Плющев: 0:8 проиграли конкретные люди
Текст: Алёна Шилова

Плющев: 0:8 проиграли конкретные люди

Главный тренер юношеской (1991 года рождения) сборной России Владимир Плющев - о финальном разгроме сборной 1990-го на ЮЧМ и его причинах, которые не в команде, а в её тренерах...
25 апреля 2008, пятница. 19:40. Хоккей
Главный тренер юношеской (1991 года рождения) сборной России Владимир Плющев по понятным причинам был одним из самых заинтересованных наблюдателей на юниорском чемпионате мира – его команде играть на следующем, через год. И сейчас, после разгромного поражения нашей команды в финале от канадцев, Плющев "поневоле" - как он сам говорит - вынужден выступить в защиту нашего хоккея от тренеров, с треском проигравших финал и оправдывающих своё поражение уровнем хоккея.

Разговор корреспондента "Чемпионат.ру" с Плющевым состоялся на следующий день после финала и за день до начала сбора его команды. И начал его Плющев с вопроса на вопрос: "Как я это объясняю? Как расцениваю? А как его расценивают? Как объясняют? Мне просто очень интересно".

- Это был просто позор! Финал так проигрывать нельзя! Да, это игра. Да, бывают срывы, бывают поражения. Были же уже у нас в августе 0:7 в молодёжной Суперсерии, причём, в общем-то, при такой же ситуации. Но вижу, что Немчинов считает, что там перегорели и здесь перегорели. Везде перегораем?
- Сергей Немчинов, который был руководителем нашей делегации на ЮЧМ, например, говорит, что перегорели ребята или ещё что-то случилось в финале, с чем разбираться надо потом. Сергей Гимаев, помощник главного тренера Александра Бирюкова, - что проблема глобальнее: "В этой команде играли 15 лучших на сегодняшний день российских юниоров... Нужно серьёзно посмотреть и оценить уровень развития нашего детско-юношеского хоккея - это главный вывод"...
- А-а... 15 лучших, да? Вообще-то в команде 22 игрока, а не 15. Перегорели, значит? Я думаю, что и те, и другие волновались – и наши, и канадцы, потому что это был финал, это было естественно. А вот допускать, чтобы на второй период мы выходили со счётом 0:5, наши, с позволения сказать, тренеры не имели права. Просто не имели права!

- Это ведь просто разгром был. Без шансов...
- Вот именно! Это был просто позор! Финал так проигрывать нельзя! Да, это игра. Да, бывают срывы, бывают поражения. Были же уже у нас в августе 0:7 в молодёжной Суперсерии, причём, в общем-то, при такой же ситуации. Но вижу, что Немчинов считает, что там перегорели и здесь перегорели. Везде перегораем?

- А может реально вся команда так перегореть, чтобы по ходу игры уже ничего нельзя сделать было? - Конечно, можно перегореть. И можно проиграть. Но не так проиграть – не без борьбы! В конце концов, волнение проходит после двух-трёх пропущенных шайб, потом команда должна играть спокойно и раскованно: терять-то уже нечего, последняя игра, ещё есть время и есть шансы. А тут – шансов не было. Значит, не дорабатывала лавочка.

- Лавочка?
- Ну, тот штаб, те люди, которые там, на скамейке, стояли. И потом, я не понял немножко и про тактику игры, когда услышал из уст одного из тренеров, что мы должны выйти и в первой же десятиминутке просто задавить канадцев. Мы играли уже не первый матч, и чемпионат мира шёл уже на протяжении двух недель; они что, рассчитывали, что за десять минут решат всю игру? Это канадцы решили её за двадцать минут. С нашей помощью. Да-да, не со своей, а с нашей! Да, ребята перегорели. Да, это был чемпионат, которого ждали. Да, ребята очень хотели выиграть и, возможно, просто поплыли после такого начала – ошибка и гол, ошибка и гол... Но для того и есть целый тренерский штаб, специалисты, эксперты, комментаторы даже (основным местом работы Сергея Гимаева, поясним, является телеканал "Спорт" - с тех пор, как его со скандалом выгнали с директорского поста в школе ЦСКА) (усмехается).

- А при чём тут уровень нашего детского, юношеского, молодёжного хоккея?! Никто не говорит, что у нас там всё блестяще, нет. Но есть конкретный финал конкретного чемпионата мира, который конкретно проиграли вот эти конкретные лица. И начинают теперь всё валить в одну кучу: вот-де, наш уровень детского хоккея виноват... Когда ваши ведущие защитники делают просто глупости на площадке, и никто их в этом плане не может скорректировать, никто с лавочки не подскажет - при чём тут уровень нашего хоккея?!
- Что можно было сделать?
- Да хоть что-то! Надо было ломать игру, предпринимать какие-то попытки, чтобы что-то изменить – ещё при счёте 0:2, 0:3 – вы же, тренеры, видите, что у вас происходит. Или нет? Что угодно надо было делать, но только не плыть по течению. Не стоять и просто смотреть. Не ждать перерыва, чтобы внести коррективы, когда уже поздно было их вносить. И ещё я думаю, что там очень много было рулевых, каждый из которых рулил так, как считал нужным. Ну и вот, дорулили до 0:8...

- Но проиграли-то опять в решающий момент канадцам. Может, и правда, что канадцы настолько сильнее?
- Я не могу сказать, что канадцы сильнее наших. Ведь была первая игра, которая показала, что наши как минимум не хуже канадцев. Значит, мы неправильно подготовились к финальной игре, раз мы её вчистую провалили - 0:8. Вы же сами видели: борьбы практически не было, игра была решена в первом периоде, и всё. И это вовсе не говорит о том, что у нас такие плохие ребята или, как Сергей Наильевич [Гимаев] сказал, что что-то с уровнем нашего хоккея. Это не уровень нашего хоккея! Это уровень подготовки к конкретной игре конкретным тренерским штабом, в которых входил Сергей Наильевич. А то как пять матчей выигрывали, так про уровень что-то ничего не говорили.

- То есть все эти разговоры о том, что нам надо уровень нашего детско-юношеского хоккея оценить по новой, - пустое?
- А при чём тут уровень нашего детского, юношеского, молодёжного хоккея?! Никто не говорит, что у нас там всё блестяще, нет. Но есть конкретный финал конкретного чемпионата мира, который конкретно проиграли вот эти конкретные лица. И начинают теперь всё валить в одну кучу: вот-де, наш уровень детского хоккея виноват. Какой уровень?! А если бы выиграли, то все они кричали бы, что мы самые сильные, что вот такой у нас хороший уровень, нет разве? Когда выиграли у канадцев [в группе], Гимаев что-то ничего не говорил ни про какой уровень. Выиграли у американцев [в полуфинале] - и снова никто не говорил об уровне. А когда ваши ведущие защитники делают просто глупости на площадке, и никто их в этом плане не может скорректировать, никто с лавочки не подскажет - при чём тут уровень нашего хоккея?! Вот теперь всё: "уровень нашего хоккея" – как занавески повесили, мы не при чём, мы все в белом, а виноват только уровень. Нет, чтобы сказать: мы неправильно подготовили команду к финальной игре. Вот и всё. Это было бы и нормально, и порядочно. А теперь все виноваты, кроме тех, кто должен за это отвечать.

- Зато сейчас все заговорили, как водится, по поводу состава этой сборной, его комплектования. Там же были и два ваших игрока, вратарь Рейзвих и защитник Орлов?
- Да, там были два моих игрока, но самое интересное, что со мной никто не консультировался, когда их приглашали. И не говорили другим игрокам. Я даже не знаю, чья инициатива была взять этих ребят из моей команды. Мне многие вещи были непонятны на протяжении всего подготовительного сбора и всего остального. Я, например, думаю, что тот четвёртый состав, который просидел весь чемпионат мира на скамейке и вышел пару раз с Данией, мог дать хорошую пятёрку, которая бы покусала соперников так, что мало не показалось бы. Но это всё уже сами понимаете, какие рассуждения сейчас – если бы да кабы... А что касается принципа комплектования, то они взяли на себя ответственность, и это их проблема. Я ещё раз говорю, что даже не знаю, кто комплектовал команду . Потому что там слишком много людей, которые пытались этим заниматься. Я лишь Александру Викторовичу [Бирюкову] могу какие-то вопросы задать, потому что у нас с ним хоть какой-то контакт был, а ни с одним из других тренеров или менеджеров юниорской сборной я вообще не разговаривал. Рейзвих и Орлов - да, хорошие мои ребята, здесь без вопросов, они на лидирующих позициях, но обычно, когда ты приглашаешь игрока из другого года, то как-то консультируешься с тренером, который ведёт этот год.

- Прежде всего, надо уметь делать выводы. Как вижу, умеют это не все. И не надо никаких трагедий и истерик... Да, есть у нас проблемы в подготовке юниоров, в детских спортивных школах нет квалифицированных тренеров. Но пять-восемь лет назад мы были в более тяжёлой ситуации, когда у нас было вообще всё безобразно, и экономически мы выглядели никак, и отъезд игроков был совершенно безудержный и непредсказуемый. Но мы же выигрывали золотые медали в те времена. Потому что делали своё дело. А сейчас?
- А вообще то, что наша команда играла чемпионат в три звена...
- Это немыслимо! И кстати, может быть, это тоже один из факторов того, что у ребят просто не хватило энергетики и какого-то запала на финал. И не такие уж сильные были соперники в предварительной группе, за исключением канадцев, чтобы со всеми в три звена играть.

- Гимаев сказал, что они могли, конечно, взять ещё восемь-десять игроков, но они бы явно лучше не сыграли...
- Раз Сергей Наильевич так считает, то пусть так и считает. Могли бы – не могли... Результат на табло - 0:8 в финале. Я не помню, чтобы кто-то проигрывал золотые медали с таким позорным счётом. Проиграли тренеры!

- Как воспринимать этот результат нашей сборной? Серебряные медали – это всё-таки неплохо.
- Серебряные медали - это хороший результат на самом деле. Потому что в финале, чтобы победить, слишком много факторов должно сложиться. Это должна быть хорошая мощная команда единомышленников, объединенная одной целью, должен быть мощный и сильный коллектив во главе с сильным тренерским штабом. Видимо, здесь-то чего-то и не хватило. Обидно ещё то, что мы играли у себя дома и так проиграли. Можно было проиграть этот финал, но не так. Не так! Любому нормальному специалисту ясно, что 0:5 после первого периода – это практически уже всё. Команда обречена. Но там, на льду, она ещё не была обречена, она могла и хотела биться, но не знала, что делать. А я вот не видел, чтобы по ходу игры что-то менялось в рисунке, в тактике, что-то передёргивалось в составе. Я ничего этого не видел! Всё шло, как шло! А как шло, так мы и получили. Но это не уровень нашего хоккея, уверяю вас. И я не хочу, чтобы с августовской серией молодёжной команды и этим поражением 0:8 в финале отождествлялся весь наш хоккей и все наши юниоры. Они заслуживают большего. Гораздо большего. И уважения, и внимания. Они умеют играть! Они обыграли американцев, обыграли канадцев в групповом матче...

- Какие выводы после такого можно сделать?
- Прежде всего, надо уметь делать выводы. Как вижу, умеют это не все. И не надо никаких трагедий и истерик. Да, это неприятно, но ещё раз говорю, что это не уровень нашего хоккея. Да, есть у нас проблемы в подготовке юниоров, в детских спортивных школах нет квалифицированных тренеров. Но пять-восемь лет назад мы были в более тяжёлой ситуации, когда у нас было вообще всё безобразно, и экономически мы выглядели никак, и отъезд игроков был совершенно безудержный и непредсказуемый. Но мы же выигрывали золотые медали в те времена. Потому что делали своё дело. А сейчас? Валить всё на уровень? Нет!

- А на что валить?
- Надо валить на квалификацию тренеров. Надо просто всем заниматься своим делом, а не устраивать из сборной команды своё... как бы сформулировать то, что они делают... хобби.

- А вам остаётся только одно: готовиться к следующему чемпионату мира, который пройдёт в Америке?
- Конечно, там вам будет не тут: там будет очень тяжело играть, даже архитяжело, потому что чемпионат пройдёт на юге США, и меня уже предупредили, что погода будет под 30 градусов. Плюс пояс временной. Но что ж делать?

- После такого финала будет тем более сложно. Такой удар по самолюбию. По репутации нашей хоккейной...
- Будет архисложно! Уверяю вас, что после этой игры я сам себя чувствую немножко не в себе. Почему? Потому что в гораздо более сложных ситуациях мы добивались золотых медалей – с командами 1983 года рождения и 1982-го. И потом мои заняли ещё раз "автоматом" первое место. То есть наши ребята умеют выигрывать – важно не терять дух победителей. А после такого финала, конечно...

- У вас в ближайшее время будет турнир. Будете с ребятами про этот чемпионат мира говорить?
- Меня, знаете, сейчас так это разозлило всё, что мы садимся на сбор, и думаю, что начнём именно с разбора этого чемпионата мира. А впереди у нас турнир – Кубок губернатора Московской области, который пройдёт в Воскресенске. Там будут сборные команды России 1991-го и 1992-го годов, сборные Белоруссии 1990-го и 1991-го и сборная команда региона Центр, куда входят Ярославль, Воскресенск, Электросталь и Мытищи. Поэтому я думаю, что турнир будет интересный. Главное, что мне надо, – посмотреть ребят. Следующий год у нас - последний перед чемпионатом мира, и сезон будет сложный. Но я знаю, что, по крайней мере, у меня поедут туда все те, кто должен ехать, а не те, кто кому-то там для чего-то на чемпионате мира нужен, понимаете?
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
3 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →