Роман Ротенберг
Фото: Фотобанк КХЛ / «Чемпионат» / РИА Новости / Getty Images
Текст: Александр Рожков

Ротенберг: СКА стал частью культуры Петербурга

Роман Ротенберг – человек, во многом благодаря которому хоккей в Санкт-Петербурге стал больше чем игрой и составил конкуренцию футболу.
5 ноября 2014, среда. 12:00. Хоккей
Он сам выходит на лёд, даже в кабинете офиса «Газпромбанка» у него стоят клюшки и развешана символика СКА. Сейчас не время для громких заявлений, но в кои-то веки отвечать за спортивную часть в клубе стал человек, которой горит этой работой.

Мы встретились с вице-президентом петербургского клуба и поговорили о СКА, Илье Ковальчуке, Вячеславе Быкове и многом другом.

«С БЫКОВЫМ МОЖЕМ ГОВОРИТЬ ЧАСАМИ»


— Золотые медали так же важны для СКА, как и кубок Гагарина?
— Для нас, как и для любого клуба КХЛ, на первом месте – кубок Гагарина. Но регулярный чемпионат – это важный этап подготовки к плей-офф. То, что ему придали такой статус, только усиливает стремление клубов показывать хорошие результаты. Мы делаем выводы из каждой игры, видим свои недостатки и понимаем, в чём нам нужно прибавлять. К началу плей-офф все эти моменты должны быть учтены.

— В целом пока Быков и Захаркин дают команде то, что ожидало увидеть руководство СКА, приглашая тренеров?
— У нас полное взаимопонимание. Мы работаем в унисон, как одна команда. Все решения принимаются коллегиально. Это положительно влияет на ситуацию внутри команды и даёт результат.

— Они действительно стали больше прислушиваться к мнению окружающих?
— Мы очень много общаемся. В межсезонье постоянно связывались друг с другом и часами могли обсуждать те или иные моменты. Руководство и тренерский штаб потратили много сил и времени на подписание контрактов с Евгением Дадоновым, Антоном Беловым и Джимми Эрикссоном, на возвращение в Петербург голкипера Евгения Иванникова, переход перспективного нападающего
«Аналитика — важная часть работы. За счёт исследования соперников, за счёт понимания того, как действуют те или иные игроки в разных эпизодах, можно добиться желаемого результата».
Александра Кадейкина и защитника Романа Рукавишникова. Сейчас, во время регулярного чемпионата, мы после каждой игры проводим совещание со всем тренерским штабом: разговариваем, смотрим видео, анализируем действия как отдельно взятых игроков, так и команды в целом. Бывает, привлекаем внешних экспертов. Очень много времени уделяем видеопросмотрам игр, аналитической работе, характеристикам игроков, причём не только тех, которые находятся в системе СКА. Это огромный объём работы, но мы видим результат. И в то же время прекрасно понимаем: нам нельзя останавливаться. Поэтому каждый день стараемся сделать нашу команду лучше.

Ребята, которые играли в «Нью-Джерси», рассказывали мне, что у Лу Ламорелло в кабинете 10 мониторов. После того как заключён контракт с новичком, он приглашает его к себе, показывает ему видео с его играми и объясняет, почему клуб остановил выбор на нём. Аналитика — важная часть работы. Мы видим это на примере клубов НХЛ, футбольных менеджеров, в частности Жозе Моуринью. За счёт исследования соперников, за счёт понимания того, как действуют те или иные игроки в разных эпизодах, можно добиться желаемого результата.

— Кто из экспертов помогает СКА?
— Это могут быть люди из нашей системы, скауты, иностранные специалисты. У нас нет языкового барьера. Я знаю английский и финский, Вячеслав Аркадьевич говорит на французском, Игорь Захаркин на шведском, поэтому мы можем объединить много факторов. Не буду называть какие-то фамилии, потому что мы обращаемся к разным экспертам. Всё зависит от конкретной ситуации.

— Умение выстроить позитивную атмосферу в команде – это главная отличительная черта Быкова?
— Я вообще считаю, что хороший микроклимат – это главное слагаемое успеха для любой команды. Можно смотреть видео, проделывать огромную аналитическую работу, но ничего не получится, если в коллективе не будет правильной атмосферы. В команде должен присутствовать дух победителя, она должна быть настроена и мотивирована на победы.

Вы правильно заметили, что Вячеслав Аркадьевич умеет создать хороший микроклимат в коллективе и выстроить отношения с каждым игроком, независимо от его статуса: звезда он, молодой хоккеист или игрок, который входит в нашу систему и пока не играет за основную команду СКА. Это одно из главных его положительных качеств.

— Как вы разделяете функции генерального менеджера?
— Как главный тренер, в основном Вячеслав Аркадьевич предлагает кандидатуры. Иногда я вместе со спортивным отделом и селекционерами СКА называю фамилии, а он даёт своё согласие, после чего мы уже начинаем переговоры. Это долгий процесс, где есть место финансовым и бытовым вопросам, которыми нельзя нагружать главного тренера. Поэтому мы разделяем эти функции, и, мне кажется, это идеальный подход. У каждого есть свои преимущества и возможности. Быков знает многих ребят и понимает, какие игроки нужны под его систему. Поэтому на первом этапе он определяют кандидатуру, это его территория, а уже потом включается в работу руководство клуба. Бывает, что мы вместе участвуем в переговорах. Опять же, всё зависит от ситуации. Где-то у него более сильные позиции, где-то у меня.

— На данный момент в команде есть позиции, которые нужно усилить?
— У нас, как и у любой команды, не всё идеально. Каждая игра даёт нам пищу для размышлений. Есть моменты, которые нас не устраивают. Пока я не могу сказать об этом в открытую, потому что наши конкуренты не дремлют. Мы работаем в этом направлении и надеемся, что в ближайшем будущем урегулируем эти вопросы.
Главный тренер СКА Вячеслав Быков

Главный тренер СКА Вячеслав Быков


«КОВАЛЬЧУК ПРОГРЕССИРУЕТ В КХЛ»


— Почему Ковальчук в прошлом сезоне и нынешнем – это два разных игрока? По крайней мере, в плане эмоций.
— Соглашусь, что эмоции сейчас у него другие. Команда как живой организм, в котором не должно быть ни одной неправильной детали. Если она есть, он начинает её отторгать. Я не занимался командой в прошлом сезоне, но со стороны могу сказать, что, наверное, дал о себе знать языковой барьер с тренером. Где-то Илье помешала травма, где-то он сейчас сам подтянул какие-то моменты. Но главный фактор – это микроклимат внутри команды, а отсюда уже вытекают другие нюансы, которые так на него повлияли в прошлом сезоне.

— В прошлом сезоне СКА позволил Ковальчуку пропустить предсезонную подготовку с командой. Не стоял ли так вопрос в прошедшее межсезонье?
— Перед началом нынешнего сезона этот вопрос не поднимался. Заранее было определено, что вся команда готовится вместе. А в прошлом году мы закончили переговоры в конце июля, и у него чисто технически не было возможности присоединиться к команде на сборах. Илье нужно было перевезти семью. К тому же переговорный процесс измотал его.

Мы очень много работали, чтобы подписать этот контракт. Несколько месяцев переговоры проходили в ежедневном режиме. Грань была очень тонкая, было много рисков, которые могли привести к отрицательному результату. Не всё зависело от нас. Это и решение Лумарелло, который согласился отпустить Ковальчука. У него было условие, что никакой информации не должно просочиться в прессу, а утечка могла произойти с любой стороны. Но мы смогли удержать всё в секрете до официального объявления на сайте НХЛ.

— Вас и Ковальчука связывает хорошая дружба. Насколько этот факт повлиял на то, что он закончил выступление в НХЛ и оказался именно в СКА?
«Таких игр, как с ЦСКА и с «Йокеритом», за последние годы у Ковальчука не было даже в НХЛ».
— Нельзя сказать, что только это повлияло. Было много факторов. Во-первых, у нас была такая финансовая возможность. Спасибо нашему спонсору, компании «Газпром» и лично Алексею Борисовичу Миллеру. Только благодаря ей мы вообще смогли начать обсуждать этот вариант. Когда уже такая возможность появилась, конечно, все эти детали влияли. В переговорах было задействовано много людей, и все они должны были действовать вместе. Выпади хоть один человек, даже агент Ковальчука, мы бы не смогли его подписать. Факторов было много, в том числе наша дружба. Я прекрасно знаю его маму и сестру. У нас хорошие дружеские отношения. Геннадий Николаевич Тимченко тоже хорошо общается с Ильёй. Он дал добро на начало переговоров.

Эффект, который мы получаем от того, что Ковальчук играет за СКА, это не только спортивный результат. Он лучший бомбардир КХЛ в нынешнем сезоне, и мы видим, что он прогрессирует. Таких игр, как с ЦСКА и «Йокеритом», за последние годы у него не было даже в НХЛ. И когда хоккеист мирового уровня играет в нашей лиге и ему всё нравится, это даёт очень серьёзный импульс для позитивного развития КХЛ в целом. Это пример для других игроков. Теперь они знают, что есть вариант помимо НХЛ, где можно играть, получать удовольствие и сохранять свой звёздный статус.

Сейчас мы задействовали детей Ильи в рекламной кампании. Его семье нравится вся эта позитивная обстановка в СКА, нравится в Санкт-Петербурге. У нас заполняются трибуны на каждом матче. Мы сами создавали эту атмосферу, но не ожидали такого эффекта. Весь стадион болеет за команду как один оркестр. Многие спрашивают нас: как такое возможно? В Хельсинки, например, тоже хорошая посещаемость, но там нет такой атмосферы на трибунах. Даже Евгений Дадонов говорил, что атмосфера на играх СКА лучше, чем на многих аренах НХЛ.

Поэтому подписание контракта СКА с Ковальчуком – это исторический момент для КХЛ. А если он и дальше будет прогрессировать, то это принесёт ещё больший результат.
СКА представляет Илью Ковальчука

СКА представляет Илью Ковальчука


«СКА ХОЧЕТ СОЗДАВАТЬ ЗВЕНЬЯ ДЛЯ СБОРНОЙ РОССИИ»


— Контракт Ковальчука со СКА действует до конца сезона-2016/17. Есть обозначенный период, когда клуб планирует начать переговоры о новом соглашении?
— Не только с Ильёй, но с другими игроками в таких ситуациях мы действуем шаг за шагом. В последнее время в клубе изменился подход ко многим ситуациям, в том числе по селекционным вопросам. Если СКА будет так же развиваться и прогрессировать, а Ковальчук продолжит играть на высоком уровне, то, конечно, мы будем обсуждать варианты продления контракта.

— Насколько пристально СКА следит за ситуацией с другими российскими энхаэловцами и есть ли у клуба цель в будущем переманить к себе ещё одного хоккеиста сопоставимого по уровню с Ковальчуком?
— Мы постоянно исследуем рынок, у нас много контрактов в Северной Америке, Финляндии, Швеции и других хоккейных странах. Если такая возможность появится, мы, конечно, рассмотрим её. Но я хочу сказать, что мы всё равно делаем ставку на российских игроков. Много разговаривали на эту тему с Олегом Знарком и Андреем Сафроновым. Для СКА идеальный вариант – подготовить звенья для сборной России. Возьмём, к примеру, тройку Дадонов – Шипачёв – Панарин. Думаю, они могут успешно играть вместе ещё много лет и приносить пользу и клубу, и сборной, как это делали в своё время Морозов – Зиновьев — Зарипов.

— Не боитесь, что Тихонов и Панарин, у которых истекают контракты по окончании нынешнего сезона, могут перебраться следующим летом за океан?
— Многое будет зависеть от того, как будет играть команда. Конечно, клуб заинтересован в том, чтобы сохранить этих игроков. Это даже не обсуждается. Просто бывают разные ситуации, в том числе семейные вопросы. Уже сейчас мы общаемся с ними на эту тему. Пока всё происходит в спокойном режиме, но мы не скрываем, что нацелены на продолжение сотрудничества.
Роман Ротенберг

Роман Ротенберг


«МНОГИЕ ИГРОКИ САМИ ХОТЯТ ИГРАТЬ ЗА СКА»


— Помимо Ковальчука с кем из игроков у СКА были самые тяжёлые переговоры?
— Переговорный процесс с Ильёй стал для меня хорошим опытом. В них было большое количество нюансов, в том числе и юридических. Плюс работа с его агентом. Всё это длилось больше полугода, а последние два месяца переговоры проходили днём и ночью. Но после получения эти знаний мне стало легче в дальнейшем. Хотя я не сталкивался с простыми переговорами. Всегда есть риск, что игрок выберет другую команду.

Как было с Антоном Беловым: Вячеслав Аркадьевич одобрил кандидатуру, мы согласовали его контракт, но он тогда находился в Эдмонтоне. Проблема заключалась в том, что у него были другие варианты продолжения карьеры, в том числе в КХЛ, и нам нужно было срочно согласовать переход с Геннадием Николаевичем (Тимченко. – Прим. ред.), когда в Москве было три часа ночи. Мне нужно было любыми способами дозвониться до него. Удалось это сделать, поэтому Антон сейчас играет в СКА.

По Евгению Дадонову были не менее тяжёлые переговоры. Мы много раз разговаривали с «Донбассом» ещё до того момента, как стало понятно, что он не примет участия в нынешнем сезоне. В таких моментах многое зависит даже не от финансовых возможностей, а от человеческих взаимоотношений. Нужно вовремя обозначить интерес и выстроить отношения, чтобы ничего не сорвалось в последний момент, когда, к примеру, другой клуб перебьёт твоё предложение. Потому что есть принципы и договорённости. В хоккейном мире все друг друга знают. Если кто-то кого-то «кинет», все об этом узнают, и дальше ему будет тяжело работать в этой сфере.

«В хоккейном мире все друг друга знают. Если кто-то кого-то «кинет», все об этом узнают, и дальше ему будет тяжело работать в этой сфере».
С Эрикссоном у нас была похожая ситуация. Это игрок сборной, на него был огромный спрос, и ему предлагали больше денег в других клубах. Но он выбрал СКА. Не всё решают финансы. Очень многое зависит от человеческого фактора, есть другие моменты. Многие хотят играть именно в Санкт-Петербурге. Во-первых, потому что знают, как всё организовано в СКА. Наш клуб является частью города, частью его культуры. Ребят узнают на улицах, за них переживает целый ледовый дворец. Что лучше: получать большие деньги и выходить на лёд при полупустых трибунах или зарабатывать чуть меньше, но играть при аншлагах в организации, где всё продумано? Подавляющее большинство игроков выберут второй вариант, тем более иностранцы. Это очень серьёзный фактор, который позитивно влияет на ход переговоров.

Сейчас складывается такая ситуация, что многие игроки сами проявляют желание играть за СКА. Когда у них есть выбор — играть за наш клуб или за команду, которая имеет такие же финансовые возможности, — большинство из них выбирают СКА. Не спорю, что во многом это происходит из-за тренера. Репутация Быкова многое значит. Вторая часть — это то, как всё организовано в клубе.
У нас сейчас было восемь домашних матчей подряд, и далеко не все соперники находились в верхней части турнирной таблицы. Как ни крути, но «Слован» и «Медвешчак» пока не являются популярными в нашей стране. И как в такой ситуации собрать полные трибуны на каждом матче? Для нас это был вызов. Нам нужно было сделать так, чтобы люди пришли на СКА. Придумали мини-абонементы, и эта система сработала. Мы собрали аншлаги на всех встречах. Это говорит о том, что при правильном подходе в любом городе на матчах с любым соперником можно собирать полные трибуны. По статистике СКА на втором месте по посещаемости в КХЛ после Минска, но даже при желании мы не сможем разместить в Ледовом дворце больше людей. Поэтому в будущем планируем построить арену на 18-20 тысяч зрителей. Также замечу, что СКА занимает первое место по посещаемости в гостевых матчах. Интерес к нашему клубу высокий даже за пределами Санкт-Петербурга, и приезд СКА практически гарантирует аншлаг принимающей стороне.

— Часто сталкиваетесь с тем, что, когда СКА хочет кого-то приобрести и речь заходит о денежной компенсации, клубы специально завышают цену?
— Совсем этого избежать нельзя, такие ситуации случались. Но есть рыночные понятия, есть компенсация по официальной формуле ОСА (ограниченно свободный агент. – Прим. ред.). Мы всегда исходим из того, что готовы платить за игроков рыночную стоимость. Есть моменты, когда она завышена за счёт большого спроса на игрока. Соответственно, начинается финансовая гонка вооружений. Мы стараемся в них не участвовать и брать своё другими методами. Либо за счёт хороших отношений с этим клубом, либо акцентируем внимание на том, что игрок хочет играть в нашей команде.

В прессе часто говорят: если есть деньги, то всё просто. Это очень непросто. Нельзя просто так сказать игроку с действующим контрактом, что он переходит в другой клуб. Если он не хочет, например, переезжать в Санкт-Петербург, его никто не заставит этого сделать. Поэтому в переговорах очень многое зависит от желания самого игрока.
Презентация шведского новичка Джимми Эрикссона

Презентация шведского новичка Джимми Эрикссона


«В БУДУЩЕМ МОЖЕМ ОРГАНИЗОВАТЬ МАТЧ НА ДВОРЦОВОЙ ПЛОЩАДИ»


— Александр Медведев не раз говорил о желании провести матч СКА на новом стадионе «Зенита». Рассматривает ли клуб другие варианты участия в матчах подобного рода?
— Это вопрос инвестиций. Речь идёт о довольно серьёзной сумме, которую нужно отбить. У меня есть опыт в этом плане. Когда я ещё работал в КХЛ-Маркетинг, то организовывал Матч всех звёзд на Красной площади. Во-первых, здесь огромный риск из-за погоды. Во-вторых, вопрос безопасности. Не поставишь амортизированные борта, как у нас в Ледовом. Нужно ещё построить трибуны, согласовать всё с городом и решить много других вопросов. Это очень большие вложения. Но если серьёзно проработать этот вариант и окупить мероприятие, то почему нет? Можно вернуться к этому вопросу, когда СКА станет серьёзным клубом с точки зрения спортивного результата. Надеюсь, что это произойдёт уже в этом сезоне. Тогда мы сможем организовать матч подобного рода. Может, на «Зенит-Арене» или на «Петровском». Возможно, на Дворцовой площади. Это уже вопрос переговоров. Думаю, 20-30 тысяч зрителей мы соберём.

— Когда СКА собрал полные трибуны на матче с «Витязем» в одно время с матчем «Зенита» и «Спартака», это была маленькая победа хоккея над футболом?
— Это говорит о том, что у СКА уже свои болельщики, вокруг которых крутится клуб. Благодаря ним мы имеем такие результаты и непередаваемую атмосферу на матчах. У нас становится больше новых болельщиков. Видно, что ходит много молодёжи, и посещение домашних матчей СКА вошло в моду. Мы анализировали ситуацию с болельщиками и увидели: 40 процентов зрителей на матчах СКА – это женщины. Это очень серьёзный показатель. Организация предматчевых шоу и многие другие вещи – постепенно люди узнавали о них и сейчас очень тяжело достать билеты. Поэтому даже когда играет «Зенит», у нас собираются полные трибуны.

— Люди из разных клубов говорят, что они не могут позволить себе тратить такие деньги на предматчевые шоу.
— Легче всего сказать: в Санкт-Петербурге одна хоккейная команда из КХЛ, у СКА много денег. Начнём с того, что, когда СКА начал играть в КХЛ, у него уже были деньги, но не было такой посещаемости. Другой вопрос в окупаемости этих затрат. СКА не просто вкладывает деньги в шоу, а ещё отбивает их. Это инвестиции в продукт, который мы создаём. Мы же не делаем супер-шоу на каждой игре. На серьёзном уровне это происходит на матче-открытия, иногда на топ-матчах, как это было в недавней игре с ЦСКА, и в плей-офф. А так у нас базовые вещи: группа поддержки, исполнение гимна вживую, приглашение известных гостей. Раньше мы их приглашали, но они не приходили, а сейчас ситуация изменилась.

Опять же, здесь не всё решают деньги. Финансовая возможность – это одна история. А другая история — это то, как клуб работает в этом направлении. Если у нас по каким-то причинам арена не заполняется до отказа, мы обращаемся в школы, размещаем дополнительную рекламу. У всех людей в клубе очень серьёзный объём работы, и им не платят за это дополнительную зарплату. Задача сотрудников – максимально заполнить арену на каждой игре. У нас сейчас система как в авиационных компаниях: чем позже покупаешь билет, тем он дороже. И за счёт этого мы стали ещё больше зарабатывать на матчах.

— СКА традиционно играет в синей и белой форме. Не думали сделать альтернативный вариант?
— Мы думали об этом, но сейчас у нас и так очень много разных форм. У нас есть ретро-форма, есть игровые свитеры «Ленинград», которые очень популярны. Я понимаю, что вы имеете в виду. Например, у «Лос-Анджелеса» вообще один из комплектов формы желтого цвета, но здесь вопрос в том, к чему это привязать? У СКА такого раньше не было. Тот же «Лос-Анджелес» раньше играл в форме жёлтого цвета, плюс это традиционный цвет «Лейкерс». Нужно хорошо продумать этот момент. В будущем такой вариант мы обязательно рассмотрим.


«УЖЕ СЕЙЧАС НА МАТЧИ СКА ГОТОВЫ ПРИЙТИ 20 ТЫСЯЧ ЗРИТЕЛЕЙ»


— В своё время СКА на самом высоком уровне организовал вынесенный матч Еврохоккейтура между сборными России и Швеции в Санкт-Петербурге. Не обидно, что второй год подряд Кубок Первого канала пройдёт в Сочи?
— Мы всегда готовы принять матчи сборной, а учитывая, насколько сейчас хоккей популярен в городе, уверены, что всегда соберём полный дворец. Это мы гарантируем. Но если смотреть на этот вопрос глобально, то сейчас Кубок Первого канала больше нужен Сочи. Для раскрутки хоккея, для того, чтобы потом больше людей приходило на игры хоккейного клуба «Сочи». Хотя у них и сейчас довольно хорошая посещаемость.

— К вопросу о новой арене СКА. Сколько людей реально готово прийти на матч команды в регулярном чемпионате?
— Есть статистика по заявкам на билеты. Знаем, что уже сейчас на топовые матчи точно соберём 20 тысяч. Столько же собирает «Монреаль Канадиенс» в «Белл-центре». Но там такая посещаемость на каждой игре, а СКА пока не может этого гарантировать. Но 15 тысяч мы бы наверняка собрали на любой игре. Это сейчас, но ситуация может измениться. Надеюсь, только в лучшую сторону. В этом плане СКА только в начале пути.

— Сколько времени нужно на строительство новой арены?
— Как минимум пять лет. Быстрее не получится. А через два года мы уже должны закончить строительство базы академии СКА рядом с Ледовым дворцом. Там будет два льда. У нас большие планы не только на основную команду. Конечно, ей мы уделяем огромное внимание, но сейчас мы также создаём академию. Мы уже договорились с разными детско-юношескими школами Санкт-Петербурга о том, что они будут переименованы под СКА: СКА-Колпино, СКА – ХК Дроздецкого, и т.д. В этих школах будет использоваться наш корпоративный стиль. Это новая история, которую мы создаём совместно с Вячеславом Быковым и Игорем Захаркиным под руководством Геннадия Николаевича Тимченко. И на этом мы не остановимся. Будем готовить другие базы, которые в будущем, надеемся, получат статус олимпийского резерва. Мы хотим создать систему, которая есть в Казани или Ярославле. Потому что сейчас многие дети хотят заниматься хоккеем. Они будут играть в своих районах, а потом получат возможность попасть в основные команды системы СКА.

«СЕЛЯННЕ МОЖЕТ ДАТЬ МНОГОЕ НЕ ТОЛЬКО «ЙОКЕРИТУ», НО И СКА»


— Есть ли новости в переговорах «Йокерита» и Теему Селянне?
— Селянне скоро приедет в Санкт-Петербург. Он не был ни на одном матче КХЛ и хотел посетить именно игру СКА в Санкт-Петербурге. Будет нашим гостем, посмотрит две игры.

По сути, он не сказал «нет». Он по-прежнему в отличном физическом состоянии. Ему 43 года, но он выглядит лет на 20, не больше. У него определённая семейная ситуация, но мы будем разговаривать с Теему. В любом случае сотрудничество у нас будет. В Хельсинки мы будем создавать его академию. Там очень много хоккейных площадок, но всё равно не хватает льда. Обсудим другие варианты. Может быть, он ещё сыграет. Возможно, наше сотрудничество будет лежать в другой плоскости. Ведь Селянне может дать многое не только «Йокериту», но и СКА. У него накопился огромный опыт, его все знают в хоккейном мире. Он может помочь нам даже с точки зрения нашей академии. Сотрудничество с ним в конечном итоге может вылиться в очень серьёзный результат.

— Вы постоянно находитесь рядом со СКА. Здесь получаете настоящее удовольствие от рабочего процесса?
— У меня уходит много времени на бизнес, на различные проекты, мы смогли выстроить правильную маркетинговую политику в Санкт-Петербурге. Это тоже приносит мне удовольствие, но, конечно, работа с командой – это для души. Я сам прошёл эту школу, хотя и начал играть в хоккей только в 10 лет. Знаю нюансы и тонкости игры. Понимаю, что могу принести пользу клубу, городу и хоккею в целом. И мне хочется это сделать. На это уходит очень большое количество времени, но по-другому не получится добиться высокого результата.
«Уже сейчас на матчи СКА готово прийти 20 тысяч зрителей»

«Уже сейчас на матчи СКА готово прийти 20 тысяч зрителей»

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 15
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →