Нападающий «Квебека» Владимир Ткачёв
Текст: Дмитрий Ерыкалов
Фото: Getty Images

В. Ткачёв: Брагин просто сказал, что я слабее других

Нападающий «Квебека» Владимир Ткачёв рассказал о причинах непопадания состав сборной России на МЧМ-2015 и своей заокеанской карьере.
27 декабря 2014, суббота. 15:15 Хоккей

В пятницу сборная России стартовала с победы над Данией на молодёжном чемпионате мира. В числе игроков, которые отправились в Монреаль и Торонто, не оказалось омича Владимира Ткачёва, который последний год провёл за океаном. Это вызвало удивление не только у нас, но и у канадских коллег, специализирующих на молодёжном хоккее. Мы связались с нападающим «Квебека», которого на несколько дней отпустили в родной Омск. Причём темы, затронутые в ходе разговора, не ограничиваются чемпионатом мира. Владимир — не только талантливый хоккеист, но и интересный собеседник.

«Травма – не главная причина неучастия в МЧМ-2015»

— Вы не попали в итоговый состав молодёжной сборной России, что стало неприятным сюрпризом для многих специалистов. С чем связываете такое решение Валерия Брагина?
— Сложно говорить о причинах того, почему Брагин выбрал других хоккеистов. Я провёл товарищеские матчи со сборными Канады и Финляндии на среднем уровне. Ни хорошо, ни плохо. С финнами наше звено с Каменевым и Толчинским создавало моменты, организовывало голы. Определение состава — прерогатива тренера.

— Скаут сборной России Сергей Федотов в интервью нашему порталу сказал, что ваше неучастие в чемпионате мира связно с последствиями травмы. Так ли это?
— Действительно, у меня была травма. Я повредил плечо, а если ещё точнее — акромиально-ключичное сочленение. Из-за этого мне пришлось пропустить около месяца. Но не думаю, что это

Брагин просто сказал, что я слабее других кандидатов, ничего толком не объяснял. Я претендовал на два первых звена и, по его мнению, в них не пробился, а для третьего-четвёртого я не подхожу

главная причина моего неучастия в чемпионате мира. Да, я пропустил месяц из-за травмы плеча. Катался всё это время, но не бросал. Однако накануне чемпионата мира я успел сыграть три матча за «Квебек» и, как мне кажется, набрал кондиции.

— Известно, что для Брагина при определении состава на чемпионат мира важно то, как игрок проявил себя на Subway Super Series. Вы этот турнир пропустили из-за травмы.
— Думаю, что и отсутствие на Subway Super Series ни при чём. Всё началось раньше, на первом сборе «молодёжки». Я приехал не совсем готовым и выпал из первого звена. А всё из-за того, что я готовился по североамериканской программе, чтобы подойти в хорошей форме к тренировочному лагерю «Эдмонтона». Предполагалось, что я выйду на пик чуть позже.

— И всё же. Брагин как-то объяснил вам своё решение? Хочется понять, как формировался состав сборной, какие критерии были у главного тренера при отборе.
— Он просто сказал, что я слабее других кандидатов, ничего толком не объяснял. Я претендовал на два первых звена и, по его мнению, в них не пробился, а для третьего-четвёртого я не подхожу. В Канаду поехали несколько габаритных ребят. Наверное, главный тренер считает, что на североамериканских площадках это главное. Стоит признать, что я не такой игрок, который будет бежать, давить, проводить силовые приёмы. Именно на это делается упор в молодёжной сборной.

— Брагин известен как тренер, при котором «молодёжка» в совершенно безнадёжных ситуациях отыгрывалась в счёте. Он действительно ставит характер на первое место? Быть может, он вам предъявлял претензии по этому поводу?
— Насчёт того, что для Брагина главное характер, я ничего не могу сказать. На установках он особенное внимание на этом не акцентирует, да и мне никаких претензий по самоотдаче не предъявлял.

— Когда было сильнее разочарование: сейчас или год назад, когда Михаил Варнаков не взял вас на МЧМ-2014 в Мальмё?
— Конечно, я разочарован, что не попал в состав молодёжной сборной. Однако в прошлом году разочарование было сильнее. Тогда меня впервые отцепили от столь крупного международного турнира. Теперь же я понимал, что такое возможно. Морально был готов, хотя делал всё, чтобы попасть в сборную.

— Какие сейчас, после старта чемпионата мира, преобладают эмоции?
— У меня нет никакого злорадства или обиды. Я желаю ребятам победы на чемпионате мира, им это по силам. У меня есть друзья в этой команде. Прежде всего, мой бывший одноклубник Иван Барбашев. Будем на связи во время чемпионата мира, обсуждать матчи сборной, разбирать его игру. Выступлю личным тренером Вани. (Смеётся.)

Фото: Getty Images

«В Квебеке все сразу начали расспрашивать о Радулове»

— Вы уже год играете в Канаде. Можете сейчас, по прошествии времени, сравнить уровень лиги Квебека и МХЛ?
— Ни в коем случае не хочу никого обидеть, но считаю, что лига Квебека сильнее. Я не знаю, какой уровень в МХЛ сейчас, но, когда я уезжал, он был несколько ниже. Впрочем, это только моё мнение. Я знаю ребят, которые приезжают сюда, в Канаду, и говорят, что уровень ничуть не выше, чем в России. Ну что же, у каждого свой взгляд.

— Как чувствуете, за год в Канаде вы изменились как игрок? В чём-то прибавили?
— Разумеется. Прежде всего, это игровое мышление, скорость принятия решений. Здесь, на маленьких площадках, всё происходит быстрее. Могу сказать, что за этот год я стал принимать решения на площадке на долю секунды быстрее, чем раньше. Это нужно выделить в первую очередь.

— В России принято считать, что в Канаде проповедуют исключительно силовой хоккей, а комфортно себя чувствовать в нём могут только «дуболомы». У вас не самые внушительные габариты. Как «выживаете» в таких условиях?
— На самом деле это всё стереотипы. Да, там играют в тело, а маленькие площадки этому способствуют. Однако в каждой команде есть чёткое разделение на созидателей и разрушителей. В первых двух звеньях играют техничные игроки, которые могут создать момент, завершить комбинацию. И неважно, какой у тебя рост или вес. На это никто не смотрит. А в четвёртом звене — да, играют крепкие парни, которые бегут и бьют.

— Вы за свою недолгую карьеру уже поработали как с российскими тренерами, так и с канадскими. Заметили какое-то принципиальное отличие между ними?
— Да, отличия есть. И речь не о тактике — она у всех разная, даже у канадских специалистов. Что их отличает от российских тренеров, так это внимание к мелочам, разбор игр соперников. Мы смотрим записи матчей и рассматриваем, как действовать против лидеров команды, с которой предстоит сыграть. В Канаде очень большое внимание уделяют наложениям звеньев. Я сначала не замечал, а потом Ваня Барбашев обратил внимание: «Ты заметил, что против нас выпускают определённую пятёрку?». Это действительно так. Против первых звеньев выходят так называемые чекеры, которые нацелены на сдерживание. В России это почти никто не практикует.

— По ходу сезона вы сменили «Монктон» на «Квебек». Кто выступил инициатором этого перехода? Ваше мнение учитывалось?
— «Квебек» был во мне заинтересован, они искали усиления перед домашним для них Мемориальным кубком. Александр Тыжных, который является моим агентом по Северной Америке, предложил этот вариант. Спросил, хочу ли я этого. Он объяснил, что Мемориальный кубок — это очень серьёзное соревнование, его можно выиграть только раз в жизни. На него съезжаются все скауты клубов НХЛ, это действительно большое событие в молодёжном хоккее. Я подумал, что нельзя упускать такой шанс.

— Вам пришлось покинуть команду, где вы играли в одном звене с Иваном Барбашевым. Ваша связка гремела на всю CHL, но теперь она распалась. Сожалеете об этом?
— Конечно, немного жаль, что теперь мы с Ваней играем в разных командах. У нас было хорошее взаимопонимание, да и за пределами льда он мой друг. Однако это хоккей, мы же не можем играть в

В Канаду поехали несколько габаритных ребят. Наверное, главный тренер считает, что на североамериканских площадках это главное

одном звене всю жизнь. Такова специфика профессионального спорта. В «Квебеке» также есть отличные ребята, с которыми я за несколько матчей наладил взаимопонимание. Я играю в одном звене с американцем Адамом Эрне, он очень сильный игрок. Он задрафтован «Тампой» во втором раунде, а год назад выступал на молодёжном чемпионате мира. Мы быстро сыгрались.

— В вашей команде есть любопытный персонаж — Дмитро Тимашов. Расскажите о нём поподробнее.
— Тимашов — шведский нападающий украинского происхождения. Он в детстве покинул Украину, но русский язык не забыл. Мы с ним частенько общаемся, классный парень. Правда, по менталитету он скорее европеец, это чувствуется.

— Квебек — более масштабный и хоккейный город, чем Монктон. Всё-таки раньше там была команда НХЛ. Это в чём-то проявляется?
— К сожалению, я пока не сыграл ни одного матча на домашней арене, которая вмещает 15 000 зрителей. Однако ребята рассказывают, что на играх царит отличная атмосфера, приходит около 10 000 зрителей, все поддерживают команду. В России я редко играл при такой аудитории. Могу вспомнить разве что молодёжный Кубок мира, который проходил в Омске, а также матч «Авангард» — СКА, в котором состоялся мой дебют за родной клуб.

— За «Квебек Рэмпартс» выступало немало русских игроков, но всё же самый успешный — Александр Радулов. О нём вспоминают болельщики или руководство?
— Да, конечно. Несмотря на то что прошло уже немало времени с момента его игры за «Квебек», Радулова там все помнят. Как только я приехал, меня стали все вокруг спрашивать: «А ты Радулова знаешь? А как он там, в КХЛ?». Насколько я знаю, ему принадлежит несколько клубных рекордов. Видел и его майку на арене.

— Где поселились в Квебеке? Известно, что молодые игроки, как правило, проживают в семьях.
— Это так. Сейчас я и Тимашов живём в семье, также было и в Монктоне. Там была семья, у которой не было своих детей. Они взяли к себе троих игроков команды, всем нас обеспечивали, очень хорошо относились. Не могу сказать, что они такие уж страстные поклонники хоккея, но на игры ходили. По их словам, чтобы посмотреть на меня. После перехода в «Квебек» продолжаем общение, переписываемся в «фейсбуке».

Фото: Getty Images

«В «Эдмонтоне» Якупов выступал мои переводчиком»

— В начале ноября вы, было, подписали контракт новичка с «Эдмонтоном», но...
—…лига не утвердила его. «Ойлерз» предложили мне контракт, им понравилось, как я проявил себя в тренировочном лагере. Я, в свою очередь, тоже был счастлив. Попасть в НХЛ — мечта. Конечно, не факт, что я сразу бы стал выступать за «нефтяников», но, безусловно, стал бы ближе к этому. Однако тот факт, что я прошлый сезон частично провёл в России, не позволил зарегистрировать контракт. Обидно, что уж тут говорить.

— Какие впечатления остались от времени, проведённого в системе «Эдмонтона»?
— Понятно, что это НХЛ, высокий уровень и классная организация буквально во всём. Но меня больше удивило другое. Мы с Богданом Якимовым прибыли в лагерь новичков, почти не зная языка. Не всё понимали, что говорят тренеры, да и в быту были кое-какие сложности. Однако все нам помогали, переспрашивали, поняли ли мы. Не просто так «вот тебе клюшку в руки и крутись, как хочешь». Чувствуется, что в тебе заинтересованы, нет безразличия.

— За «Ойлерз» выступают два российских хоккеиста — Никита Никитин и Наиль Якупов. Кто из них лучше говорит по-английски?
Наиль практически в совершенстве владеет языком. Якупов нам тоже помогал, ориентировал. Однажды он даже выступил переводчиком, когда местная пресса брала у меня интервью.

— Никитин, как и вы, родился в Омске. Обсуждали новости родного города, вспоминали что-нибудь?
— Да нет, особенно про Омск не разговаривали. Никита просто дал свой телефон и сказал, чтобы я звонил летом, мол, встретимся. Несмотря на разницу в возрасте, с ним приятно общаться. Никитин — очень хороший, добрый человек. Таким он мне запомнился за время общения в «Эдмонтоне».

— Лагерь новичков — это одно, а вот тренировочный лагерь команды НХЛ — совершенно другое. Как вам новый уровень, на котором ранее не выступали?
— Конечно, уровень чувствуется. Игроки все мастеровитые, а всё происходит ещё быстрее, чем в юниорской лиге или лагере новичков. Но я не сказал бы, что у меня были связаны с этим какие-то

В тренинг-кэмпе мы с партнёрами продолжали создавать моменты, набирать очки. И всё потому, что мне давали играть в большинстве, несмотря на возраст и отсутствие контракта

проблемы. В тренинг-кэмпе мы с партнёрами продолжали создавать моменты, набирать очки. И всё потому, что мне давали играть в большинстве, несмотря на возраст и отсутствие контракта. А как иначе можно проявить себя? Там это прекрасно понимают. Североамериканские тренеры видят сильные и слабые стороны игроков, знают, как правильно использовать каждого, чтобы это шло на пользу команде.

— Кто из партнёров по «Эдмонтону», с кем довелось сыграть, произвёл наиболее сильное впечатление?
— Прежде всего, это вся первая тройка. Холл, Ньюджент-Хопкинс и Эберле. Все трое — игроки незаурядные, да и между собой комбинируют просто отлично.

— Все они являются лидерами «Ойлерз», но при этом достаточно молоды. Как они ведут себя в коллективе?
— По ним не скажешь, что они звёзды. Скромные, хорошие ребята.

— Следите теперь за «Эдмонтоном»? У вас есть объяснение тому, почему при обилии талантливых игроков команда так неважно выступает в чемпионате?
— Для меня это настоящая загадка. Не могу понять, что у них идёт не так. Что касается просмотров матчей, то получается не всегда. Всё-таки у нас у самих достаточно плотный график. Зато в Интернете узнаю результаты и смотрю хайлайты регулярно.

— Что боссы «Эдмонтона» сказали вам на прощанье?

— Сказали, чтобы я продолжал работать, пожелали удачи. Пообещали, что выберут меня на следующем драфте, если раньше это не сделает другая команда. Было бы неплохо.

— Как считаете, в чём вам нужно прибавить, чтобы в будущем играть в НХЛ?
— Прибавлять надо во всём! Это не обсуждается. Стоит ли мне добавлять в физике? Скажем, летом занимался с тренером индивидуально, ходил в зал. Кстати, там встретил Максима Грачёва. Он раньше играл за «Сибирь» и другие клубы, а теперь закончил карьеру хоккеиста и работает тренером. Однако в наборе массы не хочется переборщить. Если сильно закачаюсь, то пропадёт резкость, руки. Что касается различных добавок, то они сейчас могут помочь, но с возрастом будут проблемы со здоровьем. Так что я против этого.

— Наверняка у вас, как и у любого молодого игрока, есть если не кумиры, то ориентиры в хоккее.
— Я выделю двух великих игроков: Павла Дацюка и Мартена Сан-Луи. Всегда смотрю на их игру с восхищением, что-то пытаюсь почерпнуть. К тому же Дацюка выбрали в шестом раунде драфта, а Сан-Луи и вовсе не задрафтован, но это не помешало им сделать блестящую карьеру. В этом они также являются моими ориентирами.

Фото: Getty Images
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 сентября 2017, воскресенье
23 сентября 2017, суббота
Партнерский контент