Андрей Скабелка – о тренерской карьере и «Сибири»
Фото: Пресс-служба ХК «Сибирь»
Текст: Дмитрий Ерыкалов

Скабелка: понимаю, какая задана планка

Главный тренер «Сибири» Андрей Скабелка – о полезном опыте, работе с Николаевым, селекции «Сибири» и первых ледовых тренировках.
28 июля 2014, понедельник. 12:00. Хоккей

«Знакомые лица встречаю даже в столовой»


— Вы играли в «Сибири» в сезоне-2004/05, а теперь спустя 10 лет вернулись в Новосибирск в качестве тренера. Глядя на Ледовый дворец, нет ощущения, что побывали в машине времени?
— В этом плане — да, всё осталось, как прежде. И стадион почти не изменился, и работники те же. Даже в столовой встречаются знакомые лица.

— Из тренерского штаба вам должен быть хорошо знаком Андрей Тарасенко, с которым вы выступали за ярославское «Торпедо». Наверняка он помогает вам обустроиться в Новосибирске?
— Мы играли не только в одном клубе, но и в одном звене с покойным ныне Алексеем Трасеухом. Конечно, Андрей мне помогает, в том числе рассказывает про игроков. Тарасенко местный, долго работает в «Сибири» в качестве тренера, так что его помощь очень важна.

— Вы пришли в «Сибирь» из Нижнего Новгорода, где строили команду практически с нуля. «Торпедо» образца прошлого сезона — самый интересный проект в вашей тренерской карьере?
— Это интересный проект, но главную роль в перестройке играл всё же Петерис Скудра. У нас был дружный тренерский штаб, усилиями которого получилось сколотить крепкую команду. Но не менее интересной для меня была работа в сборной Белоруссии. Так получилось, что на чемпионат мира я повёз команду из белорусского первенства. Мне самому было интересно, что из этого получится. Быть может, результат оказался неудовлетворительным, но сами ребята получили бесценный опыт, поняли, что могут играть на этом уровне.

— Проецируя на «Сибирь», какой опыт для вас важнее: работа со сборной Белоруссии или должность в «Гомеле», где вы впервые попробовали себя главным тренером?
— Я думаю, что любой опыт полезен. Как работа в длинную, когда сам ведёшь команду, каждый день видишь ребят, так и умение подвести команду в кратчайшие сроки к соревнованию. Опыт — он всегда остаётся с тобой. Но если выбирать, то, конечно, это время, проведённое в «Гомеле». Выстраивание графика, подготовка к играм и, что немаловажно, восстановление — всё это присуще клубной работе. Особенно если взять прошлый сезон, когда жёсткий график игр привёл к
«У нас было желание пригласить Андрея Стася — самого прогрессирующего белорусского хоккеиста».
тому, что ребят нужно было не тренировать, а восстанавливать. Когда играешь через день восемь игр с перелётами — это очень непросто.

— До прошлого сезона вы работали исключительно с белорусскими хоккеистами. Очевидно, что игроки в КХЛ выше классом, превосходят их в индивидуальном мастерстве. А есть ли различие в ментальности? Всё-таки в России вам приходится иметь дело со звёздами.
— Разница, разумеется, есть. Но я хочу сказать, что в любой стране и в любом клубе есть профессионалы, а есть те, кто недостаточно серьёзно относится к делу. Естественно, мне было интересно поработать с такими игроками, как Яркко Иммонен и Войтек Вольски. Это очень мастеровитые хоккеисты. Да и в целом в «Торпедо» собралась профессиональная команда, и речь не только о легионерах. Они были заряжены на результат и не боялись работать.

— В НХЛ у Войтека Вольского репутация талантливого, но ленивого игрока. Как он проявлял себя в российских условиях?
— Да, поначалу Войтек оправдывал свою репутацию, но это продолжалось недолго. Петерис ему сразу рассказал, что к чему. Были какие-то попытки, но они пресекались на корню.

— Вы считаетесь жёстким тренером, Скудра ведёт себя достаточно эмоционально. Не считаете ли вы, что в любом тренерском штабе должно быть разделение на «хорошего полицейского» и «плохого полицейского»?
— Сложно сказать. Важно, чтобы всё шло на пользу дела. Главное, чтобы все тренеры были требовательны. А как предъявляются эти требования команде — не так важно, это вопрос формы, а не содержания. Кто-то это делает внутри, кто-то выражает эмоции на публике.

— Петри Матикайнен говорил, что на лавке он предпочитает вести себя спокойно, но в раздевалке может и за бензопилу схватиться. Вы какому методу управления командой придерживаетесь?
— Существуют разные моменты. Порой нужно встряхнуть команду во время игры. Можно проиграть матч, пока дожидаешься сирены на перерыв. Необходимо проводить оперативное управление командой. В том случае, если ход игры не предполагает эмоционального вмешательства — тогда можно уже в раздевалке внести коррективы.

«Николаев дал мне путёвку в тренерский цех, поставил меня на эту дорогу»


— Сергей Николаев в своё время работал в Новосибирске и запомнился местным болельщикам. Вы, в свою очередь, долго играли под его руководством и считаетесь его учеником. Что вы переняли от этого тренера?
— Нельзя, наверное, говорить, что я являюсь его учеником. Николаев дал мне путёвку в тренерский цех, поставил меня на эту дорогу. Сергей Алексеевич меня приглашал в Новокузнецк в качестве игрока, но я вынужден был отказаться. На тот момент я не видел большой мотивации, заканчивая карьеру в Белоруссии. Приезжать и просто отбывать номер — это не для меня. Но через некоторое время Николаев перезвонил и сказал: «Не хочешь напрягаться как хоккеист, тогда начинай тренерскую карьеру». Я подумал и согласился. Конечно, мне Сергей Алексеевич много дал, но то же самое я могу сказать про Петра Воробьёва, который оказал на меня большое влияние, Юрия Моисеева, Геннадия Цыгурова. Даже когда в сборную Белоруссии впервые пришёл Глен Хенлон, это было нечто новое. Для тех, кто не играл за океаном, его методики были в новинку. Невозможно взять кого-то и скопировать. Тем более что хоккей не стоит на месте, меняются и отношения «тренер-игрок». Когда работал Николаев — тренер был Царь и Бог для игроков, у него были все рычаги. Теперь уместен другой стиль руководства. Возможно, поэтому Сергею Алексеевичу и не удалось найти себя в современном российском хоккее.

— Помимо стиля управления Николаева отмечало то, что он много индивидуально работал с игроками. Чуть ли не учил подопечных кататься на тренировках. Уместны ли подобные методики в клубах КХЛ или профессионалы должны приходить полностью готовыми?
— Они, конечно, должны. Все тренеры хотят готовых игроков, главное, чтобы хватило бюджета. Но, как правило, молодых ребят, которые приходят в команду, приходится доводить. Мы этим и будем заниматься. Что касается Николаева, то он и катание ставил, и технику. Он очень много занимался с молодёжью — это правда.

— Вы говорите, что при нынешнем календаре приходится больше восстанавливаться, чем тренироваться. Есть ли возможность в таких условиях доводить молодых игроков?
— Я думаю, что всё равно можно и нужно находить на это время. Если мы говорим про молодых ребят, то они не играют все игры. Так что у них между матчами будет больше времени — как раз на тренировочный процесс.

— Вы уже говорили, что Новосибирске планируете построить мощную и агрессивную команду. Однако в 2007 году, когда работали в «Кузне» помощником Николаева, вы предпочитали миниатюрных и техничных игроков. Что поменялось в ваших взглядах на хоккей?
— И хоккей мутирует, и взгляды со временем поменялись. Когда ты работаешь на международной арене, сотрудничаешь с североамериканскими тренерами, неизбежно делаешь выводы. Мы хотим видеть агрессивную, силовую и быструю команду — под такую философию и подбираются исполнители. Хотя и по прошлому сезону могу сказать, что «Сибирь» была агрессивной командой. Тренерский штаб здесь очень хорошо поработал. Как и в случае с «Торпедо», могу сказать, что в Новосибирске ребята не боятся работать, спокойно относятся к нагрузкам. Эта команда уже достаточно агрессивна, что показал и минувший плей-офф, когда в блестящем стиле был обыгран «Ак Барс».

— Тем не менее оборона «Сибири» была достаточно компактной. Этим летом состав пополнили такие габаритные защитники, как Патрик Херсли, Андрей Конев, Виталий Меньшиков.
— Да, это большие парни, но не менее важно, чтобы они были подвижными. Мы будем требовать от них играть агрессивно в обороне, а для этого защитникам придётся много двигаться.

— Согласно новым правилам ИИХФ синяя линия отодвинута к центру площадки, средняя зона значительно уменьшилась. Какие сложности или корректировки вызывает изменения разметки?
— Мы уже обсуждали этот момент с тренерским штабом. Как эти изменения воспримут игроки — покажут первые контрольные матчи. Думаю, что преимущество теперь получат подвижные защитники, которые любят «подныривать» в атаку. Будет ли хоккей более результативным? Вот если бы гандбольные ворота поставили — тогда точно можно было так сказать (смеётся). Наверное, с этой целью и принимались изменения. С другой стороны, зона стала больше, и броски от синей линии не всегда будут проходить. Защитникам придётся бросать с достаточно внушительного расстояния.

— Ваш сын Алексей однажды сказал, что не хочет тренироваться со сборной Белоруссии лишь потому, что его отец главный тренер. Теперь он отправился на просмотр в Новокузнецк, хотя многие ждали его появления в «Сибири». Это принципиальная позиция?
— Да, это наша принципиальная позиция. Мы вместе с ним работали и в «Гомеле», в сборной Белоруссии. У Андрея Тарасенко в своё время получилось совмещать роль отца и тренера, у меня — не совсем. Я хочу, чтобы мой сын был лидером и работал больше всех, а он из-за этого считает, что я к нему предвзято отношусь.
«Как и в случае с «Торпедо», могу сказать, что в Новосибирске ребята не боятся работать, спокойно относятся к нагрузкам».
Сын самостоятельный, достаточно взрослый человек. В том году он сам поехал в Липецк, теперь пытается пробиться в Новокузнецке.

— В этой ситуации ключевой момент — ваши личные отношения или общественное мнение так же важно?
— Для меня — точно нет. Может быть, сын обращает на это внимание. В газетах и Интернете разные вещи пишут.

«Мы приглашали Херсли как защитника с очень хорошим броском»


— До последнего момента не было ясно, какой статус будет у белорусских хоккеистов в КХЛ. На ваш взгляд, то, что полтора десятка белорусов начнут сезон в российских клубах, пойдёт на пользу сборной, всему белорусскому хоккею?
— Безусловно. КХЛ — это сильная лига, и чем больше белорусских хоккеистов будет здесь играть, тем лучше. Другое дело, что можно было бы не ограничиваться белорусами и снять статус легионеров с тех же казахстанцев. Да и можно установить срок для других иностранцев — три или пять лет в КХЛ — после чего они не будут считаться легионерами. Это было бы разумно.

— «Сибирь» пополнилась Алексеем Ефименко. Вы не планировали пригласить в Новосибирск ещё нескольких белорусских игроков?
— У нас было желание пригласить Андрея Стася — самого прогрессирующего белорусского хоккеиста. Это сильный молодой центральный нападающий. Однако на него был слишком высокий спрос, и мы не выдержали конкуренции с топ-клубами.

— Вы готовы были пригласить Стася на легионерскую позицию?
— Проблема в том, что он вряд ли бы смог закрыть первое звено. Но мы могли бы подумать об этом.

— Новость о том, что Йори Лехтеря переезжает в «Сент-Луис», шокировала многих. Для вас его решение выкупить контракт с «Сибирью» также стало неожиданностью?
— Конечно, разговоры об этом ходили давно. Но мы думали, раз у хоккеиста есть контракт, он его доработает до конца. Прямо скажем, не ожидали, что он пойдёт на выкуп. Но что сделаешь, если Лехтеря хочет попробовать себя в НХЛ? Понять его как спортсмена можно. Для «Сибири» это большая потеря, Йори был ключевым игроком. Найти центрального его уровня, даже легионера, на данный момент очень сложно. Мы выходили на Владимира Соботку, но когда в борьбу за него включились «Авангард» и ЦСКА, шансов подписать его не осталось. Так что мы переговорили с Йонасом Энлундом, он готов в следующем сезоне играть в центре.

— Последнюю легионерскую вакансию «Сибирь» закрыла Андреасом Турессоном.
— Турессон — хороший прогрессирующий игрок. Мы переговорили с тренером сборной Швеции, проконсультировались по обоим шведским новичкам. Турессон и Херсли в следующем сезоне будут в обойме сборной, Мортс планирует наигрывать их с прицелом на чемпионат мира. Кроме того, мы рассчитываем, что Турессону и Херсли должно помочь адаптироваться в России то, что они родом из одного города. Это немаловажно. К тому же у нас в тренерском штабе есть Игорь Матушкин, который больше 20 лет жил в Швеции. Он там играл, тренировал, а теперь непосредственно при его участии мы вели переговоры по шведским легионерам.

— В предстоящем сезоне не предусмотрено перерыва на Кубок Карьяла. Кроме того, регулярный чемпионат КХЛ будет продолжаться в февральскую паузу. Вас не беспокоит, что «Сибирь» на несколько матчей может остаться без Турессона, Херсли и финских легионеров?
— Конечно, нас это беспокоит. Но мы обязательно будем связываться с тренерами сборных и федерациями. Я думаю, можно договориться, чтобы наших лидеров вызывали в сборные поочерёдно. Яри Курри — генеральный менеджер «Йокерита» и сборной Финляндии — на совещании в КХЛ сказал, что все эти вопросы решаемы.

— При подписании контракта с Херсли вас не смущало, что он хоть и стал самым результативным защитником SHL, минувший сезон был для него первым на столь высоком уровне?
— Да, бывают такие ситуации, когда после успешного сезона игрок не подтверждает свой уровень. Однако если посмотреть на карьеру Херсли, то это был его первый сезон в элите, а выступая в Allsvenskan, он играл так же результативно. Это не случайность. Патрик всегда много забивал, а переход на лигу выше на его статистике не сказался. Прежде всего мы приглашали Херсли как защитника с очень хорошим броском. Что касается Андреаса Турессона, то это нападающий, классно играющий на пятачке. Даже по первым тренировкам видно, что это игрок, который хочет забивать и постоянно находится в поисках лучшей позиции.

— В «Сибири» в последнее время много праворуких защитников. Для вас это ситуация удивительна?
— Ситуация, конечно, нетипичная. Здесь не только защитников, но и нападающих много с правым хватом. Для большинства это, действительно, важно. Часто приходится слышать от тренеров «нужен праворукий защитник под большинство». В Новосибирске этой проблемы нет. А если в целом, то хват имеет значение, но не определяющее. Важен уровень и профессионализм игрока.

— Раньше считалось, что «Сибирь» — команда одного звена. Не планируете ли с уходом Лехтеря сделать более ровные звенья?
— Каждый тренер хочет, чтобы у него было 20 лидеров. Хорошо, если будет забивать не только первое, но и второе, третье, а иногда и четвёртое звено. Чтобы выявить лидеров и определиться со звеньями, нужно начать играть. Мысли есть разные, но на сегодняшний день первые три звена мы решили не трогать. Турессон — Энлунд — Моня, Копейкин — Коскиранта — Кугрышев — это наши первые тройки. Кроме того, концовку прошлого сезона хорошо провели Санников с Шумаковым и Губиным. Их
«Игроки из четвёртого звена должны быть по энергии такими, как Никита Квартальнов».
тоже разбивать не будем. А когда уже начнутся контрольные игры, будем пробовать разные сочетание, экспериментировать.

— Получается, за место в четвёртом звене ожидается сумасшедшая конкуренция?
— Я могу сказать точно, что железного места в составе нет ни у кого. За прошлые заслуги никто не останется в команде. Сейчас все ребята работают с душой и азартом, и это радует.

— Разные тренеры подходят к комплектованию четвёртого звена по-своему. Кто-то ставит в состав технарей, молодёжь и просто тех, кто выиграл конкуренцию. Другие придерживаются концепции и отдают предпочтение энергичным нападающим, которые оказывают силовое давление. Каких взглядов придерживаетесь вы?
— Конечно, это должны быть ребята, которые выйдут и «перекусают» соперника. Это правда. Игроки из четвёртого звена должны быть по энергии такими, как Никита Квартальнов. Он немного играл в прошлом году, но когда выходил — носился по площадке с горящими глазами и выкладывался на 200%. Так что я думаю, что в четвёртом звене должны быть игроки такого плана.

«Мы намерены работать с молодёжью, развивать её»


— Недавно произошёл обмен. Ивана Глазков отравился во Владивосток, а в обратном направлении проследовал Максим Шалунов. Как прокомментируете эту сделку?
— Шалунов — это перспективный игрок, который до конца не раскрылся. У него хороший потенциал, парень играл в юниорских и молодёжных сборных России. Прошлый сезон провёл в Северной Америке, что должно пойти ему на пользу. Раньше ему не всегда хватало злости, хотя Максим с его данными (190 см) должен толкаться, вылезать на ворота. Мы связываем с ним определённые надежды, что он нам добавит мощи в атаке.

— Понятно, что сейчас сложно говорить о персоналиях. В «Амуре» Игорь Ожиганов действовал достаточно результативно, и, по его словам, это было связано с тем, что в Хабаровске ему позволяли импровизировать. В «Сибири» Игорь порой чувствовал себя зажато, практически не появляясь в большинстве. Какую роль вы отводите Ожиганову?
— Импровизация? Большой импровизации у защитников в «Сибири» точно не будет. Но мы, безусловно, планируем задействовать игроков обороны в атаках, а значит, у Игоря будет шанс проявить себя. Будет ли он выходить на большинство? Пока об этом рано говорить, наши спецбригады должны сложиться через тренировки, сборы, игры. После нескольких ледовых тренировок выводы делать рано.

— На данный момент с командой тренируется группа молодых игроков, в Бобруйске со «Снайперами» находятся Алексей Яковлев и Константин Окулов. Когда и в каком объёме планируете задействовать этих хоккеистов?
— Яковлев в скором времени отправится в молодёжную сборную. Окулов приедет — мы на него посмотрим, обязательно привлечём к тренировкам. Задействуем всех ребят в сборах, контрольных матчах, дадим шанс проявить себя. Мы намерены работать с молодёжью, развивать её, а в ответ ждём, что они в предстоящем сезоне помогут команде.

— Окулова, центрального нападающего, Дмитрий Квартальнов видел на краю атаки. Как вы считаете, может ли 19-летний парень исполнять роль центрфорварда в команде КХЛ или лучше начинать на фланге?
— А при чём тут возраст? Ключевой момент — это то, как игрок понимает хоккей, какие решения принимает на льду. Есть же примеры, когда и в 17 лет ребята выходят, и играют в главной команде. Другие созревают только к 20-21 годам, чтобы играть на взрослом уровне.

— «Сибирь» — одна из самых молодых команд в лиге. В предстоящем сезоне ей могут составить конкуренцию разве что «Кузня» и «Лада». Это реалии рынка или ваше с менеджментом взвешенное решение комплектоваться молодыми игроками?
— Скажу кратко: и то, и другое.

— Какие цели стоят перед «Сибирью» в предстоящем сезоне?
— О задачах, которые будут поставлены перед командой, нам будет объявлено непосредственно перед началом чемпионата. На данный момент наша цель — создать дружный и боеспособный коллектив. Но даже сейчас я прекрасно понимаю, какая планка задана после прошлого сезона.
Андрей Скабелка и его команда

Андрей Скабелка и его команда

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 30
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →