Наиль Якупов - об «Эдмонтоне» и себе
Фото: Данил Колодин Red Bull Content Pool
Текст: Алёна Шилова

Якупов: думаете, у меня всё плохо? А я наслаждаюсь жизнью

Нападающий «Эдмонтон Ойлерз» Наиль Якупов не расстраивается из-за непростой ситуации в команде, а делает своё дело профессионально.
19 декабря 2014, пятница. 13:30. Хоккей
За плечами у 21-летнего форварда «Эдмонтона» Наиля Якупова уже достаточно много событий. Воспитанник нижнекамского хоккея выигрывал серебряные и бронзовые награды молодёжного чемпионата мира, в 2012 году был выбран на драфте клубом «Ойлерз» под общим первым номером. В Национальной хоккейной лиге играет уже третий сезон.

Проблема в том, что команда, чьи цвета защищает Наиль, не просто не хватает звёзд с небес, а является откровенным аутсайдером лиги. В последних 17 матчах «нефтяники» одержали лишь одну победу. Клуб, где коллекционируют первые номера драфтов, не имеет достаточного запаса прочности для того, чтобы дать возможность молодым ребятам солировать. Накануне случилось событие, которое ожидалось довольно давно – пост наставника покинул Даллас Икинс. И теперь в команде наверняка грядут изменения. Официальный сайт НХЛ провёл голосование, кого болельщики не хотели бы видеть в качестве вариантов обмена в другие клубы. Наиль занял в этом голосовании третье место. Фанаты его любят за искреннее отношение к хоккею, бойцовский характер и за ту работу, которую россиянин ведёт за пределами льда.

Об этом и многом другом мы пообщались с одной из ярких молодых звёзд российского хоккея.

«Есть люди, которые могут меня критиковать»


— Если кто-то думает, что у меня всё плохо, могу сказать, что у меня всё хорошо, — сразу заявил Якупов. — Просто отлично всё! Моя форма? На пять оцениваю. Летом я очень серьёзно готовился, поэтому хорошо себя чувствую и готов играть в любую минуту. Я всегда делаю всё, что от меня зависит на 100 процентов. Стараюсь получать удовольствие от игры. Лично у меня всё хорошо, слава богу.

— Но ваша команда провела 32 игры и находится на последнем месте, сняли главного тренера
— Хоккей – командная игра, а командой мы идём на последнем месте, и нельзя сказать, что я всем доволен. Понятно, что хотелось бы больше очков, самому забивать. Моменты бывают, не получается пока. Но я делаю всё, что могу. Может, от меня кто-то чего-то особенного ждёт… Но мне не важно, кто и что от меня ждёт. Я не думаю об этом. От меня могут ждать только моя команда, мои близкие, которые мне помогают, и я сам очень хочу добиваться результата. В первую очередь я играю за эмблему, которая у меня на майке, для зрителей, которые хотят побед этой команды. Моя задача: каждую секунду биться на площадке, чтобы с чистой совестью знать, что выложился на 100 процентов, как я сейчас делаю. Ну не забил и не забил. Что теперь сделать? Значит, не забил. Значит, будет ещё возможность. Так что у меня всё хорошо.

— Складывается впечатление, что критика в ваш адрес идёт уже по инерции…
— Я вообще никого не читаю. Кто критикует? Люди, которые сидят дома на диване?.. Даже не хочу о них думать. Если хотят – пусть критикуют. Если будешь обращать на всех внимание – можно повеситься. Поэтому я на таких людей внимания не обращаю. Я не для критиков играю в хоккей. Мы играем, стараемся, работаем. Просто не всегда всё получается так, как хотелось бы. Не всегда жизнь лёгкая и гладкая. И команда постоянно не будет выигрывать. А критики будут всегда, и они делают нас ещё сильнее. Поэтому спасибо им огромное, но я их никогда не читаю и не слушаю. У меня есть люди, которых я слушаю, есть тренер, папа, мама, друзья, которые могут меня критиковать, и эту критику я могу услышать, воспринять, будь она холодной или горячей. А других критиков я не знаю и не воспринимаю, не слышу их.

— Вопрос вашего обмена поднимался в прессе много раз. Это реально как-то обсуждалось с вами?
— Это в любой момент может случиться с каждым. Я стараюсь не обращать внимания. Иногда мешает, когда начинают много об этом говорить. Поэтому я сейчас ничего не читаю, не смотрю и не слушаю. Я и действительно не знаю, что там происходит, кого они хотят обменять или взять. На данный момент я нахожусь в клубе, за который играю и выкладываюсь полностью.

