100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: Олег Малицкий (ХК "Авангард")

"Проигрывать не люблю. До сих пор."

Патриарху омского хоккея Юрию Андрееву исполнилось 70 лет. "Хоккей стал его судьбой" - это про него. 11 сезонов за "Спартак" и "Аэрофлот", более 300 матчей, более 120 заброшенных шайб...
28 апреля 2008, понедельник. 23:40 Хоккей

Патриарху омского хоккея Юрию Васильевичу Андрееву 17 апреля исполнилось 70 лет. Если про кого и можно сказать, что «Хоккей стал его судьбой», так это про Юрия Андреева. 11 сезонов за «Спартак» и «Аэрофлот» без смены прописки, более трёхсот матчей, 120 с лишним заброшенных шайб. И только травма оборвала стремительную карьеру. Аксакал. Патриарх. Который до сих пор без хоккея не может. И уже более 30 лет тренирует клубную команду центра олимпийской подготовки «Авангард».

— Юрий Васильевич, как сами для себя оцениваете эту дату — 70 лет?
— Ну, это жизнь моя. Целиком, вся как есть. Один остался я такой в Омске — из тех, кто начинал хоккей здесь. Есть еще Рассказов, но он мало играл. Я да Владимир Кукушкин — вот те, кто здесь, в городе, у истоков «шайбы» стоял.

— Жизнью доволен, работаю по специальности. Играл много. Правда, травму получил невовремя — в 29 лет на тренировке ногу сломал. Если бы не этот случай, мог бы и ещё выступать. Сил хватало.

— Как считаете, многое удалось сделать?
— Как сказать… Жизнью доволен, работаю по специальности. Играл много. Правда, травму получил невовремя — в 29 лет на тренировке ногу сломал. Если бы не этот случай, мог бы и ещё выступать. Сил хватало.

— Что вам за все эти годы запомнилось больше всего?
— Сейчас всё как-то однообразно идёт у меня. Вот раньше, конечно, интереснее было. Запоминается многое. Что уж говорить, весь хоккей в стране перевернулся. Стал профессиональным. Любительского уже нет. А жаль. Долго надо идти к тому, чтобы хоккей снова стал народным видом спорта.

— А у вас разве не профессиональный график в прошлые годы был?
— График-то был, может быть, и профессиональный. Игры, тренировки… А вот подход к делу был совершенно иной. Все делалось на чистом энтузиазме. Это сейчас хоккеист без денег играть не станет. Или спокойно уезжает туда, где условия лучше. А раньше? Иногда еле на пропитание хватало. Спрос-то большой был, а вот отдачи самим хоккеистам не было никакой. Какой же это хоккей, если не любительский? Сегодня купил игрока — и проблем нету. А тогда в команду набирали тех, кто приезжал в город в институт физкультуры учиться. По сути, выискивали самородков повсюду. И я вот как раз из этой «породы». Сам в хоккей пришёл, из русского в канадский перебрался, в 14 лет на коньки встал. А если бы встал в шесть лет, как сейчас детей ставят? Представляете, как бы я мог играть? (улыбается)

— Одно из самых ярких воспоминаний у вас, наверняка, связано с победой над легендарным ЦСКА на льду стадиона «Динамо»...
— Конечно! Тогда турнир проходил как раз по схеме, схожей с той, что сейчас приняли в Континентальной хоккейной лиге. Играли по шесть команд в группе, в четыре круга. Мудрили, в общем, хотели сделать как лучше. В частности, чтобы «отдалённые» команды — само собой, у нас же медведи по улицам ходят! — встречались с «центральными» почаще. В нашей группе были «Динамо», ЦСКА, «Локомотив»… Этот период был для нас очень интересен! Мы смотрели во все глаза на великих игроков, старались многое у них почерпнуть. Иногда обыгрывали… (смеётся)

— … На «Динамо», в мороз, при забитых битком трибунах...
— Точно. Хоккей у нас в Омске любили и любят до сих пор. В то время ведь каких-то особенных развлечений не было. Летом — футбол, зимой — хоккей с мячом и хоккей с шайбой, и везде трибуны ломятся… Мороз нам, кстати, и помог в той встрече с ЦСКА. Москвичам было явно дискомфортно в тех условиях. А мы были привычные. Рубились шайба в шайбу. Сейчас, конечно, многое уже подзабылось… Помню, Витя Блинов у нас в то время очень здорово играл. Только-только его взяли пацаном в команду. Забил ЦСКА два гола. Так его сразу же после этого в Москву и забрали.

— Подход к делу был совершенно иной. Все делалось на чистом энтузиазме. Это сейчас хоккеист без денег играть не станет. Или спокойно уезжает туда, где условия лучше. А раньше? Иногда еле на пропитание хватало. Спрос-то большой был, а вот отдачи самим хоккеистам не было никакой.

— На ваш взгляд, почему Виктор Блинов ушёл из жизни так рано?
— Да, Витя мог бы ещё многого достичь… Следить за ним было надо. Не уследили. Молодой, неопытный… Любил выпить в свободное время. Чемпионат мира выиграл — и отметил хорошо. А потом на тренировке подпрыгнул — и всё…

— Вас приглашали играть в другие города?
— Приглашали, да ещё как. Много куда. В Ригу, например, в Киев, в Москву. На хорошие деньги. Не поехал я. Почему? Домосед. В 23 года обзавёлся семьёй, институт закончил… Рисковать уже не хотел. Вдруг не пошло бы? Мне приходилось думать о жизни, о будущем. Сейчас нисколько не жалею, что не уехал из Омска.

— Почему в своё время выбрали именно «шайбу»?
— Начинал я, как и многие, с хоккея с мячом. Я сам из привокзального посёлка, стадион «Локомотив» рядом — ну, там я и пропадал. Делал коньки из валенок с лезвиями и на этом катался. А однажды приехал тренер и предложил попробовать поиграть в хоккей с шайбой. Мы с друзьями попробовали — стало ещё интереснее. Увлекательный вид спорта оказался. Но учиться я тоже не забывал, кстати. Поступил в институт на лёгкую атлетику. Помню, все ещё удивлялись: как так, хоккеист — и пошёл в «легкоатлеты». Но учёба моя продолжалась недолго. Первый курс проучился, а на втором меня забрали в класс Б выступать. Тренером играющим у нас тогда был Владимир Кукушкин. Его тогда только-только из Москвы по распределению прислали. Мы до сих пор с ним в прекрасных отношениях. В одной тройке с ним и Рассказовым на лёд выходили.

— Если бы не хоккей, кем могли бы стать, как считаете?
— Трудно сказать! (улыбается) Может быть, и в институт бы тогда не поступил. Я ж из привокзального посёлка, а там «атмосфера» затягивала как надо. Неизвестно, чем бы для меня всё закончилось. Это счастье, что в моей жизни так хорошо всё сложилось.

— В чём, на ваш взгляд, основная проблема хоккея в России на сегодня?
— В том, прежде всего, что любительский хоккей, бывший раньше основой всего, практически прекратил своё существование. Раньше при предприятиях постоянно команды собирали, массовость большая была. А сейчас людям зачастую и заниматься-то негде. Пятачок во дворе зальют — и то радость. Правда, надо признать, у нас в области лёд искусственный строится хорошо. В районах дворцы новые, в самом городе. Это большое дело. Чтобы заниматься на этом льду, будут из соседних районов приезжать. Лишь бы на всех тренеров, специалистов хватало. И ещё: хотелось бы, конечно, чтобы хоккей более доступным видом спорта был. Экипировка дорогая, семьи многих мальчишек просто «не тянут». А ведь хоккей — наша национальная игра. Опять же, когда пацан занимается спортом, он на улице где попало не болтается.

— Насколько игра изменилась за последние 50 лет?
— Ну, вот я уже говорил: мы вставали на коньки в 13-14 лет, а нынешние дети — в шесть. Это многое значит. В 15 лет мальчишки на коньках уже вытворяют такое, чего я в 20 не умел. Отсюда и хоккей стал другой: более подвижный, стремительный. Экипировка легче, новые методики тренировок… На месте дело не стояло ведь. О тактике я даже не говорю. У нас были правила другие, до поры до времени в зоне атаки не разрешалось применять силовые приёмы, и вся тактика зачастую сводилась к схеме «побежали — бросили — добили». Особых изысков не знали мы. Москва была законодательницей мод в этом плане. Мы только смотрели и учились.

— Я вижу, что работа в сборной у нас поставлена хорошо. Выиграть что-то в Канаде будет, само собой, непросто. Но стараться будем. Любая медаль станет успехом. В матчах «на вылет» главное — собранно сыграть, не так, как наши юниоры недавно в финале чемпионата мира в Казани против канадцев. Быков, конечно, специалист. Видна цээсковская закалка, школа Тарасова, Тихонова.

— Большие деньги игроков — особенно молодых — испортили?
— Да нет, я думаю. Разве плохо, когда деньги есть? (улыбается) Хуже, когда их нет! Если человек — настоящий профессионал, если дружит с головой, деньги его никогда не испортят. А то, что некоторые, получив хороший контракт, иногда «хватают звезду», зазнаются и перестают развиваться — это всегда было, есть и будет. Каждый сам себе судьбу выбирает.

— Вы радовались, когда в 2004 году «Авангард» взял «золото»?
— А как же! Как все! До сих пор переживаю, за матчами по телевизору слежу. На «Арену» ходить здоровье, увы, не позволяет.

— В этом сезоне что с командой случилось, как думаете?
— Подвела селекция. Того же Артюхина брали — и потом не знали, как его использовать. А он за сборную, вон, забивает сейчас. В итоге, привело всё это к смене тренерского штаба. А в плей-офф уже травмы подпортили дело. Хотя, если честно, пройти далеко «Авангарду» было бы очень тяжело.

— Что может измениться с приходом Сергея Герсонского?
— Думаю, больше внимания станут обращать на молодёжь. И это правильно. Давно уже пора. Талантливые ребята есть, их надо только заметить. А то вот прежние тренеры сколько в Омске проработали — и из «своих» вышли разве что Черепанов, Никитин да Дубровин. И то — Черепанов во многом случайно.

— За чемпионатом мира будете следить?
— Обязательно. Я вижу, что работа в сборной у нас поставлена хорошо. Выиграть что-то в Канаде будет, само собой, непросто. Но стараться будем. Любая медаль станет успехом. В матчах «на вылет» главное — собранно сыграть, не так, как наши юниоры недавно в финале чемпионата мира в Казани против канадцев. Быков, конечно, специалист. Видна цээсковская закалка, школа Тарасова, Тихонова. У всех своих учителей Быков взял самое полезное. И нельзя его упрекать за желание установить в команде порядок, дисциплину. Это основа игры.

— Что вам даёт работа с ветеранами?
— Я понимаю, что я ещё живу! (улыбается) Для любого ветерана важно знать, что о нём не забыли, важно оставаться в профессии как можно дольше. Ну, и спортивная составляющая здесь тоже есть. Я очень не люблю проигрывать. Не люблю и не умею. Поэтому стараюсь не раскисать. Натура у меня такая — победа прежде всего.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
22 октября 2017, воскресенье
21 октября 2017, суббота
Партнерский контент