостное. Город, команда, болельщики, отношения… (поднимает большой палец, показывая: «Всё в порядке!»...).
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
30 марта 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Кого вы считаете лучшим российским хоккеистом в регулярном чемпионате НХЛ?
Архив →