Ржига: если мы хотим бороться за восьмёрку...
Текст: Константин Нуждёнов

Ржига: если мы хотим бороться за восьмёрку...

За день до отъезда в Чехию главный тренер "Спартака" Милош Ржига в интервью "Чемпионат.ру" подвёл итоги сезона, поделился планами на будущее и объяснил, почему решил остаться в команде.
1 апреля 2008, вторник. 16:29 Хоккей

Двадцать восьмого марта «Спартак» контрольным матчем с ХК МВД закрыл для себя сезон 2007/2008. В общем и целом сезон удачный, что признано всеми, начиная от руководства клуба и заканчивая болельщиками. Естественно, немалая заслуга в том, что «Спартак», первую половину чемпионата проваливший, а затем, после прихода на пост главного тренера Милоша Ржиги, преобразившейся буквально на глазах, принадлежит чешскому специалисту.

— Я чуть-чуть боялся, ведь результаты «Спартак» показывал не очень хорошие. Но весьма кстати в чемпионате пришёлся двухнедельный перерыв, и за это время мы хорошо потрудились. Ребята работали хорошо, на совесть. Если бы мне пришлось начинаться сразу – не поработав с командой эти две недели – было бы сложнее.

После всё той же игры с ХК МВД состоялась встреча с болельщиками, после которой все желающие могли выйти на лёд и сфотографироваться с игроками, тренерами, руководителями «Спартака». Вот уже ушли со льда последние. Следом за ними начали расходиться хоккеисты. А Ржигу поклонники «Спартака» всё не отпускали. Вот уже на стадионе начинают гаснуть осветительные лампы, не все – лишь несколько. Ржига всё на льду – фотографируется, раздаёт автографы… В общем, пана Милоша в Сокольниках, кажется, любят все.

А за день до своего отъезда в Чехию, в отпуск, главный тренер «Спартака» в интервью «Чемпионат.ру» подвёл итоги сезона своей команды.

— После того как весной 2006-го вы покинули Россию и полтора года работали в Чехии, продолжали следить за российским чемпионатом?
— Да, конечно. Я ведь в России работал, тренировал «Химик», за которым специально следил.

— Стало быть, знали, что в сезоне 2006/2007 «Спартак» не принимал участие из-за финансовых проблем?
— Знал.

— И что вы подумали, когда в декабре прошлого года получили предложение возглавить именно эту, неблагополучную, пусть и в прошлом, но недавнем, команду? Да и место она занимала внизу турнирной таблицы…
— Для начала я хотел своими глазами посмотреть на «Спартак», поговорить с его руководством. Для этого я приезжал в Москву и смотрел игру с «Витязем». И я почувствовал: у команды может быть всё хорошо. Затем я вновь вернулся домой, посоветовался с семьёй. А через три дня мне позвонили из «Спартака» и мы обо всём договорились. Я вновь приехал в Москву и начал свою работу. И уже совсем скоро сам себе сказал: «Хорошо, что я принял предложение „Спартака“. В то время, когда я был без работы, я очень скучал по хоккею».

— Первые впечатления после приезда в Сокольники помните?
— Я чуть-чуть боялся, ведь результаты «Спартак» показывал не очень хорошие. Но весьма кстати в чемпионате пришёлся двухнедельный перерыв, и за это время мы хорошо потрудились. Ребята работали хорошо, на совесть. Если бы мне пришлось начинать сразу – не поработав с командой эти две недели – было бы сложнее.

— В чём вам виделась тогда главная проблема «Спартака»? В психологии?
— Да. Было видно, что с ней у команды проблемы. Игроки были не уверены в своих силах. Не уверены в том, что могут играть с соперниками на равных и обыгрывать их. В остальном же у них всё было в порядке, в том числе и в тренировочном процессе. Говорить, что предыдущий тренер работал плохо, нельзя. Когда я пришёл в «Спартак», у игроков были хорошие физические кондиции.

— Многие до сих пор не могут понять, как команда с тренером предыдущим, проигрывавшая практически всё, вдруг, едва сменился наставник, начинает практически всех обыгрывать. При том что состав-то изменений не претерпел никаких… Можете это как-то объяснить?
— В первую очередь мы, тренеры, наладили контакт с игроками, и у нас сложились очень доверительные отношения – это немаловажно. Следом стали приводить в порядок дисциплину, которая в хоккее очень важна – игроку не нужно нестись вперёд сломя голову, а каждый должен знать своё место. В результате этого команда стала играть более дисциплинированно и в обороне, и в атаке. Также я стал требовать, чтобы игроки больше бросали. Перед моим приходом в «Спартак» команда наносила по воротам соперника очень мало бросков – иногда их было всего двенадцать. В итоге уже совсем скоро мы атаковали чужие ворота намного больше. Порой, в некоторых домашних матчах, по пятьдесят раз. Разница, согласитесь, есть.

— Руководство и болельщики вашей работой более чем довольны. А вы сами-то удовлетворены? Или могли сделать где-то что-то лучше…? Добиться большего… Быть повыше в «регулярке»… Или выжали из команды максимум?
— Я думаю, что выжал максимум. С другой стороны, всегда работу сделать можно ещё лучше…

— Лучшая игра «Спартака» под вашим руководством?
— Я думаю, что это матч в плей-офф, когда мы победили дома СКА 7:1. В той игре мы показали своё мастерство. В той встрече с нашей стороны было всё на высшем уровне. Думаю, та игра понравилась всем.

— Я думал, что с вратарями ситуация лучше. Я анализировал результаты «Спартака» перед моим приходом в клуб – команда проигрывала 1:2, 0:1… То есть пропускали не так много… С вратарями в концовке чемпионата у нас была проблема: Симчук получил травму. Лобанов же ещё молодой, и ему не хватает опыта

— Возвращаясь к плей-офф… В оптимальном ли состоянии подошла к нему команда?
— Думаю, что нет. Это объясняется тем, что перед началом игр на вылет у нас был очень тяжёлый месяц, тяжёлый календарь – мы буквально перед началом плей-офф сыграли со многими лидерами, а матчи шли через день. Кстати, в последнем туре мы обыграли на выезде «Локомотив», который сейчас будет играть в финале (улыбается). Мы смогли чуть-чуть отдохнуть лишь перед стартом серии со СКА. И именно в первом матче в Питере мы могли зацепить игру. Мы хотели выиграть на выезде один матч, но нам не повезло. В итоге обе игры в гостях мы проиграли. Зато выиграли две дома. А пятый матч… Это уже было… В общем, у нас было много травмированных, многие ребята играли на уколах. Хотя на первый период нас хватило – играли неплохо, имели моменты, в одном из которых попали в штангу. Если бы забили гол, игра бы, возможно, пошла по другому сценарию. Но мы пропустили… Выходили на второй период с намерением отыграться, но силы нас постепенно покидали – сказывались большие проблемы с составом. Второй и третий период мы уже играли не в свой хоккей. Хотя ребята всё равно бились до конца.

— За три игры в Санкт-Петербурге «Спартак» пропустил в свои ворота тринадцать шайб, поразив ворота СКА лишь однажды…
— Крупные поражения в плей-офф лучше, чем неудачи в упорной борьбе. Если команда проигрывает с минимальным преимуществом, в упорной борьбе – это негативно сказывается на её психологическом состоянии. Ведь на следующий день новая игра! А ты после обидного поражения в одну шайбу переживаешь и переживаешь, не можешь заснуть… А соперник, напротив, выиграв равный матч, получает огромное психологическое преимущество. Поэтому лучше проиграть 3:0, 4:1… Это не так обидно. И такие неудачи быстрее забываются, и ты спокойно готовишься к следующему матчу.

— Зато в двух московских встречах ваша команда забросила целых двенадцать шайб, пропустив в свои ворота лишь четырежды. Неужели в серии со СКА преимущество своей площадки было столь велико?
— Да! Нам очень помогли наши болельщики, которые здорово нас подбадривали и добавляли нам уверенности в собственных силах. Мы же хотели показать им хоккей высокого уровня, и в тех московских матчах, подгоняемые трибунами игроки, оставили на льду всё: силы, эмоции…

— Давайте пройдёмся по линиям в сезоне в целом. Действиями вратарей довольны?
— Я думал, что будет лучше. Я анализировал результаты «Спартака» перед моим приходом в клуб – команда проигрывала 1:2, 0:1… То есть пропускали не так много… С вратарями в концовке чемпионата у нас была проблема: Симчук получил травму. Лобанов же ещё молодой, и ему не хватает опыта.

— У Лобанова есть перспективы стать основным вратарём «Спартака»?
— У Лобанова есть мастерство. У него были хорошие матчи, например в том же Питере, когда мы выиграли там 1:0. На него в конце сезона выпала большая ответственность, и это показало, что перспективы у него есть.

— А по обороне что скажете?
— В обороне у нас тоже были серьёзные проблемы. Я хотел бы играть по-другому, по другой системе. Но у нас один матч хорошо сыграет один защитник, второй матч другой… Не хватало стабильности. Плюс травмы. Из всех игроков могу выделить Белова и Канарейкина – они играли на хорошем уровне постоянно. Ближе к концу чемпионата очень здорово стал играть Бондарев. У остальных же картина примерно одинаковая – два матча играют хорошо, затем два матча плохо.

— Ну и атака собственно…
— Мы переделали пятёрки. Сделали примерно четыре равноценных тройки атаки. И каждой из них мы могли выигрывать, в том числе и благодаря третьей тройке, где играли «юньковцы» (братьев Юньковых Ржига назвал именно так), и четвёртой, где неплохую связку составили Докшин и Иванов. Мы серьёзно разбирали игру в атаке после каждого матча, показывали ребятам ошибки, говорили, кто свой микроматч выиграл, кто проиграл. В конце сезона очень хорошо стала играть первая пятёрка, в том числе и в большинстве, благодаря которому в некоторых матчах мы сделали результат.

— Какие позиции требуют усиления на следующий сезон?
— Все.

— Большие ли изменения должны произойти в составе команды, чтобы в следующем сезоне достичь уже сейчас продекларированной руководством клуба задачи – седьмое-восьмое место?
— Если мы хотим в следующем сезоне бороться за восьмёрку, то изменения в составе должны произойти приличные.

— Мы с молодёжью работать будем точно. Мы хотим, чтобы во второй команде были две пятёрки, чтобы мы могли менять на них игроков основного состава, если вдруг у кого-то будет травма. Молодые ребята в следующем сезоне должны быть готовы – в любой момент они могут оказаться в основном составе.

— В следующем сезоне на матч можно будет заявлять лишь восемнадцать игроков. Да и заявка на сезон в целом ограничена…Для вас это проблема?
— Проблемы нет – ситуация одинакова для всех. Но я думаю, что это решение не хорошее. В России большие переезды, а матчи проходят в очень тяжёлой борьбе, в которой обязательно будут травмы, повреждения игроков основного состава. Процесс подстройки под эти правила будет тяжёлым.

— Молодёжи место в составе найдётся?
— Мы с молодёжью работать будем точно. Мы хотим, чтобы во второй команде были две пятёрки, чтобы мы могли менять на них игроков основного состава, если вдруг у кого-то будет травма. Молодые ребята в следующем сезоне должны быть готовы – в любой момент они могут оказаться в основном составе.

— Признайтесь, предложения от других клубов у вас были?
— Были.

— Из российских?
— И из российских, из чешских, из словацких.

— Куда звали, конечно, не скажете.
— Нет (улыбается).

— Что удержало в «Спартаке»?
— У меня очень хорошие отношения с руководством клуба. С ним у меня нет никаких проблем – никто не вмешивался в тренировочный процесс. Они дали мне время, терпеливо ждали… И в итоге работа пошла как надо.

— Едва закончился сезон, как на просмотр в «Спартак» приехали несколько потенциальных новичков: вратарь Яхин («Капитан»), защитник Беркутов («Молота»), нападающие Шестаков (ЦСК ВВС), Исаков («Газовик») Грибанов («Витязь»). Чья инициатива пригласить этих хоккеистов на смотрины?
— Генерального менеджера Андрея Яковенко. Мы смотрели этих игроков четырнадцать дней… Останутся ли они в команде, я сказать пока не могу. Будем думать, говорить.

— И как они вам?
— Некоторые понравились, некоторые нет.

— Исаков в контрольном матче с ХК МВД две шайбы забил…
— Вот он – понравился.

— Не удивлены тому, что, проработав в «Спартаке» всего несколько месяцев, вы успели стали кумиром для многих поклонников команды?
— Когда я приходил в «Спартак», я, конечно, не думал, что после сезона ко мне будет такое внимание.

— А подарок, который преподнесли поклонники «Спартака», понравился?
— Да! Шахматы — это хорошо! Они очень красивые и помогут мне и для отдыха, и для работы! Очень хороший, полезный подарок!

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
23 августа 2017, среда
Партнерский контент