Андрей Николишин
Фото: Фотобанк КХЛ / «РИА Новости»
Текст: Виктор Острешко

Николишин: прозвище Батя надо оправдывать

Наставник «Трактора» Андрей Николишин не видит в команде кризиса, чувствует ответственность и верит в возможность борьбы за чемпионство.
19 ноября 2014, среда. 14:30. Хоккей

Челябинск – хоккейная столица России со всеми вытекающими: особым спросом с игроков и тренеров, острыми переживаниями болельщиков, повышенным вниманием СМИ. «Трактор» для Челябинска – больше чем клуб. Это местный символ, социально-значимый объект, а потому любые решения властей относительно «Трактора» рассматриваются городским сообществом буквально сквозь увеличительное стекло. В славной истории «Трактора» — множество поводов для гордости, знаменитые на весь мир воспитанники. И нет только одного – титула чемпиона страны. Пару сезонов назад челябинская команда была как никогда близка к тому, чтобы завоевать первое золото в своей истории, но не вышло. Тот «Трактор» сверкнул, как знаменитый челябинский метеорит – и пропал. И вот уже второй сезон «Трактор» доставляет болельщикам больше переживаний, чем поводов для радости.

Этот сезон и вовсе выдался крайне непростым. Эксперимент с приглашением на пост главного тренера команды иностранного специалиста Карри Киви с треском провалился. В тяжёлый момент «Трактор» возглавил Андрей Николишин. За плечами этого человека – славное прошлое в качестве игрока. Смущает одно – полное отсутствие тренерского опыта. При этом буквально недавно Андрей, теперь уже Васильевич, буквально ошарашил хоккейную общественность, заявив, что целью команды является – ни много, ни мало – кубок Гагарина. Как он собирается выигрывать трофей? Чего не хватает нынешнему «Трактору»? На кого хочет быть похож Николишин-тренер? Об этом и многом другом – в эксклюзивном интервью.

«НИКАКОГО КРИЗИСА, РАБОЧАЯ СИТУАЦИЯ»

— Андрей Васильевич, вы приняли «Трактор» в кризисном состоянии. А правильно ли было начинать тренерскую карьеру в таких условиях? Всё же вы очень сильно рискуете, поставив на кон всю свою репутацию… Ведь не получится здесь – и можно вообще забыть о тренерской карьере в КХЛ.
— Как-то даже и не смотрел на ситуацию в таком разрезе. Рискую, не рискую… Я думаю, это всё не так важно сейчас. Ко мне обратились с предложением, я его принял. Кроме того, «Трактор» для меня – не чужой клуб. Наверное, поэтому даже и не раздумывал особо.

«В Челябинске в каждой семье есть кто-то, имеющий отношение к хоккею. Пожалуй, это самое хоккейное место в России».

Теперь о кризисе. Считаю, никакого кризиса нет и в помине. Команда хорошая, здесь собраны профессионалы, мастера своего дела. А то, что не идёт игра, это дело времени. Ни о каком кризисе, я уверен, и речи быть не может. Да, впереди нас ждёт много работы. Надо донести до игроков свои взгляды, своё видение игры. Привить команде ту систему, которую я считаю правильной, и которая будет давать результат. С самого начала я поставил перед ребятами одну цель – бороться за чемпионство. Кого-то, я знаю, это забавляет. Но я говорю вполне серьёзно: если не ставить перед собой высокие цели, то в спорте вообще нечего делать.

— То есть ситуация, на ваш взгляд, нормальная?
— Рабочая. Вот так бы я охарактеризовал ситуацию в команде на данный момент. А я не антикризисный менеджер, пришёл сюда не пожар тушить, а работать. Чем сейчас и занимаюсь, причём совершенно спокойно, без суеты.

— Вице-президент «Трактора» Сергей Гомоляко признал, что эксперимент с первым в истории челябинской команды тренером-иностранцем провалился. На ваш взгляд, что не получилось у Киви?
— Не совсем корректно обсуждать работу предшественника. Тем более лично я с ним не знаком. Могу сказать, что я знаю, как при нём команда готовилась к сезону, чем занималась на тренировках. Абсолютно нормальные планы были, да что-то не сложилось, но это жизнь.

— В матче с «Нефтехимиком» «Трактор» проигрывал после первого периода 0:2. И вдруг – 5 подряд шайб во второй трети матча. Что-то особенное, наверное, сказали ребятам в раздевалке?
— Да. Хвалил их.

— ???
— Я серьёзно. Тем более было за что хвалить. Да, совершили две необязательные ошибки в конце первого периода, чем соперник воспользовался. Но игра-то была под нашим контролем. Я так ребятам и сказал. И добавил, что хоккей – это игра, где обязательно случаются ошибки, и что длится матч не 20, а 60 минут. Они меня услышали.

«БАТЯ – ЭТО ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ»

— Очень много критики в адрес команды от болельщиков. Может быть, что-то хотите им ответить?
— Ответить? Через прессу? Это неправильно. Мы должны своей игрой отвечать. Их дело – критиковать нас. Наше дело – играть, набирать очки.

— В своё время Геннадия Цыгурова называли Бригадир. Болельщики дали вам прозвище – Батя. Откуда оно взялось, не знаете?
— Честно – не знаю. Но мне очень приятно, что меня так называют. Когда узнал – понял, что теперь не имею права подвести тех, кто ходит на трибуны, поддерживает команду. Так что Батя – это ещё и дополнительная ответственность. Такое прозвище надо оправдывать.

— Хоккей в Челябинске – это больше, чем игра. При этом теперь за результаты «Трактора» будут спрашивать в первую очередь с вас. И спрашивать серьёзно…
— Вы правы, в Челябинске в каждой семье есть кто-то, имеющий отношение к хоккею. Пожалуй, это самое хоккейное место в России. И ответственность главного тренера «Трактора» выше, чем в любой другой хоккейной команде. Но я к этому был готов изначально. Поэтому что касается спроса за результат – я никогда не уклонялся от общения с болельщиками, многие из которых всей душой привязаны к клубу. Общаюсь и сейчас, отвечаю на любые, даже самые неудобные, вопросы. Это часть работы, которую я тоже готов исполнять добросовестно. Я не боюсь ответственности, потому что уверен в тех ребятах, с которыми сейчас работаю. У нас отличная команда, которая в дальнейшем будет только прибавлять.

— Есть в вашей команде какие-то табу?
— Единственное, что мы неукоснительно соблюдаем – никогда то, о чём мы говорим в раздевалке, не выносится за пределы раздевалки. И я говорю не только о прессе – это не должны знать даже близкие родственники игроков.

— А если кто-то это правило нарушит?
— Значит, этого человека не будет в «Тракторе».

— Даже если это отличный игрок?
— Если человек подводит своих товарищей, нарушает имеющиеся договорённости, он не может быть отличным игроком.

— И вся команда согласна с этим правилом?
— Да. Ребята понимают: только так можно создать коллектив, который может добиваться больших побед.

— Как ветераны «Трактора» восприняли ваше назначение на пост главного тренера?
— Не знаю. Лучше вы их спросите.

— Но вы же с ними общаетесь.
— Да, общаюсь. Но отвечать за них не имею права. Наверняка, если вы спросите у них, они вам ответят.

«Считаю, никакого кризиса у «Трактора» нет и в помине»

«Считаю, никакого кризиса у «Трактора» нет и в помине»

«ПОВЕРЬТЕ, МЫ ТОЖЕ НЕ ЛЫКОМ ШИТЫ»

— Есть на подходе к основе ребята уровня Кузнецова или Ничушкина?
— Очень много талантливых ребят играет в системе «Трактора». Это касается и «Челмета», и «Белых Медведей», и школы. Сейчас мы с тренерами обсуждаем, как правильно с ними работать, чтобы они выросли в больших мастеров. Челябинск всегда славился своими хоккеистами, и сдавать позиции мы не намерены. Будем и дальше оставаться главной кузницей кадров российского хоккея.

— А не получится ли так, что самых талантливых опять раскупят на корню? Ведь минимум десяток качественных игроков покинули Челябинск в молодом возрасте. При этом останься они в составе «Трактора», могли бы сейчас бороться за чемпионство.

«Батя – это ещё и дополнительная ответственность. Такое прозвище надо оправдывать».

— Мы постараемся сделать так, чтобы самые талантливые всё же оставались у нас. Именно об этом мы говорили с руководством клуба. Наша задача – опираться на свою школу. Я понимаю, та проблема, о которой вы говорите, за один день не решится. Всё равно будут стараться перекупать самых одарённых. Но, поверьте, мы тоже не лыком шиты. Будем создавать в Челябинске конкурентные условия. Я беседовал со многими молодыми ребятами, с их родителями, и они не хотят уезжать из Челябинска, хотят помочь родному клубу. А это главное. Теперь наша задача – помочь им раскрыться, чтобы ребята стали большими игроками.

— Ваш молодой голкипер Василий Демченко хорошо проявил себя, пока Майк Гарнетт был травмирован. Но вот Гарнетт выздоровел – и Демченко сел на лавку…
— Да, потому что Гарнетт на данный момент сильнее. У нас играет тот, кто сильнее. А Демченко есть куда расти, он об этом знает, работает на тренировках. Я думаю, что уже в скором времени он сможет побороться за место основного голкипера «Трактора». Но всё зависит только от него. Вообще, у нас нет деления на первых-вторых-третьих вратарей. Кто лучше готов, тот и играет. У нас есть ещё и Владислав Фокин, который тоже борется за место в составе. Только при хорошей конкуренции каждый из них будет показывать лучшее, на что способен.

— Но, может быть, Демченко заслужил право быть основным вратарём на сегодняшний день? Хороший же уровень игры показывал в сентябре и октябре.
— Хорошо и отлично — это разные оценки. Василий пока готов играть на хорошем уровне. Гарнетт может играть на отличном. Но Гарнетту на днях исполняется 32 года, а Демченко – всего 20. В том, что он может стать отличным вратарём, лично я не сомневаюсь.

— Давайте обсудим изменения в составе, которые произошли уже после вашего прихода в команду. «Трактор» покинули Уилсон и Васильченко.
— Уилсон – легионер, он должен соответствовать минимально необходимому уровню, приносить результат. Этого не было. Его физическая форма была далека от хорошей, игры он тоже не показывал. Мы поговорили с ним и приняли решение расстаться. Уилсон получал хорошую зарплату, которую явно не отрабатывал. Васильченко прошёл через процедуру драфта отказов. Мы не могли его просто перевести в «Челмет», так как у него односторонний контракт. Но, к счастью, никто его не забрал, теперь он будет набирать форму в фарм-клубе.

— А что вас не устроило в его состоянии?
— Всё. Он пребывал в довольно плохом состоянии как физическом, так и психологическом. Я поговорил с ним, мы обсудили план действий. Насколько я знаю, сейчас он хорошо работает в «Челмете». Если наберёт необходимые кондиции, дверь в основную команду для него всегда открыта.

— Давыдова и Пестунова брали, согласовав кандидатуры этих игроков с вами?
— Конечно. По обоим хоккеистам мы работали вместе с Сергеем Гомоляко. Я рад, что теперь они в «Тракторе». Пестунов – отличный центрофорвард, у нас как раз был пробел на этой позиции. Давыдов – крепкий защитник, с его помощью мы укрепили линию обороны. Но усиления ещё, я думаю, будут.

— Да, тем более что серьёзную травму получил Катичев. Вы сказали, что он выбыл до конца сезона.
— Сейчас Женя находится на консультации в Германии. Есть шанс, что травма всё же не настолько серьёзная. Но окончательный диагноз мы будем знать в среду-четверг. Пока же, по предварительному диагнозу, он выбыл до конца сезона. Это серьёзная потеря для команды.

«Что касается карт-бланша – никто никогда ничего подобного не выдаёт»

«Что касается карт-бланша – никто никогда ничего подобного не выдаёт»

«ЗВОНЮ ЮРЗИНОВУ И ЗНАРКУ, НО ПОДРАЖАТЬ НИКОМУ НЕ БУДУ»

— К кому-то за советом обращаетесь? Всё же новое для вас дело, опыта не так много.
— Обязательно. Звоню и Владимиру Владимировичу Юрзинову, и Олегу Знарку, и со своим первым тренером постоянно на связи. Это люди, которые многое могут подсказать.

Вы правы, тренерского опыта у меня не так много, есть куда расти. Поэтому стараюсь вобрать как можно больше полезной информации от столь уважаемых мною людей.

— 41 год – не слишком молодой возраст для тренера клуба КХЛ?

«Я не боюсь ответственности, потому что уверен в тех ребятах, с которыми сейчас работаю».

— А когда же ещё начинать? В 50? Считаю, самое время. Сил много, желания. Теперь всё только от меня зависит.

— Как хоккеист вы добились многого. Это поможет вам как тренеру?
— Думаю, да. Вот, была Олимпиада в Сочи, я ещё обратил внимание на тренеров сборной Канады. Там в совокупности титулов и Кубков Стэнли больше, чем игроков в команде. У ребят – авторитет, никто и не думает ставить их слова под сомнение. Наверное, и мне мои былые заслуги тоже должны приносить пользу.

— Быть игроком и тренером – очень разные вещи? Или всё же не так много различий, как принято считать?
— Нет, всё же это принципиально разные профессии. Тренер ставит задачи, игрок их выполняет. Это основное. Теперь моя задача – довести до игроков свои идеи, замыслы. Если смогу найти с ними общий язык, значит как тренер я получился.

— Помните, что сказали игрокам на самой первой своей тренировке?
— Если честно, то нет. По-моему, сказал, что нам предстоит много работать.

— Сильно волновались?
— Нет. Меня представили команде. Многие ребята меня уже знали, с кем-то вместе играли. Да и некогда было волноваться, надо было засучить рукава и работать.

— Кстати, помогает или мешает то, что в команде есть хоккеисты, с кем ранее играли вместе?
— Наверное, помогает. Я точно знаю, какие у них сильные и слабые стороны. А задача хорошего тренера – грамотно и ярко использовать именно сильные стороны и вуалировать и исправлять слабые. В этом отношении мне несколько проще, поскольку я хорошо знаю возможности некоторых игроков.

— С руководством клуба часто общаетесь? Дали вам карт-бланш на сезон или, напротив, обозначили жёсткие рамки?
— С Сергеем Гомоляко общаемся непрерывно. Контактируем с Иваном Викторовичем Сеничевым. С губернатором Борисом Александровичем Дубровским пока не встречались, но планируем это сделать. Какие задачи? Конечно же, руководители клуба хотят, чтобы команда была на верхних строчках таблицы, боролась за высокие места. Чтобы не было безвольно проигранных матчей. Но я и сам придерживаюсь тех же взглядов. Что касается карт-бланша – никто никогда ничего подобного не выдаёт. Ставится задача – её надо выполнить. Если не выполняешь – значит, не справился. Со всеми вытекающими.

«Я СОБИРАЮ ПАЗЛ. ПОРТРЕТ БУДУЩЕГО ТРЕНЕРА АНДРЕЯ НИКОЛИШИНА»

— По сути, запустили карьеру в хоккее с чистого листа. Как игрока мы вас знаем. А каким будет тренером Андрей Николишин? Есть у вас какие-то примеры для подражания?
— Так сразу и не скажешь… Наверное, какого-то конкретного примера для подражания у меня нет. Каждый тренер, с кем работал в своей карьере, оставил свой след. Поэтому сейчас я, если можно так выразиться, собираю пазл. Портрет будущего тренера Андрея Николишина. Каждый кусочек этого пазла – это те качества, те навыки, которые удалось подсмотреть, узнать, получить во время общения с каждым из тренеров. Владимир Юрзинов – мой первый тренер в команде мастеров, Валерий Белоусов, с которым работали в «Тракторе», мой первый тренер Виктор Васильевич Богатырёв, с которым общаемся до сих пор. Каждый из них оставил свой след в моей судьбе. Но подражать кому бы то ни было я не буду.

Я и сейчас стараюсь что-то новое взять от каждого тренера, которые работают в КХЛ. Кое-что интересное увидел в работе Знарка, Кинэна, многих других и обязательно буду использовать эти нюансы в своей работе.

— Есть ли в КХЛ тренеры, матчи против которых для вас будут особенно принципиальны?
— Пожалуй, нет. Против каждого надо играть с особым настроем. Все тренеры – достойные соперники, которых очень почётно победить.

— Как у вас в тренерском штабе распределяются обязанности? Кто за что отвечает?

— Владимир Цыплаков на тренировках отвечает за теоретическую часть и работу с защитниками. Во время игры защитники – это тоже его обязанность. С ним в тесной связке работает Анвар Гатиятулин. Виталий Ячменёв работает с нападающими как на тренировках, так и во время матчей. Фред Микко – тренер вратарей, но во время игр он сидит наверху, на трибунах и выполняет задания, которые я ему даю.

— Какие?
— Отслеживает статистические параметры, которые мы анализируем прямо во время перерывов и благодаря этому имеем возможность вносить коррективы в игру.

— Вас можно назвать хоккейным космополитом. Вы застали советский период хоккея, затем поиграли в НХЛ, в один из сильнейших периодов истории этой лиги, потом вернулись в уже новый российский хоккей…
— Да уж, с этим мне повезло. Попал на самый слом, что позволило мне поиграть бок о бок с великими мастерами по обе стороны океана. А сейчас вот как тренер начинаю работу в момент активного развития КХЛ. Счастлив, что удалось впитать в себя лучшие образцы современного хоккея, своими глазами увидеть, как менялась игра, как европейский хоккей влиял на хоккей в НХЛ и наоборот. Довелось поработать с тренерами советской и канадской школ. В этом плане удалось почерпнуть столько полезного, что ни одно учебное заведение не сможет дать и половины этого.

— Раз уж затронули тему учебных заведений – где молодой тренер Андрей Николишин будет повышать квалификацию?
— Слава богу, сейчас с этим нет проблем. Было бы желание, как говорится. Можно учиться и в России, и в Европе, и за океаном. Буду выбирать те семинары, где необходимо повышать уровень знаний. Учиться – это обязательно, потому что успеха добивается только тот, кто не стоит на месте, постоянно двигается вперёд. Понял это, ещё когда сам играл. И теперь не намерен останавливаться на одном месте. Тот, кто не идёт вперёд, идёт назад.

«Подражать кому бы то ни было я не буду»

«Подражать кому бы то ни было я не буду»

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 6
27 мая 2017, суббота
26 мая 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Согласны ли вы с решением КХЛ исключить новокузнецкий «Металлург» из лиги?
Архив →