— Как вы считаете, что происходит с «Эдмонтоном»?
— Происходит всё нехорошо. Во-первых, когда ты проигрываешь, никакого позитивного настроения нет. Волна нехорошая в раздевалке и вокруг нас. Но, опять-таки, если на всё обращать внимание, зацикливаться, то будет ещё хуже. Поэтому я стараюсь просто выполнять свою работу. Все каждый день разговаривают с журналистами, всех спрашивают – что, как и почему. Но всё возвращается к одному: много разговоров, а дела меньше. Значит, просто надо выходить и работать. В отношении других моментов на тему того, что было не так, вопросы не ко мне. У нас есть президент, генеральный менеджер, тренеры, которые этим занимаются. Нам, игрокам, туда лезть нельзя и не надо. У нас есть своя задача — просто выполнять свою работу. Мы выполняем, но, видимо, пока не так, как нужно.
Фото: Данил Колодин Red Bull Content Pool

«Меня ещё в детстве научили не жалеть себя»


— Лично вас болельщики всё-таки любят и терпеливо ждут результата. Поддержка болельщиков вам важна?
— Меня болельщики, по-моему, не упоминают в последнее время в соцсетях. Думаю, они вообще уже про меня забыли (смеётся). Да тут всё понятно. Иной раз болельщикам тяжело, когда их любимая команда находится в таком положении. Есть люди, которые на самом деле переживают, а есть те, кто больше критикует. Но поддержка есть, и она идёт на пользу. Люди так же болеют, ходят на хоккей, радуются, когда мы забиваем. Болельщиков тоже можно понять, они ходят на хоккей, платят за билеты и хотят получать огромное удовольствие. А огромное удовольствие они получают только, когда команда выигрывает. Поэтому нам нужно стараться приносить болельщикам больше радости.

— По ходу матчей в сезоне у вас несколько раз были повреждения, в частности, когда на запястье швы накладывали, но потом вы сразу вернулись на лёд. Не обидно, когда так отдаёшься, а кто-то судит поверхностно?
— Когда игрок получает травму, это неприятный момент. Но это часть хоккея, иногда такое случается. Всё зависит от хоккеиста, как он будет готов. Есть травмы-мелочи, после которых ты сразу можешь вернуться и играть. Порезы бывают часто. Хотелось бы, чтобы травм тяжелее не случалось. Но бывает и клюшки, и шайбы летают. К сожалению, мы не рыцари, у нас нет доспехов, а иначе мы не смогли бы так быстро бегать. Если ты будешь жалеть себя, думать, как бы травму не получить, толку не выйдет. Надо выходить на лёд и делать свою работу. Меня ещё в детстве научили не жалеть себя. Поэтому я себя и не жалею. Хотя всё должно быть в пределах разумного — не собираюсь ловить шайбу зубами. Игрок должен быть умнее, о здоровье в первую очередь нужно думать, с умом всё делать, стараться не травмировать ни себя, ни игрока противоположной команды.

— «Эдмонтон» много внимания уделяет социальной стороне хоккея, и вы всё время в первых рядах. Это личная инициатива?
— «Эдмонтон Ойлерз» — очень сильная организация в плане помощи людям, которые в этом нуждаются. Нам приятно тоже принимать в этом участие, помочь, чем можем. Для этого не нужно много времени: просто приехал в больницу, навестил больных людей, подарил подарки. А людям приятно. Они ведь так же искренне болеют за команду – и дети, и взрослые, и дедушки, и бабушки. Я в прошлом году впервые столкнулся с этим, когда мы ездили в больницу к очень тяжело больным людям, пожилым, у которых уже постельный режим. И тут приходит команда хоккеистов в майках, дарит подарки, желает здоровья, и они не могут поверить своим глазам. Людям приятно и много не надо, чтобы дарить людям радость. Здорово это. «Эдмонтон» вкладывает в это хорошие деньги, и есть люди, которые готовы поддерживать такие акции, помогать тем, кому это нужно. Когда хоккеист рядом, болельщики рады. Все клубы этим занимаются, но «Эдмонтон Ойлерз» делает очень большую работу ещё и вне хоккея.

Я делаю всё, что могу. Может, от меня кто-то чего-то особенного ждёт… Но мне не важно, кто и что от меня ждёт. Я не думаю об этом. От меня могут ждать только моя команда, мои близкие, которые мне помогают, и я сам очень хочу добиваться результата.

«У меня всего два друга»


— Наиль, в сложных ситуациях вы закрываетесь или стараетесь больше общаться с друзьями?
— У меня круг общения узкий. Вообще, я очень общительный, коммуникабельный, ко всем хорошо отношусь, всегда на позитиве, но ни в коем случае не буду никогда никому навязываться и заводить новых друзей, потому что мне хватает тех друзей, которые идут со мной по жизни. Это люди, с которыми мы начали вместе проводить время лет с 13-14 и по сей день всегда вместе. У меня всего два друга. Есть, конечно, много знакомых, но тесно я общаюсь с очень узким кругом, это моя семья, мой дядя и друзья. Мне хватает своего общения и той помощи, поддержки, которую мне дают. Я доверяю этим людям. Я привык быть в узком кругу.

— Два друга в России?
— Да, друзья у меня русские. Давно знаем друг друга. Один бывший хоккеист, другой ещё играет. Наверное, чаще с ними не общался никогда, чем в этом году. Практически каждый день. Они не были за границей, и я постараюсь их на две недели привезти сюда, хочу показать им Канаду, то, как тут жизнь происходит, ну а заодно пусть и на НХЛ посмотрят.

— Может, понравится им в Канаде, останутся…
— Я вам скажу: жизнь дорогая в Канаде. Очень дорогая. Не всё так просто, как кажется, тем более в Канаде.

— В России тоже кризис.
— И в России тяжело. Везде тяжело. Легко нигде не бывает. Поэтому надо работать всегда.

— А в команде друзей тоже не завели?
— Друзей нет, приятели есть. Со всеми в команде я хорошо общаюсь, нет натянутых отношений ни с кем. В раздевалке на выездах хорошая рабочая обстановка. Но назвать кого-то другом я не могу. Менталитет совершенно другой, есть вещи, о которых я бы просто не стал с ними разговаривать. У нас есть свои интересы, у них свои, мы живём по-своему, они по-своему. Я никого не осуждаю ни в коем случае, просто стараюсь всегда быть очень осторожным с людьми, плохого ничего не делать. Отношения хорошие, нормальные, но не глубокие. Все люди в команде разные, есть и европейцы – чехи, шведы, финны и русские. Кто-то за пределами работы тоже друг с другом встречается, а у кого-то есть семьи, жены, дети и интересы тоже свои. Хоккеисты и так на стадионе проводят больше времени, чем дома с семьёй.
Фото: Данил Колодин Red Bull Content Pool

«Помогаю 30-летнему старику Никитину с английским»


— Насколько вам важно, чтобы в команде были соотечественники?
— Для меня это вообще неважно. Я привык. И я не пропаду, даже если бы не знал языка. Конечно, тяжело, но на данный момент я пусть и не в совершенстве, но очень хорошо владею английским – смогу и поговорить, и объяснить, и купить, и если надо – продать тоже смогу (смеётся). Общий язык можно найти с любым человеком. Тем более все европейцы идеально знают английский, когда приезжают в НХЛ. Это у русских с этим сложнее, приходится во время работы изучать, разговаривать и познавать английский. С другой стороны, хорошо, когда есть русский человек в команде – можно и по-русски пообщаться, и семьями. Речь идёт не только о самих игроках, семьям ведь скучно в чужой стране, и они вместе могут общаться, время проводить. Вот мы Рождество вместе с Никитиными проведём.

Мне всегда очень приятно слышать русскую речь, кем бы человек ни был – хоккеистом или, допустим, бизнесменом, рабочим. Если я где-то встречаю русского человека, всегда с радостью общаюсь. Но вообще я не акцентирую на этом внимание и не молил бога, чтобы у меня в окружении были русские. Это моя работа, бизнес, генеральные менеджеры, главные тренеры сами выбирают себе игроков и не важно, русский это игрок, финн, чех или канадец.

— С Никитой Никитиным много общаетесь?
— Конечно, мы в хороших отношениях. Он классный парень, интересный, спокойный. Я раньше встречал его только один раз, больше видел по телевизору, слышал, как он играет, а лично не удавалось пообщаться. Сейчас у него травма и мы меньше видимся, он занимается по своей программе. А так мы всегда вместе и в самолёте сидим, и на выездах время проводим, и на ужины ходим.

— Помогаете друг другу?
— Я-то думал, что он приедет и будет немножко мне с английским помогать. А тут получается, что я, молодой, 20-летний, помогаю старику 30-летнему в английском языке. Представляете, до чего дошло (смеётся)? Я, можно сказать, его учитель в английском языке. Если у него есть вопросы, он обращается, а я что знаю, перевожу. Раньше у него в команде был Фёдор Тютин переводчиком, который уже 20 лет в Северной Америке живёт и в совершенстве знает язык. Я не в совершенстве, но практически всё могу перевести. Поэтому помогаю Нику, как могу. Но иногда он говорит: «Да, Фёдор Тютин у меня был лучшим переводчиком, чем ты». Я говорю: «Ну извини, мне ещё 20 только, поэтому у меня всё впереди» (смеётся).

Я-то думал, что Никитин приедет и будет немножко мне с английским помогать. А тут получается, что я молодой 20-летний помогаю старику 30-летнему в английском языке. Представляете, до чего дошло? Я, можно сказать, его учитель в английском языке.

«Нам очень нравится в Канаде, даже Хади»


— Ваша семья уже давно живёт с вами в Канаде. Все привыкли к канадской жизни?
— Уже привыкли. Они уже третий год со мной. Ой, нет, четвёртый уже! Ничего себе — время летит! Родителям к чему привыкать?.. Они живут и наслаждаются жизнью. Моим родителям вообще без разницы, где жить. Им хорошо там, где их дети. Им всё в Канаде нравится. Сестрёнка в школу тут ходит, уже привыкла и домой особо не хочет, не плачет. Язык она знает уже практически в совершенстве, лучше, чем я, словарный запас у неё более насыщенный. Они привыкли к жизни, к людям, ко всему. Родителям тяжело только в том, что язык недостаточно хорошо знают, но объясниться смогут, проблем не возникает.

— Если семья привыкла к Канаде, не хотели бы остаться? Или это временное пребывание?
— Всем нам тут очень нравится и домой не тянет. Тянет, только когда заканчивается сезон, делать нечего, и надо ехать домой, где у меня друзья и родственники. Просто хочется отвлечься от хоккея, повидать бабушек, дедушек, тёть, дядь. Это у нас даже не обсуждается никогда, мы всегда едем домой. Мне всё равно нравится проводить лето в своей атмосфере, со своими друзьями, на даче – отдыхать и там же тренироваться перед сезоном. Тяжело все 12 месяцев находиться в той стране, которая тебе не родная, где ты просто играешь, работаешь. Хотя некоторые со временем привыкают, но всё равно я не готов жить все 12 месяцев в Канаде. Хотя в течение сезона меня в Россию не тянет, я не скучаю, не жалуюсь ни на что.

Мне в Канаде очень нравится, живу и радуюсь. А летом мы собираем вещи и едем домой, все там решают свои дела. Свои плюсы там тоже есть, и хочется немножко побыть дома, а потом с новыми силами и эмоциями уже тренироваться, опять ехать сюда жить и играть.

— Как у вас собачка Хади поживает?
— Хади в полном порядке. В салон красоты тут на днях ездила. Её, наверное, даже больше чем людей обслуживали. Два с половиной часа ей стрижку делали, ногти, всё по полной программе. Красивая приехала опять, довольная. Ей тоже в Канаде всё нравится. Лакомства всякие, вкусняшек намного обширнее выбор, чем в России. За зайцами она тут пыталась побегать – бесполезно было, но всё равно попробовала. У нас район очень спокойный, горки такие со склонами, дети на лыжах катаются и лес рядом. Ночью койоты охотятся за собаками, а днём у нас Хади за зайцами. Она почти своя для них – белая и пушистая, только уши не такие большие и бегает быстро, но не так долго. У нас район в Эдмонтоне считается самый хороший, экологически чистый и спокойный, лучше не пожелаешь.

— По Нижнекамску, в общем, не скучаете?
— Честно – нет, нисколько не скучаю. По друзьям если только, по общению, а больше меня там ничего не держит. Нет, я люблю Нижнекамск, но мне нравится жить в Канаде.

— В последнее время вы как-то редко в соцсетях радуете новыми фотографиями…
— Да вы что?! Много фоток прикольных! Я даже картинку разместил, во что девушки превратились – эволюция как бы. Айфон вообще заразная штука (смеётся), но без него я себе жизнь не представляю, для общения в первую очередь. Есть приложения, с помощью которых я могу с друзьями связаться, поговорить. На сотовый телефон каждый день звонить дорого. Поэтому вообще нужен для общения, но постепенно прямо чувствуешь, как тебя затягивает в эти социальные сети. Иногда просто времени нет, иногда желания. Когда время появляется, я новости читаю. Сейчас я намного меньше по времени стал сидеть в телефоне, и уже самому не хочется, глаза устают. У меня вообще в планах приехать домой в Россию, взять обычный телефон на всё лето, а айфон оставить дома. Он у меня будет дома лежать, все равно придётся заходить по работе, на почту мне будут тренировки присылать, задания. А чтобы на улице даже когда кого-то ждёшь сидеть в телефоне – всё, не буду. Телефон меняю на обычный и только звонки. Так лучше. Просто если подумать, сколько времени ты тратишь в телефоне, жалко ведь. Я уже родителям пообещал, что так и сделаю.
Фото: РИА Новости

«Хотел бы оказаться в команде Знарка»


— Скоро в Канаде стартует молодёжный чемпионат мира. Будете следить?
— Мы с папой смотрели «Сабвей»-суперсерию, интересно было. Я там кроме тренеров Брагина и Корешкова больше никого не знаю. Пацаны сейчас уже другие пришли, которых мы не видели, даже когда в Новогорске тренировались. Для меня молодёжный чемпионат мира – событие, потому что я там играл, незабываемое было время, воспоминания остались тёплые. А сейчас чемпионат мира возвращается в Канаду, и тут опять будет очередной бум, канадцы готовятся. Думаю, что наша сборная покажет хороший, интересный хоккей, потому что я от многих уже слышал, что у нас ребята этого года очень сильные, техничные. По возможности буду смотреть матчи чемпионата мира.

— С возвращением Валерия Брагина многие надеются, что и золото к сборной России вернётся.
— Никогда не знаешь, как всё получится. Я работал с Брагиным и знаю, что он будет хорошо готовить команду, будет давать играть, давать возможность просто получать удовольствие от хоккея. Тем более турнир проходит в Канаде, и пацаны должны сами это понять. Когда они выйдут на лёд в Канаде при полных трибунах, а особенно когда встретятся с канадцами, им самим будет очень интересно. И там даже говорить ничего не надо, там ноги и руки сами будут двигаться. Просто тут уже нужно спокойствие. Им будет очень интересно. Я просто вспоминаю, как мы играли полуфинал с канадцами в Калгари — не передать словами, какие были эмоции. Все пацаны бились, интересно было всем, на скамейке друг друга все подбадривали. Был такой мандраж сумасшедший. У меня такого волнения не было никогда в жизни. Самое сильное волнение в жизни было в полуфинале чемпионата мира с канадцами в Калгари. Чемпионат мира в Канаде – это бомба.

О Знарке я много слышал. У нас Макс Пестушко играет в «Динамо», он много рассказывал про Знарка, причём всё положительное. Поэтому интересно было и по телевизору наблюдать за тем, как он работает, и в его команде хотелось бы оказаться.
— А за выступлением основной сборной России вы следите? Всё-таки сейчас национальная команда должна вас больше волновать.
— Конечно, слежу. Смотрел чемпионат мира. Мне очень понравилось, как сборная России сыграла. Я практически ни с кем из этих игроков не знаком, тренера тоже лично не знаю. И просто интересно было, как будет играть команда с новым тренером. Мне показалось, что команда играла в совершенно другой хоккей – интересный, быстрый, активный, и класс был виден. А сейчас на протяжении сезона не слежу за сборной.

Вообще, сейчас ничего не читаю, новости хоккея не смотрю. Я вообще считаю, что нужно жить не только хоккеем, в мире много всего интересного. Знаю, как сборная сыграла Евротур, но матчи не показывают, поэтому смотреть не получается. О каких-то интересных новостях мне папа рассказывает. И у меня есть другой источник, который всё сообщает – Антон Белов. Если у меня вопросы есть, Антоха всегда расскажет.

— А в СКА Белов вас ещё не зовёт?
— Нет, не зовёт. Мы с ним даже на такие темы не разговариваем, просто делимся чем-то на бытовые темы. Он следит за нами, смотрит статистику, поздравляет, когда выигрываем. Созваниваемся, списываемся, узнаем, как семьи друг у друга поживают.

— Вызову в сборную Олега Знарка вы бы сильно обрадовались?
— Я всегда готов играть за сборную России, тем более что я никогда не был в первой команде. Если будет такая возможность, буду счастлив. Это большая честь – играть за свою страну. О Знарке я много слышал. У нас Макс Пестушко играет в «Динамо», он много рассказывал про Знарка, причём всё положительное. Поэтому интересно было и по телевизору наблюдать за тем, как он работает, и в его команде хотелось бы оказаться.
Фото: Данил Колодин Red Bull Content Pool
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 20
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →