Петерис Скудра
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Алёна Шилова

Скудра: не сомневаюсь, «Торпедо» будет в плей-офф

Главный тренер «Торпедо» Петерис Скудра отвечает на критику и убеждён, что в плей-офф нижегородцы обязательно попадут.
20 января 2015, вторник. 16:00. Хоккей
Второй сезон для главного тренера нижегородцев Петериса Скудры складывается очень непросто. «Торпедо» успешно стартовало в чемпионате КХЛ, но ещё с предсезонки у команды начались проблемы, связанные с травмами, а как результат — нижегородцы вместо того, чтобы спокойно готовиться к плей-офф, вынуждены на финише «регулярки» бороться за место в восьмёрке Запада. Кроме того, много вопросов к селекционной политике Скудры, а также манере общения тренера с игроками.

41-летний Скудра на критику не обращает внимания, свои решения по селекции аргументирует и абсолютно уверен в своей команде, которая должна играть в агрессивный хоккей. Он даже видит позитив в сложившейся ситуации.

Впереди у «Торпедо» непростые игры со СКА и «Йокеритом», а после будет небольшой перерыв и возможность поработать над ошибками. Накануне матча со СКА Петерис Скудра рассказал, как его команда справляется с кризисом.

«Мы дадим Нижнему Новгороду плей-офф»


— «Торпедо» находилось в зоне плей-офф, и вот вы уже вынуждены бороться за место в восьмёрке. Как команда переживает эту ситуацию? И чем вызвана затянувшаяся серия поражений?
— Тяжело такое объяснить, когда есть игра. Последние четыре матча ребята действительно здорово действовали, но чего-то нам не хватает. Уверенность пропала. Когда проигрываешь и попадаешь в такие непростые серии, уверенность пропадает.
Сейчас мы за чертой. Но впереди у нас хорошие матчи. Ребята работают в хорошем настроении. Они сейчас ещё больше сплачиваются друг с другом. Когда команде тяжело, можно реально понять, кто есть кто.
Когда не забиваем 100-процентные моменты, ребята расстраиваются. Это не помогает. Мы продолжаем работать, стараемся много общаться с ребятами. Нет пессимизма. Никто не сомневается, что мы будем в восьмёрке. Как мы туда попадём? Это другой вопрос. Но сомнений в команде у нас нет.

У нас сейчас есть очень позитивный момент – ребята возвращаются после травм. Впервые за сезон мы можем подумать, кто лучше готов и под какую команду кого из игроков можно поставить. Основная проблема была в том, что не было необходимой «химии» из-за травм. Человек играл то слева, то справа, то в центре, а это тяжело. Мы даём определённые схемы, чтобы ребята понимали, кто как должен играть, а потом всё зависит от умения хоккеиста читать игру, от уровня его мастерства. Мы мало забиваем. Химии в атаке не хватало.

— Второй сезон в качестве главного тренера складывается для вас гораздо сложнее первого?
— Нам в этом году действительно очень тяжело. Я никогда не верил в этот «синдром второго года», но когда такие ситуации происходят, поверишь во что угодно. У нас по 10 игроков основного состава не могут играть, и другим приходится закрывать эти места, играть на другом уровне. Ребята, которых мы брали для глубины состава, стали игроками очень важных ролей. Не все могут с этим справиться. Не хватает мастерства. Но ребята работают, стараются компенсировать это самоотдачей. Мы много общаемся с лидерами и с молодыми игроками, никакой паники нет. Все уверены, что мы будем в восьмёрке. Будем бороться и дадим нашему городу плей-офф, в этом никто не сомневается.

— Ситуация с травмами у «Торпедо» действительно очень сложная и в связи с ней понятен этот кризис.
— Что происходит сейчас? Идёт и физический, и психологический спад. Мы много анализируем, разбираемся, что происходит. Не понимаю, почему у нас опять один вратарь целый год. Гелашвили сломался, играл Касутин, взяли Бирюкова, и буквально четыре-пять игр у нас было два вратаря, а потом Ваня пропал. Так тоже тяжело. Нужно влить свежую кровь, дать кому-то передохнуть, а это невозможно. Это не отговорка. Всему хорошему и плохому есть резонное объяснение. Но нужно искать выходы, брать чем-то другим.

«Костяк команды надо создавать, его нельзя купить»


— Вы сказали о проблемах в нападении, но когда команда ведёт и проигрывает…
— У нас в команде очень много молодых ребят, и держать такой высокий уровень игры в КХЛ непросто. Ошибки будут. Мы хотим, чтобы ребята понимали уровень ответственности. У нас есть игровое задание, которого они должны придерживаться. Как только молодой игрок даст слабину, сразу получит в свои ворота. Это всегда так. Пока нет опыта, хоккеист всегда должен играть по табло. Как только дал возможность противнику вернуться в игру, он это сделает. Мы набиваем свои шишки. Мы стараемся. Мы ищем позитив в том, что у нас молодая команда. Этот результат сегодня тоже нужен.

Год назад, когда я пришёл в «Торпедо», я говорил, что мы хотим строить коллектив, чтобы у нас была молодая голодная команда. У этих ребят лучшее впереди, они идут к этому. Это не те, у кого всё это уже было, у них другая мотивация. Это молодые перспективные хорошие ребята. У нас они есть. Они видят победы других, кубки, они стремятся к этому. У тех, у кого это уже было, другой хоккейный образ жизни. И у них другая мотивация. Мы хотим голодную команду, обучаемую. Молодых ребят легче обучить.

— Работать на перспективу в нынешних условиях тренер практически не может себе позволить.
— Это не отменяет сегодняшний результат. В прошлом году мы попали в плей-офф и проиграли в седьмом матче. Это поэтапный результат, который должен всегда присутствовать. И через это должна строиться команда. За счёт молодых ребят, за счёт тех, которые могут играть в одной команде хотя бы 5-6 лет, чтобы был костяк. Сейчас очень непросто создать костяк команды. Мы стремимся, чтобы на таких ребятах клуб двигался вперёд. Костяк команды надо создавать, его нельзя купить.

Да, молодые ребята не всегда играют стабильно, но они растут. И за счёт привлечения своих игроков мы можем тратить бюджет на других хоккеистов. Создание профессиональной команды в наше время очень сложный процесс. Чтобы команда была хорошего уровня, давала промежуточный результат. За счёт стабильности можно в один момент выйти на пик и реально побороться за Кубок. Мы играли с теми же ЦСКА и СКА наравне, обыгрывали их даже в самые тяжёлые времена. Когда всё хорошо, нельзя забывать о ежедневной работе. А когда ты внизу — это я сам проходил как хоккеист – нельзя бросаться в панику, в крайности. Есть план, с которым надо идти до конца. Есть путь, с которого нельзя сворачивать.

— Вы довольны тем, как происходит строительство команды?
— Команда должна набраться опыта. У нас многие получили кубковый опыт в плей-офф, и я сам, как главный тренер, посмотрел на ребят – кто на что способен. В плей-офф начинается другой игра, где нужно больше характера, спортивной злости, хамства. Мы поняли, что у нас слишком интеллигентная команда, мы хотим красиво обыгрывать, а это, увы, не в плей-офф. Мне нравится наша команда. У нас есть злые хоккеисты, которые могут постоять друг за друга, сделать что-то чтобы сломать игру, поменять ход встречи. Эти ребята есть, и они сейчас возвращаются в состав. Когда мы играем четырьмя тройками, мы можем играть в разный хоккей. Одна тройка на мастерстве, кто-то играет за счёт силы и наглости. Тяжело играть против таких команд. У ЦСКА такая тоже команда. У них есть мастеровитые ребята, которые просто идут вперёд и лупят. Философия Квартальнова близка мне, мы вместе работали и видим хоккей похоже. Агрессивный хоккей.

Интересные вещи иногда специалисты и журналисты говорят про энергозатратный хоккей. Это агрессивный хоккей. Он приносит победы и результат. ЦСКА — лидер чемпионата с первых дней. Единственное, что исполнители должны быть. У нас нет Радулова. Уровень мастерства у нас немножко низковат для больших задач именно сейчас, но он достаточен, чтобы мы играли солидно. Мощи, агрессии у нас пока не хватало.

— Но хоккеисты играют в меру своих возможностей?
— Мне трудно спрашивать с ребят, которых мы брали для глубины состава, для «поддержки штанов». Все ребята не глупые, понимают свои роли, становятся лучше, но сложно сыграть в тот хоккей, в который человек в принципе не может в 15 матчах подряд. И мы это реально понимаем. Но кем-то заменить этих игроков мы не смогли. И в этом плане сезон тяжёлый. Сейчас травмированные ребята возвращаются, и у нас появляется возможность концовку сезона провести так, как мы запланировали летом. Мы с оптимизмом смотрим в будущее, паники никакой нет.

Сейчас мы за чертой. Но впереди у нас хорошие матчи. Ребята работают в позитивном настроении. Они сейчас ещё больше сплачиваются друг с другом. Когда все хорошо, не всегда увидишь такой коллектив и характер. А когда плохо, как сейчас, нам тоже интересно, как проявят себя эти ребята. Это информация для нас – с кем можно что-то серьёзное выиграть, кто поведёт, кто не сломается, когда будет тяжело. Всегда легко не будет. Серии поражений происходят регулярно. Когда команде тяжело, можно реально понять, кто есть кто.
Петерис Скудра
Фото: Фотобанк КХЛ

Петерис Скудра


«Хоккейный бог даёт мне непростые испытания»


— Вы лично как поражения переживаете?
— Тяжело. Для меня это что-то новое. У меня ни как у ассистента, ни как у главного тренера таких серий в карьере не было. И я сейчас узнаю о себе что-то новое.

— Хорошее?
(Смеётся.)Наверное, не совсем. Сложно сдерживаться. Ты всё понимаешь и видишь, насколько всё близко, чтобы эта серия закончилась. И в то же время не хватает нашего жёсткого стержня. Потому что когда такая серия идёт, надо ломать это за счёт характера. Пока у меня слишком много эмоций, и это нехорошо. Наверное, надо устать от тренерской работы, чтобы эти эмоции ушли на второй план и другим взглядом посмотреть на ситуацию. Эмоции мне мешают в работе. Ты горишь, хочешь больше, а не получается и начинаешь где-то внутри психовать. Надо более трезво и спокойно смотреть на вещи, немного отстранившись. Когда побеждаешь, эти эмоции положительны, а после поражений отходить тяжело. В этом плане я ещё набираюсь опыта.

— Для вас это плюс?
— Если бы всё было хорошо, я бы не узнал другую сторону. Я должен через это пройти, чтобы меня это опустило немного. Когда я был игроком, выдавал суперсерии, потом что-то случалось, я опускался и понимал, что надо выходить снова. В тренерской работе то же самое.
Мы продолжаем работать, стараемся много общаться с ребятами. Нет пессимизма. Никто не сомневается, что мы будем в восьмёрке. Как мы туда попадём? Это другой вопрос. Но сомнений в команде у нас нет.

После прошлого года всё было отлично. Мы здорово стартовали в чемпионате. Наверное, хоккейная судьба, хоккейный бог даёт такие испытания. Через это надо проходить. Мне нравится анализировать, сравнивать. Я вспоминаю тоже «Динамо», которое проигрывало 11 матчей подряд, как они с этим справлялись, у них тоже был большой лазарет. Профессиональный спорт никогда не бывает ровным, всегда чередуются подъёмы и спады. Плохой опыт — тоже опыт. Нужно всё анализировать, чтобы в будущем я как тренер стал лучше. Мы больше обращаем внимание на позитивные вещи, которые происходят в команде. То, что возвращаются ребята, что появились лидеры, которые именно в трудное время стараются всех вместе собрать. Есть много позитива сейчас.

— Вообще вы были готовы к такой непростой ситуации?
— Наверное, нет. Мы летом занимались комплектованием, подготовкой команды, и когда летом на первой же тренировке игрок, которого мы видели на высокие роли, ломает челюсть и вылетает на восемь недель, ты понимаешь, что нужно думать. С одной ситуацией справились, идём дальше, и капитан команды получает травму, уезжает на три-четыре недели. И дальше идёт целая цепочка. У нас в основном составе больных становится больше, чем здоровых. К этому трудно быть готовым.

То, что будет непростой сезон в этой конференции, мы понимали. И готовились по плану. Идём по плану дальше. Мы долго работали, чтобы составить направление нашей команды. Да, изменения идут по ходу, ты должен реагировать на те или иные вещи, которые происходят в течение сезона. Но если честно, я впервые сталкиваюсь с такой ситуацией и сказать, что я мог это предвидеть, не могу. И не готовился к этому. Как из этого выходить? Мы сами, тренерским составом, обсуждаем эти вещи, и никто не верит, что такое возможно, когда травмировано столько народу. Прямо по ходу игры у нас уходили ребята. К этому мы не были готовы. Я такого даже представить не мог. Зная, какой регламент, какая будет борьба в этой конференции за восьмёрку, мы готовились к тяжёлому сезону, но не были готовы, что игроки будут постоянно меняться, что мы не сможем ничего наиграть.

— Нельзя было к такому подготовиться?
— Сейчас я уже по-другому думаю. Мы всё-таки хотели играть в такой разнообразный хоккей. А это надо наигрывать. Да, мы на восьмом-девятом месте, но это тоже позитивный момент. Потому что о том, через что мы прошли, знаем только мы. И то, что мы на грани перед плей-офф, это позитивный момент. Да, нас лихорадит, но мы не отстаём на 10-12 очков. В начале сезона у нас были другие задумки и планы, но если бы мне тогда сказали, что весь сезон я буду вытаскивать из шапки фамилии игроков и ставить их каждый раз непонятно куда, я бы не думал, что мы будем даже бороться за плей-офф. Это реальные вещи. Иногда это звучит как отговорка. Я понимаю. Это не должно так звучать, и я не клоню к этому. Я как тренер всё равно должен находить возможности выигрывать матчи.

И мы говорим ребятам, что, раз они в составе, должны выходить и доказывать, использовать шанс. При других обстоятельствах эти ребята бы нигде не получили такой шанс. Для игроков это тоже должна быть мотивация. Другой вопрос – могут ли они сыграть на результат качественно. Значит, мы должны заставить их или сделать определённые перемены.

— Вы говорите про обмены?
— Я считаю, что мы сделали отличный обмен, когда получили Мишу Бирюкова. Мне было трудно представить, как мы будем заканчивать чемпионат, потому что Гелашвили был весь сезон без игровой практики с тяжёлой травмой. Наигрывать его в наших матчах мы не могли себе позволить. Некоторые команды играют с одним вратарём, как «Северсталь» со Штепанеком, например. Это возможно, но Ваньке было тяжело одному. Мы получили Пепеляева, игрока, который для нас подходит. Это важный обмен. При всех травмах, которые у нас были перед дедлайном, мы сделали отличные вещи, получили Столярова и Мозера. Эти ребята влились в коллектив, дали толчок. Мы сумели обыграть «Сочи», «Витязь».

Много чего произошло в этом сезоне из того, что мы не ожидали. Но мы достойно реагировали по ситуации. И даже не смотря на шесть поражений, не всё плохо. Да, первая игра в новом году против «Северстали» была ужасная, это был один из самых худших матчей, но потом ребята играли достойно. За позитивное мы цепляемся, стараемся развивать это, чтобы добиваться побед. Никто руки не опускает, пессимизма в команде нет. Ребята верят, что мы будем в восьмёрке. Когда у нас все вернуться, мы сможем сражаться и побьёмся с любой командой в плей-офф, не важно, на кого мы попадём.

— Не считаете ли вы, что обилие травм у «Торпедо» в этом сезоне вызвано ошибками в физподготовке? Сказался ли на команде уход тренера по физподготовке Эдуарда Рабе в «Сибирь»?
— Мы много анализировали, что было в прошлом сезоне и в этом. У нас не было глобальных перемен. Мне трудно сейчас сказать. Да, у нас есть какие-то мышечные повреждения, но у нас также два перелома ребра, перелом пальца, инфекционные заболевания. Это никак не связано с нашей физподготовкой. У нас просто происходят какие-то непонятные вещи в этом плане, в которые я не верю, но начинаю задумываться. После сезона мы более скрупулёзно всё проанализируем, в том числе нашу летнюю подготовку и работу во время сезона. Но и уже всё сравнивали. Да, поменялся тренер по физподготовке. Но я уверен, что дело не в этом.

— У Рабе со Андреем Скабелкой сейчас в «Сибири» всё идеально пока получается.
— Посмотрим, будет ли у них со Скабелкой во втором году всё так хорошо. Я не знаю. Перед сезоном у меня каждый спросил про «синдром второго года». Я говорил: да перестаньте, всё супер. А сейчас я понимаю уже, что что-то есть. Синдром это или проклятье. Не знаю, что это такое. Но сезон у нас, конечно, другой.

«Такое впечатление, что этот сезон длится лет пять…»


— Вы работали в штабе Дмитрия Квартальнова, и в своё время у вас тоже не всё получалось.
— Дима очень умело руководит тренерский составом, распределением работы. Везде, где он работает, он грамотно налаживает этот механизм. Мелочей нет. Начиная с быта, с раздевалки нужно создать атмосферу. В профессиональном спорте многое дают эмоции. Когда я пришёл в «Торпедо», был удивлён, что в раздевалке нет командных цветов, каких-то лозунгов, на которые ребята иногда должны посмотреть, и чтобы в сердце у них кольнуло. Спасибо руководству, они сделали в раздевалке то, что я пожелал. С Димой мы строили то же самое. Куда бы ни приходил Квартальнов, он начинал налаживать механизм с мелочей. Потому что в этой работе нет мелочей. И когда, как в ЦСКА, есть больше возможностей, появляется другой результат. Дима это заслужил.

Я как главный тренер учусь, набиваю шишки. Даже по прошлому году я пересмотрел какие-то вещи, то, как я понимал хоккей, как руководил теми или иными вещами. Происходят интересные вещи, с которыми я не сталкивался. Для будущего это важные вещи. Этот опыт я должен сам пройти, никто не может мне это рассказать. Квартальнов тоже сказал, что для него быть на первом месте — опыт. Он должен идти вперёд и не сдавать эти позиции.

Этот сезон для меня… Такое ощущение, что он длится не несколько месяцев, а лет пять уже. Он высасывает столько сил и эмоций, что очень тяжело. Я должен научиться по-другому всё воспринимать. Пока у меня не получается. Ты должен держать удар, но ты каждый день не должен быть как выжатый лимон при таких ситуациях. Ты должен находить силы идти через это. Мне тяжеловато. Это высасывает энергию, убивает. Я не был в такой ситуации, не привык. Мне тяжело психологически и физически.

— Но от своего плана вы не отступите?
— Да, мы от него отходить не собираемся. Мы играли в этот хоккей в прошлом году и стараемся играть в этом. Это агрессивный хоккей. Когда он агрессивный и грамотный, он однозначно не энергозатратный. Мы играем для болельщиков. И можно проиграть, но люди должны видеть, что команда бьётся. Катать вату, теряя шайбу, отходить и ждать пока на тебя побегут – тяжело смотреть такой неинтересный хоккей. Мы хотим, чтобы хоккей был зрелищным. Нужно найти эту золотую середины, чтобы хоккей был зрелищным и приносил результат. У нас это уже получалось. Из-за определённых ситуаций качество хоккея пострадало, но мы не должны сворачивать с этого пути. Мы будем стараться и дальше играть в грамотный, агрессивный хоккей. Естественно, реализация моментов должна стать лучше. Продолжаем идти по плану, который мы определили в начале прошлого сезона, когда мы все вместе собрались.

— Вы убеждены, что ваш план правильный?
— Да. Мы анализируем работу команды, которая идёт на первом месте. Не всегда всё подходит, потому что ещё нужен подбор игроков. Стиль, который я хочу реализовать в «Торпедо», который был в Новосибирске и есть в ЦСКА. У нас много похожего с Димой. Мы стараемся так же играть. Спору нет, качество сейчас пострадало. Но такой хоккей – агрессивный и яркий — сейчас даёт результат. Будем до последнего играть так, как мы планировали. Какие-то нюансы мы прорабатываем, но стиль игры менять не будем точно. Наши болельщики получают удовольствие от этого агрессивного силового хоккея. Такого качества и исполнения, как мы хотим, нет, но оно придёт, когда ребята вернутся в строй.

— Вам сложно справляться с такими эмоциями, но команда смотрит на вас. Удаётся это всё сохранить в себе?
— Команда не видит моих слабинок. Это происходит дома, в тренерской. Это мои проблемы. Да, мне тяжело заснуть или ещё что-то, но это происходит, когда я ухожу от команды, сижу в тренерской за закрытой дверью. Это мои слабинки, мои эмоции, с которыми я справляюсь сам. Я уверен в своих ребятах. Мне нравится команда, которая у нас есть. Она хорошая. Нам просто надо всем вернуться на лёд и двигаться вперёд.

— В последнее время на пресс-конференциях появляются вопросы о вашей возможной отставке? Как вы справляетесь с давлением?
— Я об этом не думаю. Какая отставка? Я как игрок это тоже прошёл. Это часть работы. Ты не можешь об этом думать. Нельзя. Как только начнёшь думать, дёргаться, и тогда вообще ничего не получится. Мнение руководства я не контролирую. Я контролирую то, что у меня происходит в раздевалке, тренировочный процесс, подготовку, работу команду в игре. А отставки… Если меня уберут, я однозначно не закончу работать тренером. Как бы там ни было, я всё равно продолжу работать тренером. Такой момент разговоров про отставки будет всегда в работе тренера.
Этот сезон для меня… Такое ощущение, что он длится уже не несколько месяцев, а лет пять уже. Он высасывает столько сил и эмоций, что очень тяжело. Я должен научиться по-другому всё воспринимать. Пока у меня не получается.
Если ты боишься таких ситуаций, этих разговоров, давления – тогда это не твоё. Лучше тогда идти работать скаутом, советником. Но мне тренерская работа нравится. Это моё.
В каком качестве? В какой команде? Сейчас я в «Торпедо», и я не думаю о том, выгонят меня или нет или я сам когда-то уйду. Сейчас я просто решаю конкретные задачи. А что будет потом — будет потом.

У вас шесть поражений и впереди две очень сильные команды, с которыми сложно будет прервать серию.
— Я не смотрю на это. Любая команда опасна. Когда мы в октябре солидным хоккеем обыгрывали всех – «Магнитку», «Ак Барс», ЦСКА, «Локомотив», московское «Динамо». Нет ничего страшного в СКА и «Йокерите». Со всеми можно играть. И мы с ними уже играли в равный хоккей. Просто вся команда должна отработать как надо все 60 минут и тогда всё будет нормально. Может, мы не в суперуверенном положении, но это не значит, что нельзя обыгрывать этих соперников. Ребята всё выжимают из себя. Нам нужны в составе именно те игроки, которые способны выжать из себя всё. И я уверен, что у нас всё будет нормально.
Петерис Скудра
Фото: Фотобанк КХЛ

Петерис Скудра


Вторую часть интервью с Петерисом Скудрой читайте завтра.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 26
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →