Ерёменко: я себя номером один не называю
Текст: Алёна Шилова

Ерёменко: я себя номером один не называю

Вратарь чемпионского "Салавата", один из главных творцов первого в истории чемпионства Уфы: о нелёгком финале, о принципиальном полуфинале, будущем "Салавата" и о сборной, в которую приехал
15 апреля 2008, вторник. 11:59. Хоккей

Вратарь чемпионского «Салавата», один из главных творцов первого в истории чемпионства Уфы: о нелёгком финале, о принципиальном полуфинале, будущем «Салавата» и о сборной, в которую приехал — в эксклюзивном интервью «Чемпионат.ру». Первом таком «основательном» после завоевания золотых медалей.

Александр Ерёменко взял на финал паузу в общении с прессой. Всегда общительный, он так и объяснил, извиняясь: давайте, мол, уже после. И вот через несколько дней после победы разговор корреспондента «Чемпионат.ру» с вратарём «Салавата Юлаева» и сборной России состоялся.

— Знаете, столько сил, столько эмоций было отдано… — признаётся Ерёменко за день до приезда в Новогорск, в сборную. — Вот сейчас вот пока ещё ощущается, что мы чемпионы…

… Хотя вообще это предчувствие, что пятый матч и… Как бы объяснить? В четвёртом-то я спокойно играл и совершенно нормально себя чувствовал, но не повезло нам чуть-чуть. А в пятом, что скрывать, напряжение сказывалось – чуть-чуть нервничал, но потом нормально всё пошло – когда ребята вторую и третью забросили.

— В смысле – «ещё»?
— Уже завтра я еду в сборную, и всё опять начинается заново. Закончится праздник (усмехается).

— Расскажите тогда немного о празднике, Александр. Пока он ещё не закончился...
— О-о-о, в Уфе были огромные празднования нашей победы. Просто фантастика! Возле стадиона нас встречала огромная толпа — да что там возле стадиона, весь город гулял. Я думаю, что мы действительно очень большой праздник подарили болельщикам. И очень приятно это было.

— А у команды на следующий день была встреча с президентом Башкортостана Муртазой Рахимовым. Что он сказал вам?
— Он ещё после игры зашёл к нам в раздевалку, выпил с нами из кубка победного шампанского. А на следующий день был такой банкетик небольшой, посидели, пообщались. Все довольны, все очень рады. Слова благодарности [президент] говорил.

— Это золото не так легко далось и «Салавату», и вам — так ведь? Накануне финала все безоговорочно на Уфу ставили и, в принципе, не ошиблись. Но «Локомотив» до последнего сражался, и ничего ещё не было ясно перед началом третьего периода пятого матча.
— Да. Но такие вещи никогда легко не даются. И никто не обещал, что с тем же Ярославлем нам будет легко играть. «Локомотив» — команда очень хорошая, достойная, и просто так в финал не попадают. Хотя никто, конечно, не ожидал от них. Но своей очень грамотной игрой они всем доказали, что достойны играть в финале. Была напряжённая борьба, но, слава богу, мы выиграли. Мы не могли проиграть.

— Так получилось, что финальная серия дошла до пятого матча и… Страшно было? Вдруг что-то не получится, залетит какая случайная шайба, и всё – пиши пропало...
— В общем-то, нет. Не особо. Хотя вообще это предчувствие, что пятый матч и… Как бы объяснить? В четвёртом-то я спокойно играл и совершенно нормально себя чувствовал, но не повезло нам чуть-чуть. А в пятом, что скрывать, напряжение сказывалось – чуть-чуть нервничал, но потом нормально всё пошло – когда ребята вторую и третью забросили.

— Вы, Александр, всегда склонны к самокритике. Поэтому спрошу: какие претензии к самому себе по этому финалу есть?
— Конечно, всегда хочется лучше. Слава богу, что мы выиграли – это самое главное, а остальное пусть остаётся где-то вдалеке. Но всё равно я сделал анализ для себя, выводы и… нет, не расскажу. Просто постараюсь в следующий раз сыграть лучше.

— Вы очень критично говорили о своей игре после полуфинала с Казанью — что, мол, силёнок не хватило, корили себя за тот гол третий нелепый. Не сложно потом было на финал настроиться?
— Сам в себе-то я покопался, конечно (улыбается). А вот со стороны никаких психологических атак вообще не было, что, мол, вот ты там виноват, и всё такое. Нет. Наоборот, всячески поддерживали меня и тренерский состав, и ребята прежде всего. И я, честно говоря, просто об этом эпизоде забыл, и всё. Настолько была у нас обстановка в команде спокойная, без всяких нагнетаний, настолько всё здорово. И это мне очень помогло в дальнейшем в финале.

— Ребята и говорили, что просто все вместе посмотрели этот момент, посмеялись и забыли.
— Ну да. У нас вообще все собрания проходят с улыбкой (смеётся).

Для меня вообще этот сезон прошёл как одно мгновение, даже не ощущается, что отыграли год — и тем более выиграли золото. Как-то вот так всё просто получилось, пролетело. И то, что за плечами осталось много игр, целый сезон – я вот сейчас смотрю назад и удивляюсь: неужели столько?! Вроде же, только вчера это было – как мы в Уфу ехали.А отвечая на ваш вопрос — этот сезон, конечно, огромный плюс в моей карьере. Прорыв, наверное, я бы сказал. И дальше буду стараться, чтобы так и было.

— От серии с «Ак Барсом» у вас остались положительные эмоции, учитывая, что это бывшая команда и хотелось её обыграть, доказать, что зря вас там на лавке держали...
— Хотелось доказать в первую очередь себе. А Казань — я считаю, что это одна из самых сильных команд, тоже достойных золота. Но так получилось, что мы выиграли, и это радует. А то, что у Казани, — тем более. Хотя — против своих ребят, с которыми ты играл. Жалко…

— Бывших партнёров обыгрывать?
— Нет. Жалко, что была, в общем-то, отличная команда, но так получилось, что сейчас мы играем в разных. Ребята остались, а мы ушли. Но доказали, что не просто так мы из команды уходим в другую… (пауза) как писали там: из-за денег только. Нет! Прежде всего – играть в хоккей и выигрывать. И чтобы не было там никаких тайных течений, что мы из-за денег бегаем или ещё из-за чего-то. И я думаю, что теперь мы доказали это всем – нашей игрой и нашим результатом.

— Неужели есть ещё у вас сожаление, что разошлись с «Ак Барсом»?
— Вы знаете, я спокойно ушёл, сохранив дружеские отношения. А сожаление есть только о том, что — и все со мной согласятся, кто в Казани с нами играл, — была отличная команда, которую за два года сколотили и тренеры, и мы. Все подружились, и было здорово вообще. Я не хочу сказать, что в Уфе команда плохая – отличная команда, отличные ребята. Но просто в Казани мы почти как родные были. И просто очень жалко, что это всё развалилось. Но ничего – жизнь-то продолжается. И, может быть, кто-нибудь к нам придёт в следующем году в Уфу из наших казанских ребят ещё, и тогда всё вообще будет нормально.

— А что касается вас, то, наверное, вы этим сезоном тем более довольны? Ведь вы наконец стали полноценным первым номером в воротах.
— Конечно. Очень! Для меня вообще этот сезон прошёл как одно мгновение, даже не ощущается, что отыграли год — и тем более выиграли золото. Как-то вот так всё просто получилось, пролетело. И то, что за плечами осталось много игр, целый сезон – я вот сейчас смотрю назад и удивляюсь: неужели столько?! Вроде же, только вчера это было – как мы в Уфу ехали (улыбается). А отвечая на ваш вопрос — этот сезон, конечно, огромный плюс в моей карьере. Прорыв, наверное, я бы сказал. И дальше буду стараться, чтобы так и было. Не отступать с завоёванных позиций.

— По сути, у «Салавата» в «регулярке» было три равных вратаря: вы, Вадим Тарасов и Милан Гниличка. Насколько было сложно завоевать этот первый номер на плей-офф?
— Да, ставку сделали на меня. Но, честно говоря, я… чуть-чуть этого не понимаю.

— ?!
— Потому что вы правильно сказали: три равных — я, Вадик и Милан. Ведь Вадик играл тоже здорово. Но так получилось, что в плей-офф сыграл я. И дай бог, чтобы это закономерно было. Ну, в том смысле, что я действительно на этот момент, в плей-офф, был лучше.

— Я думаю, что много хороших вратарей и у нас, в России, и за рубежом, в НХЛ. Конкуренция — это хорошо. Я думаю, что тренеры сделают правильный выбор именно для команды, для сборной России. А наше дело этот выбор принять и оправдывать доверие…

— А вы сейчас в этом сомневаетесь?!
— Как сказать… Если бы по ходу у меня что-то не пошло, то сделали бы ставку на другого вратаря, и это было бы правильно. Но доверили мне, и я это доверие оправдал. А то, что у нас три классных вратаря – факт, и мы как люди друг с другом нашли общий язык, общаемся нормально, без чего-то там, просто как коллеги и профессионалы. Мы прекрасно понимали, что сложная ситуация была для тренеров вообще с игроками, потому что у Уфы был хороший «длинный» состав и из других команд приходили тоже отличные ребята. Но все нашли общий язык и сделали команду, которая способна завоевать золото. Потому что вот Казань возьмите — вроде, все хорошие игроки там были, из НХЛ тогда [в «локаутный» сезон] всех понабрали, но не получилось. Самое главное, что у нас получилось. Потому что именно команда была. Просто у нас собрались ребята нормальные. Как меня в начале сезона спрашивали насчет звёзд, я отвечал, что никаких звёзд у нас в «Салавате» нет. Зато у нас есть высококвалифицированные игроки и есть команда. Ребята — профессионалы все и понимающе ко всему относились. Может, даже не ставили кого-то в состав, но они понимали и работали, и в конце концов всё у нас получилось. И спасибо всем ребятам за это, что не ставили какие-то личные амбиции выше команды. Это самое главное. Именно поэтому мы и чемпионы.

— Причём у вас игроки, насколько я слышала, тренеры и руководство работали все вместе, сообща, могли друг другу что-то советовать, подсказывать. В иных командах такого и близко нет.
— Да, была именно такая открытая работа. Чтобы сделать одно полноценное дело, для этого нам и нужно было общаться с тренерами, игроками и делать какие-то определённые выводы для того, чтобы завоевать это золото. Я думаю, что вообще без этого мы бы ничего не смогли сделать. И очень хорошо, что тренеры к нам прислушивались, а мы к ним.

— Справедливости ради, вы-то заслужили реально, чтобы в плей-офф вам доверили играть. А вот в прошлом сезоне в Казани была ситуация непонятная. И вообще, Зинэтула Билялетдинов вам не только в «Ак Барсе» в решающий момент не доверял, но и в «Динамо» до этого тоже. Вы всю жизнь были вторым номером, так ведь...
— Да. Да! А для меня доверие тренерское – самое главное. Если тренер доверяет тебе, вы вот любого игрока спросите, что это уже всё, что надо. А остальное — если человек будет стараться, доказывать, то всё у него получится. Вот и для меня это было самое главное. Мне вот доверили, и я постарался оправдать. А если уж что-то там не получилось, то, считаю, правильно было бы меня убрать и дать дорогу другому вратарю именно для нашей общей цели. Я думаю, что так было бы правильно.

— Можете сказать, что вы нашли своего тренера и свою команду в Уфе?
— Я вообще со всеми тренерами нахожу общий язык, и для меня нет, кажется, такого – свой не свой. Мне доверяют – я играю. Не доверяют, значит я, может быть, что-то неправильно делаю. И стараюсь тогда больше, доказываю, чтобы тренер в меня поверил. А так, меня, конечно, в Уфе всё устраивает – и атмосфера, и команда, и тренеры, и болельщики, и город отличный. Что может быть лучше? Тем более что мы выиграли золото.

— Вы уж извините, Александр, но никак сейчас, после вашей победы, не спросить о «доброжелателях», которые весь сезон желали «Салавату» поражения и даже после победы кричат, что, мол, не выиграли, а купили… И всё такое… Что скажете им?
— Да, много было тех людей, которые не хотели видеть нас чемпионами. Но это нормальное явление – они, значит, за другие команды болели. У каждого есть своё мнение. Хорошо, что мы доказали всем, и пускай теперь думают по-другому. А всё остальное – всем же мил не будешь, правильно? Так что спокойно к этому отношусь, и что-то отвечать им не собираюсь.

— Как вам представляется сейчас будущее «Салавата»? Будет эта команда такой же на протяжении нескольких лет, как та же Казань или «Магнитка»? Вошёл ли «Салават» в число грандов нашего хоккея? Надолго ли?
— Мы будем доказывать это, играя в составе «Салавата Юлаева». Если кто-то ещё в этом сомневается, что Уфа достойна играть на высшем уровне со всеми элитными клубами, то мы будем это доказывать только работой и только победами. В Уфе будут стараться оставить команду на следующий год, и я думаю, что у нас будет всё нормально. Могу сказать, что здесь никто не намерен останавливаться на достигнутом.

— После такого напряженного финала и плей-офф вообще — и в плане физики, и в плане эмоций хватит сил на сборную?
— Честно сказать не могу, хватит или не хватит. Но я буду стараться. В моральном плане проблем никаких нет – это же сборная, это же чемпионат мира! Да и по физике, уверен, всё будет нормально. Мы же спортсмены, правильно?

— Ваш одноклубник нападающий Алексей Терещенко сказал, что будет всё делать, чтобы в Канаду попасть, потому что считает, что достоин.
— И это правильно! И каждый так думает. Но, опять-таки, это нужно доказывать. Так что работы непочатый край.

— С вратарями-то в сборной всегдашние непонятки. С одной стороны, Илья Брызгалов, вон, отказывается. С другой, если вдруг кто из энхаэловских согласится, то вас, играющих в России, могут на второй план задвинуть. Что думаете?
— Я думаю, что много хороших вратарей и у нас, в России, и за рубежом, в НХЛ. Конкуренция — это хорошо. Я думаю, что тренеры сделают правильный выбор именно для команды, для сборной России. А наше дело этот выбор принять и оправдывать доверие.

— Определённо: два лучших вратаря на данный момент в России — вы и Семён Варламов, который сам называет вас безусловным первым номером.
— Вот многие говорят: номер один. А я себя не называю номером один и никогда не буду называть, потому что вот есть команда и есть в ней вратари. Но неизвестно, кого предпочтёт тренер. И если тренер доверяет одному, второму, третьему – это нормально. И если есть три достойных вратаря, то почему они все не могут играть? Понятно, что в плей-офф на чемпионате мира ставка будет делаться на одного, и это правильно. Независимо от того, кто ты, где играл, от титулов. Я считаю, что неправильно выбирать по титулу какому-то там. Если на данный момент ты лучше, то ты и должен играть.

— Просто на данный момент из вратарей России понятно, на кого надо делать ставку, а если приедет кто-то из НХЛ и предпочтут сразу, «по умолчанию», его? Не будет обидно?
— Будет. Но что толку от этого? Я всё понимаю прекрасно. Всё равно считается, что там лучшая лига в мире и наши вратари там очень здорово играют. Почему будет обидно, если так судьба решит? Почему? Нет. Буду стараться так же, как раньше, доказывать. Только так я это всё воспринимаю…

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
25 мая 2017, четверг
24 мая 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Согласны ли вы с решением КХЛ исключить новокузнецкий «Металлург» из лиги?
Архив →