Петер Подградски
Фото: «РИА Новости»
Текст: Виктор Острешко

Подградски: Илья Ежов – феноменальный вратарь

Защитник «Лады» Петер Подградски – о переходе в «Ладу» и опыте выступления в КХЛ и за океаном.
14 октября 2014, вторник. 14:45. Хоккей
Подградски – безусловная селекционная удача менеджмента «Лады». Один из сильнейших словацких защитников уже восьмой год играет в России, и всё это время – на ведущих ролях в далеко не самых слабых клубах. В «Ладе» Петер не просто занимает место, а по полной программе отрабатывает свой контракт. Кроме того, в молодой тольяттинской команде он успешно справляется с ролью дядьки-наставника. Петер прекрасно говорит по-русски: за восемь лет успел выучить язык. В его речи время от времени проскакивают довольно цветистые языковые обороты, что лишний раз доказывает: наш язык стал для него практически родным.

— Петер, как вас занесло в Россию? Вроде, хотели покорить Северную Америку…
— После Северной Америки я и в Европе достаточно поиграл. Но хотелось попасть в по-настоящему серьёзный чемпионат. В Европе это, конечно, Россия. В 2007 году в составе сборной Словакии приехал в Москву на чемпионат мира, и там Матрин Штрбак, который играл тогда за ЦСКА, познакомил меня с агентом. Тот довольно быстро предложил вариант с Новокузнецком. Я тогда не очень понимал, кто есть кто в российском хоккее… Но при помощи Интернета разобрался. С одной стороны, не клуб-лидер, но я рассудил так: надо ехать и проявить себя, тогда появятся предложения. Тем более в «Металлурге» мне давали достаточно игрового времени. Так в итоге и произошло: после сезона в Новокузнецке перешёл в нижегородское «Торпедо».

— А там и вовсе всё у вас сложилось замечательно.
«С одной стороны, хотелось бы в клуб, который будет бороться за Кубок Гагарина. Но с другой стороны – я реалист, понимал, что таких вариантов, наверное, не будет».
— Это точно! Сделал за сезон 32 голевые передачи, набрал 38 очков – почти мой личный рекорд. Больше набирал только когда играл за «Кошице». Но там немного другой уровень чемпионата был. А в Нижнем Новгороде отличный получился сезон.

— В принципе, каждый новый сезон вы, так сказать, шли на повышение: клубы, куда вы переходили, становились всё сильнее. В прошлом сезоне играли в «Донбассе». А в итоге оказались в «Ладе», которой многие прочили роль аутсайдера. Как решились на этот переход?
— Давайте по порядку. Если бы не ситуация, которая сложилась сейчас в Донецке, я бы там и продолжил играть. Предпосылок для перехода оттуда у меня не было. Но, к моему огромному сожалению, случилось то, что случилось. И речь не о том, что «Донбасс» не будет играть в КХЛ, я говорю о той катастрофе, которая происходит сейчас в Донецке. Идёт самая настоящая война, гибнут люди… В такие моменты хоккей отходит на второй план. Но если бы не было этой войны, то уверяю вас: «Донбасс» в этом сезоне вполне мог замахнуться на Кубок Гагарина. У нас была отличная команда.

Когда стало понятно, что «Донбасс» играть не будет, я позвонил агенту и попросил подыскать мне новую команду. На тот момент – а это был конец июня, самое начало июля – свободных вакансий легионеров в топовых командах уже практически не было. Рассматривали вариант с Минском, но там мне сказали, что на самом верху принято решение – не более семи легионеров в команде. «Петя, у нас уже шестеро, нам нужен нападающий…» И тут агент сообщил, что есть вариант с «Ладой». Я быстро навёл справки, выяснил, что к чему. С одной стороны, хотелось бы в клуб, который будет бороться за Кубок Гагарина. Но с другой стороны – я реалист, понимал, что таких вариантов, наверное, не будет. Выбирая между тем, чтобы сидеть и ждать, когда найдётся интересное предложение, и тем, чтобы ехать и играть, я выбрал второе.

Теперь про «Ладу». Я знаю, что это за клуб. Знаю, каким он был раньше, через какие трудности прошёл. Посмотрел, кого они пригласили до меня – почти никаких знакомых фамилий не встретил. Обратил внимание на то, что много молодёжи. Почитал, что за тренер Сергей Светлов. В общем, провёл аналитическую работу. И решил так: эти молодые будут биться, потому что им это нужно. Есть ведь хорошие команды на бумаге, а есть – на льду. Та «Лада», в которой я сейчас играю, чертовски хороша на льду. Да и за пределами площадки мне очень нравятся эти ребята: молодые, задорные, по-хорошему наглые и агрессивные. Даже по их шуткам это чувствуется.

— А что за шутки, если не секрет?
— Ну, например, они могут сказать мне, что я старый и лысый (смеётся). Я действительно лысый, ничего страшного в этом нет. Но я прекрасно помню себя в их возрасте. Вряд ли я так смог бы пошутить в отношении кого-то из ветеранов. А я в «Ладе» — ветеран, второй после Андрея Никитенко по старшинству.

— Проводите с молодыми воспитательную работу в раздевалке?
— Я им не нянька. Они сами во всём разбираются. Но если кто-то грубо ошибается на льду или не старается, не работает – высказываю всё в глаза, иногда не в самых приятных выражениях. Положение ветерана обязывает.

— Говорите, что почти никого не знали. А как же Карол Слобода, Иржи Гункес, Мартин Затёвич? Фактически земляки.
— С Каролом я пересекался по сборной. С Иржи знаком – вместе играли в чешском «Оцеларжи» из Тршинеца. Мартина запомнил по выступлению на одном из чемпионатов мира. Но лично знаком с ним не был.

— А вы в курсе, что вы не первый словак в «Ладе»?
— Конечно. Я знаю, что здесь до нас с Каролом играли Ладислав Чиерны и Роман Кукумберг.

— Знакомы с ними?
— С Ромой учился в одной школе, это мой одноклассник. Кстати, по отцовской линии мы с ним даже какие-то дальние родственники. С Ладиславом играл в сборной.

— Советовались с ними, когда возник вариант с «Ладой»?
— Обязательно. Но дело в том, что они помнят несколько другую «Ладу». По нынешней команде ничего сказать не смогли. Однако оба посоветовали ехать в Тольятти (улыбается).

— Сейчас в «Ладе» сложилась очень хорошая бригада вратарей – Илья Ежов и Джефф Гласс. Тем более Ежов «зажигает» в каждом матче. И сразу оборона стала играть увереннее, «Лада» значительно меньше пропускает. Это из-за того что сыгрались или дело всё же в уверенных действиях голкипера?
«Если ты сразу, напрямую не попал в клуб НХЛ, где гораздо больше европейцев, а угодил в АХЛ или другую лигу, то наверх пробиться уже вряд ли получится».
— И то, и другое. Но, конечно, Илья Ежов – это феноменальный вратарь. Не секрет, что в любом командном виде спорта, где есть вратарь, его уверенные действия – это даже не 50, а 75 процентов успеха. Если вратарь тащит – команда побеждает. Если не тащит – очков много не наберёшь. У нас в прошлом сезоне в «Донбассе» была отличная вратарская бригада – Ян Лацо и Майкл Лейтон. Они тащили очень здорово, поэтому и нам играть было куда проще.

— Сейчас «Лада» выступает на канадской площадке. У многих она вызывает нарекания. А как вам на ней играть?
— Гораздо проще. С одной стороны, можно сказать, что и соперникам проще: меньше до ворот бежать. Но с другой, если у защитника есть опыт и он умеет правильно выбирать позицию, то нападающего «задушить» на канадской площадке гораздо легче.

— Помогают те несколько сезонов, которые провели в АХЛ?
— Конечно. Тот опыт очень пригодился.

— Кстати, Илья Ежов в своём интервью сказал, что хоккей в НХЛ и хоккей в КХЛ – это два разных вида спорта. Согласны с ним?
— На миллион процентов. Они отличаются как обычный футбол и американский. Я не шучу. У большинства европейцев в Северной Америке потому и не получается, что они учились играть по-другому. Если ты сразу, напрямую не попал в клуб НХЛ, где гораздо больше европейцев, а угодил в АХЛ или другую лигу, то наверх пробиться уже вряд ли получится.

— Петер, вы принадлежите к золотому поколению словацких хоккеистов рубежа XX и XXI веков. Тогда сборная Словакии гремела на всех уровнях. Но сейчас в составе сборной играют те же хоккеисты, которые играли и 15 лет назад, а смены пока не видно. В чём проблема вашего хоккея? Где талантливая молодёжь?
— Да уж, было времечко… Тогда в Словакии действительно был хоккейный бум. В 1999 году я в составе молодёжной сборной завоевал бронзу на чемпионате мира. Наша юниорская сборная привезла такие же медали со своего чемпионата. Затем начала побеждать и главная сборная: серебро — в 2000-м, золото — в 2002-м, бронза — 2003-м. Нас тогда носили на руках. Обещали построить новые арены чуть ли не в каждой деревушке… Знаете, чем всё в итоге закончилось? Ничем! Дальше обещаний дело не пошло. А ведь как здорово мы начинали! На чемпионате мира 2000 года, где взяли серебро, из звёзд НХЛ был только Миро Шатан. Был ещё и Здено Хара, но тогда он не был звездой, это он позже заявил о себе в НХЛ. Нам всего чуть-чуть не хватило в финале с чехами. Вот тогда начались все эти разговоры, обещания… Потом было золото в 2002-м. Обещали ещё больше. В итоге, я считаю, загубили несколько поколений талантливой словацкой молодёжи.

Я недавно читал хорошее интервью с Рихардом Линтнером. Он сказал, что сейчас в чемпионате Словакии играют очень хорошие, талантливые ребята, но инфраструктура там в ужасном состоянии. Поэтому раскрыться по-настоящему у этого поколения шансов нет. Как и у всех последующих, если ничего не изменится.

— «Слован» сейчас играет в КХЛ. На ваш взгляд, для словацкого хоккея это хорошо или плохо?
— Тут тоже палка о двух концах. Вся страна сейчас разделилась на сторонников и противников выступления «Слована» в Континентальной хоккейной лиге. Одни говорят, что это прекрасная реклама для страны и словацкого хоккея. Другие – что с уходом «Слована» чемпионат Словакии можно не проводить.

— Но вы, как воспитанник «Слована», что думаете?
— Я успел поиграть в минском «Динамо», «Барысе», «Донбассе». Там на базе этих клубов наигрывают связки для национальных сборных, стараются собрать всех действительно сильнейших в стране на данный момент. И если игроки оттуда уезжают, то в ещё более сильные клубы, чтобы прогрессировать. В «Словане», на мой взгляд, этого нет. Ведь можно было бы хотя бы постараться вернуть на родину всех сильнейших словаков и дать бой ведущим клубам КХЛ, заявить о себе, а не бороться из года в год за попадание в плей-офф.

«Слован» — это бренд словацкого хоккея, он должен достойно представлять свою страну. Но, видимо, задачи такой у руководства клуба нет. Хотя, должен сказать, они всё равно делают очень большое дело, давая надежду молодым хоккеистам проявить себя и через систему «Слована» попасть в ведущие клубы КХЛ. Но, как мне кажется, можно было выбрать другой путь.

— Благодаря «Словану» КХЛ в вашей стране популярна?
— Те, кто болеет за «Слован», конечно же, следят за КХЛ. Я слышал, что сейчас всё больше и больше людей в Словакии следят за вашей лигой. Она интересная, здесь очень высокий уровень игры.

— «Лада» скоро будет играть против «Слована». Для вас этот матч будет каким-то особенным?
— Конечно! Это же мой родной клуб. Но всё же по-настоящему принципиальной станет игра в Братиславе. Там никак нельзя будет ударить в грязь лицом. За меня придут болеть все родные и знакомые.

— Напоследок – вопрос, без которого не обходится ни одно интервью в этом сезоне: о судействе.
— Давайте я ограничусь ответом «без комментариев» (смеётся). Судейство – это очень личное, как я понял в этом сезоне. То есть каждый судья по-своему понимает правила. В результате в одном матче тебя могут удалить за какие-то вещи, на которые в другом даже не обратят внимание. Такая русская рулетка получается. Но наше дело – играть. А судьи пусть выполняют свою работу.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →